Альвера Албул.

Меня нет в твоем мире



скачать книгу бесплатно

1

Он ненавидит утро с понедельника по пятницу, так же, как и все остальные работники его офиса. Каждое утро он начинает с яичницы и кружки крепкого горячего кофе, а затем по пути на работу он заходит в кофейню и берет с собой на вынос в бумажном стаканчике тройной американо. Глаза открыть сложно, слабость, голова тяжелая. В мятом пальто и с кейсом в руке он идет по улице с мечтами о вечере, когда он сможет лечь в постель. И так изо дня в день.

Живет он в прекрасной стране, достаточно красивой из-за своей архитектуры, города которой наполнены музеями и выставками. Но он идет мимо них, думая только о том, что сегодня ему снова на работу.

Автобус везет его в другую часть города, по широкому мосту через Ньиве-Маас. На улице туман.

Кто дружит с географией, тот понял, что живет он в Нидерландах, в Роттердаме.

Многоэтажное офисное здание, как и обычно встретило его своими стеклянными дверьми, спешащими сотрудниками и множеством стаканчиков кофе в руках.

Всю эту утреннюю хмурость мог рассеять только один человек.

– О! Клаас! – к мужчине вдруг кто-то подбежал со спины, заставляя хоть немного отреагировать на реальность, выйдя из сонного состояния.

– Да, доброе утро, Маркус, – ответил мужчина.

– Снова тройной американо? Чем ты занимаешься ночью? – спросил Маркус.

Он был высоким, плечистым и лучезарным. Стоило ему показаться перед стенами офисного здания, как оно словно дама, смущенная его присутствием, засверкало своими стеклянными огромными окнами, пусть на улице и не было солнца. Над городом был густой утренний туман.

– Не представишь себе – спал, – ответил Клаас.

Они были ровесниками, закончившими университет не так давно, но успевшие стать хорошими сотрудниками. Обоим им было чуть больше двадцати четырех. И если Маркус был самым обаятельным сотрудником офиса, собиравшим взгляды девушек и заставляющим расступаться тучи, то Клаас был ниже ростом на целую голову, худ, скромен и очень непопулярен среди женщин.

Вместе они вошли в здание, поднялись на свой этаж, где Клаас поспешил сразу сесть за свой компьютер. Нужно было делать квартальный отчет по продажам. В это время Маркус шел по коридору медленно, успев построить глазки всей женской части коллектива. В ответ девушки ему мило улыбались, отвечали взаимностью на его флирт и хихикали.

– Как у тебя это получается? – спросил Клаас.

– Без малейшего понятия.

– В любом случае, мы же работать сюда пришли, а не строить девицам глазки, – ответил мужчина.

– Ты сейчас серьезно? Нам не по пятнадцать лет, а это не школьный проект! Причем, когда ты собираешься искать себе девушку?

Клаас отвернулся, решив начать работу.

Но это было достаточно сложно, потому что если в общении с Маркусом девушки смеялись вместе с ним, то проходя мимо Клааса, они смеялись над ним. Из-за этого он чувствовал себя настолько ущербным, что ему было сложно взяться за расчеты. В такие моменты ему не хватало затычек для ушей, но он боялся, что именно когда он вставит их в уши, его позовет начальник отдела из-за очередной ошибки в работе.

Зачем в их отделе вообще столько девушек? Клаасу вообще казалось, что присутствуют они здесь только чтобы было кому пить кофе и отвечать на обольщения Маркуса.

Пододвинув к себе ближе стакан кофе в бумажном стаканчике, калькулятор, белый лист, на котором собирался заняться расчетами, и зажав в руках карандаш, он пытался не слышать всего, что происходит вокруг и стал делать свою работу.

Словно на зло, в этот момент к нему обратился Маркус.

– Знаешь, я заметил, что вон та девушка, что стоит сейчас возле кофе автомата, – говорил он.

– Где бы ей еще стоять, – пробубнил себе под нос Клаас.

– Постоянно заинтересованно на тебя поглядывает, может стоит перестать прятаться за монитором, чтоб ей было лучше тебя видно. Я даже уже не помню, как ее зовут. Чем она вообще занимается в нашем отделе?

Клаас в ответ лишь тяжело вздохнул и пододвинул монитор слегка так, что его за ним было полностью не видно.

В ответ на это Маркус беззвучно рассмеялся.

Рабочий день длился девять часов. И все эти часы Клаас силой заставлял себя возвращаться к цифрам снова и снова. Маркус рядом тоже что-то считал, но как казалось Клаасу – длину юбок мимо прошедших дам.

А когда рабочий день был официально закончен, Клаас бежал впереди всех к выходу.

– Не торопись ты так, – говорил ему Маркус, – подожди меня!

– Давай быстрее, Маркус.

Вместе они вышли из здания, и Клаас уже трепетал от мысли, что он придет домой, пожарить себе яичницу, выпьет немного пива и ляжет спать. Поэтому, когда щелкнул дверной замок, и Клаас перешагнул порог, радость его была неимоверной. Дом был его крепостью, местом, где не было усмешек за спиной, цифр расчетов и Маркуса.

На ходу скидывая пальто и обувь, он прошел в кухню своего небольшого домика, среди таких же небольших домиков из красного кирпича, на первых этажах которых были магазины с исписанными маркерами витринами, за которыми продавали выпечку, кофе, мебель, и была парикмахерская и не одна. Через дорогу делали тату и был минимаркет. Дорога был узкая, где вместо разделительной полосы был газончик и росли деревья.

Яичница. Все он покупал в минимаркете через дорогу, даже банки пива, что стояли на двери в холодильнике. Он ел быстро, так как за день проголодался, а затем сел на диван, открыв банку пива.

Это было самое настоящее удовольствие. Новости, пиво, темнота комнаты, одиночество.

Что-то говорили про теракты, про Россию, Украину, Сирию, но об этом говорили так часто, что Клаас стал замечать, что плавно погружается в сон. Спать было рано, поэтому он переключил канал. Шел какой-то юмористический подростковый сериал, и мужчина решил его оставить, пусть немного раздражал закадровый смех.

Зачем он вообще нужен?

Вдруг в дальнем углу что-то шевельнулось, и Клаас испуганно перевел взгляд на темноту угла. Он явно что-то видел.

Оставив пиво, он медленно поднялся с дивана и включил свет. В секунду до того, как лампочка на потолке загорелась, что-то теплое и мягкое скользнуло по его ноге и оказалось в темноте коридора.

– Всё ясно, – вслух думал мужчина, – видать кот пробрался.

Сморщившись, потому что котов Клаас не любил, он вышел в коридор и включил свет. Но там никого не было. Видимо животное уже в кухне.

Он проследовал туда и включил свет.

Свет включился, но лампочка горела почему-то не так ярко как обычно. Воздух странно трещал, и Клаас чувствовал, как странное напряжение щипало его кожу. Двигаться было страшно.

– Кто здесь? – спросил он. – Или что?

Вдруг под столом что-то шевельнулось, и Клаас почувствовал ужас. Это был не кот.

Резко нагнувшись, он заглянул под стол.

В дальнем углу, прижимаясь к белой и холодной боковой части холодильника, лежало странное чёрное существо, похожее на надутый черный шарик, воздух вокруг которого казался мягким. Существо не имела четких контуров, и, казалось, поглощало свет. Заметив взгляд мужчины, оно плавно выкатилось из-под стола и осталось в самом дальнем углу кухни под окном.

Клаас был испуган. Не погасив свет, спиной вперёд он выбежал из кухни в коридор, всунул ноги в кроссовки и выбежал из дома.

На улице было уже темно, небо было по-ночному чёрное, опускался туман, а воздух был прохладным. Он шел по тротуару мимо уже закрытых магазинов и парикмахерских.

"Это всё пиво! Чёртово пиво! Хорошо, что на улице не жарко, протрезвею и домой!" – думал Клаас, потирая плечи.

– Сер, – вдруг услышал он и обернулся. На него светили фонариком, а у тротуара стояла полицейская машина.

– Да, – отозвался Клаас, останавливаясь.

– У Вас всё в порядке? – спросил полицейский.

Клаас опустил голову и осмотрел себя. Он был в серой грязной домашней футболке, на груди которой было пятно от упавшего кусочка пепперони с пиццы. На ногах спортивные штаны, в которых он ещё в студенческие годы пробовался в команду по футболу в университете. И так и не прошел пробы. А на ногах были изношенные за годы темно-зеленые кроссовки, выглядевшие как мочалки.

– Да, просто решил пройтись подышать перед сном. Я читал, это полезно!

Полицейский в ответ закивал и убрал фонарик. Клаас последовал дальше, думая, как скоро можно будет вернуться домой.

Глубоко вздохнув, он остановился, огляделся вокруг и понял, что совершенно трезв. Было решено возвращаться, и, открыв дверь, Клаас сразу понял, что в доме он один – в кухне ярко горел свет.

Он обошел весь дом и никого не нашёл.

– Чёртово пиво! – хмыкнул он и направился к дивану за бутылками.

Очень скоро он вылил их содержимое в раковину, а сами бутылки сложил в пакеты, выбросить их с утра.

Было уже поздно, нужно было спать.

И снова утро. Снова завтрак с кофе, плащ и кейс. Снова дорога на работу на автобусе и бумажный стаканчик с тройным американо. Снова утренний туман, снова серые окна офисного здания. Снова Маркус.

– Доброе утро, Клаас! – подбежал он к мужчине. – Дай угадаю! Тройной американо?

– Я люблю стабильность, – ответил Клаас.

– Ты любишь скуку, это слегка иное, – ответил ему Маркус.

Клаас не знал, что ответить, и они вошли в здание. Окруженный женской частью коллектива, Маркус сразу забыл про любовь к скуке у Клааса, занявшись флиртом.

– Грит, посмотри на себя! Да ты же соблазняешь меня, честное слово. Твоя юбка сегодня на два сантиметра короче чем вчера и на пять чем на прошлой неделе!

– Маркус, могу заверить, что все мои юбки одной длины, – ответила ему девушка, обворожительно улыбнувшись, – хочешь, приходи ко мне домой, я покажу тебе свой гардероб, проверишь.

В ответ мужчина ответил, что обязательно этим займётся и подмигнул ей. Клаас шёл рядом, не поднимая головы.

– Да что с тобой сегодня такое? – спросил Маркус, переведя взгляд на друга.

– Знаешь, у меня похоже крыша едет, – ответил мужчина, – я вчера всё пиво вылил, потому что мне на кухне померещилось странное существо.

– Только не говори мне, что это была пьяная горячка! – Маркус выглядел достаточно встревоженно. – Ни с кем не общаешься, по вечерам один, пиво пьешь как не в себя, девушки нет… Когда у тебя был последний раз секс?

– Замолчи! – Клаас чувствовал себя оскорбленным.

– Нет, ну правда! У тебя крыша если едет, то от одиночества… Ты даже родителям не звонишь!

– Откуда ты знаешь, что не звоню? – Клаас поднял взгляд на Маркуса.

– Твоя мама вечно жалуется на это моей.

– Чёрт! – Клаас с силой бросил свой кейс и сел за свой стол.

– Позвони ей сегодня.

– Отвали, Маркус!

Начался рабочий день. Мужчина снова занялся расчетами, целью которых было выяснить прибыль компании в этом квартале. Маркус сидел рядом, усердно делая вид, что тоже занят работой, но взглядом провожал каждую мимо прошедшую юбку.

– Слушай, Клаас, а можешь мои цифры раскинуть по таблице? – вдруг спросил мужчина.

Маркус был обаятельным, со сверкающими изумрудными глазами и модно уложенными светлыми волосами. Но действовали его чары только на дам.

– Маркус, ты совсем уже? Хватит тратить время на девушек и возьмись за работу! – ответил Клаас.

Мужчина в ответ ничего не ответил, взявшись за работу.

Клаас был небольшого роста, с миловидными чертами лица, но вся его угрюмость, замкнутость и необщительность отталкивала от него противоположный пол. Волосы были темно-каштанового цвета с классической стрижкой, а глаза глубокого синего цвета. Его черты лица были столь приятными, что он даже выглядел младше своих лет, но он так часто сводил брови за расчетами и сгибал спину за столом, что выглядел как угрюмый старик.

Дорога домой, снова автобус и ужин. Сегодня Клаас весь день так хотел варёных яиц, что по пути домой зашёл в минимаркет напротив дома и купил десяток. Ко всему, увидев томатную пасту на полке, он решил, что дико хочет томатного сока. Потому, придя домой, Клаас поставил яйца вариться, а томатную пасту развел с водой, солью и черным перцем.

– Туда бы водки, – подумал Клаас, а потом глянул в угол кухни у окна, – но я уже, похоже, в завязке.

Мужчина сел поесть, после чего было решено позвонить матери.

После яиц Клаас чувствовал себя просто замечательно, казалось, яйца подняли ему настроение. Выстукивая ритм кулаком об ладонь, Клаас дошел до домашнего телефона и снял трубку.

Через пару гудков по ту сторону послышался достаточно молодой голос.

– Слушаю.

– Привет, мам. Это Клаас.

– Клаас! Солнышко! Ты давно не звонил.

– Да, давно, очень много работы, – ответил мужчина.

– Как твои дела? Девушка появилась? – спросила женщина.

– Да все хорошо, а вы там как с отцом? – спросил Клаас, чувствуя, как настроение стремительно падает.

– Ну, – женщина на секунду замолчала, – твой отец до сих пор работает, да и я тоже. У нас все хорошо, только я простыла и никак не могу начать чувствовать себя лучше.

– Выздоравливай!

– Спасибо, Клаас.

Повисла тишина. Тяжёлая и неприятная.

– Ладно, мама. Я пошел. Сильно устал, хочу лечь отдыхать.

– Да, спокойной ночи, – ответила женщина.

– Спокойной.

Он повесил трубку.

Разбавив себе ещё стакан сока, Клаас направился к телевизору. Включил новости и сел на диван.

На трезвую голову вечер тянулся слишком долго, а новости по телевизору казались более ужасающими и невероятными. В конце концов, мужчина переключил канал. Шла юмористическая программа.

Вдруг воздух вокруг странно хлопнул. Это было удивительное ощущение, да и ничего вокруг не пострадало. Словно Клааса оглушила невидимая бомба, не вызывающая разрушений.

Клаас отставил стакан с соком и перевел взгляд в темный угол. Там что-то было, он знал. Вдруг на свет к нему ближе выкатилось чёрное существо без явного контура и морды.

Воздух неприятно трещал, но что-то не нравилось существу. Сегодня оно странно вибрировало, словно злилось.

– Что ты? – спросил Клаас.

В эту секунду свет озарил комнату, как будто кто-то посветил в окно огромным фонариком. Раздался звон стекла, и послышались тяжёлые шаги.

Клаас вскочил с дивана и обернулся.

У окна стояла девушка. Она была высокая, стройная, в костюме цвета хаки по фигуре, рубашка которого была узлом завязана под грудью. На ногах были высокие сапоги. Рыжие волосы были убраны в хвост на затылке.

Она смотрела куда-то мимо Клааса, а затем вдруг выхватила откуда-то клинок, резким движением оказалась у черного существа и резанула его насквозь.

В этот миг воздух взорвался снова. Клаас оглянулся, но комната выглядела так, словно здесь ничего и не происходило.

Девушки не было, как и черного существа. Стекло в окне было целым.

– Всё! Я сошел с ума!

Он вышел в коридор, где возле двери в кухню весел телефон и поднял трубку.

Гудки были бесконечными, и, наконец, ему ответили.

– Да.

– Маркус, я сейчас приеду, я переночую у тебя.

– Так, Клаас, я как бы с дамой!

– Я вам не помешаю.

Не успел Маркус что-то ответить, как Клаас положил трубку и вышел из дома.

Маркус жил не далеко, но идти пешком было слишком долго. Клаас доехал на автобусе, а когда подошёл к дому, понял, что Маркус преуменьшил по телефону то, чем он занят.

Активно шла вечеринка. Из окна второго этажа в пьяном угаре совершенно голая кричала и махала руками какая-то девушка. Перед домом дрались какие-то два парня. Громко играла музыка, горели и мерцали огни.

Клаас прошел внутрь и увидел что-то ожидаемое. Гости ходили из комнаты в комнату пританцовывая, тряся голой грудью и поглощая спиртное из пластиковых синих стаканчиков. Все это были девушки, среди которых потерялось несколько мужчин. Вдруг Клаас увидел среди девушек совсем юную конопатую девушку, которой если есть восемнадцать, то исполнилось не так давно. На самом деле, Клаас был уверен, что она ещё совсем ребенок. Играла музыка, было очень шумно. Дамы смеялись, и вдруг одна из них заметила Клааса и прошла к нему, протягивая стаканчик.

– Где Маркус?

– Наверху.

Клаас проигнорировал стаканчик и направился вверх по лестнице. Открыл первую же дверь и моментально поспешил закрыть её обратно. Маркус был на кровати в компании трёх голых дам, и занимались они удовлетворением друг друга.

– Маркус, чёрт! – крикнул Клаас через закрытую дверь и услышал голос одной из девушек.

– Маркус, похоже он хочет присоединиться!

– Подождите, дамочки.

– Только ты не долго.

Дверь открылась, и Маркус вышел в коридор. Клаас в ужасе поднял глаза к потолку, а потом прикрыл их рукой.

– Ты бы хоть трусы надел!

– А что ты там не видел?

– Маркус, я приехал переночевать, а попал в бордель!

– Что ты как святой!? – Маркус усмехнулся. – Хочешь спать, выбери любую комнату и ложись.

– Ты серьезно? – Клаас злился.

– Да.

Клаас смог только обойти друга и пойти дальше по коридору. Он открыл дверь, но и здесь его ждал сюрприз. Две голые девушки лежали на постели и целовались, потираясь друг об друга. В их компании Клаас был лишним.

Он закрыл дверь и попробовал найти спокойствие в другой комнате. Он заглянул в соседнюю. Там никого не было, потому он прошел внутрь.

Внизу было шумно, это могло помешать уснуть, но Клаас прошел к кровати, лег на неё, обнял подушку и уснул под фантазии, как он присоединяется к двум лесбиянкам в соседней комнате.

Это утро не было привычным. Он поднялся с кровати и вышел в коридор. Прошел мимо голой девушки, что спала на полу, сжимая в руке стаканчик. Спустился вниз, где еще пара девушек спали на диване, уснувшие видимо во время любовных утех.

Вдруг с кухни вышел светящийся как обычно, с широкой довольной улыбкой Маркус. Он был уже умыт, одет и вкусно пах туалетной водой. В руках он держал кружку, в которой помешивал кофе.

– Как спалось? Кофе хочешь?

– Нет, спасибо.

– С чего вдруг ты вчера так сорвался и приехал ко мне? – спросил Маркус.

– Потому что у меня окончательно уехала крыша, у меня – галлюцинации.

– Плохо дело, – ответил мужчина, – ты пойдешь к психологу?

– Надо бы, – ответил Клаас.

– Знаешь, лучший психолог это… Каролин! – и на диване пошевельнулась девушка, поднимая голову с лобка другой. – Ты бы знал, что она вытворяет своим ртом!

– Чёрт! Маркус!

Клаас обошел мужчину и вышел из дома. Только сейчас глянув на себя, Клаас понял, что стоит в джинсах, футболке и ветровке. Так на работу идти было нельзя, но делать было нечего. Захватив кофе в бумажном стаканчике по пути, он направился на работу.

Сегодня он прятался за монитором усерднее, чем когда-либо до этого. Нельзя было, чтоб начальник отдела увидел, в чем он сегодня явился на работу.

Маркус весь день молчал.

Клаасу повезло, никто не задал ему вопросов о его внешнем виде, пусть начальник отдела все же увидел, что тот сидит за столом в джинсах и ветровке. А под конец рабочего дня, Клаас узнал номер неплохого психолога.

По дороге домой, он заехал к ней в офис. Это было небольшое учреждение, где у входа сидела девушка секретарша. Заглянув ей в лицо, Клаас узнал девушку с вечеринки Маркуса. Она была конопатой.

Сама психолог принимала в другом помещении, и кабинет её выглядел точно так же, как и кабинеты психологов в фильмах. Мягкий диван кушетка для пациента, кресло психолога, часы, маятник.

Психолог была приятная брюнетка, явно гордящаяся своим крупным бюстом. Рубашка ее была расстегнута, демонстрируя пышную грудь, в которую, Клаас был уверен, Маркус при возможности засунул бы свой член. Проходя в кабинет, Клаас зачем-то это представил.

– Добрый день, заходите, – проговорила брюнетка, и вот уже её голос кричит в голове Клааса: "Трахни меня! Трахни!".

В воображении Клааса сперма ударила ей в лицо, стекая по губам и черной оправе очков.

– Здравствуйте, – ответил мужчина.

– Ложитесь на кушетку, – ответила женщина.

Клаас держал руки перед собой, сжав их в кулаки, пытаясь скрыть свое неудобное положение. Стояк был как мачта, натягивающей ткань джинс как парус.

Клаас лег и отвернулся, чтоб не видеть груди психолога.

– Меня зовут Лив Херман.

– Я Клаас Янссен.

– Что у Вас случилось? Что Вас беспокоит? – говорила женщина, сев на своё место.

Мужчина пытался не смотреть на психолога, которая соблазняла всем своим видом.

– Меня мучают галлюцинации, – ответил Клаас.

– Какого рода эти галлюцинации?

Клаас перевел взгляд на женщину, и быстро пожалел об этом, так как в воображении он уже пихал свой член в её чувственный рот, с полными красными губами.

Клаас тяжело вздохнул, закрыв нужную область у джинс рукой.

– В этом нет ничего странного, поделитесь своими переживаниями, и я смогу Вам помочь.

– Мне второй вечер подряд мерещится странное чёрное существо. А вчера мне вместе с ним померещилась рыжая девушка.

– Что она делала? – спросила женщина и поправила очки.

Клаасу вспомнился образ девушки, но от возбуждения в голове возникли не те события. Как он развязывает её рубашку, прижимает её к себе, ласкает соски и целует в губы.

– Она убила это существо, и все исчезло.

– Можете описать существо?

– Оно чёрное, небольшое.

– А девушка?

– Высокая, рыжая.

– Как она убила существо?

– Клинком.

Ненадолго повисла тишина.

– Вчера вечером Вы употребляли алкоголь? – спросила женщина.

– Нет.

– А до этого?

– Позавчера? Да.

– У Вас есть привычка пить каждый вечер?

Больше образ психолога его не возбуждал. Теперь он хотел вскочить и уйти отсюда.

"Куда она ведёт? Я алкоголик?" – думал Клаас.

– Да, обычно пью пиво, каждый вечер перед телевизором и смотрю новости. До четырех банок за вечер.

– Вы живёте один? – спросила психолог.

– Да.

– Есть друзья?

– Один, мы работаем вместе.

– Девушка?

– Нет.

Женщина замолчала, словно долго решаясь на что-то, а потом спросила:

– Как давно у Вас была последняя интимная близость?

– Ещё в университете, – ответил мужчина.

– То есть достаточно давно?

– Достаточно давно для того, чтоб из-за этого начались галлюцинации? Не думаю!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3