Александр Черняк.

Кремль 90-х. Фавориты и жертвы Бориса Ельцина



скачать книгу бесплатно

Предложения для ВАЗа руководство Института поручило подготовить сектору Березовского. Для обсуждения наработок он встретился с директором автогиганта Владимиром Каданниковым. Березовский между делом предложил Каданникову перестроить «по западному образцу» сбыт продукции. На практике это означало подключение к отработанной системе продажи автомобилей армии диллеров-посредников. Цепочку возглавил спешно созданный «ЛогоВАЗ», учредителями которого стали ПО «АвтоВАЗ», Институт проблем управления АН СССР и итальянская фирма «Логосистем». Дирекцию возглавил, конечно же, сам Борис Абрамович, а своим заместителем назначил Самата Жабоева, до того преподававшего режиссуру в ГИТИСе. 10 процентов всех сходивших с конвейера «Жигулей» пошло через первый доильный аппарат БАБа, – «ЛогоВАЗ». Это стало золотой жилой. Получая от предприятия машину практически по себестоимости, он продавал по договорной цене. А спрос на «Жигули» тогда был большой. Только в 1992 году оборот «ЛогоВАЗа» составил 250 млн. долларов. «Особость» этого СП подчеркивал тот факт, что председателем совета директоров «ЛогоВАЗа» являлся В. Каданников, одно время ставший не без помощи БАБа первым вице-премьером правительства РФ. Но это будет гораздо позже. В декабре же 1992 года «ЛогоВАЗ» перерегистрировали. Итальянскую фирму сменила швейцарская «Андре L Cie». Схема сбыта стала другой. Упор сделали на реэкспорт автомобилей в Россию.

Дело в том, что экспортная цена на вазовские легковушки была значительно ниже внутренней, так как вывозимые машины в те времена освобождались от акцизного сбора, в отличие от продаваемых внутри страны. Но продаваемые через «ЛогоВАЗ» автомобили не покидали пределов России – за рубеж вывозились, а потом возвращались только бумаги. Завод отпускал машины за 4500–4800 долларов, а продавались они за 7–7,5 тысячи долларов. Причем, реализовав их, «ЛогоВАЗ» не спешил отдать деньги заводу, а «крутил» их месяцами, что в условиях гиперинфляции приносило доход, равный примерно половине стоимости «Жигулей».

«ЛогоВАЗ» не ограничился торговлей продукции своего «родителя» – занялся масштабным ввозом в страну иномарок и на этом поприще тоже добился больших успехов, стал ведущим дилером зарубежных автопроизводителей. В начале 1993 года, когда началась массовая приватизация, БАБ призвал под свои знамена тогда безвестного молодого предпринимателя, а позже всесильного серого кардинала, главу администрации Президента России Александра Волошина, учредив с ним четыре фирмы «Олимп», «Престиж», «Элит» и «Авто-инвест». Зарегистрированы они в один день – 23 февраля. Все – стопроцентные дочки «ЛогоВАЗа». К 1994 году «ЛогоВАЗ» превратился в большую многопрофильную группу, включающую свыше 30 компаний в том числе и далеких от автомобильного бизнеса, как например, фирма «ЛогоВАЗ-недвижимость». Совокупный оборот компаний Березовского превысил полмиллиона долларов.


Откровения Б. Березовского: «Когда я пришел в бизнес, я почувствовал, – то, что я делаю в бизнесе, под силу очень немногим людям.

В науке я знал: есть тысяча человек, которые могут делать то же, что и я. Но в бизнесе из моего окружения на это не был способен никто. Это потом появились какие-то новые имена, которых я прежде не знал: Миша Ходорковский, Володя Потанин, Володя Виноградов. Их совсем было мало, этих людей, которых потом назвали олигархами. Ощутив свою уникальность, я почувствовал себя комфортно. Ибо я действительно во многих проектах не видел себе равных…».


Березовский вкупе с генеральным директором «АвтоВАЗ» Каданниковым выдвинул идею выпускать «народный автомобиль», эдакий российский «фольксваген». Начинание поддержали первый вице-премьер правительства РФ Олег Сосковец, президент Борис Ельцин. Как же – возрождение отечественной автомобильной промышленности! Инициаторы «родили» для этого специальную фирму – «Автомобильный всероссийский альянс» («АVVА»).

Ближайший сподвижник БАБа, Александр Волошин известен в истории российских реформ еще и тем, что чуть ли не первым изобрел пирамиду «кидания» вкладчиков. Это уже потом ее применили такие известные фирмы как «МММ», «Дока-хлеб», «Русский дом Селенга» и другие. Александр Волошин по доверенности от «АVVА» продал сотрудникам небезызвестного банка «Чара» за 5,5 млн. долларов полученные от вкладчиков 100 тысяч обыкновенных именных акций. Причем продал по договорам не сами акции, а лишь свидетельства об их депонировании, т. е. проданы были не ценные бумаги, а бумажки, подтверждающие, что у «АVVА» эти ценные бумаги есть. Этим делом долгое время занимался президент «Антимафии» Евгений Мысловский, бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры РСФСР, предъявив в правоохранительные органы соответствующие документы о мошенничестве Волошина, но после того как Александр Стальевич с помощью БАБа обосновался в Кремле, все ушло в песок…

Отцы-основатели «АVVА» Березовский с Каданниковым обещали построить в России совместно с концерном «Дженерал моторс» завод по производству 300 тысяч в год «народных автомобилей» ВАЗ-1116, широко разрекламировали этот проект, выманивая деньги у доверчивых россиян, обещая быстро расплатиться с ними легковушками. В Московский Манеж, где принимались средства, очередь была, пожалуй, длиннее, чем в былые времена в Мавзолей В.И. Ленина. В короткое время «АVVА» собрала у доверчивых россиян более 30 млн. долларов. Плюс к тому активный БАБ сумел отщипнуть по указам президента РФ еще льгот за счет бюджета на 2 трлн. 788 млрд. рублей. Однако деньги эти они потратили не на осуществление такого масштабного проекта, а пустили на другие цели. Акционеры до сих пор ждут своих дивидендов. «Дженерал моторс», убедившись в ненадежности партнера, разорвали отношения с Березовским.

Возмущенные вкладчики, депутаты II Госдумы, высшие чины Генпрокуратуры попытались поднажать на БАБа, потребовав вернуть деньги. В апреле 1999-го председатель Госдумы Г. Селезнев направил генпрокурору Ю. Скуратову официальный запрос и документы, в которых Березовский как глава «АVVА» обвинялся в обмане вкладчиков и присвоении денег в особо крупных размерах. В запросе парламентарии настаивали на возбуждении уголовного дела. Ознакомившись с документами, Скуратов сообщил Селезневу, что Генпрокуратура приступает к проверке деятельности олигарха в период действия «АVVА», расследованию, куда же делись собранные деньги? Не успел ответ Скуратова дойти до Госдумы, как последовал ответный ход – телевидение показало сюжет о досуге с двумя проститутками человека, похожего на Генпрокурора. Стрелки скандала были переведены в другую сторону, и о проверке «АVVА» сразу все забыли.

Надо сказать, что, развернув автомобильный бизнес, Березовский чуть было не отправился на тот свет. Первоначальное накопление капитала, как в свое время в Америке, в России сопровождалось стрельбой. На «ВАЗе» обосновалась мафия. Нельзя сказать, что Березовский этого не знал или игнорировал данный факт. Во всяком случае, «крышу» приобрел, заручился поддержкой местных авторитетов, повел совместный бизнес с соответствующими структурами, купил «вексель» у банкира Тимофеева, уголовного авторитета, известного под кличкой Сильвестр. Но авторитетный для криминального мира Сильвестр не «прикрыл» БАБа.

Одно из первых нападений на зарождающуюся империю Березовского произошло 19 июля 1993 года. Банда, специализирующаяся на автобизнесе, совершила налет на торговую точку «ЛогоВАЗа» в московском кинотеатре «Казахстан». Налетчики стремительно подкатили к зданию и тут же открыли уничтожающий огонь по окнам, дверям. К своему изумлению, получили такой же ответ. В результате перестрелки три человека были убиты, шестеро ранены.

Схватка у «Казахстана» была лишь началом. В сентябре того же 93-го по торговым точкам «ЛогоВАЗа» в Крылатском и на Хорошевском шоссе ударили из гранатометов, автомобили покорежили, но никто из людей не пострадал. Позже получил предупреждение и сам БАБ. Весной 1994-го к двери его квартиры прикрепили гранату нажимного действия. Только по чистой случайности Борис Абрамович не дернул за ручку. 7 июня того же года возле офиса «Логоваза» на Новокузнецкой взрыв буквально разворотил «Мерседес» Березовского. Погиб водитель, ранен охранник, олигарха же слегка царапнуло. По одной из версий, заказчиком «огонька» был «банкир» Сильвестр, имевший в то время общее дело с БАБом.


Откровения Б. Березовского: «Было много смертельных трюков, когда, казалось, я должен был умереть. А вот остался жив, что, в общем-то, странно. Но один случай сильно подействовал, когда на меня было совершенно покушение. В 15 сантиметрах от меня оторвало голову моему водителю, а должны были оторвать голову мне – взорвалась машина. После этого я посмотрел на мою жизнь по-другому. Я понял, что жизнь – это подарок Всевышнего, и относиться теперь к этому нужно, как к подарку. Либо я испугаюсь, забьюсь в угол, постараюсь исчезнуть в тайге, в джунглях, с глаз долой, стану цепляться за жизнь. Либо решу, что это подарок Господа и я весь в его власти. Это не значило, что я должен подставлять себя под пули, но появилась вера в судьбу…».

Через три месяца, 13 сентября, на воздух взлетел еще один «Мерседес, следователи установили, что в нем был Сильвестр. Березовский поручил уладить отношения с конкурентами своему заму Аркадию (Бадри) Патаркацишвили, а сам уехал на несколько месяцев в Швейцарию. Знал кому довериться. Бадри Шалвович – человек известный в криминальных кругах. Один его брат Мераб – «вор в законе», другой – Левон – «авторитет» грузинской организованной преступной группировки. У Бадри тоже была кличка – в криминальной среде его называли Бадор. Как писали СМИ, «шефство» над Березовским взяли чеченцы. Во всяком случае, если верить «Известиям» (№ 174, 1999 г.) возглавлявший личную охрану Джохара Дудаева Салмон Хасимиков одновременно числился и сотрудником службы безопасности «ЛогоВАЗа».

Вернувшись в Москву из Швейцарии, Березовский расширил орбиту своей деятельности, вдобавок к автомобильной перешел на телевизионный, затем на нефтяной бизнес. Укрепил и «крышу» – подключил к своей охране и другие структуры, консультируясь и со службой безопасности Президента РФ. Первоначально его ввел в президентское окружение Геннадий Бурбулис, а затем лучшими друзьями стали ельцинский летописец и главный его столоначальник Валентин Юмашев. Без ума от БАБа вскоре стала младшая президентская дочь, она же советник президента Татьяна Дьяченко. Быстро сошелся он и с улыбчивым и всесильным генералом Александром Коржаковым и его элитной охраной. Кстати, Коржаков замечает, что «Березовский после покушения на него 7 июня 1994 года начал преследовать Гусинского, хозяина НТВ, своего конкурента… Борис Абрамович неоднократно пытался убедить меня, что покушение на него организовал Гусинский, и поэтому его надо поскорее убрать».

Чем дольше БАБ засиживался в Кремле, тем лучше шли дела, интенсивней прирастала империя олигарха. Помимо «ЛогоВАЗа», обзавелся рекламной фирмой «ЛогоВАЗ-Пресс» которая после аккредитации в качестве рекламного агентства на общественном российском телевидении (ОРТ) сменила вывеску и назвалась «Новой компанией», а затем Березовский стал, по существу, хозяином всего ОРТ, получив крупный пакет акций (16 процентов) за 320 тысяч долларов. В то время минутный рекламный ролик на ОРТ стоил 60 тысяч долларов, и шли они один за другим, так что Борис Абрамович, можно сказать, окупил свои затраты через пять минут.


Свидетельство очевидца. Александр Коржаков, бывший начальник охраны президента:

«Выгода, которую получил Березовский от контроля над ОРТ, выражалась не только в том, что он приобрел большое политическое влияние, но и получил доступ к громадным денежным потокам, которые поступали на первый канал в качестве оплаты за рекламу. Но это понимал и генеральный директор ОРТ Владислав Листьев.

Кстати сказать, Березовский привел на ОРТ своего партнера Сергея Лисовского, который владел рекламной фирмой «Премьер СВ». Эта фирма была фактически монопольной рекламной структурой на первом канале, именно через нее должны были проходить все рекламные деньги. Сам же первый канал практически ничего не получал от показа рекламных роликов. Именно эту ситуацию и попытался изменить Листьев. Он открыто объявил, что намерен положить конец монополии Лисовского и с 1 октября 1995 года отменяет размещение рекламы, пока ОРТ не выработает новые, «этические стандарты». Это для Березовского означало потерю миллионных прибылей. 1 марта 1995 года Листьева убили в подъезде собственного дома. После этого Лисовский возглавил вновь образованный консорциум «ОРТ-реклама», а Березовский упрочил свой контроль над ОРТ.

Убийство Листьева чуть не обернулось национальной трагедией, пресса единодушно заявила, что преступление организовали Лисовский и Березовский. К той же версии склонялись некоторые сотрудники правоохранительных органов. Замечу, что, когда работники МВД явились в штаб-квартиру «ЛогоВАЗа» с ордером на обыск и попытались доставить Березовского в ближайшее отделение милиции, чтобы дать пояснения, Борис Абрамович очень испугался. Он открыто использовал свои политические связи, чтобы избежать положенного по закону допроса. Из офиса «ЛогоВАЗ» позвонил первому заместителю премьер-министра Олегу Сосковцу, исполняющему обязанности Генерального прокурора РФ Алексею Ильюшенко. Он даже записал на видеокассету свои обращение к Ельцину, в котором напрямую обвинил в убийстве Листьева своего конкурента Владимира Гусинского».


Общественное российское телевидение было создано президентским указом в 1995 году под предвыборную кампанию Ельцина и, по существу, для Березовского, – кстати, по утверждению Минпечати, Березовский не вложил в ОРТ ни одной личной копейки. А вот прибыль имел. В мае 1996 года некая английская фирма «Network Communication» получила от ОРТ 18 млн. долларов. Получила за предоставленные для показа по ОРТ художественные фильмы, но почему-то в списке значились не только зарубежные ленты, но и наши: «Вратарь», «Добровольцы»… Причем, за каждый отечественный фильм ОРТ платило англичанам по 15 тысяч долларов, в то время как «Мосфильм», владеющий этими картинами, продавал во много раз дешевле и за рубли…

Вслед за ОРТ Березовский прикупил у Э. Сагаллаева весомый пакет акций «ТВ-6» (в 2000 году у него было 75 процентов акций), создал «Объединенный банк», прибрал к рукам журнал «Огонек», стал владельцем «Независимой газеты», «Новых Известий», «Коммерсанта». В его империи также оказались и некогда могущественный «Аэрофлот», вторая в России после «Аэрофлота» авиакомпания «Трансаэро» (правда, последняя в начале 1999 года выпуталась из сетей БАБа), фирма «Союзплодимпорт», торгующая водкой за рубежом, кстати, получая от торговли водкой доходы не меньше, чем от автомобилей. По утверждению правоохранительных органов, «Союзплодимпорт» показывал в официальных отчетах не более 40 процентов от реального оборота. А объемы были огромные. К примеру, в 2000 году «Союзплодимпорт» обязывался поставить только в США 2 миллиона ящиков «Столичной». Словом, мимо российского бюджета только по этому контракту «пролетело» десятки миллионов долларов. Березовский с компанией впоследствии умудрился продать товарный знак (брэнд) «Столичной» никому не известной фирме Spirits International N. V. Te Rotterdam, офшорной компании, зарегистрированной на Антильских островах.

Словом, БАБ не гнушается ничем, что приносит деньги.


Свидетельство очевидца: Юрий Дубов, заместитель Бориса Березовского в ряде фирм:

«На ранних этапах развития капитализма в России мы занимались настолько фантастическими вещами, что я не стал описывать их в книге: мне бы все равно никто не поверил. Например, был у нас кооперативчик в Орликовом переулке, к нам пришли физики и притащили лазер. Идея была проста: в сельском хозяйстве практикуется кастрация кабанов, чтобы они нагуливали мясо, не отвлекаясь на проблемы пола. Кастрация эта довольно мучительна, и многие кабаны так огорчаются, что худеют и даже умирают. Тогда как при кастрации лазером кабан не будет понимать, что с ним происходит, и стресс никак не скажется на его тонусе, мясе и прочая. Мы приехали в колхоз, договорились с председателем, взяли аванс, закрепили борова, установили лазер… Первые два борова у нас подохли на месте, а третий испустил дух ровно в тот момент, когда мы вскочили в автобус: за нами уже бежали с дрекольем. Естественно, аванс мы не вернули».


Накапливая деньги, БАБ накапливал и опыт, вырабатывал свой стиль, свой подход к бизнесу. Он не стремился, подобно многим «новым русским», скупать контрольный или блокирующий пакет акций прибираемой к рукам компании. Его принцип: «Не владей, но управляй», он обходился небольшим участием в уставном капитале, предпочитая при необходимости объединиться с другими лояльными ему группами или «проталкивать» своих людей в руководство, прежде всего, на кураторство финансовых потоков, устанавливая, таким образом, контроль за деятельностью всей компании. Впоследствии, получая дивиденды, потихоньку скупал акции. Имея деньги на счетах в зарубежных банках, он почти не вкладывает капитал в производственную сферу. Недвижимость, которой пользовался, принадлежала, как правило, контролируемым им фирмам.

Не сам капитал, а контроль над ним – таково было его правило. В том же ОРТ Березовский, имея 16 процентов акций, объединил их с «СБС-Агро» (Смоленский), «Менатепом» (Ходорковский) и «Альфа-банком» (Фридман), получил блокирующий пакет и посадил в руководящие кресла своих людей – сначала Ксению Пономареву и Бадри Патаркацишвили, затем Игоря Шабдурасулова, Татьяну Кошкореву, Рустама Нарзикулова, Константина Эрнста…

Каждый из них, за исключением, пожалуй, Эрнста, имел такое же отношение к телевидению, как, простите, корова к танцам на льду. Скажем, Ксения Пономарева окончила в 1984 году филфак МГУ. Преподавала русский и литературу в 633-й московской школе, затем польский и словацкий в академии МИД. В 1988 году перешла в информационно-справочную службу кооператива «Факт». Владимир Яковлев пригласил ее в свою газету. В качестве главного редактора выпустила один номер «Коммерсанта».

В 1993–1994 годы Пономарева – главный редактор журнала для вкладчиков «Ревизор». В 1994–1995 годы консультировала руководителя «ЛогоВАЗ» Бориса Березовского, который затем послал ее на ОРТ, гендиректором. В 1998 году подала в отставку. Ушла Пономарева с первого канала из-за того, что без ее ведома из вечерней информационной программы «Время» по инициативе Березовского убрали ведущую Арину Шарапову, а вместо нее назначили Сергея Доренко. Как писал журнал «Профиль» (№ 35, 1998), отставная гендиректорша вскоре после своей отставки разослала необычные приглашения на день своего рождения. Среди других, там была фраза: «В ознаменовании конца моей проституции под олигархами приглашаю посетить скромный ужин».

Доренко же понадобился Березовскому для агитации за Виктора Черномырдина на пост президента РФ и атаки на тогдашнего премьер-министра РФ Евгения Примакова. О том, что собой представлял любимый телеведущий БАБа, газеты писали много. «МК» назвал его человеком-зубилом, киллером, которого можно натравить на кого надо. Березовский на полную катушку использовал эти возможности Доренко…

Контроль над «Аэрофлотом» Березовский установил, направив в компанию первым заместителем генерального директора Николая Глушкова, финансовым директором Александра Красненкера, а также на различные должности – Самата Жабоева, Лидию Крыжевскую, Леонида Ицкова, Александра Азеева, Сергея Шахматова… По его инициативе в совете директоров появился и Валерий Окулов, зять президента РФ.

Николай Глушков до 1988 года подвизался в Минвнешторге СССР. Был в неладах с Фемидой. В 1989 году вместе с Борисом Березовским стал одним из учредителей АО «ЛогоВАЗ», с 1992 года – замгендиректора по экономике и планированию «ЛогоВАЗа». С января 1996 года – первый заместитель генерального директора по коммерции АО «Аэрофлот». Еще до прихода в «Аэрофлот» Николай Глушков с Борисом Березовским, с одной стороны, и швейцарской фирмой «Андре», с другой стороны, создали АО «Андава» (с равным участием – по 200 тыс. швейцарских франков), фирму, которая впоследствии сыграет роль пылесоса по выкачиванию денег российских авиаторов.

Александр Красненкер в начале 80-х годов работал в том же Институте проблем управления, где и БАБ. Защитил диссертацию по проблемам теории принятия решений. С 1990 года – ведущий менеджер АО «ЛогоВАЗ», с 1996 – старший вице-президент по коммерции, коммерческий директор «Аэрофлота». В 1998 году активно участвовал в борьбе за установление контроля над компанией «Трансаэро». 2 февраля 1999 года отстранен от должности с формулировкой «за превышение полномочий и в связи с недостаточной организацией, осуществлением коммерческой деятельности». Судился с «Аэрофлотом», но процесс проиграл.

Расставив в «Аэрофлоте» кадры, Березовский подрядился представлять в нем интересы государства, у которого оставалось 51 процент акций. Почему именно ему доверили? Как же – свой человек в Кремле!

В мае 96-го генеральный директор «Аэрофлота» маршал Шапошников с подачи Березовского отдал распоряжение 152 руководителям представительств «Аэрофлота» за рубежом переводить 80 процентов вырученных ими средств от продажи билетов на счет фирмы «Андава» в Лозанне (Швейцария). Учредителями этой и дочерних фирм являлись Березовский, Глушков и швейцарцы г-да Мейор и Иенни. По данным швейцарской полиции, «Андава», во-первых, получала свой весьма высокий процент за сбор денег, то есть за коммерческие услуги (хотя непонятно, в чем состоявшие), во-вторых, хозяева фирмы не спешили перечислять деньги в Москву «Аэрофлоту», а «прокручивали» их, придерживая на месяцы. За короткий срок на счета «Андавы» и ее «дочерей» было перечислено более полмиллиарда долларов. Между тем деньги эти российские, а у фирмы на первых порах не было соответствующей лицензии Центробанка РФ на работу с валютными операциями. Но потом Березовский выбил ее у тогдашнего председателя ЦБ Дубинина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7