Алекс Седьмовский.

Будь как дома, путник. Сборник рассказов



скачать книгу бесплатно

© Алекс Седьмовский, 2017


ISBN 978-5-4485-0451-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Отец и маски

Раннее весеннее утро выдалось на удивление прекрасным. Солнце не грело, но радостно освещало раскрывшиеся листья на деревьях, утренний легкий ветер доносил приятный запах цветов с соседнего поля, а вернувшиеся птицы, ласково пели о своей любви к родным землям.

Дети, которые, как обычно, проснулись раньше своего отца, увидели, какая красота творится за окном.

– Пойдем, разбудим папу!

Мужчина проснулся от скачущих на его диване детей. С трудом, но все же, он выглянул в окно и улыбнулся:

– Ну что, детвора, пойдем, прогуляемся? Кто последний, тот выносит мусор!

Детишки радостно побежали собираться. Отец специально вышел последним, захватив мусор. Погода радовала. После продолжительной холодной зимы так приятно было выйти на улицу в легкой курточке, почувствовать нежное дуновение ветра, свежесть распускающейся зелени.

Вдалеке стояла полуразвалившаяся лавка, которой раньше не было. Дети побежали посмотреть, что там можно найти, и отец зашагал за ними широким шагом. Лавка, действительно, оказалось очень старой, ветхой, стоило ветру чуть подуть и она страшно шаталась. Продавец старался не выходить из тени, он мрачно стоял, не подавая признаков жизни. Дети заверещали, когда увидели, что продается в этой лавке. Маски! Много масок.

– Папа! Папа! Смотри, какие маски!

Действительно, такое множество масок мужчина никогда не видел: всевозможные животные, птицы, зомби, вампиры, ведьмы. Все удивлялись, как правдоподобно выглядели маски.

– Папа, хотим! Хотим! – закричала девочка, и остальные детишки подхватили ее мольбу.

– Ладно-ладно. Выбирайте себе маски, детвора!

Дети кинулись обнимать своего доброго папу, а затем, все вместе, бросились выбирать маски. Каждый ребенок успел померить не менее десятка масок, они игрались, кривлялись, радовались, пока выбор окончательно не был сделан.

Старший сын выбрал маску вурдалака.

«Жутковато» – подумал отец, но выбор сына одобрил.

Средний сын напялил на себя маску кабана и неправдоподобно захрюкал.

«Ну, хоть не зомби!» – улыбнулся про себя отец.

Младшая девочка с рыжими волосами и таким же платьем, надела маску страшной ведьмы.

«О, теперь она похожа на свою мать!» – посмеялся про себя мужчина.

– Ну, все выбрали маски? – прокричал отец.

– Да!

Мужчина достал кошелек, чтобы расплатиться с продавцом масок, но тот, словно испарился в воздухе. Мужчина решил оставить небольшую сумму на прилавке, чтобы вернувшись, продавец забрал себе деньги.

Сзади послышались странные звуки, будто кто-то неприлично громко чавкает. Отец резко обернулся и в это момент на него накинулся мальчик с головой кабана. Из его рта выплескивалась пена, обрызгивая мужчину. Тот с трудом отшвырнул мальчика-кабана, но сбоку на него напал другой мальчик с головой вурдалака.

Он одним ударом сломал мужчине несколько ребер, тот упал и захрипел от боли. В этот момент вернулся мальчик с головой кабана и начал разрывать своими клыками живот бедного мужчины, пока его кровь полностью не забрызгала рыло мальчика-кабана. Вурдалак уже пил кровь из шеи, пока тело мужчины не перестало дрыгаться.

Над полем послышался зловещий смех – это маленькая рыжая ведьма пролетела, наблюдая над тем, как сожрали ее отца.

Дочь Вурдалака

В трактире все смотрели на него, обсуждая и осуждая, не скрывая ненависти и презрения. Он всегда сидел в темном углу и всегда один. Он не мог не приходить в этот трактир, только здесь продавался алкоголь, а его жизнь превратилась в пытку, хотя лично он считал, что все это очередное испытание, посланное с Небес. Но с Небес ли?

Он – ярый приверженец Бога, готовый задушить любого, кто посмеет осквернить Слово Божье или Небеса, готовый отдать свою жизнь и понести свою ношу словно Иисус. И он безнадежно влюбился в исчадие Ада!

Вурдалаки и зомби частенько нападали на их небольшой город, убивая людей. Конечно, человеческие потери не были столь велики, чтобы призвать на помощь Святую Инквизицию, но все же, раз в месяц на главной площади слышался женский плач.

И именно он, всегда он, ратоборец Небес, шел охотиться на вурдалаков, посмевших лишить жизни очередного раба Божьего. Именно он приносил голову нечисти к ногам родственников убитого. Именно он был лучшим в своем деле. И теперь, именно он влюбился в одну из этих тварей, что поедают тела живых.

Не смотря на то, что любовь его была сильна, он продолжал рубить головы мертвецам. Только теперь ему перестали рукоплескать, а все больше шипели: «Лучше бы ты снес голову своей любимой!»

Он никогда ничего не отвечал. Он продолжал по ночам ходить на заброшенный погост, где встречался с любимой, возвращаясь под утро, под презрительные взгляды горожан.

Так продолжались долгие месяцы. Каждую ночь, он ходил на погост, где только сам Дьявол мог знать, чем они занимаются, и каждый месяц он охотился на очередную взбесившуюся тварь.

– Убей меня, – однажды прохрипела она, обнимая его, лежа на заброшенной могиле. – Убей, я не могу видеть, как ты страдаешь из-за меня.

Он пристально посмотрел в ее холодные темные глаза. Луна осветила ее бледную кожу, он прикоснулся к ее лицу своей ладонью.

– Никогда, – прошептал он. – Пусть твоей душой владеет Сатана, но не мне окончательно умертвлять тебя!

Казалось, она вот-вот расплачется, хотя вурдалаки и не умеют плакать, но все же, его любовь что-то в ней оживляла.

– Ты знаешь, – продолжал он. – Ради тебя, я даже готов вырубить все осины в этом лесу, чтобы никто не смог воткнуть кол в твое доброе сердце, но я не готов уйти с пути Божьего и отказаться от веры.

Теперь она гладила его лицо.

– Мы будем скрываться столько, сколько это будет возможно!

Прошли еще месяцы. Убийства жителей продолжались.

– Это все твоя дьяволица виновата! – кричали ему в спину.

Он старался не слышать никого вокруг, хотя это было тяжкое бремя, которое становилось все тяжелее. Все усложнялось тем, что он точно знал, он перебил всех вурдалаков в округе. Остался только один, точнее, одна!

Ночью, он пришел на погост, где сидела его любимая, поедая останки человека.

– Какого черта?! – заорал он. Бешенство завладело его нутром, он был готов разрушить все вокруг, не тронув ее.

– Я – вурдалак, забыл? – холодно произнесла она. – Ты не можешь отказаться от Бога, а я не могу уйти от Дьявола.

Она продолжила расчленять и поедать человека, а он, видя все это, ходил по кругу и проклинал себя за свою любовь к этой нечисти. Ему хотелось ее убить, но он не мог, от бессилия он упал на землю, колотя и разрывая ее, он ругался, плевался, выплескивал всю злобу в пространство.

Доев останки человека, она подошла к своему любимому, обняла. Тот не отстранился. Они занялись любовью под полной луной, он ненавидел себя еще больше, но не мог не взять ее, хотя из ее рта воняло тухлой человечиной.

– Я люблю тебя, но не перестану есть людей! – хрипела она, вызывая слезы у бедняги, который молил ее остановиться.

Он возвращался домой, но у его дверей стояла толпа, казалось, весь городишка собрался встретить его.

– Вот он! Хватай его!

Он не сопротивлялся, так как понимал: этими людьми движет любовь к Богу, они имеют право сделать с ним все, что захотят. Его распяли на кресте, но чтобы не уподоблять его самому Иисусу, распяли беднягу вниз головой. Он с готовностью принял свою судьбу, надеясь, что после смерти обретет вторую жизнь и вновь встретиться со своей любимой.

Смельчак и Ветер

В этот поздний ночной час, в деревне Ш*** точно никто не спал. Вместе с тьмой, на округ двинулся сильнейший ураган. Все началось так быстро, что никто не мог ожидать такого порывистого ветра. Крыши домов срывало, деревья скрипели под натиском ветра, даже сама земля поднималась в воздух!

Вдруг, кто-то увидел парня, который выбежал из дома с метлой в руках. Он размахивал ей, сначала молча, а потом громко заорал, перекрикивая ветер:

– Эй! Ты помешал мне спать, а ну, уходи!

Глаза людей расширились.

– Он что, серьезно? – спрашивали друг у друга люди в полном недоумении.

– Видимо да…

– Эй, псих, убегай оттуда! Не видишь, ветер усиливается!

Но парень не слышал людей. Он все сильнее размахивал метлой, борясь с невидимым соперником, а ветер дул все яростнее, иногда подхватывая парнишку, приподнимая его с земли. Но парень не сдавался.

– А ну, ветер, давай, дерись со мной! – вызывал парнишка.

В этот миг, ветер будто действительно разозлился на бесстрашного юношу, поток воздуха отбросил парня на десятки метров. Тот больно приземлился, хотя старался этого не показывать. Юноша все продолжал биться.

Тогда, кажется, от бессилия, ветер закружился вокруг парня, вырывая деревья с корнем. Только благодаря своему упорству, юноша все еще оставался на ногах и не просто оставался, а продолжал биться.

– Слушайте, – сказал кто-то из наблюдавших людей. – А ведь парнишка совсем неплохо сражается!

Юноша все кружился по деревне, продолжая с криками размахивать метлой. Почувствовав свою уверенность, парень прогонял ветер из деревни. Действительно, казалось, что потоки ветра уже не рвут крыши, будто все сила ветра направилась на единственного смельчака, бросившего вызов силам природы.

Так, юноша переместился из деревни куда-то вдаль, где ветер сначала подхватил метлу, а затем и самого смельчака. Очевидцы могли узреть только маленькую точку, удаляющуюся далеко за горизонт.

Как ни странно, но вместе с исчезнувшим парнишкой, пропал и безумный ветер. Ночь стала спокойно и тихой, будто ничего и не было, только сорванные крыши и вырванные деревья свидетельствовали о недавно прошедшем урагане.

На следующее утро, когда все деревня вышла на очистку территорий, люди увидели пастухов, они привезли спящего дуралея, который лежал в повозке, обнимая свою метлу. Пастухи рассказали, что нашли юношу рано утром спящим в стогу сена, а рядом с ним кружил еле заметный воздушный вихрь, напевая красивые песни, лаская светлые волосы юноши.

Два Вора и монета

Они уже давно скрылись от погони, но все же, два вора предпочитали не снижать темп. Вечер опускался на долину, солнце тускло освещало старое кладбище, лежащие неподалеку, именно это место двое преступников выбрали, если ограбление пройдет удачным.

Несколько часов назад их план по ограблению банка удался на славу! Два вора смогли унести золотые монеты, при этом, не совершив ни единого выстрела из заранее припасенных револьверов. За ними моментально отправились в погоню, но воришки благодаря профессиональному гриму успешно смогли слиться с толпой.

И вот теперь, когда закат живописно распростерся над старым кладбищем, два вора уселись на могилу какого-то бедолаги. Смеясь и радуясь легкой наживе, преступники начали делить золото. Каждому доставалось поровну.

Но вот, осталась одна маленькая золотая монета. Глаза воришек пристально уставились на нее.

– Она моя! – резко заявил один.

– Ха! Ну, ты и размечтался! – рассмеялся другой.

Теперь смешно не было никому. Два вора встали с могилы и начали ходить вокруг одной золотой монетки. Словно коршуны над добычей, они летали над ней.

– Лучше отдай ее мне, не серди меня. Ты ведь знаешь, какой я, когда меня рассердишь! – злость и ярость кипела внутри одного из них.

– Мне плевать! Когда ты сердишься, ты похож на жалкого драного кота, которому обстригли когти, – язвительно ответил другой, в нем кипела алчность, она завладевала его нутром. – Скажи спасибо, что я вообще с тобой делюсь!

– Ах, так?! Да без меня это дело не состоялось бы!

– Без тебя я бы бежал быстрее. Моя сестра и то шустрее бежала бы, а она одноногая!

Перебранка продолжала нарастать. Один из воров достал дубину и предупредил:

– Учти, я прибью тебя и глазом не моргну.

– Правильно, не моргнешь! Потому что я выколю тебе оба твоих глаза!

Теперь другой достал револьвер и выстрелил в землю, стараясь навести испуг.

– Ты думаешь, я шучу?! Да я пристрелю тебя как щенка!

– Только после того, как я пущу пулю тебе в голову! – ответил другой, достав свой пистолет и выстрелив так же, как и первый.

Так оба разбойника стреляли под ноги друг другу, разрывая землю, в которой был захоронен некий Билли Би. Перепалка между двумя ворами все продолжалась, они ругались так громко, что эхо разлеталось по всему кладбищу.

Земля под ногами разбойников затряслась. Из земли показалась бледная худая рука, затем тело. Теперь перед двумя ворами стоял покойник, захороненный здесь много лет назад, именно на его могиле разбойники устроили дележ. Лица воров стали бледнее, чем у покойного Билли Би.

– Да заткнитесь вы! – промычал покойник. – Допекли, проклятые!

Разбойники переглянулись и моментально рванули, да так, что могли обогнать скаковую лошадь. А покойник посмотрел на кучу золота, что оставили воришки, и забрал его себе в могилу.

Истинный Убийца

За десять минут до полудня, на центральной площади небольшого городка, собралось небывалое количество людей. Народ шептался, смеялся в ожидании. А ждали они, когда на эшафот взойдут палач и жертва.

Под бурные аплодисменты первым на эшафот взобрался палач в черном капюшоне. Летняя жара наступала, как правило, после обеда, поэтому комфортнее всего было проводить казни в полдень. Палач вертел в своей руке огромный топор, проверяя его вес, примеряясь, нанося удары по воздуху. Слуга принес огромный спелый арбуз и положил его туда, куда обычно кладут голову обвиненного. Палач, сделав шаг назад, размахнулся топором и рассек арбуз пополам, публика рукоплескала палачу, а тот, в свою очередь, нарочито кланялся.

Тут, гул толпы стал много громче, люди засвистели, начали выкрикивать ругательства. На эшафот вели виновного в убийстве мужчину. Он панически озирался, будто пытаясь найти того, кто сможет спасти его жизнь.

– Народ! – закричал обвиняемый. – Ну, помогите же мне! Клянусь, я не убийца! Меня подставили…

Люди недоверчиво засвистели. Толпа требовала зрелища, коим была казнь и если уж сегодня обещали казнить, значит, сегодня это должно свершиться.

– Я никому не причинял зла! – зарыдал мужчина. – Поверьте мне!

Но его голову уже положили на место, где недавно арбуз был разрублен пополам. Несчастный обвиняемый краем глаза заметил палача, который стоял чуть в стороне, наслаждаясь происходящим вокруг.

– Я ведь никого не убивал! Поверьте мне! – жалобно повторял обвиняемый.

Палач, стоявший до этого момента спокойно, наклонил голову. Затем, он присел на одно колено, достаточно близко, чтобы заплаканный мужчина мог его услышать, и больше никто.

– Я знаю, что ты невиновен! – спокойно пробубнил палач. На лице обвиняемого отразилось непонимание.

– Откуда вы знаете?

– Убийца – я! – ответил палач, незаметно подмигнув из-под своего капюшона.

Бедный мужчина хотел было что-то вскрикнуть, но его голова уже катилась по эшафоту все дальше и дальше от тела. Публика все аплодировала, а палач еле заметно улыбался своим мыслям. У палача всегда должна быть работа.

Мертвый Анархист

По ночному кладбищу бродил дряхлый старик. Вся деревня знала, что он был колдуном, но никто его не опасался в силу его старческого слабоумия. Почти полностью ослепший старик брел медленно, скрупулезно обдумывая каждый шаг, одной рукой он водил по воздуху в поисках препятствий, а в другой он держал сосуд с каким-то зельем.

Старик не мог увидеть неглубокую яму, которая зияла прямо под его ногами. Спотыкнувшись, колдун распростерся по мертвой земле, в которой хоронились сотни отборных мерзавцев. Когда старик с трудом поднялся, он обнаружил в своей руке разбитый сосуд.

– Боже, – прохрипел колдун. – Что ж я наделал?

Старик пытался ускорить шаг и направиться в ближайшее село, чтобы предупредить людей о жуткой опасности, но неожиданно его ногу схватила чья-то рука, высвободившаяся из земли…

…Почти все люди в селе видели седьмой сон. Только одна влюбленная парочка лежала на сеновале, в стороне от домов.

– Ты ничего не слышал? – испуганно спросила девушка.

– Нет, все же спят, успокойся! – прошептал юноша, поглаживая свою любимую.

Раздался чей-то хохот со стороны кладбища, послышались странные звуки. Теперь и юноша это услышал. Они слезли с сеновала, всматриваясь в бесконечно темную даль. Ночь была безлунная, облака полностью закрыли ночное небо. Вдали виднелись чьи-то силуэты, но влюбленная парочка точно знала, что все жители села спят в своих домах.

Смех и отборный мат теперь слышались отчетливо!

– Что происходит? Кто там? – испуганно вопрошала девушка. – Может, это пьянчуги с соседнего села?

– Это вряд ли…

Юноша уже мог разглядеть бледные лица мертвецов, восставших из могил. А на некоторых из них, совсем не было кожи

– Бежим! – заорал парень.

Скорость у нежити была низкой, но минут через десять они уже смогут быть в селе. Молодая парочка ворвалась на площадь с криками и нецензурной речью, чтобы все вокруг выбежали из своих домов. Ошалелый люд собрался вокруг орущих:

– Какого черта? – спрашивал один селянин.

– Почему вы не спите и другим не даете? – орал другой.

– Да заткнитесь вы все! – перебил юноша, пытаясь отдышаться после утомительной пробежки. – Слушайте, со стороны кладбища на нас движется полчище мертвецов!

Все вокруг издали пронзительные вздохи. Местным жителям не впервой было сталкиваться с разными силами тьмы, то русалка топит мужиков, то леший заманит к себе и не вернет. А теперь…

– Что нам делать? – закричала женщина.

– Спокойно, мать вашу! – прервал всех глава села. – Бегите по домам, берите все что есть: вилы, топоры, сковородки, в конце концов, и обратно на улицу! Детей запереть в подвалах, чтобы до них не добрались. Мы дадим отпор мертвецам. Убить их невозможно, но остановить – попробуем, нам главное – продержаться до первых лучей Солнца, оно их сожжет к чертям собачьим…

Народ разбежался по своим домам. Кто-то выбежал с вилами, другие с топорами. Но заметнее всех выглядел парень в капюшоне и с косой в руках.

За воротами послышались мерзкие вздохи и дикий ржач. Самый жесткий мат разлетался по деревне – это мертвяки угорали сами над собой. Ночь по-прежнему была безлунной, облака нависли над деревней, не давая возможности разглядеть нечисть, налетевшую на село.

Из-за угла появились первые тени и тогда же, неожиданно, проявилась полная Луна. Теперь без труда можно было увидеть ходячие полуразвалившиеся трупы. Они выползали один за другим, толкая друг друга, разрывая свою плоть. Они ржали сами над собой, над своим убожеством. Мат и перебранка в их рядах не заканчивались.

В толпе нечисти показался очень знакомый человек, которого похоронили совсем недавно. Он сохранился намного лучше своих собратьев: вся кожа осталась на его лице, глаза еще не так сильно впали в глазницы. Одет он был так, как ходил при жизни: потертые джинсы, косынка на голове, цепь на поясе, а поверх всего длинный кожаный плащ. Местные сразу узнали в нем артиста и музыканта, захороненного месяц назад, умершего от вечных попоек. В жизни он был очень веселым человеком, на каждой пьянке именно он оказывался главным заводилой.

Мертвый артист первым из мертвецов заметил жителей села, собравшихся в кучку. Показав им средний палец, он крикнул: «Хой!». Остальные мертвецы подхватили этот крик и ринулись на селян.

Вернее, они ковыляли к селянам. Некоторые мертвецы начали бить стекла домов, другие истошно завыли и пошли напрямик. Селяне не остались в долгу и с криками бросились на нежить. Втыкая вилы и топоры в тела мертвецов, люди поначалу радовались, ведь лезвие так легко входило в мягкое тело нечисти. Но радости приходил конец, когда мертвец вставал после удара топора в грудь.

– Какого черта? – вскрикивали люди. – Они не умирают…

Действительно, мертвых не убить, как и предупреждал глава села! Первая же атака людей захлебнулась, теперь пришла очередь нежити. Мертвецы атаковали медленно, но им и некуда было торопиться. Они раскидывали людей в стороны, кидаясь в них лошадиным пометом, разбивая об их головы бутылки и смеясь над всем этим.

Некоторые мертвецы забывали о живых, начали толкать друг друга, разрывая в клочья плоть. При этом они всегда ржали, издавая ужасающий смех. Другие мертвецы поливали матом живых, избивая тех. Женщины визжали в каждом уголке села, мужчины пытались отбиваться от нечисти, но мертвецов было больше. Тем, кому все же везло отбиться, приходилось бежать, слушая в свой адрес смех и ругательства.

Мертвый артист стоял в центре всего этого дела, казалось, что он даже улыбался. Он подбадривал своих мертвых братьев криками и подсказками, при этом, сам он никого не тронул.

Избиение все продолжалось. Мертвецы развлекались так, как никогда в жизни. Им было в кайф!

Долгие часы слышался ржач и стоны. Стоны и ржач. Люди отбивались, как могли, потом убегали, затем вновь отбивались. Казалось, все это длится вечность…

…Первые лучи Солнца появились за горизонтом. Люди со слезами на глазах увидели, как слабый лучик света причинил настоящую боль мертвецу. Впервые, на лицах нечисти появился страх. Солнце все больше обжигало их. В и без того разрозненных рядах нежити появилась паника. Мертвецы, все как один, бежали в сторону кладбища, но это было не самое умное решение. Никто из них не смог пройти и половины пути, всех их испепелил солнечный свет.

Люди вышли из убежищ. Все в ссадинах, ушибах, покрытые грязью и навозом. Но все живы! Мертвецы никого не убили, да и не хотели, наверное. Они просто вышли развлечься: заставить танцевать Пого испуганного парня, избить кого-то, поржать, влить в себя самогон. Собственно, сделать все то, что делали при жизни.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2