Александр Башибузук.

Страна Арманьяк. Фаворит



скачать книгу бесплатно

Матерь Божья! Это что, Мегги собралась тренироваться со мной? Размером меньше и с юбкой: точно женские! Нет, вопреки заблуждениям, женщины в нынешние Средние века совсем не чураются подобного времяпрепровождения, мало того, рыцарственные дамы встречаются часто и густо. Есть даже боевой чисто женский рыцарский орден – Orden de la Hacha (орден Топора), основанный в Испании в замшелом 1149 году.

А есть еще орден Рыцарей Святой Марии Вифлеемской, орден Сантьяго, орден Калатравы и многие другие, куда принимают женщин. Правда, с большими оговорками, но это все же сей факт не отменяет. У ордена госпитальеров вообще есть женский монастырь-крепость в Бокленде. Но Мергерит? Да-а… получается, многое про нее еще не знаю. Но узна?ю…

Я перешел в оружейную комнату и уставился на боевой женский комплект доспехов в готическом стиле. Отличное железо; если не ошибаюсь, работы зульских мастеров. А вот и мечи с прочими устройствами для лишения жизни. Интересно, она в реальности помахивает мечом на досуге или это обычная женская уловка, чтобы понравиться мне? Ладно, Мегги, вечером объяснимся…

Вернулся в кабинет и присел обратно в кресло. Так… о чем это я? О делах. Так вот, за войной и прочими веселыми, но глупыми удовольствиями я совсем забросил обещание помножить на ноль короля франков Луи XI, сиречь Всемирного Паука, моего кровного врага, уничтожившего ради прихоти род Арманьяков.

А ведь есть еще недобитый ублюдок Гийом де Монфокон, по приказу Паука убивший моего отца конта Арманьяка и отравивший мою беременную мачеху Жанну де Фуа. Беременную моим ребенком! Вернее, не моим, а настоящего бастарда Арманьяка, но я с этим телом уже сжился накрепко и даже забывать стал, кем был в прошлой жизни.

Следующим идет Николя де Монфор граф де Кампобассо, предавший Карла Бургундского, а значит, и меня лично! Но с ним связано еще одно дельце, так что предстоит уроду долго заливаться соловьем, прежде чем он отправится в ад.

Много работы, очень много!

Перед глазами неожиданно прошли картины из прошлой жизни…

Сижу на травке и, как баран, пялюсь на свою руку в латной перчатке. Да… сразу после переноса в тельце бастарда Арманьяка чуть не свихнулся от охренения. Ну сами посудите: тренер сборной страны по фехтованию на саблях, сорокапятилетний мужик – вдруг становится юнцом, да еще оказывается в пятнадцатом веке! То-то же…

А вот здоровенный верзила сидит в ручье и со страдальческим видом трет себя песком, а я на бережке грозно так на него посматриваю. Это Уильям из славного клана Логанов, шотландец, монах-расстрига, мой верный друг и соратник по прозвищу Братец Тук, или просто Тук. Да, нашел в свое время, пригрел обормота и ни разу еще не пожалел об этом. Он рыцарь уже: сам Карл посвятил этого громилу за подвиги.

А здесь вместе с ним мы несемся в атаку на кнехтов в белых ваппенроках с черными двуглавыми орлами на них. Это сражение при Нейсе, уже воюю под знаменами Карла, но в качестве лейтенанта наемной компании рутьеров…

– Сир, герцогиня Мергерит просит вас пожаловать к ужину!.. – неожиданно раздался голос за спиной.

Я с досады (сука, такие эпические воспоминания прервал!) чуть не запустил кубком в майордома, но потом пожалел старика, матюгнулся мысленно и поперся в трапезную.

Глава 2

Ординарий архиепископства Камбре, Жан VI де Бургонь, по совместительству духовник Мергерит Йоркской, герцогини Бургундской, был поразительно похож на кардинала Ришелье.

Но не на реального, еще не родившегося исторического персонажа, а на замечательного актера Александра Трофимова, сыгравшего Ришелье во всем известном фильме. В первый раз я его увидел после того, как невольно разогнал в Антверпене ковен сатанистов, и совсем было подумал, что наткнулся на собрата-попаданца, но, к счастью, ошибся. Или к несчастью, что, впрочем, совсем не важно. Встреча с кардиналом все равно оказалась знаковой и даже в некоторой степени изменила мою жизнь на тот момент. И на этот. Вляпался, конечно, правда, не в ту субстанцию, всем известную под названием «дерьмо», а в тайный церковный рыцарский орден защитников истинной веры, где по сей день состою в сане рыцаря-коммендатора. Что сей сан означает в структуре Ордена, я до сих пор не знаю, но подозреваю, что это не более чем красивое название для удовлетворения моего тщеславия, а в реальности я выполняю функции… функции?.. А черт его знает, какие функции! Возможно, что-то вроде агента влияния. Примерно так. Тем более что об истинной направленности деятельности Ордена мне толком ничего не известно, я только подозреваю, что в некоторой степени они правопреемники тамплиеров. Но это всего лишь догадки, скорее всего не имеющие под собой никакой реальной основы. Сотрудничество с Орденом меня пока полностью устраивает и порой приносит нешуточные преференции. Пока. А дальше посмотрим…

– Ваше высокопреосвященство. – Мергерит неожиданно встала из-за стола. – Ваша милость… – теперь она обращалась ко мне, – к сожалению, я вынуждена покинуть вас на некоторое время…

– Не беспокойтесь, дочь моя. – Де Бургонь поднял руку для благословения. – А мы с бароном пока развлечем себя беседой. Вы не против, барон?

Я молча кивнул и был удостоен мимолетной улыбки Мергерит, после чего она ушла из трапезной, а вслед за ней отправились прислуживающие за столом. Мы с кардиналом остались одни.

– Я слышал, вашу просьбу об отставке удовлетворили? – Кардинал пресыщенно вздохнул и откинулся на спинку кресла.

– Да, ваше высокопреосвященство. Государь внял вашей просьбе… – Я наколол на кинжал фаршированного перепела и положил его себе на блюдо.

– Не стоит, – де Бургонь снисходительно улыбнулся, – я счел своим долгом помочь, благо это в наших общих интересах. Итак, не соблаговолите ли озвучить свои дальнейшие планы?

– Мои планы в некоторой степени зависят от вас, ваше высокопреосвященство… – вернул я ему улыбку.

– Ах, да!.. – Кардинал картинно всплеснул руками. – Совсем забыл. Интересующий вас человек…

– Нас, ваше высокопреосвященство, – осторожно поправил я священника. – Интересующий нас человек…

– Интересующий вас человек пытался со своим отрядом наняться на службу… – кардинал проигнорировал мое замечание, сделал паузу и, только дождавшись на моем лице выражения крайнего нетерпения, продолжил: –…к руа франков Луи. Но известный вам граф Филипп де Кревкер отговорил государя. Мало того, убедил арестовать, но кондотьер все же успел скрыться.

– Судьба предателей всегда незавидна, – прокомментировал я, отпив глоток вина. – И где теперь его искать?

– Мы не знаем, – коротко ответил де Бургонь. – Но скоро узнаем. Кстати, ваше судно в порядке?

– Мое – да. Второе еще не готово, только заложили. Торговые суда компании – в море, и вернутся не раньше осени. Ваш эконом в курсе… – слегка намекнул я на тот факт, что нас связывают не только политические дела, но и финансовые.

– Я о… как там ее?.. – Кардинал полюбовался горкой красной икры на ложке и отправил ее в рот. Мое изобретение – вернее, нововведение, так будет точнее – произвело настоящий фурор при дворе, и теперь все, кто мог позволить себе икру, жрали ее как не в себя. В том числе кардинал, которому я поставлял несколько бочонков в год.

– Шебека, ваше высокопреосвященство. Судно называется «шебека». Но с моим отбытием могут возникнуть определенные сложности.

– Отчего же? – удивился кардинал. Или сделал вид, что удивился, я толком так и не понял. Хотя готов поставить свою эспаду против кухонного ножика – этот хитрец в курсе намерений Мергерит. Мало того, скорее всего, эти намерения уже одобрил, исходя из каких-то своих соображений, о которых я только могу догадываться.

Мергерит вдова и, согласно нынешнему закону, совершенно самостоятельный человек, что, с одной стороны, очень упрощает дело. Церковь одобряет повторные браки, мало того, смотрит сквозь пальцы на невинные развлечения вдов, лишь бы они не выходили за рамки приличий. Да-да, именно так, вопреки изыскам современных историков, на все лады расписывающих ужасы рабского положения женщин в Средневековье. Дело в том, что вдов – неимоверное количество, мужики мрут как мухи, особенно на войне, причем дворяне не исключение, а скорее правило. А церковь опасается входить в конфликт с остервенелыми от одиночества бабенками, вот и способствует им по мере сил. Или просто сочувствует, что тоже вполне возможно.

Но с Мергерит дело сложнее – она вдова государя, поэтому к ней отношение особое. Любая баронесса, особенно при землице и деньгах, овдовев, практически сразу выскакивает замуж, и никто ее за это не осуждает, но уже герцогиням рекомендуется придерживаться традиции постоянства, пожизненно демонстрируя верность покойному мужу. Тем более в подавляющем большинстве вдовые герцогини богаты, а новое замужество автоматически отдает это богатство новым мужьям, чему всегда противятся наследники, ибо жаждут получить оное в наследство уже после самой герцогини. И Мергерит тому не исключение, ибо после смерти Карла ей вернулось назад приданое, а это почти триста тысяч золотых крон, и «вдовья треть», что в общей сложности составляет едва ли не в полтора раза больше. К тому же Карлуша любил женушку и надарил лично ей кучу замков, поместий и угодий. Так вот, Машка с Максом явно будут не рады, если мамаша отдаст это добро левому мужику, поэтому быть ей вдовой пожизненно. Разве что этим браком Максик захочет соорудить какой-нибудь политический союз. Но в ближайшем будущем – это вряд ли. Не до этого ему пока.

А вот завести фаворита Мегги вполне может, что вполне укладывается в рамки средневековых приличий. Не удивляйтесь – тут, бывает, такое происходит, что распущенные нравы двадцать первого века стыдливо меркнут.

– Я, кажется, понял, о чем вы… – продолжил де Бургонь. – Ну что же, отвечу честно. Мы не против. Вас устроит такой ответ или мне будет необходимо его развернуть?

– Будет необходимо. Для меня это важно.

– Ну что же… – Кардинал отхлебнул вина и поставил кубок на стол. – Извольте…

Кардинал рассказал мне об уже известных моментах, и я практически во всем был с ним согласен, но это все равно не прибавляло бодрости, наоборот, все больше вгоняло в уныние.

Если начать с основ, получается, Максимилиан сейчас находится в очень незавидном положении. В первую очередь он нищ как доминиканец – даже для того, чтобы Максик достойно приехал на свадьбу, Мергерит отправила ему сто тысяч гульденов. Мало того, для Нидерландов, где всем заправляют Генеральные Штаты, он никто и звать его никак. Да, они признали его правителем, но одновременно выторговали себе кучу вольностей со свободами. Машка не в пример авторитетнее для бюргеров – ее нидерландцы даже любят. Еще бы не любили…

Тут сделаю небольшое отступление. По счастливой случайности, во время Гентского мятежа я с несколькими уцелевшими частями лейб-гвардии оказался неподалеку и путем некоторых действий, признаюсь, достаточно жестоких, этот мятеж дезавуировал и лично зарезал, как барана, Адольфа Эгмонта, герцога Гельдернского, основного вдохновителя мятежа. А герцога Клевского, попытавшегося принудить Марию к браку со своим сыном, мои соратники на пинках прогнали восвояси. Кстати, я его типа спас от разъяренной солдатни и вполне подружился со стариком.

А затем Машка помиловала три сотни уже готовых к казни гентцев (а еще столько же просто не успела, мои зольдатики оказались проворнее) и милостиво даровала городу и Генеральным Штатам несколько дополнительных свобод и прав, что и обеспечило ей пылкую любовь населения Нидерландов. Пока, конечно. Это такой упрямый народец, что только силу понимает, да и то не всегда.

Но опять же это не самое главное. Паук, черт бы его подрал, после того, как Мергерит дала от ворот поворот его отпрыску, принялся оттяпывать саму Бургундию, Пикардию и Артуа, значительно преуспев в этом. Правда, Жан де Шалон, принц Оранский, успешно воюет с французами в Франш-Конте, но это общую ситуацию не меняет. И самое пакостное, что на стороне Паука воюют соратники Карла со своими людьми, в том числе граф Филипп де Кревкер и даже великий бастард Антуан.

Пауку надо срочно давать отпор, а некем и нечем. Кайзер сыну отказался помогать напрочь. Правда, Сигизмунд Австрийский вроде как на стороне Максимилиана, но в войну не вступает, ограничившись посылкой некоторого числа своих военных отрядов. Жалованье которым вынужден платить Максимилиан. А тут еще опять могут взбунтоваться бюргеры во Фландрии. Как я говорил, за этим народцем глаз да глаз нужен.

Так вот, в такое смутное время Мергерит не собирается сидеть сложа руки. А матерь наша католическая церковь в лице кардинала де Бургоня ее всецело поддерживает и считает, что такой надежный и героический дворянин, как барон ван Гуттен, находясь при Мегги в качестве фаворита, сделает нежные ручки герцогини длиннее и крепче. Заодно присмотрит, чтобы она не оступилась. Тем более сама Мергерит против барона ничего не имеет, даже наоборот. Вот для этого как раз и было необходимо удалить барона от двора, путем чего уменьшить влияние Максимилиана на оного дворянина. К тому же сам барон против такого варианта ничего не имеет, даже наоборот.

– Не так ли, сын мой? – Кардинал иронично прищурился. – А что до ваших отлучек по делам… я думаю, ее высочество отнесется к ним с пониманием. Тем более они, надеюсь, будут только способствовать нашему делу. И да… вы бы повременили с отъездом. Хотя бы на пару дней. Сами понимаете почему. Дело-то молодое…

И тут кардинал взял и залихватски подмигнул мне.

Охренеть…

– Тогда стоило ли мне уходить? Рано или поздно все равно воевать придется… – буркнул я.

– Жан… – де Бургонь в разочаровании развел руками, – ну что вы, в самом деле. Найдется кому воевать. Войны не только мечом выигрывают.

– Ага, уже не только мечом, но и пушками… – не стал я скрывать досаду в голосе. – А зачем про шебеку спрашивали? И учтите, я еще ни на что не соглашался. Есть одно условие… нет, два…

Черт… а я так хотел отрешиться от свары за бургундское наследство. Не моя это война. Но… даже не знаю, что сказать… Вот совершенно мне не хочется воевать. Навоевался уже до чертиков.

– Погодите, Жан… – Кардинал укоризненно скривился. – О каких условиях вы говорите?.. Давайте обо всем по порядку. Для начала, мне поручено обговорить с вами ваши личные преференции от… гм… союза с ее высочеством. Значит, так. Вам передаются сеньории…

– Вы меня хотите оскорбить? – настал мой черед состроить негодующую рожу. – О каких преференциях идет речь? Дела сердца и чести не требуют оплаты…

Да, именно так, и не надо меня обвинять в сумасшествии. Все объясняется очень просто. Ладно, я совсем не против… гм… союза с Мегги, даже наоборот, жажду его всеми фибрами души. Вот хочу ее, и все. Но… как бы это сказать правильнее… в общем, еще не оскотинился до такой степени, чтобы брать за любовь сеньориями или другими феодами. Тем более что управление оными требует времени, коего у меня нет совершенно. К тому же сеньории как даются, так и отбираются. Не буду кривить душой – я не совсем бескорыстен и собираюсь извлечь из этой ситуации максимум, но не таким образом. По крайней мере, внешне это должно выглядеть «бла-а-агородно».

– Жан! – В голосе кардинала появились стальные нотки. – Для начала извольте дослушать. Речь не идет о том, чтобы оплачивать любовь. Сами понимаете, полностью скрыть ваш союз не удастся, поэтому человек рядом с вдо?вой герцогиней должен в некоторой степени соответствовать ее статусу.

– Я соответствую! – Во мне неожиданно вскипел реальный бастард Арманьяк. – Да я…

– Жан… – мягко и умело прервал меня кардинал. – Я знаю это. Но свою истинную личину вы не можете являть. И тут как нельзя кстати его высочество Максимилиан сегодня даровал вам титул графа де Граве, с владением соответствующими землями и замком.

– Это в герцогстве Гельдернском?

– Да, на границе с Брабантом, – кивнул кардинал. – Адольфа Эгмонта, наследника герцогской короны Гельдерна, вы, как известно…

– Отправил в ад.

– Скажем, так… на суд Божий… – машинально поправил меня де Бургонь. – Поэтому все законно, и никто не оспорит ваш титул. Гельдернские Штаты приняли волю герцога Максимилиана, и вам как законному графу де Граве будут выплачивать восемь тысяч флоринов в год, исходя из вот этого договора… – кардинал выложил несколько футляров на стол и вынул из одного из них лист пергамента, – по которому графство Граве отдано Гельдернским Штатам в ренту сроком на десять лет. То есть вы получаете титул и доход, но землями не управляете и вступать во владение оными вам не требуется. Кстати, за этот год ренту вам уже выплатили…

На стол рядом с футлярами легла большая тяжелая шкатулка.

– А это именная грамота на титул. – Кардинал подвинул мне свиток. – Все честь по чести. Поздравляю вас, граф!

Где меня обманывают?.. Бегло просмотрел грамоту и договор, убедился в том, что они настоящие… и глубоко задумался. Это каким таким чудесным образом Мергерит и кардинал обстряпали дельце с титулом? Только догадываться можно; однако теперь я граф. Конечно, только номинально, с одним титулом да рентой от земель, но факт остается фактом. Впрочем, забрать у меня титул обратно весьма просто. Пока устраиваю Мегги – граф, перестану устраивать – опять барон.

Хотя в любом случае я только что приподнялся еще на одну ступеньку по феодальной лестнице. Но все равно это далеко не тот статус, каковой у меня был дома. В Арманьяке я граф Божьей милостью, а тут всего лишь… Убью Паука! На ленточки распущу! Однако не время мордой торговать. Внимательно послушаем, каких таких услуг, кроме ублажения Мегги в постели, от меня еще жаждет этот пройдошный поп за графство. А так… Почему бы и нет, спрашивается, тем более что баронство у меня никто не отнимает.

– Что, что от меня требуется? Огласите, пожалуйста, полный список…

Засиделись мы с ним допоздна. Если вкратце, то по какой-то причине церковь не желает, чтобы Паук забрал нидерландские владения Бургундии. Да и саму Бургундию. Церковников, как и Мергерит с дочуркой, тоже больше устраивает присоединение к Священной Римской империи, но после того как Макс сменит папеньку на троне кайзера. Обычными военными методами справиться сейчас с Пауком трудно, но помимо прямой войны запланировано совершить целый ряд действий, которые должны в итоге обеспечить победу. Макс, конечно, будет воевать – вояка он хоть куда, подтверждаю, но все же нуждается в помощи и тактичном, незаметном руководстве. Что и собираются делать Мергерит с кардиналом.

Вот над обеспечением этого плана мне как раз и предстоит поработать. Конечно же совершенно далекими от законных методами. Для начала – потопить к чертям собачьим корабль с посольством Паука к кингу Англии, потом добыть деньги, затем выжечь каленым железом крамолу в рядах союзников и пополнить разными интересными методами количество оных. Естественно, убавить количество врагов. А еще… словом, много чего…

Да, кстати, основной план разработала Мегги. Она же привлекла на свою сторону церковь и ультимативно потребовала меня в качестве исполнителя. И в качестве любовника – тоже. Церковь постаралась ее требования удовлетворить, благо задачи у них совпадают. Пока совпадают.

А плевать! Собираетесь вредить Пауку? Тогда нам по пути. А свои личные дела уж как-то увяжу с основными задачами, тем более что они пересекаются. А Мегги… Мегги будет для души.

Несколько раз в трапезную заглядывали дамы из свиты герцогини, как бы намекая заканчивать с базарами, и наконец, условившись договорить за завтраком, мы с кардиналом разошлись. Он отправился в покои, отведенные ему на ночлег, а я к себе.

Шагнул за порог и сразу услышал удары, доносящиеся из тренировочной залы. Кто-то активно лупил деревянным мечом по манекену. Я эти звуки ни с чем не перепутаю. Очень интересно…

Шаг, еще один…

Стройная невысокая девушка в тренировочных доспехах довольно умело, в итальянском стиле, обрабатывала мечом манекен. Бедный аж стонал под ее ударами. Почувствовав чужое присутствие, фехтовальщица резко обернулась и мгновенно стала в позицию.

– Ваше сиятельство, защищайтесь! – Мергерит Йоркская лихо взвизгнула и кинулась на меня в атаку.

Я молча выдернул из подставки тренировочный меч, в два приема обезоружил Мегги, потом подхватил ее на руки и потащил в спальню.

– Жан!!! – счастливо пискнула герцогиня, прижалась к моей груди и застенчиво прошептала: – Как мне доносят, вы всегда лично моете своих любовниц. А чем я от них отличаюсь? К тому же я приказала приготовить очень много горячей воды. Ну просто о-о-очень мно-о-ого!..

– Ты отличаешься, моя роза! Очень отличаешься! – Я круто развернулся и направился в мыльню. – Ты лучше всех, и я буду любить только тебя. И мыть…

А сам подумал: пока не приучу как следует мыться – конечно, буду сам драить. Так сказать, вносить посильную лепту в дело прогресса путем приобщения к элементарной гигиене. Как же вас, грязнуль, любить, немытых-то…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное