Алекарт Джи.

Образ чувств



скачать книгу бесплатно

Усевшись в такси на заднее сиденье, мой Интерес меня спросил:

– Куда теперь?

– К Еве Биржуа, – уверенно ответила ему и поняла, что водитель такси подумал, будто я ему скомандовала направление.

– Это где? Во Франции? – спросил удивленный водитель.

– Ой, простите, – засмеялась я, глядя на Теглеруна и показывая ему кулак, – на улицу Летнюю, 42, пожалуйста, обратилась я к таксисту и машина тронулась с места.

Когда мы приехали к дому Евы и вышли из такси, я решила спросить Теглеруна:

– Я сильно сглупила, общавшись тогда с Биктанж? Я долго думала, после вашей бойни. Ты же не зря бросился на нее?

– Бирик Джейн. Несомненно, ты дала ей понять, что ты тот самый бирик, который нас видит. Но рано или поздно это должно было случиться. Это неизбежно. Впредь, контролируй свои эмоции. Глуши их, если ты знаешь, кто может перед тобой явиться.

– Я поняла тебя, Теглерун. Ну, что ж, пойдем в гости? – задумчиво сказала я, глядя на дом Биржуа.

– Бирик Джейн, как там у вас говорят? Дамы вперед? – вытянув руку, как бы приглашая, спросил Теглерун.

– Вы так галантны, сэр, – подыграла я криату.

Звонок на воротах двора Евы не работал. Я уже подумала, что придется ее звать криком, но Теглерун неожиданно подпрыгнул на третьей ноге и оказался на пороге дома. Затем, он повернулся ко мне лицом и той же ногой ударил громко в дверь, отталкиваясь от нее. И, уже через миг, он стоял рядом со мной.

– Кто там ломится? Опять пришельцы? – услышала я голос внутри дома.

– Ева, это Джейн!

– Какая, к черту, Джейн? Не знаю потаскух с таким именем! – грубо крикнула она, не открывая двери. Я совсем не обращала внимания на ее оскорбления. Ева всегда была немного не такой, как все. Она прославилась на Желтой, а, после и в городе, когда во все горло орала, что ее мужа украли пришельцы-потаскухи.

– Джейн Бакклет! Желтая 1!

– Ааа! Скептик! Это ты? – уже выйдя на крыльцо и убедившись, что я не пришелец, успокоилась она.

– Впустишь? – спросила я.

Она вальяжно спустилась с высоких ступеней и, не торопясь, заковыляла к воротам. Выглядела она не очень хорошо. С того момента, когда я видела ее в последний раз, она неплохо набрала в весе, что стало ей совсем не к лицу. Отросший волос выдавал свою грязную седину, выталкивая крашенный баклажановый цвет. Некогда яркие и голубые глаза стали бледными и белесыми. Куда-то делся передний зуб на нижней челюсти. А, и без того пухлые губы, украшала черная помада с розовым блеском. К слову, не любила я блеск никогда. Впечатление такое, будто губы подсолнечным маслом намазаны. На ней был надет старый шелковый халат с гепардовым принтом, перевязанный широкой белой лентой. На ногах были высокие дутые тапки зелено-синей расцветки.

– Проходи, Джейн, – открыла она ворота и мы прошли в дом.

– Располагайся в гостиной, а я сварю нам кофе. Ты же любишь кофе, скептик? – спросила она.

– Да, пожалуйста. И с лимоном. Если есть. И без сахара, – попросила я.

– Ты что? В ресторан пришла? Какой, к черту, лимон? А сахара у меня нет с тех пор, как мой Ричард отдался тем потаскухам со сладкими марсианскими именами.

Будь они прокляты, – грубила Ева, уходя на кухню, где пробыла более получаса, гоняя шваброй птиц за окном, которые сидели на яблоне у нее в мини-саду.

Пока негостеприимная хозяйка дома готовила кофе, я успела разглядеть всю ее гостиную. Обшитый черной кожей диван занимал одну треть комнаты. Стены были окрашены в темно-синий цвет и в них были вмонтированы полусферы, представляющие все восемь планет нашей солнечной системы, а, также, Плутона и Солнца. Думаю, эти оригинальные украшения были изготовлены из гипса. В самом дальнем и углу находился серый шкаф с очень темными стеклами. Что они прятали – разглядеть не удалось. На малой стене висела картина, около двух метров в длину, обрамленная в толстую громоздкую раму. Но, самым удивительным было то, что на черном полотне, в самом центре, располагалась серая четырехпалая рука с предплечьем. Я решила рассмотреть поближе и подошла к картине. Оказалось, что эта рука привязана тонкой леской к полотну.

– Еще минуту, Джейн! Проклятые вестники пернатых потаскух обгадили мне весь сад! Чтоб вы сдохли, клювоносые уродцы! – ругалась хозяйка дома.

– Нет проблем! – отозвалась я.

– Она чокнутая? – спросил Теглерун.

– Ее многие так называют. Она уверена, что ее мужа похитило НЛО.

– Что же случилось на самом деле? Известно, что с ним? – интересовался криат.

– Еще как! Пернатые потаскухи, о которых она постоянно говорит – это танцовщицы кабаре с огромными боа. Ричард сбежал от нее семь лет назад. Решил помолодеть в свои пятьдесят восемь лет. Он купил двух жгучих брюнеток и счастливо доживает свои годы. Помню, как те, кто знал, поддержали его в этом поступке. А Еве сказали, что его похитили пришельцы, полагаясь на ее нездоровый фанатизм к внеземным цивилизациям. План сработал. Она сложный человек, – вспоминала я историю одиночества Евы Биржуа.

– Откуда у Бирика Ричарда столько богатства, если он смог купить двух других бириков?  – спросил Интерес.

– В свои молодые годы он стал одним из основателей Областной Изучающей Космическое Пространство Обсерватории. ОИКПО сокращенно. После чего, стал ее единственным руководителем и известнейшим ученым на весь мир. В пятьдесят четыре года ушел на пенсию. Посидев дома три года и поседев с “любимой” женой, решил уделить время своим удовольствиям и прелестям жизни, как он представлял ее себе в идеале.

– Я бы тоже от нее сбежал. Сколько наблюдаю за ней и никак не могу распознать – какой криат над ней властвует, – говорил Теглерун, заглядывая на кухню.

– М-да. И грустно и дышится легко одновременно, – говорила я, – Глянь на пол.

– Почему он светится? – спросил криат,  рассматривая фосфорные звезды всевозможных размеров.

– Этот пниктоген называется фосфором. Он широко распространен в земной коре и является элементом жизни. Его часто используют в декорировании помещений. В основном, потолки. Имитируя ночное небо, – разъяснила я.

– Слишком, уж, у вас все сложно, Бирик Джейн, – пробормотал Теглерун.

– Зато тебе интересно. К тому же, новые знание тебе не помешают, – улыбчиво и добро говорила я.

– Слишком много непонятных слов, – ворчал он.

– А ты думаешь, что мне так легко далось запомнить все ваши термины и имена? – подыграла я, пробормотав.

– Ах-ах-ах! Особенно мое имя, – засмеялся Теглерун, – И что? Запомнила?

– Теглерун-Мисколт-Прафктуз-Бакварнарал, – гордо объявила я.

– Ладно. Буду учить твои пни… пхи… пиних…Тьфу ты!  – смешно пытался произнести слово криат.

– Пни-кто-ге-ны, – проговорила я по слогам и стала разъяснять, – Другими словами – это группа азота или пниктиды. Характеризуются, как неметаллы…

– Стоп! Стоп, бирик Джейн! Ты смеешься надо мной? Лучше расскажи про светильники вот эти, – перебил меня Теглерун, отказавшись слушать мои знания по химии.

– Ты про мобили? – спросила я, указывая на потолок, увешанный различными подвесками. Они были уникальны, каждая по своему: облака, летающие тарелки, планеты, космические корабли, снаряжения космонавтов и многое другое. Особенно меня покорил мобиль, изготовленный из тысячи мельчайших хрустальных деталей, символизирующий Млечный Путь. Это грандиозная работа!

– Как ты сказала? Еще одно непонятное слово? Я не вынесу больше! – взялся за голову криат, не давая шее крутиться. Я тихо засмеялась и тут же моя улыбка пропала с лица.

– Надеюсь, ты не дохнешь от скуки, Джейн, – зашла в гостиную Ева, держа овальный синий разнос с двумя серыми чашками и блюдцем лукума.

– Что ты? Я словно в космосе. Очень достойное оформление. Я восхищена твоей гостиной, – хвалила я хозяйку дома, – Ты не думала, что можно брать деньги с гостей за посещение, как в музее? – неудачно пошутила я.

– Ты совсем чокнулась, скептик? Я здесь живу! Глаза с кармана высунь! Я ни с кем не собираюсь делиться единственным, что у меня осталось от Ричарда, – обиженно возмущалась она.

– Прости, Ева. Я хотела таким образом показать свое восхищение.

– Хм, – резко хмыкнула она и уселась на диван, широко расставив ноги, – Шутки у тебя, как у тех придурков со второго канала. Тридцать лет одно и то же. Безмозглое стадо напыщенных петухов.

– Согласна. Извини еще раз, – успокаивала я ее.

– Не падай в реверансе. Лучше присядь и пей свой кофе. В конце концов, я же не наш мелочный и падкий на лесть мэр, – сказала она и поставила разнос посреди дивана.

Кофе у Евы получился отменный. А с клюквенным лукумом – полное наслаждение. Одно меня смущало – чашки. Они были сделаны в форме головы пришельца. К тому же, внешняя сторона чашек была матовой и изготовлена из неизвестного мне материала. Прикасаясь к ней, создавалось впечатление, что она покрыта человеческой кожей.

– Занятные головки! – громко смеялась Ева.

– Не поспорю, – поддержала я и посмотрела на Теглеруна, сидевшего на спинке дивана и свесившего ноги над разносом. Он массировал себе голову всеми пальцами, а потом посмотрел на потолок и утомленно сказал, – Бирик Джейн, за что мне это? И почему ты такая любопытная? Не интересуйся слишком много. Я не долго еще вытерплю эту особу. Даю тебе пять минут.

– Я их заказала через год, после похищения Ричарда. И даже дала им имена. Хочешь узнать? – говорила Ева о чашках.

– Расскажи, – попросила я.

– О, нет! – крикнул Теглерун.

– Марсианка и Пернатоклювая. Обе потаскухи, между прочем, – гордо и весело заявила она и продолжила, – Моя – Марсианка. Уверена, что, именно из-за нее, мой бедный Ричард сейчас задыхается на той уродливой красной планете.

– Видимо, моя – Пернатоклювая, – еле слышно вымолвила я.

– Чего? – спросила Ева и я махнула головой, будто ей послышалось, – Ах! Черт с тобой, Бакклет! Знаешь, зачем я заказала чашки в виде голов? Когда я пью из них, я представляю, что вскрыла этим потаскухам черепные коробки и высасываю их тупые, никчемны, марсианские мозги!

– Бирик Джейн, ты не могла бы ее слушать, хотя бы с малой долей безразличия? – забегал по гостиной Теглерун, закрывая уши. Потом запрыгнул на диван и наклонился ко мне лицом к лицу, а к Еве задом.

– Бирик Джейн! Не молчи! Ответь мне! Я не вынесу больше! Проявляй к ней меньше интереса! – сходил с ума криат, но я понимала, что должна молчать и не подавать виду, ибо “овдовевшая” Биржуа и меня признает за пришельца, если начну разговаривать сама с собой.

– Ах, да. Чуть не забыла. Изначально, на ручках этих чашек были перья. Я хотела, что бы символичнее и правдоподобнее все было. Но, гребанное средство для мытья посуды разъело клей и чертов пух смылся вместе с пеной! Ты представляешь? Я оставила того ублюдка, (мастера, которому заказала эти чашки), без одного яйца. А на изготовителей моющего средства недавно подала в суд. В следующий раз у меня тарелки сломаются от их пены, что ли?! Идиоты! – возмущалась Ева, притопывая левой ногой.

– Надеюсь, ты выиграешь дело, – поддержала я.

– Еще бы! – довольно расхохоталась толстушка Биржуа. Потом резко остановилась, внимательно посмотрела на меня и быстро спросила, – А ты зачем свою “седину” сюда принесла?

Я очень хотела ей возразить, но понимала, что дальше дело не пойдет, поэтому стала говорить по существу:

– Я искала тебя на работе, но там мне сказали, что ты уволилась.

– Это те две потаскухи выкупили мою лавку. Мне нужны деньги. Пришельцы украли не только Ричарда, но и его состояние. На кой черт пришельцам деньги?! – оказалось, за живое зацепила я ее.

Так вот, – стала я плавно переводить разговор, – Ты хорошо помнишь день, когда пропала Хелен Кор из виду?

Она уставилась на меня тупым взглядом, быстро заморгала и спросила:

– Это та чокнутая и вечно не расчесанная? Да уж. А еще меня чокнутой прозвали. Идиоты. Помню, я тогда в телевизоре засветилась. Так торговля пошла – что надо!

– Ты не могла бы в подробностях рассказать мне все, что помнишь с момента моего ухода и до утра понедельника? Я знаю, что ты меня видела, – осторожно говорила я.

– Чувствую разговор затянется надолго, бирик Джейн, – капризничал Теглерун, но, в силу моего повышенного интереса к тому, что скажет Ева, он не мог меня покинуть, да и я ощущала себя не брошенной в болото брани этой женщины.

– Странная ты, скептик. Тебе зачем оно? Та суицидница была помешана на своем шаманстве. Может, принесла себя в жертву одному из своих драных идолов. Я ничего не знаю, – странно заговорила Ева, ведь, я только спросила, что она помнит из того, что происходило в те дни, но не стала сбивать ее с выбранного разговора.

– Понимаешь, я больше склоняюсь к тому, что она не совершила суицид. Думаю, ей помогли. Я прочитала много литературы о жертвенных ритуалах, в том числе и по самоубийству, но ничего подобного, что было с мисс Кор, я не нашла.

– А зачем ты вообще ищешь?

– Я за справедливость, – резво отозвалась я, смахивая на дурочку.

– Ты чокнутая, Джейн. Ладно. Что вспомню – расскажу. Но, для начала, сварю нам кофе, – она встала, забрала разнос с посудой и ушла на кухню.

– Она невыносима! Как ты так спокойно ее воспринимаешь? – злился Интерес.

– Я много лет ее знаю. Она открыла свою лавку на пятнадцать лет раньше, чем мы с Арчи оранжерею. Я привыкла к ней. Психика Евы изрядно пошатнулась с тех пор, как исчез Ричард. Но шутка о том, что его выкрали инопланетяне, стала для нее роковой. Порой, она вызывает у меня жалость.

– Ладно, потерплю. Но скажи мне – зачем мы сюда пришли? Что полезно ты можешь узнать от нее? – спросил он.

– Что угодно, дорогой друг. Любая зацепка нам крайне важна. Это все – звенья одной цепи. Глаза каждого, кто был там в те дни, могут что-то рассказать. Поэтому, я начала с тех, кто давал интервью в тот день, – объяснила я.

За окном темнело. Я даже предположить не могла, что задержусь у Евы надолго. Я еще хотела успеть поговорить с инспектором Сьюзон Варкл, но “гостеприимная” миссис Биржуа не славилась, ни быстрой речью, ни торопливостью, ни пунктуальностью. Я безумно проголодалась. И, как только задумалась о том, что было бы неплохо съесть пирог с квашеной капустой, я услышала шарканье тапок из кухни. Ева катила маленький столик на скрипучих колесах. На нем стояли четыре блюда: запеченные перепелки, нарезанные квашеные огурцы с луком, протушенные в сметане куриные сердечки с грибами и салат из множества видов зелени с яйцами.

– Ненавижу ужинать в одиночестве, – закатив столик и сказала Ева и направилась снова на кухню.

– Видишь, Теглерун? Она может, когда хочет, – обрадовалась я еде.

– Вы – бирики зависимы от поглощения даров планеты. Страшно представить, что бы было, если бы вы стали настоящим Минеусом, – бормотал он.

– Свет! Свет! – громко зашла в гостиную Ева. И тут мы с Теглеруном обратили внимание, как мобиль, похожий на нашу галактику, стал светиться. Я радовалась каждому кристаллику, который излучал свой неповторимый и индивидуальный свет.

– Ева, это торжественная красота, – хвалила я.

– Сдохну – забирай себе. Тут завещания на полгорода хватит, – бормотала она и небрежно уселась на диван. Мы принялись за ужин.

– Ты не думай, Джейн. Я рассказала тому чернокнижнику, что видела тебя у ненормальной в лавке не потому, что могла тебя в чем-то подозревать. Просто… Людям же надо о чем-то поговорить. Вот я и…

– Не переживай. Я об этом совсем не думаю, – перебила я Еву, когда она замялась. Видимо, подумала, что я таю на нее обиду.

– В ту долбанную пятницу у меня совсем не было настроения – четверг же было ровно семь лет, как Ричард исчез. Торговли не было совсем. Я просто сидела и наблюдала за прохожими и за чокнутой Кор. Темнело тогда уже рано, сама знаешь. Единственное, что мне тогда показалось странным – это человек, который пришел после твоего ухода. Как раз перед тем, как тот ублюдок смазливый приполз со своей гадюкой глубоко заглатывающей. Кхм! Что-то я отвлекаюсь на внешних раздражителей часто. Так, вот. Тот человек в капюшоне чем-то разозлил чокнутую. Помню, как она швырнула в него клочком бумаги и крикнула, что-то типа: “Сгинь!” – После, он попятился вверх по Желтой. Я еще заметила, что на нем такие же ботинки дурацкие, какие были у моего Ричарда. Коричневые такие. Нет… Цвета лошадиного дерьма, если быть точной. И каблук у них, как лошадиное дерьмо – непонятной формы и размера. Потом уже и приползли те два червя, когда Хелен, как бешеная, быстро собиралась. Но они, толком, и не поговорили, как я поняла. Сумасшедшая закрылась изнутри. Больше я ее не видела. Только труп.

– Кто же те двое, о ком ты говорила?

– Мэтью со своей женой. Это она выкупила мою лавку. Довольно, за хорошую сумму, прошу заметить. Я пошутила над тупоголовыми, что продам ее только за шесть миллионов наксов, а они взяли и купили ее неделю назад.

– А Мэтью хотел купить лавку у Хелен. Теперь мои сомнения развеиваются.

– Ты о чем это?

– Думала, не может ли Глинвел быть убийцей Хелен.

– С такими деньгами, они могут весь город купить, Джейн. Не вижу смысла. Кто-то другой, возможно, совершил это? – говорила она, облизывая пальцы, после перепелов.

– Мужчина в капюшоне,  – задумалась я.

– И в дерьмовидных ботинках, – подхватила она.

– А в котором часу ты закрыла лавку, Ева?

– В девять. Задержалась из-за просроченных газет. Бесят! Эти газеты не на переработку надо отправлять, а раздавать в общественные туалеты. Там вечно нечем зад подтереть.

– Слава вселенной, я не брезгливая, – засмеялась я и Ева подхватила меня смехом.

– Одного не могу понять, Джейн.

– Чего же?

– Как ненормальная закрылась изнутри?

– На роллетах же нет замка с внутренней стороны.

– Вот и мне показалось это странным.

– Знаешь, лучше не лезь в это. Вдруг, кому-то перейдешь дорогу, шепотом сказала она.

– Я аккуратна. У меня есть помощники.

– Ты чокнутая, скептик, – снова громко засмеялась она.

Я обратила внимание на Теглеруна. Выражение его лица стало мягче. Его уже не выводила из себя моя собеседница. Он, лишь, вдумчиво всмотрелся в ее лицо и растворился в воздухе.

“Да, – подумала я, – все, что было интересно и нужно, я узнала. До скорой встречи, дорогой друг”.

– Что ж, Джейн. Тебе пора уносить свой зад в родную нору. Уже совсем поздно, – неожиданно добрым голосом сказала Ева и улыбнулась.

– Да-да. Спасибо тебе за прием. Все очень понравилось. Особенно мобиль, – сказала я, выходя из гостиной.

– Я же сказала тебе…

– Сдохнешь – заберу. Помню, – сказала я и мы вместе засмеялись.

– Ладно, чокнутый следопыт. Или ты детектив? К черту эту ересь. Удачи тебе. Словишь убийцу – позови меня. Помогу ему избавиться от того, что ему мешает ходить.

– Спасибо, дорогая.

Мы тепло попрощались и я села в приехавшее такси. Пока ехала, думала о том, что у Ричарда Стафмона такие же ботинки, как у человека в капюшоне, по словам Евы. Да и рассказ Мардж с моими воспоминаниями это подтверждали. Мне нужно было снова поговорить с мисс Доусон. Может, голос мужа Евы она не смогла тогда узнать, так как его много лет нет в городе. Но и мотива для мистера Стафмона я найти не могла. Он даже на Желтой никогда не бывал. При этом, из списка подозреваемых я его не исключала. Точнее, он единственный пока в нем.

Вдруг, я услышала, как водитель неожиданно заговорил голосом Тенткреады:

– Бирик Джейн, ты сама себя запутываешь и лжешь себе.

– Тенткреада? Не понимаю.

– Ты ищешь мотив. Зачем?

– И что за…? Кажется, я утомилась…

– Приехали. С вас пятнадцать наксов, – услышала я мужской голос водителя, когда машина остановилась около моего дома.

Глава 4

Новая трагедия

– Караван Китов 5/2А, – указала я адрес водителю такси.

– К богачам в гости едете, мисс? – спросил водитель.

– Миссис, – поправила я.

– Извините.

– Ничего-ничего. А, если честно, то еду на новоселье к другу.

– Хорошие друзья у вас, миссис…

– Бакклет, – вставила я, – Да. Друзья хорошие. Но, как показывает опыт, они хорошие тогда, когда это надо им.

– Согласен с вами, миссис Бакклет, – сказал мужчина пожилого возраста с густыми седыми усами.

– Надеюсь, сегодня не тот случай, – сказала тихо я.

– Даже, если тот друг окажется вашим опасением, вы можете всегда рассчитывать на меня, – сказал водитель.

– Серьезно? Спасибо. И, как, извините, я могу рассчитывать на вас?

– Как минимум, я отвезу вас домой.

– Кажется, приехали? – я заметила адресную табличку на высоко ограде из черного кирпича, – Сколько с меня?

– Тридцать наксов, миссис Бакклет.

– Почему так мало? Тарифы опустили? – удивилась я.

– Скидки приятным пассажирам. Кстати, я Джордж, – сказал радостно он.

– Джейн, – представилась я в ответ и, рассчитавшись, попрощалась с ним.

Ворота нового дома Мика Тайя были открыты. Во дворе стояло много машин и находились некоторые курящие гости. Среди них был Билли Брик.

– Джейн Бакклет! Добро пожаловать! Очень рад вас видеть снова, – поприветствовал меня он, приближаясь быстрыми шагами.

Выглядел он всегда на лет двадцать пять – не знаю, сколько ему точно. Но красный классический костюм с розовой рубашкой его неплохо старили. Белые волосы были зализаны назад. Также я заметила, что он покрасил брови. Они всегда были у него светлые с рождения, а сейчас были темно-русыми. Все, что мне понравилось в его образе – это черные лакированные туфли с оригинальной крупной шнуровкой. Парень держался уверенно, но контролем над своей манерной речью совсем не обладал.

– Здравствуйте, Билли. Извините, что на “вы”. Мы мало знакомы.

– Вы же мне, как мать. Думаю, вам будет проще, если станете обращаться ко мне на “ты”, так сказать, опираясь на разницу в возрасте, – предложил он.

– Время покажет, – отмахнулась я.

– Проходите, миссис Джейн. Все уже собрались. Вас одной не хватает, – взял меня под руку Билли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5