Александр Щерба.

Владивосток. История медицины



скачать книгу бесплатно

Местное население (тунгусы) сопротивлялось присоединению к России. По А. Сгибневу, в качестве примера из синодика охотской церкви, где была записана для поминовения часть жертв, убитых тунгусами:

– в 1662 г. на реках Ина, Юдома и Охта убито русских 66 человек;

– в 1663 г. убили служивого Мухоплево с товарищами в числе 50 человек;

– в 1670 г. убито 52 человека;

– в 1677 г. тунгус Некрунко с родичами убил на Ураке пятидесятника Панфилова с товарищами и осадил Охотский острог, но был отбит;

– в 1678 г. на реке Урака тунгусский старшина Вонга убил Томилова с 87 человеками;

– в 1680 г. на Юдоме убит Данила Бибиков с 62 человеками.

Зато и русские приказные люди, присылаемые в острог за ясаком, были не менее жестоки с тунгусами.

Волнения племен местных народов окончательно удалось подавить к 1681 г.

В Википедии эти события описаны так:

«В середине XVII века русские землепроходцы, такие как Поярков и Хабаров, из Якутского острога вышли на юг, к рекам Зея и Амур, где столкнулись с племенами, платившими дань империи Цин (Китаю), то есть состоявшими в китайском подданстве. Вот как об этом сообщает сам Ерофей Хабаров в одном из своих докладов:

И аз, приказной человек, велел толмачам говорить про государское величество, что «наш государь царь и великий князь Алексей Михайлович всея Руси страшен и грозен и всем царствам обладатель; и ни какие орды не могут стоять против нашего государя царя и великого князя Алексея Михайловича всея Руси и против нашего бою; и вы, князь Гойгудар, да князь Олгодий, да князь Лотодий, будете нашему царю государю и великому князю Алексею Михайловичу всея Руси послушны и покорны, без драки сдайтесь, и нашему государю ясак давайте по своей мочи; и велит государь вас оберегать от иных орд, кто вам силен». И тот Гойгудар то стал говорить: «Даем де мы ясак богдойскому царю Шамшакану. А вам де се какой ясак у нас? Как де мы бросим последним своим ребенком, дитятем, то де мы вам с себя ясак дадим!». И мы, прося у бога милости и государю радеючи, государевой службе поиск чинили ратным обычаем – войною. Крепь учинили большему оружию – пушкам и стали бить по башням с нижнюю сторону у того города, и из мелкого оружия: из мушкетов, из пищалей – били по них в город.

Приамурские племена, подвергшиеся нападению русских казаков, обратились за защитой к цинским властям, о чём также есть упоминание у Хабарова:

И стал говорить язык царя богдойского служилой человек Нюлгуцкого города, именем Кабышейка, и тот стал говорити: Яз де вам скажу всю, казаком, свою правду, чего де таить. Про вас пришла де к нам весть осенесь: с усть Шингалу реки приехали де дючерские мужики в Нюлгуцкой город, и пришед де те дючерские мужики к нам, ко князю Исинею, да к Иведакамахе, да Тамфимафе, что де седят в том Нюлгуцком городе посланы от царя богдойского посаженика от Учурвы, и те дючерские мужики росплакались и говорят де, что де «приехали руские люди, и нашу де землю всю вывоевали и вырубили, и жен наших и детей в полон взяли; и мы де своими людми дючерскими и Дючерною землею собирались, и на них ходили, на город напускали не на великие люди, да тут де нас мало не всех побили; и нам де против их стоять не можно, и вы нас обороняйте; а не станете оборонять, и мы им станем ясак давать

Цинские власти откликнулись на просьбы своих подданных и направили на Амур войска для отражения угрозы с севера.

На несколько лет Амур превратился в зону боевых действий. Под натиском превосходящих сил противника русские казаки были вынуждены отступить на исходные позиции:

А того мы, Дмитрий Андреевич да Осип Степанович, не знаем, где мы зазимуемся. А в Даурской земли на устье Зеи и на устье Шингалу теми людьми сесть не смеем, потому что тут Богдаева земля близко и войско приходит на нас большое с огненным оружьем, и с пушками, и с мелким оружьем огненным, чтоб государей казне порухи не учинить и голов казачьих напрасно не потерять. И летом по той реке Амуру ходим, и тех иноземцев под государское величество призываем. А которые непослушны и непокорны, и тех громим. А к зиме сплываем вниз. А теми людьми, Дмитрий Андреевич да Осип Степанович, той земли овладеть не можно, потому что та земля многолюдна и бой огненной.

По итогам первого русско-китайского конфликта между Россией и Цинской империей был заключён Нерчинский договор 26 августа (6 сентября) 1689 года, по которому казаки должны были передать цинскому правительству территории образованного на землях дауров Албазинского воеводства. Договор определил систему торговых и дипломатических отношений между государствами. Граница между странами по Нерчинскому договору на севере проходила по реке Горбица и горам водораздела Амурского бассейна. Неразграниченной осталась область побережья Охотского моря между хребтами Кивун и Тайканским».


Жалование русским мореходам по договору в Тобольске было положено 40 рублей каждому и кормовых 5 рублей. Иноземцам Бушам (Андрей Буш) по 15 рублей в год. По статье В.О.Ключевского «Русский рубль 16—18 веков и его отношение к нынешнему» (Сочинения в 9 томах. М.: Мысль, 1990, Т. 8, с. 59—119). Ключевский делает вывод, что в 1882 г. хлебные цены в России были в 9—10 раз выше, чем в 1701—1750 гг. Игорь Смирнов, на чью книгу мы все время опираемся в этой статье, полагает, что на январь 2001 г. хлебные цены (по ржаному хлебу) в 25 раз выше (24,8), чем в 1882 г., и, следовательно, в 250 раз выше, чем в 1710—1750 гг.



До издания указа Петра I об отыскании морского пути на Камчатку сообщение осуществлялось по суше из Охотского Острога (бывший портовый город Охотск, ныне районный центр Хабаровского края с населением чуть более 3 тысяч человек; впрочем, такое количество населения характерно для городков Севера, например, все городки бывшей русской Америки, ныне сохраняясь, отчасти с русскими названиями и даже православными храмами, сегодня имеют население в среднем 5—6 тыс. человек, в редких случаях 9 тыс. человек), из Охотского острога через Анадырский острог (ныне город Анадырь Чукотского автономного округа [до 1923 г. город Новомариинск] с населением 15 тыс. человек) путь пролегал по суше по земле недружественных юкагиров, чукчей и коряков. На этом пути только с 1710 по 1716 г. погибло более 200 человек.

В 1716 г. под началом якутского казака Козьмы Соколова очередная экспедиция прибыла в Охотск и по архангелогородскому образцу построили ладью «Восток» (18 м в длину, 6,4 м в ширину, осадка при полном грузе 1,1 м.). Ладья – веское речное судно больших размеров, в отличие от мелких судов – межеумок. «Восток». До этого казаки плавали на шитиках и кочах. «Восток» был первым судном, построенным русскими на Охотском море.

С большими трудностями «Восток» (шкипер Никифор Моисеев Треска) дошёл в этом же году до берегов Камчатки (плавание длилось около 9 дней). Перезимовав в устье реки Компановки, ладья «Восток» смогла вернуться в Охотск. Позже Витус Беринг в одном из своих донесений в иркутскую провинциальную канцелярию 11 октября 1717 г. писал о Треске: «Этот мореход определён для узнавания прямого ходу через Ламское и Пенжинское моря /ныне залив Шелихова/ на Камчатский нос… он его и проведал, и как всем здесь известно, что он до присылки туда штурманов, первый человек морем прошёл на Камчатку с приказчиком Соколовым и показал путь другим».

В 1719—1720 гг. со следующей экспедицией впервые прибыли геодезисты, окончившие Морскую академию – первые морские офицеры, прибывшие на берега Охотского моря Иван Михайлович Евреинов и Федор Федорович Лужин. С секретной миссией, из которой известно, что Петр первый собственноручно вписал задание решить вопрос «сходится ли Азия с Америкой».

21 августа 1723 г. Ивану Федорову на «Гавриле» выпала честь первым подойти к берегам Северной Америки со стороны Азии. В этом же году центром северо-восточного управления избран Охотск.

В 1726 г. в Охотск прибыл первый отряд первой камчатской экспедиции, задуманный недавно скончавшимся Петром I и имевшей целью достичь берегов Америки. Руководил экспедицией Витус Беринг с помощниками М.П.Шпанбергом и А.И.Чириковым. Были построены судно «Фортуна», бот «Гавриил» – первые суда Охотской флотилии.

1727 г. – вторая камчатская экспедиция под руководством якутского казачьего головы Афанасия Федотовича Шестакова и с ним 400 казаков.

В 1731 г. был образован Охотский порт.

1740—1741 г. – дворцовые перевороты в Петербурге. На престол вступает племянница Петра I Анна Иоанновна.

В правление Анны Иоанновны начальником Охотска назначен Скворняков-Писарев. К февралю 1733 г. им построено 14 речных судов для сплава грузов.

В ходе второй камчатской экспедиции с 1736 по 1743 г. построено еще 10 судов «Архангел Михаил» (1736), «Надежда» (1736), «Юлдбшерецк» (1739), «Охотск» (1739), «Св. Петр» – пакетбот (1740), «Св. Павел» (1740), «Елисавета» (1741), «Св. Иоанн Креститель», «Св. Петр» (1742), «Иоанн». За это же время погибли (разбились) два судна.

В 1740 г. Вторая Камчатская экспедиция основала Петропавловск-Камчатский.

С 1748 по 1760 г., в период правления А. Зыбина, в Охотске были спущены на воду четыре судна и 9 судов претерпели аварии или погибли.

С 1761 по 1763 г., в период правления В. Ртищева, спущено в Охотске на воду два судна. Аварий судов за этот период не было.

С 1766 по 1770 г., в период правления Ф. Плениснера, были спущены на воду 6 судов. Аварии произошли на семи судах.

С 1766 по 1799 г., в период правления С. Зубова, в Охотске спущено на воду два судна, аварий за этот период на судах не было.

С 1780 по 1782 г., в период правления Бензинга, суда не строились, аварий на судах не было.

За время правления Козлова-Ургенина (до 1792 г.) для Охотской флотилии и экспедиций были спущены на воду 10 судов и куплено два судна, аварии потерпели 4 судна.

При фон Виттене (1795 г.) спущено на воду одно судно, аварий на судах не было.

При Пирожкове спущено на воду одно судно (1799 г.), аварии произошли на трёх судах.

При Фомине суда не строились, аварий не было.

При Бушуцком (1801—1805 гг.) спущено три судна, аварий на судах не было.

При Бухарине Российской Американской Компании (РАК) была дана привилегия нанимать на службу офицеров военно-морского флота и срок службы засчитывать в общую выслугу лет. Первыми офицерами были лейтенант Н.А.Хвостов и мичман Г.И.Давыдов, известные по плаванию брига «Юнона» (Хвостов) и тендера «Авось» (Давыдов) в 1806—1807 гг.11
  «Юнона и Авось» – одна из наиболее известных советских рок-опер композитора Алексея Рыбникова на стихи поэта Андрея Вознесенского. Премьера состоялась 9 июня 1981 г. на сцене Московского театра имени Ленинского комсомола.


[Закрыть]

В период правления Бухарина на Охотских верфях спущены на воду пять судов и пять потерпели аварию. При недолгом правлении Бабаева 1-го ни аварий, ни строительства судов не было.

Для краткости сообщим, что в дальнейшем за время правлений Миницкого, Якушкина, Ушинского, Валронта, Балка, Головгинга, Транковского, Вонлярлярского, Алексеева до 1852 г. было построено еще 18 судов и потерпели аварию 15 судов.

22 февраля 1850 г. последовал указ об объединении охотской мастеровой роты и петропавловской роты. Новое подразделение получило наименование 46-й флотский экипаж. Охотский порт был упразднен, и суда флотилии перебазировались в Петропавловск (с 1850 по 1852 г.), 11 сентября 1852 г. транспорт «Байкал», на котором Г.И.Невельской совершил плавание в Амурский лиман, взял из Охотска последний груз, в этот же день было закрыто охотское портовое управление. Х.И.Алексеев также убыл в Петропавловск.

Охотская флотилия теперь базировалась в Петропавловске с прежним названием – Охотская (иногда называясь Камчатской).

Началась Крымская война 1853—1856 гг. Замысел Н. Н. Муравьева вполне удался: суда флотилии получили выгодное географическое и стратегическое базирование.

Напряженность международной обстановки заставила правительство отправить в 1851—1853 гг. из Кронштадта на Тихий океан пять военных кораблей. Цель – повысить боевые возможности Охотской флотилии, частично обеспечить работу Амурской экспедиции, возглавляемой капитаном 1 ранга Г.И.Невельским. Это были 52-пушечный фрегат «Паллада», 44-пушечный фрегат «Аврора», 20-пушечный корвет «Оливуца», 10-пушечный военный транспорт «Двина». В 1853 г. на замену пострадавшему от штормов фрегату «Палладе» (где находился вице-адмирал Е.В.Путятин) отправлен 52-пушечный фрегат «Диана». Фрегат погиб в 1855 г. на рейде города Симода (Япония) во время землетрясения.

Из Портсмута прибыла купленная в Англии в 1852 г. 6-пушечная паровая (40 л.с.) шхуна «Восток» под командованием капитан-лейтенанта Римского-Корсакова.

Википедия:

«В XIX веке русскими первопроходцами началось активное освоение Дальнего Востока, чему в немалой степени способствовало быстрое ослабление могущества империи Цин, которая в 1840 году оказалась втянута в первую опиумную войну. Боевые действия против объединённых сил Англии и Франции на юге страны, в районах Макао и Гуанчжоу, оттянули на себя значительные материальные и людские ресурсы. Северные районы Китая остались практически без всякого прикрытия, чем не преминула воспользоваться Российская империя, наряду с другими европейскими державами принявшая активное участие в разделе слабеющей империи Цин.

В 1850 году лейтенант Г.И.Невельской высадился в устье Амура и явочным порядком основал там военный пост. Убедившись, что цинская администрация, к тому времени не оправившаяся от последствий первой опиумной войны и связанная в своих действиях вспыхнувшим в стране тайпинским восстанием, не имеет возможности адекватного ответа на территориальные притязания Российской империи, Невельской принимает решение объявить устье Амура и побережье Татарского пролива владениями Российской империи.

14 мая 1854 года генерал-губернатор Восточной Сибири, граф Н.Н.Муравьёв, располагая полученными от Г.И.Невельского данными об отсутствии цинских воинских подразделений по Амуру, организовал первый сплав по реке, в состав которого входили: пароход «Аргунь», 48 лодок, 29 плотов и около 800 человек. Сплав доставил в низовья Амура боеприпасы, продовольствие, войска (сотня казаков 2-й конной бригады Забайкальского войска). Часть войск далее отправилась морем на Камчатку для укрепления Петропавловского гарнизона, часть же осталась на китайской территории для реализации Муравьёвского проекта освоения Приамурья.

Через год состоялся второй сплав, в котором участвовало около 2,5 тысяч человек. К концу 1855 года в низовьях Амура было уже пять русских поселений: Иркутское, Богородское, Ново-Михайловское, Сергеевское. В 1858 году правобережье Амура официально отошло к России по заключённому с империей Цин Айгуньскому договору».


Шла Восточная война 1853—1856 гг. и оборона Петропавловска-Камчатского. Затем было перебазирование судов Охотской флотилии (вместе с госпиталем) в устье рек Амур (Николаевский порт), но дальнейшие события выходят за рамки нашего текста. Нашей целью было привести некоторые факты освоения Дальнего Востока на ранних этапах.

Этапы создания и развития Владивостокского морского госпиталя

Отражение истории Русского флота на Тихом океане в XVIII—XIX веках

Андрюков Б. Г.

ФГКУ «1477 военно-морской клинический госпиталь» Минобороны РФ, г. Владивосток

В истории освоения Дальнего Востока России Владивостокский морской госпиталь занимает особое место, так как с него начинается развитие дальневосточной медицины в период политических преобразований и географических открытий в XVIII—XIX веках. Это связано, прежде всего, с развитием Российских военно-морских сил на Тихом океане, сменой местонахождения главного порта Тихоокеанского флота, а с ним – и главного морского госпиталя по маршруту Охотск – Петропавловск-Камчатский – Николаевск-на-Амуре – Владивосток. В статье предпринимается попытка всесторонне осветить начальные этапы становления и развития главного госпиталя Российских военно-морских сил на Дальнем Востоке в определённых географических и хронологических рамках. В качестве объекта исследования избран Владивостокский морской госпиталь, который в XVIII—XIX веках четырежды менял свое название. Начальной датой признаётся 1777 г. – его создание в Охотском посту.

Ключевые слова: Владивостокский морской госпиталь, Охотск, Петропавловск-Камчатский,

Николаевск-на-Амуре, Владивосток, история, морская медицина, Тихоокеанский флот.


В истории возникновения и развития дальневосточной медицины значение Владивостокского морского госпиталя трудно переоценить. Пожалуй, в Российской истории нет подобного лечебного учреждения, имеющего такую необычную и героическую летопись. Уникальная судьба госпиталя имеет глубокие исторические корни, берущие начало от середины XVIII века – периода освоения русскими северных территорий Дальневосточного побережья России. Она неразрывно связана с историей географических открытий, имеющих важное геополитическое значение, с зарождением и строительством Тихоокеанского флота страны, с развитием Российских военно-морских сил на Тихом океане и сменой прописки главной военно-морской базы на Тихом океане по маршруту Охотск – Петропавловск – Николаевск-на-Амуре – Владивосток.

Охотск, XVIII век – создание госпиталя

В первой половине XVIII века в ответ на колониальные устремления Англии, Франции и США Россия начала планомерное освоение Дальнего Востока. Воды Тихого океана, Японского и Китайского морей все чаще бороздили корабли Российского флота.

В начале XVIII века после указа Петра I об отыскании морского пути на Камчатку повысилось значение города Охотск, который был объявлен портовым городом [1, 2]. В 1730-е гг. в связи с подготовкой экспедиции Беринга Охотский порт начал быстро развиваться и в первую очередь в области судостроения. Суда, построенные на охотских верфях, положили начало Охотской флотилии. Высочайшим указом 10 мая 1731 г. Охотск был утвержден как главный русский порт на Тихом океане, где вскоре было сформировано первое постоянно действующее военно-морское подразделение России на Дальнем Востоке [3]. До конца XVIII века на верфях Охотска было построено 62 различных мореходных кораблей и судов. Все эти суда и составили основу Охотской военной флотилии [3, 4].

До середины XVIII века деятельность Охотской флотилии шла без каких-либо военных конфликтов с иностранными кораблями. Функции флотилии в этот период сводились не столько к обороне и защите морей, сколько к охране побережья и к обозначению военно-морского присутствия и суверенитета в регионе.

Редкие архивные свидетельства указывают на то, что в 1777 г. благодаря настойчивости командира порта капитан-лейтенанта Саввы Ильича Зубова Сенат утвердил первый штат Охотской команды, в котором, кроме прочих жилых зданий и хозяйственных объектов, было первое на Дальнем Востоке медицинское учреждение – морской госпиталь [1, 5].

Становление и развитие Охотского госпиталя связывается с появлением в нем главного доктора Федора Федоровича Реслейна, который проработал здесь с 1792 по 1797 г. По-видимому, это был один из первых докторов медицины, работавших на Дальнем Востоке. В этот период начато строительство и расширение госпиталя, который в то время выглядел внушительно. Он состоял из нескольких добротных бараков, в которых размещались 8 лечебных палат, аптека, два склада, баня и погреб. Ввиду отсутствия других медицинских учреждений в госпитале лечились не только военные чины, но и гражданское коренное население – эвенки и якуты [2, 5]

Среди первых врачей Охотского госпиталя следует упомянуть штаб-лекаря Федора Ивановича Буцковского, служившего в нем в 80-х гг. XVIII века, и хирурга Павла Петровича Радецкого.

Охотский госпиталь в начале XIX века был единственным крупным лечебным учреждением на Дальнем Востоке. По свидетельству адъюнкта Петербургской медико-хирургической академии И. И. Редовского, посетившего госпиталь в конце 1806 г., устройство, качество ухода за больными и чистота помещений «далеко превосходят те представления, которые существуют о подобного рода лечебницах» [5].

Петропавловский этап, середина XIX века



Камчатский этап в истории госпиталя

С развитием торговли и основанием новых поселений на морском побережье Охотск, колыбель Тихоокеанского флота, перестал удовлетворять требованиям главного порта на Тихом океане. Отсутствие удобной бухты и постоянные наводнения, от которых страдал порт, стали главной причиной непрекращающихся поисков более удобного места для порта. Охотск стал терять свое значение и приходить в упадок. Высказывались мнения о переносе главного порта в Аян, на Камчатку и в Приамурье [1, 5, 6].

Успешное завершение первой кругосветной экспедиции И.Ф.Крузенштерна и Ю.Ф.Лисянского, показало значение русских земель на севере Тихого океана, особенно Камчатского полуострова. Это стало важным аргументом в споре о главном опорном пункте на Дальнем Востоке в пользу Петропавловской гавани, которая в 1822 г. получила статус города и стала именоваться Петропавловским постом [5, 6].

Окончательное решение вопроса произошло после посещения в 1849 г. Охотска и Петропавловска генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Н. Муравьевым, который предпринял инспекционную поездку по Дальнему Востоку. В своем докладе начальнику Главного морского штаба князю А.С.Меньшикову он дал отрицательную оценку Охотскому порту и предложил перенести главную базу морских сил в Авачинскую губу, в Петропавловск [5, 7].

Из временной стоянки судов, где осуществлялась перегрузка различных видов довольствия и материалов, Камчатка постепенно превращается в главную военно-морскую базу русского флота на Восточном океане, а затем становится исходным пунктом продвижения России на юг Дальнего Востока. Петропавловск начал приобретать большее значение для России, чем Охотск. Особенно очевидным это стало после 1817 г., когда начальниками Камчатского военного порта и образованного там морского управления стали назначаться морские офицеры, главным образом из числа тех, кто прославил себя в кругосветных плаваниях. В мае 1817 г. начальником Камчатки был назначен капитан 1 ранга П.И.Рикорд, до этого совершивший 2 кругосветных плавания на военном судне «Диана» [5].



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное