Александр Акулов.

Курильско-Камчатский диалект айнского языка. Вводный курс



скачать книгу бесплатно

© Александр Акулов, 2017


ISBN 978-5-4485-2632-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Вводный курс Курильско-Камчастского диалекта айнского языка был подготовлен при поддержке Endangered Language Fund.

Общие сведения о Курильско-Камчатских айнах и айнском языке

Происхождение айнов

Айны – аборигены Японии а также ряда соседних территорий, как-то: Нижнего Амура, Сахалина, Курильских островов и Камчатки. В период Дзёмон (13000 – 500 до н.э.) айны населяли все Японские острова, о чем, в частности, свидетельствует топонимика айнского происхождения обнаруживаемая в Западной Японии и на островах Рюкю11
  подробнее о связях айнов с культурой Дзёмон см.: Акулов А. Ю. Закрытие вопроса о цорпок-куру, или еще раз о связях культуры айну с культурой Дзёмон // Известия Института Наследия Бронислава Пилсудского №12, 2008, Южно-Сахалинск; сс: 223 – 231.
  Alexander Akulov. 2015. The closure of corpok-kur problem or once again on relationship between J?mon and Ainu. Cultural Anthropology and Ethnosemiotics, Vol. 1, №2; pp.: 17 – 31


[Закрыть]
.

До недавнего времени айнский язык считался изолированным. Предпринимались попытки доказать родство айнского с такими семьями как: алтайская, австронезийская, австроазиатская. Однако, все они были совершенно безуспешными и наивными, потому что основывались почти исключительно на сравнении случайных списков лексики и производились с игнорированием того факта, что язык – это, прежде всего, набор структур, а не ворох лексем.

Однако в 2015 – 2016 годах при помощи метода корреляции глагольной грамматики было установлено, что айнский язык является дальним родственником сино-тибетской семьи, а также языков андаманских аборигенов22
  Подробнее об этом см.: Alexander Akulov. 2016. Ainu is a relative of Sino-Tibetan stock (preliminary notes). Cultural Anthropology and Ethnosemiotics, Vol. 2, №2; pp.: 31 – 38 Alexander Akulov. 2015. Ainu and Great Andamanese are relatives (proved by Prefixation Ability Index and Verbal Grammar Correlation Index). Cultural Anthropology and Ethnosemiotics, Special Issue, October 2015; pp.: 1 – 24


[Закрыть]
, то есть, все они составляют одну большую макросемью, которую условно можно назвать айнско-тибетско-андаманской.

Языки родственные этой макросемье также, вероятно, могут быть обнаружены среди хальмахерских и западнопапуасских.

Кроме того, какая-то реликтовая лексика, восходящая к айнско-андаманским языкам может иметься в языках оранг асли Малайзии и аэта на Филиппинах.

Также интересно отметить, что данные лингвистики коррелируют с данными генетики: различные субклады Y гаплогруппы D-M174 достаточно широко распространены у айнов, цянов, тибетцев, а также и у некоторых андаманских аборигенов.

Кроме того с данными лингвистики и популяционной генетики хорошо соотносятся данные культурной антропологии, например, сходство орнаментов на айнском текстиле и на бронзовых предметах культуры Шан-Инь33
  Древнекитайское государство, существовавшее с с 1600 по 1027 год до н.э., см.

рис. 1, подробнее о сходстве орнаментов см.: Tresi Nonno. 2016. Resemblance of Ainu ornaments and those of Shang culture. Cultural Anthropology and Ethnosemiotics, Vol. 2, №2; pp.: 49 – 61


[Закрыть].

Таким образом, айны – это осколок некогда очень многочисленного населения заселявшего всю Восточную и Юго-Восточную Азию.

Курильско-Камчатские айны и их язык

Айны стали осваивать Курильские острова и южную часть Камчатки не позднее начала первого тысячелетия до нашей эры.

Курильские и камчатские айны составляли единую группу внутри айнской народности.

Основным занятием их была охота на морского зверя: это следует, например, из того, что в Курильско-Камчатском диалекте кит называется рика (в практической орфографии rika), что означет буквально «жир», «жирное мясо», в то время как в диалектах Хоккайдо кит в основном называется хумпэ (в орфографии hum-pe), что означет «шумное существо» (hum – «шум», «звук», pe – «существо»/«вещь»); по этим названиям явственно видно практическо-утилитарное восприятие кита на Курильских островах и Камчатке и, по большей части, созерцательно-отстраненное восприятие кита айнами Хоккайдо.

Вся топонимика Курильских островов, а также ряд названий юга Камчатки являются называниями айнского происхождения.


Рис. 1. Локация основных языков айнско-тибетско-андаманской семьи, генетические маркеры доказывающие связи популяций, а также перспективные направления поисков других языков родственных семье.


Так, например, Паратунка (в практической орфографии Paratunka – название реки и поселка известного своими горячими ключами (см. рис. 2) – композиция из следующих элементов: para – «быть широким», tun – «долина»/ «пространство», ka – «место» (долина реки представляет собой достаточно широкое ровное место, что, несомненно, вызывало удивление айнов, потому что большие равнины достаточно редки в местностях, где жили/живут айны).

Другой пример – Лопатка – название самого южного мыса Камчатки – композиция следующих элементов: ru/tru «путь» + o «выдаваться»/«простираться» + pa/pake «голова» + ka «место», таким образом, можно предположить, что изначально называние звучало как Труопакка, (в практической орфографии Truopakka) что можно перевести как «мыс простирающийся в направлении пути», «мыс показывающий путь».

Также само название Камчатка, похоже, является словом айнского происхождения, поскольку в нем в финальной позиции виден тот же компонент ka, что и в проанализированных выше топонимах; судя по всему слово Камчатка состоит из следующих элементов: kam «простираться» + cak «взрываться» + ka «место» таким образом, изначально топоним, вероятно, выглядел как Kamcakka и означал «простирающаяся [и] взрывающаяся местность».


Рис. 2. Южная часть полуострова Камчатка и близлежащие территории


Это говорит о том, что на Северных Курилах жили точно такие же айны, как и на Южных, то есть, Курильские и Камчатские айны составляют одну группу внутри айнской народности. При этом айны Южных Курил больше общались с айнами Хоккайдо, а айны Северных и Центральных Курил с айнами Камчатки.

На Камчатке айны оказали определенное влияние на ительменов. Так, например, духи гор и горячих ключей назывались гамулы/камулы, это слово очень напоминает айнское слово камуй44
  Слово камуй обычно переводится на русский язык как «дух», «божество», что не совсем правильно. Согласно последним исследованиям слово камуй означает «нечто наполненное жизненной энергией рамат» (подробнее см.: Tresi Nonno. 2015. On Ainu etymology of key concepts of Shint?: tamashii and kami. Cultural Anthropology and Ethnosemiotics, Vol. 1, №1; pp.: 24 – 35).


[Закрыть]
, и очень вероятно, что оно ительменское слово происходит от айнского.


Айнский язык существует в виде набора диалектов, и хотя они все в достаточной степени взаимопонимаемы, но все-таки можно говорить о трех группах диалектов: диалектах Хоккайдо, диалекте Сахалина и Курильско-Камчатском диалекте.

Курильско-Камчастский диалект является наименее описанным айнским диалектом, менее всего данных по грамматике.

Основными источниками сведений о курильско-камчатском диалекте айнского языка являются словари С. П. Крашенинникова и Б. Дыбовского.

Список слов, составленный Крашенинниковым, представляет собой наиболее ранний материал по диалекту, а материал Дыбовского является самой поздней55
  Крашенинников был на Камчатке в 1737 – 1741, а Дыбовский в 1877 – 1883.


[Закрыть]
записью диалекта, перед тем как он вышел из регулярного употребления.

Оба источника в основном отражают лексику диалекта. Однако, эти два источника суть не просто обычные словари, поскольку помимо лексики они дают некоторую информацию о грамматике. В этих словарях зачастую даются не просто отдельные лексемы, а целые фразы или слова с грамматическими показателями, что позволяет сделать вывод о близости камчатского айнского к определенной диалектной группе и реконструировать его грамматическую систему.

В целом Курильско-Камчатский диалект близок диалектам восточного Хоккайдо (подробнее об этом см. первый урок).

Некоторые характерные особенности айнского языка

В айнском языке у существительных нет падежей, то что в русском языке выражается при помощи падежей, в айнском выражается при помощи послелогов или специальных глагольных префиксов. Также в айнском нет грамматичексого рода, кроме того, число существительных обычно никак не выражается.

В айнском языке во всех предложениях существует строгий порядок слов: подлежащее дополнение сказуемое, глагол всегда замыкает предложение. В вопросительных предложениях порядок слов также не меняется. Грамматика существительного в айнском языке развита меньше, чем грамматика глагола. Глагол является основной частью речи в айнском языке. В предложении все кроме глагола является, по большому счету, факультативным, потому что в глаголе выражается вся необходимая грамматическая информация.

В айнском языке достаточно широко распространено такое явление как конверсия, то есть, материально совершенно одинаковые слова могут быть как глаголами так и существительными.

Определение всегда предшествует определяемому.

Прилагательные в айнском языке являются глаголами.

Сложноподчиненные предложения имеют структуру обратную привычной, то есть, например, не «я думаю, что будет хорошая погода», а «погода будет хорошей, я думаю».

Все времена, виды, модальности и наклонения выражаются аналитически (при помощи специальных служебных слов).

Алфавит и звуки айнского языка

В данном курсе для записи айнского языка используется латиница из 17 знаков. Латиница достаточно хорошо передает звуки айнского языка и позволяет видеть и анализировать структуру айнских слов. Кроме того, латиница традиционно используется исследователями для записи айнского языка еще с конца 19 века и, таким образом, на настоящий момент имеется достаточно обширный корпус айнских текстов, записанных на латинице.


Айнский алфавит:


Aa Cc Ee Hh Ii Kk Mm Nn Oo Pp Rr Ss Tt Uu Ww Yy ?


a – везде читается как русское [а]

Cc – читается как русское [ц] или как [ч], в айнском языке [ц] и [ч] не различаются, они являются вариантами одного и того же звука

e – везде читается как русское [э]

h – везде читается как русское [х]

i – везде читается как русское [и]

k – читается как русское [к], но но иногда может читаться и как [г]; [к] и [г] являются вариантами одного и того же звука

m – везде читается как русское [м]

n – везде читается как русское [н], перед p [п] / [б] читается как [м]: anpene [Ампэнэ] – «очень», tan-pa [тАмпа] – «этот год»

o – везде читается как обычное русское [о]

p – везде читается как русское [п], но иногда может читаться как [б]; [п] и [б] являются вариантами одного и того же звука

r – звук передавамый данной буквой несолько отличается от привычного русского [р], айнское r – это недрожащее [?], при его произнесении кончик языка сдвинут ближе к основанию верних зубов, кончик языка быстро касается альвеол и возвращается в исходное положение (см. рис. 3), получающийся звук должен быть отдаленно похож на [д], [л], [тр]


Рис. 3. Схема положения языка при произнесении звука [?]


s – везде читается как обычное русское [с], смягчается перед i [и]

t – читается как русское [т], но иногда может читаться и как [д]; [т] и [д] являются вариантами одного и того же звука

u – везде читается как русское [у]

w – читается как английское [w]: чтобы произнести этот звук нужно вытянуть губы трубочкой как будто вы собираетесь сказать [у], а потом произнести русский [в]

y – везде читается как русское [й]

? – гортанная смычка (на письме обозначается апострофом), в современном языке используется лишь в некоторых словах, в транскрипции никак не обозначается, в начале слов не читается, если стоит внутри слова то произносится как краткая пауза: ’e’asirki [эАсирки] – «должно», «нужно».

Ударение в айнском языке падает на разные слоги, поэтому все айнские слова сопровождаются кириллической траскрипцией, где ударные слоги показаны большими буквами. Иногда в многосложных словах бывает более одного ударного слога, например: sinrikan [сИнрикАн] – дождь. Для односложных слов транскрипция не приводится, поскольку для них, в принципе, не может возникнуть каких-то разночтений при постановке ударения.


Также обычно не имеет значения долгота звука, есть лишь два слова, в которых долгота звука важна: teeta [тЭэта] – «древние времена», te ta [тЭта] «здесь»; naa – «еще», na – эмфатическая частица.


Айнский язык избегает, чтобы вместе стояли более двух согласных и при заимствовании иностранных слов сочетания согласных разбавляются гласными, например: konteksuto [контЭксто] – «контекст».


Буквы b, d, f, g, l, q, x, z обычно не используются, но могут иногда в виде исключения использоваться при записи отдельных заимствованных слов или иностранных имен, например: way-fay [уайфАй] – вай-фай.

Список сокращений и условных обозначений используемых во вводном курсе и словарях

(1)

(2) обозначение омонимов

(3)

1л. – первое лицо

2л. – второе лицо

3л. – третье лицо

букв. – буквальный перевод, буквально

ед. ч. – единственное число

инкл. – инклюзив

мн. ч. – множественное число

неперех. – непереходный глагол

об. – объект, объектный показатель

перех. – переходный глагол

посл. – послелог

преп. – препозиция

сб. – субъект, субъектный показатель

см. – смотри

экскл. – эксклюзив

Первый урок – «E’asir urok

Знакомство. Личные показатели. Неопределенный агенс. Глаголы бытия и связка. Прилагательные – глаголы выражающие признаки. Тематическая частица anakne. Выражение принадлежности. Выражение возможности совершения действия: easkay. Наивысшая степень уверенности – ruwe. Простое настоящее время.

Диалог – знакомство

Tresi: Irankarapte! E=sinuma anak aynu itak e=itak easkay ya?

Pepe: Irankarapte! Aynu itak k=itak ruwe.

Tresi: Pirka.

Pepe: E=re hunman an-ye?

Tresi: Ku=re anakne Tresi ne. E=sinuma anak?

Pepe: Ku=re anakne Pepe ne.

Tresi: Hemanta mosir un kur e=ne?

Pepe: K=an-i anakne Nuca mosir un kur, Kamcatka un kur ku=ne. E=sinuma anak?

Tresi: K=an-i anakne Sisam mosir ta Timpa poro kotan ta k=an.

Слова и выражения

an– показатель неопределенного деятеля

an – ед. ч. быть, жить; мн. ч.: oka66
  Большинство глаголов айнского языка имеет одинаковые основы для единственного и множественного числа. Некоторые глаголы выражают единственное и множественное число при помощи регулярных суффиксов. Также имеется небольшая группа глаголов, которые образуют формы единственного и множественного числа от принципиально разных основ. Если специальные указания на существование особых форм множественного числа отсутствуют, то это означает, что основа для образования множественного числа совпадает с основой единственного числа.


[Закрыть]
(неперех.)

anak [анАк] см. anakne

anakne [анАкнэ] – показатель темы, краткая форма: anak

aynu [Айну] – айн; человек

aynu itak – айнский язык

e=77
  По установившейся традиции знак «=» используется как маркер личных показателей, чтобы в тексте их было проще отличить от других приставок и суффиксов.


[Закрыть]
показатель 2л. ед. ч.

easkay [эаскАй] – уметь, мочь – модальный глагол выражающий возможность/способность совершить действие

e=sinuma [эсинУма] – ты / Вы

hemanta [хэмАнта] – что, какой

hunman88
  В диалектах Хоккайдо «как» – mak.


[Закрыть]
[хунмАн] – как

irankarapte [иранкараптЭ] – выражение приветствия

itak [итАк] – язык; говорить (неперех.)

k= см. ku=

Kamcatka [камчАтка] – Камчатка

k=an-i [кАни] – личное местоимение «я», an-i – «сущность»: an – ед. ч. «быть», -i – суффикс делающий из глаголов абстрактные существительные, значение этого суффикса примерно аналогично значению «сущность»

kotan [котАн] – поселок, стойбище, поселение

ku= – показатель 1 л. ед. ч., перед гласными имеет вид k=99
  Интересно отметить, что в отличие от Курильско-Камчасткого диалекта в хоккайдоских диалектах айнского языка в глаголах начинающихся на «i» используется показатель ku=, а не k=, например: ku=itak «я говорю», ku=ipe «я ем»


[Закрыть]

kur – человек1010
  На первый взгляд, вероятно, может показаться, что слово kur дублиурет слово aynu, однако, это не совсем так: изначально слово aynu больше использовалось как своеобразное видовое определение: оно использовалось при противопоставлении людей камуям, при противопоставлении айнов японцам и т. д. Слово kur же использовалось, если речь шла о происхождении из какой-то местности. В современном айнском kur – это аналог слова «человек», а aynu больше используется как обозначение национальности, хотя все равно, следует помнить, что сферы употреблении я этих слов не являются строго разграниченными.


[Закрыть]
, персона

mosir [мосИр] – местность, страна

ne – глагол связка

Nuca [нУца] – русский

Nuca mosir – Россия

Pepe [пЭпэ] – айнское мужское имя, если переводить буквально, то Pepe означает «воды»

pirka [пИрка] – быть хорошим, быть красивым, в данном контексте означает: «хорошо», «замечательно»

poro [пОро] – большой, быть большим

poro-kotan1111
  Устойчивые словосочетания и устойчивые сложные слова записываются через черточку.


[Закрыть]
[порокотАн] – город

re – имя

ruwe [рУуэ] – вспомогательный глагол, выражающий наибольшую степень уверенности

sinuma [синУма] – он/она; персона

sisam [сисАм] – японец, японский

Sisam mosir – Япония

ta – послелог «в», «на», обозначает нахождение где-либо или движение в какое-либо место (поскольку в айнском языке нет падежей, то роль падежей выполняют различные послелоги): Kamcatka ta k=an – я живу на Камчатке

Timpa [тИмба] – Тиба (город в Японии, административный центр одноименной префектуры, располагается по соседству с Токио)

Tresi [трЭси] – айнское женское имя; в диалектах Хоккайдо tresi имеет значения «младшая сестра», «подруга»

un – послелог выражающий происхождение из какой-либо местности или страны: Kamcatka un kur – человек с Камчатки, Sisam mosir un kur – человек из Японии

ya – частица обозначающая вопрос

ye – говорить, сказать, называть (перех.)

Перевод

Трэси: Здравствуйте! Вы говорите по-айнски?

Пепе: Здравствуйте. Говорю.

Треси: [Это] хорошо.

Пепе: Как ваше имя?

Трэси: Мое имя Трэси. А ваше?

Пепе: Мое имя Пепе.

Трэси: Откуда вы?

Пепе: Я из России, с Камчатки. А вы?

Трэси: Я живу в Японии, в городе Тиба.


Следует отметить, что данный перевод достаточно условный, потому что в айнском языке на самом деле нет местоимения вы ед. ч. Формы типа e=sinuma – это уважительные обращения, но все равно это обращения на «ты». Поскольку по-русски невозможно вполне удовлетворительно передать эти нюансы, то в переводе оставлено более привычное в такой ситуации вы.


Также следует отметить, что в целом айнский язык очень неформальный, то есть, в нем отсутствует какая-либо формальность, выраженная грамматическими средствами, каковая имеется, например, в японском языке. Иначе говоря, в айнском языке не существует личных показателей, которые бы соответствовали русскому местоимению вы единственного числа. В японских описаниях айнского языка, однако, можно встретить утверждения, что существуют специальные личные показатели, которые передают формальность/вежливость, но на самом деле такого рода утверждения суть ни что иное, как попытки натянуть сову на глобус схему японской грамматики на айнский язык, в некотором роде японизировать грамматику айнского языка.

Личные показатели

В айнском языке любой глагол (за исключением безличных глаголов) в обязательном порядке должен иметь специальные показатели выражающие лицо и число субъекта и объекта (если глагол переходный) и субъекта (если глагол непереходный).

Для айнского языка принципиально важным является различие переходных и непереходных глаголов. Поэтому переходные и непереходные глаголы используют разные наборы личных показателей.

В различных айнских диалектах набор показателей также несколько различается.

Субъектные показатели для непереходных глаголов

1л. ед. ч.: ku=/k=

2л. ед. ч.: e=

3л. ед. ч.: не имеет материального выражения, нулевая форма

1 л. мн. ч. эксклюзив1212
  Эксклюзивное мы означает, что адресат речи не включается в мы: «мы без тебя».


[Закрыть]
: =as

1 л. мн. ч. инклюзив1313
  Инклюзивное мы означает, что адресат речи включен в мы: «мы с тобой».


[Закрыть]
: =an

2 л. мн. ч.: eci=

3 л. мн. ч.: не имеет материального выражения, нулевая форма

неопределенное лицо: -an


Спряжение непереходного глагола mina – «улыбаться»/ «смеяться»


ku=mina – я улыбаюсь

e=mina – ты улыбаешься

?=mina1414
  В данной форме записи нулевой показатель для наглядности обозначен специальным знаком ?, в дальнейшем личные показатели для третьего лица не имеют специального выражения.


[Закрыть]
 – он улыбается/она улыбается

mina-an – кто-то/некто улыбается


mina=an – мы (инкл.) улыбаемся

mina=as – мы (экскл.) улыбаемся

eci=mina – вы (мн. ч.) улыбаетесь

?=mina – они улыбаются

Субъектные показатели для переходных глаголов

1 л. ед. ч: ku=/k=

2 л. ед. ч.: e=

3 л. ед. ч.: не имеет материального выражения, нулевая форма

1 л. мн. ч. эксклюзив: ci=/c= (вариант c= используется перед гласными по аналогии с k=)

1 л. мн. ч. инклюзив: an=

2 л. мн. ч.: eci=

3 л. мн. ч.: не имеет материального выражения, нулевая форма

Неопределенное лицо: an-

Объектные показатели

1 л. ед. ч.: =en=

2 л. ед. ч.: =e=

3 л ед. ч.: не имеет материального выражения

1 л. мн. ч. эксклюзив: =un=

1 л. мн. ч. инклюзив: =i=

2 л. мн. ч. =eci=

3 л. мн. ч. не имеет материального выражения

Неопределенное лицо: -i-


Спряжение переходного глагола nukar «видеть»


k=e=nukar – я вижу тебя

k=eci=nukar – я вижу вас (мн. ч.)

ku=?=nukar – я вижу его/ее/это

k=i-nukar – я вижу кого-то/что-то

ku=?=nukar – я вижу их


an=e=nukar – мы (инкл.) видим тебя

an=eci=nukar – мы (инкл.) видим вас (мн. ч.)

an=?=nukar – мы (инкл.) видим его/ее/это

an=i-nukar – мы (инкл.) видим кого-то/нечто

an=?=nukar – мы (инкл.) видим их


c=e=nukar – мы (экскл.) видим тебя

c=eci=nukar – мы (экскл.) видим вас (мн. ч.)

ci=?=nukar – мы (экскл.) видим его/ее/это

c=i-nukar – мы (экскл.) видим кого-то/нечто

ci=?=nukar – мы (экскл.) видим их


e=en=nukar – ты видишь меня

e=i=nukar – ты видишь нас (инкл.)

e=un=nukar – ты видишь нас (экскл.)

e=?=nukar – ты видишь ее/ее/это

e=i-nukar – ты видишь кого-то/нечто

e=?=nukar – ты видишь их


eci=en=nukar – вы (мн. ч.) видите меня

eci=i=nukar – вы (мн. ч.) видите нас (инкл.)

eci=un=nukar – вы (мн. ч.) видите нас (экскл.)

eci=?=nukar – вы (мн. ч.) видите его/ее/это

eci=i-nukar – вы (мн. ч.) видите кого-то/нечто

eci=?=nukar – вы (мн. ч.) видите их


?=en=nukar – он/она видит меня

?=i=nukar – он/она видит нас (инкл.)

?=un=nukar – он/она видит нас (экскл.)

?=e=nukar – он/она видит тебя

?=eci=nukar – он/она видит вас (мн. ч.)

?=?=nukar – он/она видит его/ее/это

?=i-nukar – он/она видит кого-то/нечто

?=?=nukar – он/она видит их


an-en=nukar – некто видит меня

an-i=nukar – некто видит нас (инкл.)

an-un=nukar – некто видит нас (экскл.)

an-e=nukar – некто видит тебя

an-eci=nukar – некто видит вас (мн. ч.)

an-?=nukar – некто видит его/ее/это

an-i-nukar – некто видит кого-то/нечто

an-?=nukar – некто видит их


?=en=nukar – они видят меня

?=i=nukar – они видят нас (инкл.)

?=un=nukar – они видят нас (экскл.)

?=e=nukar – они видят тебя

?=eci=nukar – они видят вас (мн. ч.)

?=?=nukar – они видят его/ее/это

?=i-nukar – они видят кого-то/нечто

?=?=nukar – они видят их


Поскольку в айнском глаголе выражается вся необходимая информация, то все остальные члены предложения являются, по большому счету, факультативными.

Неопределенный агенс

В айнском языке существует уникальная грамматическая категория – неопределенный агенс1515
  Агенсом для краткости называется субъект при переходном глаголе.


[Закрыть]
.

Обычно формы айнского неопределенного агенса переводятся на русский формами пассивного залога. Это совершенно нормально с точки зрения русского языка, однако, следует иметь в виду, что совершенно неверно интерпретировать неопределенный агенс как пассивный залог в айнском языке, потому что с точки зрения залоговой типологии айнский язык является языком без залогов, то есть, не просто однозалоговым языком, а именно внезалоговым.

В современных японских грамматиках айнского языка часто можно видеть, что показатели неопределенного агенса интерпретируются как четвертое лицо. Такая практика не представляется удачной, поскольку, все-таки, лиц в глаголе может быть всего лишь три, и введение новых лиц – это разрушение универсальной устоявшейся системы.

Всевозможные формы неопределенного лица, на наш взгляд, рассматриваться вне системы собственно лиц, хотя неопределенный агенс и функционирует подобно третьему лицу.


В диалоге настоящего урока имеется форма:


an-ye


в предложении

E=re hunman an-ye?

которое можно перевести как:

Как называют твое имя?


здесь an– – показатель неопределенного агенса, за ним стоит нулевой показатель объекта третьего лица единственного числа и собственно глагольная основа.

По своему происхождению эта форма видимо восходит к личному показателю первого лица множественного числа инклюзива: an=. Формы с неопределенным агенсом достаточно часто используются в айнском языке.


Рис. 4. Географическое распределение показателей неопределенного агенса в различных айнских диалектах: видна близость Курильско-Камчатского диалекта диалектам восточного Хоккайдо



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное