Алекарт Джи.

Образ чувств



скачать книгу бесплатно

– Ты… Биктанж? Раздражение? – вспомнила я описание криата из книги.

– Мо-ло-дец! А ты не простой бирик, – с язвой в голосе прошипела Биктанж.

– Могу предположить, что ты из Барганда. Так что же Гуздраций? Знает уже о прочтении книги мною? – спросила с большим интересом.

– Все Минеусы только об этом и говорят, бирик Джейн. Вот только загвоздка в том, что бирик, прислуживающий Барганду, тебя пока не нашел. Он нас слышит, но не видит, как ты. Делает, что ему говорят, но редко, когда понимает, что именно от него требуют, – шипела она.

– Это угроза? Мне нужно бояться?

– Лично мне больше нравится, когда ты раздражительна, – ехидно и хрипло смеялась Биктанж, после продолжила, – Гуздраций не упустит второй шанс. Тем более, в то время, как Ливелус совершил огромную ошибку, отдав книгу бирикам.

– А как же Тенткреада?

– Я погляжу, ты уже все знаешь. Какой же из криатов мог тебе все поведать? М? – клацая ногтями, друг об друга, спросила она.

Вдруг, зеленая дымка стала редеть и сквозь Биктанж вывалился ниоткуда Теглерун.

– Кто бы сомневался?! Предатель!  – кричала она так, будто ультразвуковая волна пронзила мое тело.

– Бирик Джейн, отойди! – крикнул мне Теглерун и скрестил все четырнадцать пальцев в огромный кулак.

– Ты же понимаешь, что ты сейчас делаешь, предатель? – шипела Биктанж и угрожающе показала раздвоенный язык, как у змей. Да и зубы у нее не сильно отличались от тех, что у ползучих гадов.

– Проваливай, грязь! Я борюсь за интересное существование и существование интереса в целом! – ответил грозно Теглерун (таким я его еще не видела).

То, что происходило дальше, я думала, что могу видеть только в фильмах с определенным жанром. Теглерун накинулся на Биктанж, нанося ей ловкие и быстрые удары своим мощным кулаком-булавой, при чем, поворачивал голову на все триста шестьдесят градусов так быстро, что это было почти незаметно. Биктанж, в ответ на нападение, стала защищаться ногтями, которые высекали искры, при столкновении с кулаком ее противника. Зрелище было завораживающим не только от самой битвы, но и от того, что, пока они бились в схватке, они не повредили ничего в доме. Криаты были, подобно голограмме, призракам. Я наблюдала внимательно и с восхищением. Удивлению не было предела! В один миг Раздражение оказалось на полу от очередного удара Интереса. Он быстро подошел к ее голове и нанес ей два громких удара по вытянутым вперед рукам, точнее, по ногтям поверженной соперницы. Биктанж в ярости и, видимо, от боли, (если она у них присутствует – не знаю точно), взмыла в своем зеленом облаке, да, как закричит тем самым звуком, пронизывающим все тело! Я занемогла и рухнула на пол без сознания.

Очнулась я на том же “удобном” и “уютном” месте, куда упала – на полу. Ни следов борьбы, ни воюющих уже не было. Я мигом вспомнила все происшествие. Меня переполняли многие эмоции и чувства, особенно те, которые стояли надо мной.

– Бирик Джейн! Очнулась? Хвала Ливелусу! Ты так прекрасно выглядишь!  – удивленно говорила криат с огромными сверкающими глазами и радужными зрачками.

– Не думаю, что ты права, Миада.

Надо что-то делать. Что же делать? Как же ей помочь? Ты сильно ударилась? Тебе плохо? Как тебе помочь? Что сделать? У меня совсем нет навыков по оказанию первой помощи бирикам! Ну что же делать?! – носилась в панике по всей гостиной вторая криат.

– Со мной все в порядке, девочки, – говорила я, уже усевшись в кресло.

– Девочки? Она назвала нас девочками? С ней явно что-то не так, Миада! Что будем делать?  – продолжала паниковать писклявым голосом вторая криат, меняя свои наряды и прически так быстро, как будто я смотрела клип некой поп дивы.

Выделить и расписать какой-то конкретный облик этого криата, я не смогу никогда, ибо представляла она Смятение. Неопределенная, неуравновешенная, непонятная и неугомонная. Даже не представляла, что Смятение может выглядеть именно так. Имя этого криата – Вирентрелла. Как я уже поняла, из дальнейших событий в этой истории, ее внешний вид зависит от ситуации. Например, сейчас, представала, то полностью перебинтованной, то, в образе медсестры, то, со всевозможными переломами и гипсами и тому подобное. Я, конечно, думала, что могла получить ушиб, но она явно переигрывала.

– Вирентрелла! Я еще не видела таких нарядов у тебя! Как же это удивительно! Правда, бирик Джейн?! – очень медленно и нежно говорила Миада, она же Удивление. Я так думаю, что она появилась в тот момент, когда я рухнула на пол, так как в тот момент была очень удивлена.

Образ Миады, как и сама она был великолепным. Прекрасная, молодая, рыжеволосая красавица с длинной шеей и слегка заторможенной речью, видимо, оттого что постоянно удивлялась. Глядя на нее, я, вдруг, поняла, что каждое из времен года поистине удивительно и уникально. Весь ее образ (ниже головы) представлял все четыре сезона. Конечности (руки и ноги) больше походили на очень длинные рукава пиджака и расклешенные шелковые брюки. Левая верхняя часть туловища олицетворяла собой зиму. Взмахивая “рукой”, снежинки слетали с нее, поднимаясь вверх, и медленно кружились к полу. Правая же верхняя часть образа была осенью. Подобно снежинкам, с правой “руки” слетали, разного размера, вида и цвета, листья и таяли, достигнув пола. Нижняя левая часть тела была яркой, нежной и совсем юной. Это была весна. С нее редко спадали лепестки цветов, которые были сорваны порхающими разноцветными бабочками. Весна плавно переливалась в лето (правая нижняя часть образа).

Я очень долго рассматривала каждую песчинку Миады – это было настоящим релаксом.

– Бирик Джейн? – снова спросила Миада.

– Да-да. Но твой образ мне нравится больше, – вернулась я в реальность, после разглядывания такой вот диковинки.

– Ах! Благодарю тебя, бирик Джейн! Все, что в жизни бириков происходит, так или иначе, касается того или иного времени года. Каждое ваше жизненное приключение становится еще более удивительным под влиянием любого из сезонов. Удивительно! Не так ли? – говорила Миада с широкой белоснежной улыбкой, пока Вирентрелла рвала на себе волосы и иногда билась головой о стену.

– С ней все в порядке? Это ее обычное состояние? – спросила я Миаду про Смятение.

– Она, лишь, – олицетворение того, что происходит у тебя внутри. Попробуй не беспокоиться обо всем происходящем. Как минимум, не думай о том, что ты могла себе что-то сломать, когда упала. Как видишь, все хорошо, – успокаивало меня Удивление.

Я закрыла глаза. Предо мной стоял образ Миады. Как же она прекрасна. Я даже не заметила, как чувство смятения покинуло меня и, открыв глаза, я снова встретилась взглядами с красавицей с мерцающими глазами. Вдруг, меня посетила мысль, что попросту теряю время, болтая с ними ни о чем и рассматривая их. Один Теглерун смог что-то разъяснить. И я решила задать парочку вопросов Миаде:

– Скажи, как мне разыскать того бирика Барганда?

– Бирик Джейн, ни один из Минеусов, кроме Барганда, не владеет этими знаниями. Я не могу тебе помочь.

– Но криаты существуют в каждом человеке. Неужели вы не поняли, кто именно из нас служит Гуздрацию?

– Криаты каждого бирика – это величайшая ценность. Это неотъемлемая часть его удивительного существования. Тот или иной криат, появляясь ежесекундно по всей Земле в тысячах бириках, несет огромную ответственность за их существо и за желание – быть, в особенности, перед самим собой. Мы исчезаем там, когда появляемся здесь. Наша основная цель – поддерживать гармонию и баланс в вашем существе, несмотря на расторжение мира Гуздрацием. Мы не можем вами управлять или руководить. Только, лишь, подсказывать. Вы же не зря используете выражение в быту: “Интуиция подсказала”. Это все мы. Мы индивидуальны для каждого бирика.

– Грубо говоря, вы забываете то, что происходило с человеком, когда концентрируетесь на другом, – пробовала поразмышлять я.

– Ты удивительна, бирик Джейн. Но, если тебе так проще понять нас, то будь, по-твоему, – улыбнулась Миада и, обратившись теплым ветром, улетела в приоткрытое окно.

Я сидела в кресле и понимала, что все это происходит со мной наяву. Еще я осознала, что каждый криат, которого я встретила, не может мне, толком, ничего объяснить. Единственное, чего я не понимала, так это, как найти человека, убившего Хелен, который теперь ищет меня. Что мне оставалось делать? Куда идти? Есть ли толк от того, что вызову криата? Эти вопросы не давали мне покоя до позднего вечера.

Следующее утро началось не совсем комфортно. Я проснулась от неприятного сна, после которого остался осадок почти на весь день. Мне снился, ни то первобытный строй, ни то средневековье. Все перепуталось в том сне: лазерные войны, ястребы-убийцы, полчища криатов и бочки с засахаренным медом. К чему? Не пойму.

– Куда ночь, туда и сон, – пробормотала я, спустившись на кухню, – Майк, ты поел? Молодец. Что же делать будем сегодня? Есть идеи? Чем бы ты хотел заняться? – задавала я вопросы толстяку. Он подбежал к обеденному столу, запрыгнул на него и сел на, лежащую там, книгу Теглеруна.

– Как же я сама не догадалась? Лавка! – осенило меня и побежала наверх собираться.

Через час я уже была на Желтой и уверенными шагами подошла к лавке, где работала Хелен Кор.

– Здравствуйте, Мэтью, – поприветствовала я нового хозяина лавки.

– О! Миссис Бакклет! Добро пожаловать! Как отпуск? Как вы встретили весну?  – говорил со мной обаятельный молодой человек с крупными чертами лица и, прошу заметить, с атлетическим телосложением. Весь одет в черное. Даже на голове была черная закатанная шапка. Лицо его покрывала густая и черная щетина.

– Весна в этом году прекрасна, Мэтью. А вот отпуск… Много забот, – пыталась я уйти от темы разговора.

– На это нам и дана весна, миссис Бакклет. Что создавать и заботиться о новом, – улыбчиво ответил Мэтью, – а вы по какому делу? Неужели великий скептик города хочет обратиться к зодиакальным прогнозам? – пошутил он.

– Нет, мистер Глинвел. Я, как ни странно, пришла с вопросом, касающимся покойной Хелен Кор.

– Мисс Кор? Хм… Это действительно странно. Так… Что за вопрос там у вас?

– Вы, помнится, давали интервью в день, когда нашли тело Хелен.

– Да-да. Припоминаю, – уверенно говорил он.

– Вы сказали, что с вечера пятницы, то есть, два с половиной дня, ходили к этой лавке. Но именно в ту пятницу… Нет. Не так. В котором часу вы пришли на это место в первый раз, когда уже было закрыто?

– В семь? Да, в семь вечера.

– Извините за любопытство. А, для чего вы ходили сюда в остальные дни? Это же были выходные. Как известно, в эти дни вся непроданная пресса пакуется и отсылается на переработку. Купить вы, явно, ничего бы не смогли.

– Вы хорошо осведомлены о нашей работе, миссис Бакклет. Приятно, – улыбнулся он и продолжил, – А почему вы с этим вопросом подошли именно ко мне? Ведь, многие сюда ходили и в воскресенье и в понедельник.

– Однако, все эти люди не давали интервью, в отличие от вас. Я осмелилась сделать вывод, что вы были заинтересованы во встрече с покойной. Не так ли?

– Да. И что? – я заметила, как он начал нервничать и потирать ладони о штанины.

– Вас что-то связывало с ней?

– При всем моем уважении к вам, миссис Бакклет, я вынужден признать, что это разговор мне не интересен и неприятен. К тому же. Это дело прошедших времен, а я предпочитаю думать о будущем, – резко ответил он.

– В те дни вы так же думали о будущем? – настаивала я, – а, как вы объясните то, что через два дня лавка законно, прошу заметить, стала вашей собственностью?

Он, хотел было, что-то ответить и, судя по взгляду, не очень приятное для меня, но я решила нападать первой, соблюдая такт:

– Мэтью, я не имею намерений, каким-то образом, нарушать ваше будущее. Хелен была моей хорошей знакомой. И меня не покидает мысль о том, что ее смерть приняли за самоубийство.

Неожиданно для себя, я осознала, что немного приврала.

– И вы решили, что ее убили? Может быть, я? – нервно перебил меня Мэтью.

– Что вы? Что вы? Я ни в чем вас не обвиняю. Просто… Мне показалось странным, что так быстро “замяли” это дело и вы стали полноправным хозяином лавки.

– Вы хотите правды от меня? – скрипя зубами, как будто угрожая, наклонился он ко мне, – Так слушайте. Я месяцами вел с ней переговоры о покупке этого места, но упертая никак не соглашалась. Ни на одну сумму денег, которую я предлагал. Поэтому, как я узнал о ее гибели, в тот же день направился прямо к Клайву Стори и выкупил лавку со всеми правами и бумагами на нее. Деньги творят чудеса. Понимаете? Стори не такой уж безызъянный чиновник, как оказалось.

– У каждого свои слабости, Мэтью. У мэра – деньги, а у вас – эта лавка. Это может послужить мотивом. Вы не думаете? – провоцировала я чернокнижника.

– Дорогая миссис Бакклет, – он тяжело сглотнул слюну, глаза покраснели, – это бизнес. Я самореализуюсь. Улучшаю свою репутацию и популярность, так сказать. А интервью давал, потому что, такому деятелю, как я, не помешает лишняя реклама. Ясно? А, к смерти Хелен Кор, я не имею никакого отношения. Я строю свое будущее правильно. Ах, да. По словам вашей подружки Биржуа, вы тоже были здесь вечером той пятницы.

– Думаю, мы услышали и поняли друг друга, Мэтью. И, к вашему сведению, я была у Хелен в 18:30. До того, как вы пришли сюда, – строго посмотрев на собеседника, ответила я.

– Эмм… Согласен. Мы услышали друг друга, Джейн Бакклет, – улыбаясь, кивнул Мэтью в знак прощания и удалился в середину лавки.

Не теряя времени, я перешла дорогу, где работает Ева Биржуа. Каково же было мое удивление, когда я увидела там двух незнакомок, сообщивших мне, что Ева уволилась один день назад. Но, больше всего, я удивилась голосам, что звали меня:

– Бирик Джейн! Бирик Джейн! – увидела я великолепие Миады. Наверное, появилась в момент, когда я узнала о Еве.

Рядом с Миадой в воздухе парила немолодая особа зеленого цвета. Описывать нечего. Все зеленое: тело, голова, волосы, глаза, винтовые рога, хвост, похожий на гарпун. Зеленая криат была совсем обнаженной, но создавалось впечатление, будто она в латексном костюме. Меня впечатлили ее острые и высокие плечи, устремившиеся куда-то вверх. Это была Тенткреада (Ложь) в своем обличии.

Я поспешила к криатам, но, по дороге столкнулась с директором книжного магазина “Букс” Миком Тайем.

– О. Джейн. Как отдыхаешь? Справляются без тебя в оранжерее? – доброжелательно поинтересовался Мик.

– Здравствуй, Мик. Спасибо. Да, все хорошо. Извини, я спешу.

– Я и сам тороплюсь. Но, раз уж встретились с тобой, значит, воспользуюсь случаем и приглашу тебя на наше с Билли новоселье, – радовался он.

– Ты купил дом? Поздравляю! Обязательно приду, Мик. Только адрес скажи.

– Ну-да, ну-да. Пригласить – пригласил, а куда добираться – разберись-ка, Джейн, сама! Ах-ах-ах! – шутил Мик и, откашлявшись, продолжил, – Караван Китов 5/2А. Рады будем видеть тебя, дорогая, – он быстро обнял меня и побежал в сторону моей оранжереи.

– Мик! А в какой день это будет?! – крикнула я ему вдогонку.

– В субботу! Это будет прекрасная суббота! – не оборачиваясь, крикнул он в ответ.

– Бирик Мик – брехло, – услышала я позади.

– Тенткреада? – задрав голову вверх, спросила я зеленую женщину с рогами.

– Я бы могла тебя обмануть, бирик Джейн, но у меня другие цели, – в ее голосе чувствовались уверенность и профессионализм. Криат парила так высоко, что моя голова находилась на одном уровне с ее талией. Она была по-своему идеальна.

Я шла и общалась с криатами, как с обычными людьми, идущими рядом, прикрывая правое ухо ладонью. Подумаешь. А, вдруг, у меня наушник в ухе… Ну, так… Подстраховка от обычных прохожих.

– И почему же Мик, как ты выразилась, “брехло”? – спросила я.

– Он будет не рад тебя видеть, бирик Джейн, – сухо ответила Тенткреада.

– Людям его ориентации присуща чрезмерная любезность в общении и некая скрытность, – прокомментировала я.

– Будь по-твоему, – так же сухо сказала она.

– Куда мы идем? – вдруг вспомнила я о главном вопросе.

– Миада все объяснит тебе.

На пороге “Букса” стояла Миада. Махнув заснеженным рукавом, она указала внутрь магазина и сказала: “Мы тебе здесь поможем”.

– Люблю этого бирика, – указала Тенткреада на старшего администратора.

– Мардж? Хм… Дай угадаю. Она часто врет? – прикинула я достаточно голосно.

– Врет? – глянула на меня Ложь и засмеялась, – Да она сама и все ее существование – сплошное вранье! Она прекрасна. Главное, чтобы не забыла, где и когда солгала, – гордо заявила Тенткреада.

– Подумать только! А казалась такой серьезной и воспитанной женщиной, – удивилась я.

– Да-да. Я сама удивлена! – подхватила Миада.

– Что дальше? – спросила я.

– Ты должна узнать у бирика Мардж правду, – сказала Тенткреада.

– Какую же?

– Да. Какую? – удивилась снова Миада.

– Мы индивидуальны, бирик Джейн, не забывай. Ты сама должна выяснить, что именно она знает, но молчит, – ответила Ложь.

В тот момент я еще не понимала, что криаты стали складывать тот самый пазл в моей голове, моими же руками.

– Ладно. Надеюсь, ты права, – сказала я и Тенткреада засмеялась. До меня дошло, что Ложь и мое “права” – вещи несопоставимые.

Я подошла к Мардж, которая стояла ко мне спиной. Справа от меня порхала Тенткреада, а слева, сверкая глазами, удивлялась Миада.

– Доброго дня, Мардж, – обратилась я к давней знакомой.

– Джейн! Дорогая, как же я давно тебя не видела! Кажется, у Хлои последний раз? И тебе доброго дня, подруга, – обернувшись и крепко обняв меня, манерно и вызывающе говорила Мардж.

– Смотрю, ты сменила имидж?

– Моему Людвигу нравится все красное. Что не сделаешь ради любимого? Ну, ты же знаешь, о чем я, – подмигнула она.

– Да, конечно, – смотрела я на клоуна по имени Мардж. Огромный начес на голове, яркая красная помада, красное пончо и такого же цвета, ни то спортивные штаны, ни то шаровары. Зато сапоги и ногти были голубого цвета. Совсем я не поняла такого ее нового имиджа. Ну и ладно. Главное – Людвигу по вкусу.

– Нравится? – улыбаясь лошадиными зубами, говорила она и хлопала нарощенными ресницами, словно корова.

– Ты выделяешься из толпы, Мардж. Молодец, – похвалила я ее и по-дружески похлопала по плечу.

– Мне Людвиг так и сказал: “Козочка, хочу, чтобы тебя можно было разглядеть даже в миллионной толпе!” – Представляешь, как он меня любит? – радовалась она моей лести. Я обратила внимание на Тенткреаду. Так она вообще сияла от удовольствия, слушая наши взаимные “любезности”.

– Ах! Совсем забыла! У меня так много работы, Джейн. Давай, увидимся позже. Например, у мистера Тайя на новоселье. Он же пригласил тебя? Он часто вспоминал о тебе.

– Да. Мы встретились с ним на входе. Он пригласил меня. Но я совсем по другому вопросу пришла к тебе, – сказала я.

– Знаешь? Он не хотел тебя приглашать. Считает тебя занудой. Но я уговорила, – отводя меня за руку от толпы покупателей, прошептала Мардж.

– Я тебе благодарна, – ответила я, понимая, что мне абсолютно все равно.

– Так по какому вопросу ты пришла? Думаю, я найду минутку для моей подруги, – снова громко и манерно сказала она.

– Я хотела тебя спросить. Что ты помнишь о тех днях, когда была заперта лавка Хелен Кор? – спросила тихо я.

– Неожиданный вопрос, дорогая. Пойдем, – ответила она и мы вышли за магазин, где она стала курить.

– Джейн, милая, Признаюсь честно. На днях мне звонила Аннет. Она рассказала, что вы повздорили из-за твоих убеждений. Только не говори ей, что я тебе все рассказала.

– Нет. Не скажу. Ты мне лучше поведай, что ты помнишь, начиная с той пятницы.

– Это же тогда, когда ты рассказала нам о той книге?

– Именно.

– В ту пятницу я ушла с работы в пять – привести себя в порядок перед вечеринкой. В субботу был короткий день, но я осталась до четырех здесь. Я же опоздала тогда. Помню, кто-то спросил о закрытой лавке с мистикой, но это было в воскресенье, по-моему. Да. Точно. В воскресенье. Еще под закрытие, приходил какой-то идиот. Он свалил целый стеллаж с бестселлерами месяца. Я сломала почти все ногти, собирая книги на место, – она задумалась, вспоминая, что же происходило еще и выдала мне то, чего я точно не ожидала, – а так жалко было. Я за них столько денег отдала! Но ему, хоть, “Золотой Том” на правую ногу свалился. Надеюсь, он долго хромал! – злорадствовала Мардж.

– На правую ногу? Точно? – быстро переспросила я.

– Джейн! У меня же феноменальная память. Не забывай, где я работаю. Я еще обратила внимание на его уродливые коричневые ботинки. Мой дед еще такие носил – с огромным каблуком. Этими ботинками можно сваи вколачивать, – закончила курить Мардж.

– Ты не помнишь, как он выглядел? – поинтересовалась я и заметила, как из ее начеса показался Теглерун, размером с теннисный мяч.

– А я и не видела. А увидела бы, то запомнила. Нашла бы потом и спицы ему под ногти сунула, – злилась Мардж, – тот придурок был в черном капюшоне. Правда, голос показался мне очень знакомым. Может, постоянный посетитель. Не могу сейчас сказать. А зачем ты про него расспрашиваешь?

– Да так. Кажется, я тоже его видела. А что он тебе говорил?

– Спросил, продается ли у нас книга “Назад в Начало”, вроде бы. Я еще удивилась такому странному названию. Он спешно пытался выйти, да так, что снес стеллаж.

– Бирик Джейн, нам пора, – сказал Теглерун и спрыгнул на тротуар.

– Спасибо, Мардж. Ты мне очень помогла, – улыбнулась я и стала ловить такси.

– Увидимся у Мика! – крикнула мне в спину знакомая, а я, лишь, помахала тыльной стороной ладони ей в ответ.

Кстати, я даже не заметила, как две мои спутницы-криаты исчезли. И я уже стала привыкать, как к их появлению, так и к их исчезновению. Но поняла и утвердилась окончательно в одном – как только то или иное чувство покидает меня, то и криат пропадает всегда вместе с ним. Сейчас во мне кипел неописуемый интерес.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5