Алекс Бертран Громов.

Нарком Фрунзе. Победитель Колчака, уральских казаков и Врангеля, покоритель Туркестана, ликвидатор петлюровцев и махновцев



скачать книгу бесплатно

Прошло еще пять лет, и в суровом 1938 году в знаменитом «Кратком курсе истории ВКП(б)» была зафиксирована точка зрения И. Сталина о рождении Красной армии – в феврале 1918 года под Нарвой и Псковом «немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма – 23 февраля стал днем рождения молодой Красной армии».

Впрочем, 1918 год был отмечен и тем, что тогда обозначилось и начало явственно проявляться соперничество между Сталиным и Троцким. Фрунзе, казалось бы, был далек от этого. Но в будущем его безвременную кончину станут объяснять именно этой борьбой за власть между наследниками Ленина.

Против Колчака

Обстановка в Сибири резко осложнилась осенью 1918 года. На это изменение повлияло появление нового лидера, который прибыл в Омск 4 ноября в специальном поезде английского генерала Альфреда Нокса, одетый для конспирации в гражданское платье. Так появился в регионе действий Белого движения вице-адмирал А.В. Колчак. В Омске он стал военным и морским министром Уфимской директории. Кем он был на самом деле и какие силы за ним стояли, до сих пор неизвестно. Однако никто не в силах отрицать, что этот человек был выдающимся полярным исследователем, опытным минным офицером, он служил командиром минной дивизии Балтийского флота. А до того как он был отстранен от должности Временным правительством и покинул революционную Россию, в начале июня 1917 года, он являлся командующим Черноморским флотом. Кроме этого до вышеуказанных событий и прибытия в Сибирь он посещал Америку и Англию, имел надежные связи с русскими контрреволюционными сообществами, обосновавшимися после эмиграции в китайском Харбине. Так что не случайно А.В. Колчаку было доверено непростое задание – объединить все контрреволюционные силы.

…Приехал в Омск из Харбина адмирал Колчак в качестве частного. Я был у него на третий день приезда, и мы проговорили целый вечер. Адмирал рассказывал мне подробно о своих поездках в Америку и Японию, о положении на Дальнем Востоке, о роли разных союзников-интервентов, причем смотрел он на все мрачными глазами. Он тогда, еще в октябре 1918 года, высказывал мысль, что союзники преследуют какие-то скрытые цели, что поэтому мало надежды на помощь с их стороны.

Константин Сахаров. «Белая Сибирь»

Такие силы как раз имелись и действовали на обширных территориях – в Сибири, на Дальнем Востоке и в Маньчжурии. И требовалось лишь умело объединить их в единую и мощную белогвардейскую армию, чтобы потом направить против Советской России. Это было сложное задание даже для опытного военного. Созданная Комучем и прозванная «Народной» армия, которая состояла из белочешских войск, в октябре 1918 года отходила на восток под натиском Красной армии. Сызрань была занята красными 3 октября, а Самара взята – 7 октября. Советские войска занимали города один за другим. В начале ноября части Красной армии освободили Ижевск, позже – Воткинск и начали успешное наступление на Уфу, Уральск, Оренбург.

У воинов противника в это время началась паника, дезертирство и моральное разложение.

Из-за неудачных действий на фронте пошатнулся даже их ранее непробиваемый тыл. С каждым часом уменьшалась численность армии Комуча. Не менее ужасные потери постигли и войска белочехов.

16 октября 1918 года генерал Болдырев, главнокомандующий белогвардейскими войсками на Восточном фронте, так записал о тех днях в своем личном дневнике: «На Самарском фронте плохо. Чехи деморализованы, наши – тоже. Опять появились офицеры-«беженцы». Очень тяжелое положение создается для Уральского войска и Оренбурга. Помочь почти нечем». Все шло к уничтожению белогвардейских сил в Сибири и на востоке страны. С призывами о помощи и поддержке, с Урала и из Сибири были направлены телеграммы в Вашингтон, Париж, Лондон и даже в Токио. Содержащиеся в них призывы были весьма красноречивы. Управляющий министерством иностранных дел Колчака Сукин так и отметил после в своих «Воспоминаниях»: «Чехи в буквальном смысле били в набат. Я наблюдал их усилия в Вашингтоне накануне своего отъезда оттуда… Чехи сознавали, что они гибнут в Сибири, и не стеснялись это заявлять».

18 ноября, несмотря на сложное положение и переворот, А.В. Колчак принял звание главнокомандующего и титул верховного правителя Российского государства. В день принятия он написал в своем обращении к народу: «…Всероссийское Временное правительство распалось. Совет министров принял всю полноту власти и передал ее мне, адмиралу русского флота Александру Колчаку. Приняв крест этой власти в исключительно трудных условиях гражданской войны и полного расстройства государственной жизни, объявляю, что не пойду ни по пути реакции, ни по гибельному пути партийности. Главной своей целью ставлю создание боеспособной армии, победу над большевизмом, установление законности и правопорядка, дабы народ мог беспрепятственно избрать себе образ правления, который он пожелает, и осуществить великие идеи свободы, ныне провозглашенные по всему свету».

Чтобы осуществить реорганизацию на территории Урала, Сибири и Дальнего Востока, была объявлена военная диктатура. Это было необходимо для начала серьезных реформ всех частей оставшейся в его распоряжении белогвардейской армии, находящейся в этих регионах.

Битва за хлеб, железо и дороги

К осени 1918 года на территории оренбургской губернии и на большей части Урала власть еще удерживали белогвардейцы и интервенты. В их руках оставалась значительная часть востока России, а именно – Сибирь и Дальний Восток. И даже немалая часть Казахстана (Степного края), а точнее – Акмолинская, Тургайская, Семипалатинская и Уральская области, их население насчитывало почти 22 млн человек. Основное население было русским, но вместе с ними территорию занимали башкиры, буряты, татары, киргизы, якуты и другие народы.

Местная экономика этих регионов была достаточно перспективной и развитой. Контрреволюционные силы благодаря этому овладели обширным уральским промышленным центром. Он располагал множеством заводов и фабрик, имел богатые собственные рудников и копи. Особенно много добывали на Урале топлива и руды – угля, меди, железа и других металлов. Кроме промышленных копей меди, марганца и свинца, были запасы каменного угля, а в Сибири и на Дальнем Востоке добывали платину, золото, серебро. Например, известно, что лишь в 1912 году в Сибири и на Дальнем Востоке было добыто около трех тысяч пудов золота. Но помимо этого они славились драгоценной пушниной, рыбой ценных пород, хлебом и мясом.

Для Колчака тылом являлась Сибирь, она их обеспечивала всем необходимым, и из нее белогвардейцы получали свои силы. Население Сибири в то время составляло около 8 миллионов человек. Примерно миллион приходился на народы не русской национальности. Сторонниками частной собственности являлось 90 % населения. Люди жили в деревнях и занимались своим хозяйством. Эти хозяйства были более крепкими и традиционными, чем имели крестьяне России. И крестьяне Сибири в основном занимались мелкотоварным бизнесом, который был очень развитым и прибыльным на тот момент. Так, перед Первой мировой войной Сибирь ежегодно давала более 70 миллионов пудов товарного хлеба. Из Сибири экспортировали примерно 4,5 миллиона пудов продукции животноводства. Естественно, что для советской власти очень важно было заполучить подобный источник ресурсов.

Революционеры, настроенные против белогвардейских войск в Сибири и на Дальнем Востоке, партизаны из среды солдат, рабочих и крестьян подрывали и так пошатнувшиеся белогвардейские тылы. Все они пропагандировали восстановление власти Советов на их земле, под лозунгом борьбы за освобождение. Однако такие выступления часто приобретали бандитский характер. Например, вооруженные крестьянские отряды доблестно охраняли от мародеров и чужаков свои села и деревни, но они же и совершали разорительные набеги на железнодорожные станции и города. А местные партизаны взяли под свой контроль дороги и успешно грабили обозы. Для охраны своего тыла и борьбы с такими группами белогвардейцы отвлекали значительные силы, которые были нужны им на фронте. Но уже в конце 1918 года среди «красных войск», расположенных на Восточном фронте, организация стала более жесткой. И в таком виде, лишь с незначительными изменениями, просуществовала практически до конца Гражданской войны.

5 ноября 1918 года приказом Реввоенсовета был сформирован штат Полевого штаба Красной армии, в составе которого создано Регистрационное управление для координации усилий всех разведывательных органов. Так возникло ГРУ – Главное разведывательное управление Генштаба, ставшее одной из самых мощных военных разведок на планете.

«Реввоенсовет нас в бой зовет»

На Восточном фронте главным являлся Революционный военный совет (РВС). Он состоял из трех членов: С.С. Каменева – командующего и двух комиссаров. Полевое управление осуществляло руководство войсками. В его состав, кроме Реввоенсовета, входили: политический отдел, штаб фронта, военный контроль и ревтрибунал, инспекторы по различным родам войск и управление снабжения фронта. В полевом управлении фронта все значимые должности, кроме политических, занимали военные специалисты из офицеров старой русской армии.

В состав фронта входило пять армий:

1-я – командовал М.Н. Тухачевский,

2-я – В.И. Шорин,

3-я – М.М. Лашевич,

4-я – А.А. Балтийский,

5-я – Ж.К. Блюмберг.

Революционный военный совет в составе трех лиц стоял в главе каждой армии, и также имелось полевое управление. Армию составляли дивизии, и в зависимости от направленности действий определялось число объединений, которое могло различаться.

В последние недели ноября 1918 года С.С. Каменев отдал приказ возобновить наступление по всему фронту. На первых этапах оно было вполне успешным, части 1-й армии уже к 28 ноября заняли Белебей, войска 5-й армии подошли к Уфе.

А вот на подступах к Перми, на северном направлении фронта, положение оказалось другим. Армия Колчака опередила 3-ю армию красных и начала активное наступление, намереваясь двинуться на Пермь и взять этот город, а также окончательно добить находившуюся там 3-ю армию. Ведя наступательное движение в направлении Вятка – Котлас, они планировали воссоединиться с войсками интервентов и силами контрреволюции, обосновавшимися на севере. Успех этих действий мог бы обеспечить перенос из Владивостока в Архангельск основной базы снабжения войск Колчака. Этим намного бы сократилось время доставки оружия и боеприпасов. И таким образом создать против Советов мощный единый фронт на востоке и севере. А в дальнейшем этими объединенными силами начать наступление на Москву.

В начале ноября 1918 года для усиления войск Екатеринбургской группы в целях подготовки наступления на Пермь белогвардейцы направили 1-й Среднесибирский корпус под командованием А.Н. Пепеляева. Он был сформирован в Томской губернии, и в его состав было зачислено много добровольцев. Офицеры и солдаты были отлично подготовлены, и у них было все необходимое вооружение и обмундирование.

Белогвардейские полки имели в своем распоряжении лыжи, и, учитывая местность и климат с глубоким снегом, это позволяло им совершать быстрые передвижения в любую погоду. Самая лучшая в то время на Восточном фронте 2-я белочешская дивизия была в составе Екатеринбургской группы. В регион Екатеринбурга доставлялась основная часть оружия от Антанты.

Армия растянулась по длине фронта более чем на 400 км. Но положение советской 3-й армии, обороняющей путь на Пермь, оказалось особенно тяжелым, потому что полки растянулись очень тонкой линией. Не был достаточно обеспечен правый фланг, из-за того что 2-я армия на некоторое время застряла во время движения и отстала. А в северном направлении советским полкам грозили белогвардейские – обходя их. Белогвардейские организации в тылу армии провоцировали контрреволюционный мятеж. Войска армии были измучены, так как на протяжении полугода постоянно вели напряженные бои. Часть полков и бригад не имели подходящей обуви и одежды, потому что армия была лишена резервов. Необходимое пополнение в подобной ситуации доходило крайне редко и недостаточно.

Снега и голод

29 ноября 1918 года белогвардейцы напали на расположенную на левом фланге армии 29-ю дивизию. А также и на соседнюю с ней Особую бригаду, оборонявшую путь на Пермь. Армия Колчака здесь превосходила советские войска вдвое по численности. Колчак двинул в бой сразу десять своих полков. Несмотря на это, Красная армия отчаянно удерживала свои позиции и сопротивлялась. Не считаясь с большими потерями, солдаты Колчака вновь и вновь поднимались в наступление. Недалеко от станции Выя колчаковцам удалось взять в окружение два полка Красной армии и полностью уничтожить их.

Колчак перебросил лучшие свои войска в центр, наиболее сильные удары пришлись по левому флангу 3-й армии. Колчак вел решительное наступление на 30-ю дивизию, закрывающую путь на Кунгур. Командовал дивизией В.К. Блюхер, и она являлась самой лучшей в 3-й армии. Встречные бои были наиболее кровопролитными, потому что до этого момента 30-я дивизия сама шла в наступление. Но армии Колчака удалось прекратить наступление советских полков и заставить отойти в западном направлении.

Погода во время битвы под Пермью была очень неблагоприятной. Выпал ранний и глубокий снег. Армии могли совершать продвижение лишь по дорогам, и, едва отклонившись от них, воины тут же проваливались почти по пояс.

У солдат Красной армии почти не было лыж. Более того, у них не имелось зимней обуви, и в наступивший 30-градусный холод часть людей мерзла в рваной обуви. Не лучшим образом обстояли дела с провиантом. Несколько дней подряд солдаты могли получать лишь только четверть фунта овсяного и полностью промерзшего хлеба. Были дни, когда ничего не ели. Но солдаты были рады любой пище, потому что бывали дни, когда они вообще ничего не получали.

С середины декабря 1918 года силы Красной армии стали заметно истощаться, резервы закончились. 3-я армия понесла невосполнимые потери за две недели изнурительных боев. Лучшие части были выбиты из строя. Был ощутимый недостаток продовольствия, медикаментов и боеприпасов. Раненые, обмороженные и больные не получали медицинскую помощь.

Командование 3-й армии тоже оказалось не в лучшем положении. В дни кровопролитных боев на фронте командующий армией Лашевич устраивал пьяные застолья и оргии вместе с работниками штаба. Интересно, что в них принимали участие и лица, связанные с белогвардейцами. Штаб армии был настолько отдален от всех дивизий и событий на фронте, что не всегда был в курсе происходящего.

Лашевич не посылал на фронт даже то маленькое пополнение, которое прибывало, ссылаясь на отсутствие оружия. А на станции Левшино, на барже под Пермью, за день до наступления колчаковцев, случайно было найдено 200 ящиков винтовок, и все это оружие было захвачено ими.

Командование 3-й армии сделало попытку как-то организовать оборону Перми в ситуации общего отхода войск. Однако ничего не получилось. В первой половине января 1919 года 3-я армия отступила за Каму, покинув город Пермь.

События на Восточном фронте обеспокоили правительство большевиков. 30 ноября 1918 года был сформирован Совет рабоче-крестьянской обороны. Его главой стал Ленин, а заместителем руководителя Совета – Сталин, быстро завоевывавший известность как практический военно-революционный лидер. В постановлении ВЦИК о создании Совета говорилось: «Советская республика стоит перед возрастающей опасностью вторжения соединенных полчищ мирового империализма. Против нее направлена вся злоба, вся ненависть мировой буржуазии. На севере и юге, на востоке и на западе англо-американские и франко-японские хищники воздвигли и воздвигают против Советской России враждебные фронты…» Совет занимался военными вопросами, а также организацией транспортных перевозок и в особенности доставкой продовольствия.

В революционных войсках обстановка была близка к панике и полному разброду, командиры 2-й и 3-й армий справиться с ситуацией в большинстве своем не могли.

После того как Колчак взял Пермь, а деморализованная 3-я армия Советской республики даже не отступила, а обратилась в бегство, для выяснения причин сдачи Перми и принятия мер к восстановлению обороноспособности 1 января 1919 года была создана партийно-следственная комиссия ЦК партии и Совета обороны во главе со Сталиным и Дзержинским. Комиссия также была обязана изыскать способы оказания помощи советским органам на левом направлении Восточного фронта. Тут же они оба – Сталин и Дзержинский – были командированы непосредственно на Восточный фронт. Уже 5 января они приехали в Вятку и вскоре, в тот же день, телеграфировали Ленину, что от 3-й армии «осталось лишь около 11 тысяч усталых, истрепанных солдат, еле сдерживающих напор противника… абсолютно необходимо срочно перекинуть из России в распоряжение командарма по крайней мере три совершенно надежных полка». 7 января Сталин и Дзержинский, прибыв в штаб 3-й армии в Глазове, шлют распоряжение в Вятку областному комитету РКП(б) – мобилизовать коммунистов на фронт.

В это же самое время ради улучшения снабжения армии и промышленных предприятий 11 января 1919 года декретом Совнаркома в Советской России была введена продразверстка. Эта система заготовки сельскохозяйственной продукции стала частью политики, называемой военным коммунизмом. Крестьян обязали сдавать зерно и другие сельскохозяйственные продукты государству по твердым ценам. Самим земледельцам должен был оставаться минимум от собранного урожая, чтобы хватило на пропитание и будущий посев. На практике же часто было так, что у крестьян без всякой компенсации силой отнимали весь собранный хлеб, картошку, а также скот. Деревенские жители негодовали, начались волнения и вооруженные выступления против присылаемых из городов продотрядов. Весной 1921 года в процессе перехода к «новой экономической политике» (НЭП) продразверстку заменили фиксированным продналогом.

19 января 1919 года на объединенном заседании уральских и вятских партийных организаций, а также местных советов было объявлено о создании Вятского военно-революционного комитета, которому с этого момента должна была принадлежать вся власть в Вятской губернии. С докладом о необходимости такого решения выступил Сталин. Предварительно он, оценив ситуацию, запросил подкреплений из центра. Ленин ответил указанием «лично руководить исполнением намеченных мер, ибо иначе нет гарантии успеха», и обещал найти, какие возможно, свежие войска.

И действительно, по распоряжению Ленина в 3-ю армию из центра были переброшены подкрепления, послано зимнее обмундирование и продовольствие. А Сталин в это время занимался формированием Вятского лыжного батальона, уделяя особое внимание полноценной экипировке. Впоследствии батальон превратился в Северный экспедиционный отряд, который прикрывал стык 3-й армии Восточного фронта и 6-й армии Северного фронта.

СОВЕТ НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ РСФСР
Декрет от 22 августа 1919 года
О кредитах и сметах на снабжение Красной армии

В развитие декрета Всероссийского Центрального исполнительного комитета от 8 июля 1919 года (Собр. узак., 1919, № 35, ст. 349) для достижения назначенным этим декретом чрезвычайным уполномоченным Совета Рабоче-крестьянской обороны по снабжению Красной армии и флота поставленных ему целей Совет народных комиссаров постановил:

1. Предоставить чрезвычайному уполномоченному в изъятие из существующих законов и правил следующие права по распоряжению кредитами:

а) назначать по временным расходным кассовым расписаниям сумму по каждому подразделению сметы до полной суммы проектируемого сметного назначения, установленной в предварительных совещаниях, указанных в статье 22 Правил о составлении смет (Собр. узак., 1919, № 29, ст. 318);

б) передвигать кредиты из параграфа в параграф и смет в сметы главных довольствующих управлений, подведомственных Центральному управлению снабжения, при наличии соответствующих сбережений и при согласии на это со стороны представителей Народных комиссариатов финансов и государственного контроля в междуведомственном совещании, предусмотренном ст. 3 сего декрета.

2. Предоставить в распоряжение чрезвычайного уполномоченного Совета обороны по снабжению Красной армии и Красного флота на покрытие чрезвычайных расходов по хозяйственный делам, вызываемых военными действиями, особый оборотный фонд в 1 000 000 000 (одни миллиард) рублей, расходуемый по правилам, выработанным чрезвычайным уполномоченным по соглашению с Народными комиссариатами финансов и Государственного контроля.

3. Для рассмотрения представлений главных довольствующих управлений военного ведомства об отпуске сверхсметных кредитов (дополнительных и экстраординарных), о передвижении кредитов, указанных в п. 1, лит. б сего декрета, а также для рассмотрения представлений об отпуске средств из особого фонда учредить при Центральном управлении снабжения междуведомственное совещание под председательством лица, по назначению чрезвычайного уполномоченного совета рабочей и крестьянской обороны по снабжению Красной армии и Красного флота из полномочных представителей Народного комиссариата государственного контроля, Народного комиссариата финансов, Высшего совета народного хозяйства и центрального правления снабжения.

4. Заключения совещания, кроме вопроса о передвижении кредитов и сверхсметных ассигнованиях, представляются на утверждение чрезвычайного уполномоченного и по утверждении немедленно приводятся в исполнение.

5. При отсутствии согласия на передвижения кредитов из параграфа в параграф и из сметы в смету со стороны Народных комиссариатов финансов и Государственного контроля вопрос разрешается Советом народных комиссаров.

6. Рассмотрение представлений об отпуске из особого фонда кредитов на расходы чрезвычайной комиссии по снабжению Красной армии производятся существующим ныне порядком, установленным для чрезвычайной комиссии по снабжению Красной армии при участии Народных комиссариатов государственного контроля и финансов.

7. С открытием кредита по особому фонду, согласно сему декрету, фонд, находящийся в распоряжении чрезвычайной комиссии по снабжению Красной армии, упраздняется с тем, чтобы потребные чрезвычайной комиссии по снабжению Красной армии средства, расходуемые порядком, указанным в пункте 6 настоящего декрета, отпускались из фонда, предоставленного на основании пункта 2 декрета в распоряжение чрезвычайного уполномоченного совета рабоче-крестьянской обороны по снабжению Красной армии и Красного флота.

8. Настоящий декрет входит в силу по опубликовании.

Председатель Совета народных комиссаров В.И. Ульянов (Ленин)
Управляющий делами Совета народных комиссаров В.Л. Бонч-Бруевич

Ситуация на Восточном фронте начала выправляться, о чем Сталин и доложил Ленину. 27 января Сталин и Дзержинский выехали из Вятки в Москву и уже через четыре дня представили в Москве Ленину отчет об обстановке и о причинах катастрофы, стоившей революционным частям потери города Пермь. Сталин и Дзержинский писали о том, что на фронте в районе действий 3-й армии не было резервов, не хватало продовольствия, не велась надлежащая политико-воспитательная работы. Сталин обвинил Всероссийское бюро военных комиссаров и Реввоенсовет, возглавляемый Троцким, в отрыве от реальности, равнодушии к боевой деятельности и жизни Красной армии. Был подробно расписан план исправления ситуации – создать резервы, организовать снабжение так, чтобы при каждой дивизии был неприкосновенный двухнедельный запас продовольствия. А также полностью реорганизовать руководящие органы Красной армии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7