Альтер Драконис.

Стэллар. Дримскейп



скачать книгу бесплатно

– Ко… корабль? – глаза Нэин стали большими и круглыми.

– Ну, если точнее, телеуправляемое андроидное тело. Сам разум сейчас на корабле, «Кобра МК5», порт приписки Лэйва, название – «Искатель». Можешь звать её Ис, или Иса, как больше нравится. Вам придётся поработать с этой парочкой.

Интересные дела. И зачем мне эта блондинка? Натуральная, причём. Впрочем, у них вся раса беловолосая.

– Итак, Дэйв, Иса, госпожа Нэин Илириан наша коллега из альтарианской службы внешней разведки. Собственно, задание будет следующим…

Шеф пощёлкал кнопками где–то в столе, и на окно опустилась плотная заслонка. Ага, система антипрослушки.

В углу, над проектором, засветилось изображение. Даже Иса вылезла из–под кресла, посмотреть.

– Обратите внимание, – шеф ткнул горящей сигарой в направлении голограммы, – это сектор далеко за пределами фронтира. Его исследованием планируем заняться мы с нашими союзниками альтари, так что, собственно, именно поэтому наша коллега здесь. Вот что засняли зонды наблюдения.

Шеф не глядя стряхнул пепел с сигары в пепельницу. Пепельница отползла чуть в сторону, и горячий пепел упал на обивку стола.

На голограмме не было пока что ничего интересного. Звёзды и звёзды. Вдруг там, где только что была пустота, внезапно появилась новая точка. Ого, такого я ещё не видел. Чтобы звёзды возникали из ничего… Интересно.

– Вот, собственно и всё. От фронтира до неё 12 светолет, не так уж и много, – шеф ткнул в мою сторону сигарой. – Задача – пойти, осмотреть и вернуться с докладом. Всё. Никакого геройства. Вопросы?

– А почему не дрон–разведчик? Логичнее было бы отправить в аномалию беспилотник.

Шеф уставился на меня тяжёлым взглядом.

– Потому, – отрезал он. – Потому что приказ. Если не знаешь, что означает это слово, поищи в словаре.

Горячий пепел шлёпнулся на обивку и проделал в ней вторую дырку.

– Что-то вы темните, босс.

– Координаты и полётное задание сейчас заливаются в память компьютера твоего корабля, – игнорируя моё замечание, продолжил шеф. – Так что остальное прочтёшь сам, в доке. Что это за запах?

– Это вы пепел мимо пепельницы стряхнули. Вон, обивка стола уже тлеть начала. Сейчас пожар будет.

Шеф с ругательствами вылил на тлеющую ткань воду из графина.

– Твоих лап дело, отморозок?!


Я сделал самое невинное лицо.

– О чём это вы?

– Я ваши псионные штучки за версту чую! Тридцать лет, а мозгов нету! Вы, пилоты, все до одного клоуны!

– Так точно, сэр!

– Я из тебя, заразы, ещё человека сделаю! Ты у меня в нулях будешь тританиум копать! Один! В скафандре и с киркой!!! Пшёл вон отсюда!

Мы все трое поспешили убраться. Как только дверь закрылась, я притормозил.

– Погодите.

Мимо прошествовал бледный младший лейтенант, в ожидании люлей. Я приложил ухо к двери.

– В нули…! Тританиум копать…!

Я поцокал языком.

– Повторяется босс. Ему бы поработать над репертуаром… Ладно, сваливаем отсюда.

Неподалёку есть неплохой кабак, я думаю, нам нужно пообщаться. И что-нибудь выпить.

Кабак назывался «Три пятки» и содержал его отставной космодесантник Серж Локовски. Как-то раз я спросил его, а сие словосочетание означает? Он почесал в затылке и заявил: «А хрен его знает, по пьяни на ум пришло». Однако, не смотря на дебильное название, место было довольно удачное, здесь любили столоваться управленцы всех мастей. Однако сейчас здесь было пусто, рабочий день в самом разгаре.

– О, глядите-ка, кто пришёл! Да ещё и с двумя девушками! Привет, Иса. А кто вторая? Новый пилот или ты решил завести гарем?

Вот и сам Локовски, лёгок на помине. Здоровущая гора мышц в костюме бармена. Неглупый тип, вот только совершенно не думает, что говорит.

– Локовски, – я сделал страшное лицо, – а ничего, что эта барышня – внучка Верховного Комиссара Республики Альтари? А ты только что нанёс ей смертельное оскорбление.

– Да ты чё, правда?

– Шутит он, – вмешалась Нэин – Вовсе я не внучка. Я инспектор Службы Внешней Разведки Нэин Илириан, в империи по делу.

– Да? – недоверчиво спросил Локовски – Ладно, выбирайте любой столик, всё равно народу нет. Пить что будете?

– Тащи меню.

Мы уселись у окна под большой пальмой. Я уставился в окно. Красота, весь город как на ладони. Нда, всё же и в урбанистическом пейзаже есть своя прелесть.

– Капитан Дэйв, а что такое «нули»?

Я очнулся.

– А? Нули? Это сектор с нулевой безопасностью. Они за фронтиром, там владения пиратов и всякого отребья. У нас, в Империи, индекс безопасности – единица. На фронтире он колеблется от 0.7 до 0.1, ниже 0.5 считается уже опасным. Впрочем, границы понемногу раздвигаются, миры становятся более безопасными.

– А вы были в нулях?

– Ко мне можно на «ты», всё же вместе работать. А что касается нулей, то да были. И не раз. Обычно, такие задания неплохо оплачиваются, но и риск велик. Однако с Исой никто не сравнится, так что нам всегда удавалось уйти живыми, да и провалов у нас не было.

А то, что иногда выполнял задания и для пиратских концернов, так об этом лучше не знать. Впрочем, ничего серьёзного не было. Так, доставка всякой фигни.

Нарисовался Локовски. Барменский наряд на его квадратной фигуре смотрелся довольно комично, да ещё и дурацкое полотенце, перекинутое через руку.

– Сударыня, – обратился он к Нэин, – рекомендую коктейль «Дай-дай Кири». Только что из Нихона, всё свежайшее-с. Горький апельсин, мята и семена пусторесничника. За счёт заведения-с. Загладить-с вину.

Иса посмотрела на него с неодобрением.

– Локовски, завязывай ломать комедию.

– Иса, а ты что пить будешь? Двойное машинное масло с бензином, взболтанное, но не размешанное?

Иса погрозила охальнику кулаком.

– Значит так, – я отобрал у Локовского меню. – Тащи вина, у тебя в заначке есть, я знаю. И покушать что-нибудь. У нас только что был разговор с шефом, так что нам надо полечить нервы.

Локовски понимающе покивал и удалился за стойку. Нэин, подождав, пока он не скроется с глаз долой, поинтересовалась:

– Капитан Дэйв, а можно задать ещё несколько вопросов?

– Да без проблем.

– А что полковник Строганов говорил на счёт вашего «прозвища»?

Я хмыкнул.

– Видишь ли, я поменял себе имя и фамилию. Моё прежнее имя – Арт Найденов. Меня в младенческом возрасте подкинули в имперский госпиталь, там есть специальные ящики с системой жизнеобеспечения, если родители по каким-то причинам хотят избавиться от ребёнка. Ну вот, от меня и избавились. Арт – это сокращение из первых букв имён медицинского персонала, который тогда дежурил. Артур, Рита, Татьяна. Ну а фамилия – понятно. «Найденов» – нашли, значит. Хорошо хоть не Брошкин. Наш шеф немного сноб в отношении фамилии, у него самого целая династия армейских офицеров, вот он и выдрючивается. А новое имя я себе взял после фаэдского инцидента.

– Фаэдского инцидента?

– Здрасьте приехали. Неужели не слышала? Тебе знакомо слово «гисти»?

– Конечно! Артефакты Гисти периодически появляются в разных частях известного космоса, причём, непонятно откуда. Многие современные технологии основаны на захваченных объектах гисти. Правда, их самих никто никогда не видел, только их автоматизированные системы.

– Именно так. А впервые появились они у планеты Фаэдэ, рядом с фронтиром. Тогда, из подпространства вывалилась осадная крепость, и вывалилась она прямо на меня.

– Ах вот о чём речь… Как так на тебя?!

– А вот так. Я тогда был на последнем курсе Академии и проходил лётную практику перед итоговыми экзаменами. Чего-то серьёзного курсантам не давали, и поэтому я сидел на…

– «Велаторе» – встрял Локовски, расставляя бутылки – Хвастаешься былыми подвигами?

– Не хвастаюсь, а рассказываю, как всё было. Нет, не «Велатор». «Велатор», это дешёвый фрегатик системы «ведро с гайками», стоят они копейки, вооружение гражданское, считай, никакого. Как раз для курсантов, по бочкам стрелять. Угробят – так и не жалко.

– Ну а я про что? – возмутился Локовски.

– Отлезь, – отмахнулся я – сидел я на «Каталисте», это эсминец, охотник на фрегаты. Этот класс уже устарел, теперь вместо них лёгкие крейсера, так что все оставшиеся корабли передали нам, в Академию. Пересесть на «Каталист», кстати, это поощрение за хорошие пилотские навыки. Значит, андокаюсь я со станции…

– Андокаюсь?

– Отстыковываюсь. Только отлетел подальше, чувствую, в задницу как будто шилом кольнули. Чувствую, сейчас случится гадость. Я с дуру и заорал в эфир «мэйдэй!». Даже сам не понял зачем. Это надо было видеть, обычная система, торгаши снуют, шаттлы, транспорт, лифтеры всякие… И вдруг раз, кто куда. Как тараканы. И через минуту эта хреновина на меня вываливается.

– А на что она была похожа?

– Большая. Меньше, конечно, бродячей колонии Федерации Кукай, может даже поменьше базы, но всё равно против моего «Каталиста»…. Сама понимаешь. На орбите Фаэдэ был старый «Кориолис», а у крепости Гисти четыре капитал торпедных аппарата и несколько капитал-турелей. Да там одна торпеда вдвое больше моего эсминца. Впрочем, это меня и спасло.

– Как так?

– Очень просто. Стрелять по юркому эсминцу этими здоровущими дурами – гиблое дело. Если очень быстро крутиться, то попасть нереально. Мелкий он, а пушки вращаются медленно. Но если бы я остановился, или сбавил темп, то всё, смерть гарантирована. Одно попадание и в щепки. Ох, я тогда и крутился! Одновременно приходилось следить за торпедами, я их ловил и уничтожал. Капиталторпеда – штука медленная, рассчитанная как раз на уничтожение станций, а у моего «Каталиста» двенадцать дудок, калибра сто миллиметров. Вроде бы немного, но скорострельность у них – сумасшедшая, и картриджи – антиматерия.

– А что, – непонимающе спросила Нэин. – разве у станции не было осадного щита?


– Увы. Это современные «додекаэдры» могут уйти в неуязвимость на сутки, и тогда их уже не пробить ничем. А тут это старьё. А в старье полно народу. Сунулись, правда, помогать два «Аваддона» и «Доминик», но их быстро разобрали, еле успели уйти. Манёвренность у линкоров не идёт ни в какое сравнение с эсминцем. В общем, торпеды я перестрелял, их даже в этой крепости было не так уж и много. А ещё, со мной тогда приключилась одна странная вещь: я научился видеть сферу.

– Как это?

– Очень просто. Пилот, в режиме слияния с кораблём, всё равно видит перед собой только часть пространства, хотя сенсоры расположены по всему кораблю. Мозги так устроены. Чтобы посмотреть назад, приходится как-бы крутиться на месте. Есть, конечно, радар, но он, как ни странно, не заменит визуального контакта. А я вот смог увидеть всё пространство вокруг. Всю сферу.

– Вот это да!

– Я тоже так подумал. А потом подумал, что сейчас съеду крышей. А совсем потом мне стало уже не до этого, потому что в электронных мозгах этой здоровенной дуры наконец-то повернулись шестерёнки, и она выпустила на меня дронов. Множество крупных и злых дронов.

– И как же…?

– Как выжил? С трудом. Мне ещё повезло, что дроны были крупные, они довольно медлительные, в противном случае остался бы мой хладный труп на орбите Фаэдэ. У меня тоже был дрон, но только один и лёгкий, вот им-то я и отбивался. Пока вся шарага грызла меня, мой дрон грыз их. Сильно меня тогда пощипали. Корабль – в хлам. Хорошо, что флот вовремя подоспел, но я там примерно час вертелся. Этот бой мне, кстати, как выпускной экзамен зачли.

– А «Дэйв» тут причём?

– Как причём? Неужто не видела лучший шутер всех времён и народов: «Дэйв – опасный сумасшедший»? Ты не играешь в компьютерные игры?

– Да я всё больше в цветные шарики и карты…

– В общем, есть такая вещь. Товарищи по академии меня после этого боя так и прозвали, а мне понравилось, так что я это имя взял себе официально.

– Ну а «Стэллар» тогда что значит?

– А это уже, скорее, легенда. Это на инглессе, есть такой мёртвый язык, что-то связанное со звёздами. Иса, как это перевести?

– Стэллар – «звёздный».

– О, вот как? Я же говорю, мне подходит. В общем, есть поверье, что раньше так называли очень удачливых пилотов. Считалось, что эти люди всегда выживали, даже в самых критических ситуациях, но при условии, что они выложатся по полной, и даже немного, сверх того. Впрочем, это очередная байка, вроде Потерянного Иерусалима, Раккслы или клада капитана Кидда.

– Потерянный Иерусалим?

– Говорю же, байка. Потерянный Иерусалим – это мифическая прародина людей. Впрочем, иногда в космосе находят корабли поколений, которые немыслимое время назад были отправлены с какой–то планеты, и с тех пор летят себе в обычном пространстве. Большие такие штуки. Говорят так же, что потерянные колонии это долетевшие до цели корабли поколений. Правда ли, нет ли, кто знает …

– Как интересно! – у Нэин загорелись глаза. – А что, это правда только байки? А вдруг всё это есть на самом деле?

– Ну как, – задумчиво ответил я. – в космосе полно странных странностей. Да взять хотя бы нашу сегодняшнюю миссию. Да хоть те же «тормозные места».

– Тормозные места?

– В космосе попадаются странные аномалии. Вроде бы обычный участок космоса, но скорость в нём падает до половины, причём, безо всяких видимых воздействий на корабль. Почему, отчего, кто его знает… В одном из них находится наблюдательный пост СИБ, но нашли они там чего, не известно.

– А ещё? – не унималась Нэин.

– Вот ведь, – усмехнулся я. – Ладно. Знаешь, в некоторых пылевых скоплениях, далеко-далеко за фронтиром, живут космические моли. А кокон их даже больше линкора. Опасные штуки.

– Ужас то какой! – Нэин прикрыла ладошкой рот. – Неужели это правда?

– Брешет, – уверенно заявил Локовски, материализовавшийся за спиной Нэин. – Не слушайте его, уважаемая, пилоты они все такие, хвастуны.

Нэин фыркнула, но ничего не ответила.

– Ну ладно, – согласился я. – Про молей я наврал. Но вот про Блуждающий Сигнал и Синий Туман – чистая правда. Мы сами сталкивались с этой штукой. Может даже эти два феномена связаны друг с другом.

– Ой, расскажи пожалуйста! – подпрыгнула Нэин.

– Видишь ли, если проводить мультиспектральный поиск в тёмном космосе, так часто ищут аномалии, можно наткнуться на довольно чёткий сигнал, вот только источник его установить не удаётся. Как-будто он идёт сразу отовсюду. Это голос, вещающий на непонятном языке, совершенно без интонаций. Просто бубнит что-то. Если долго его слушать, можно поймать и видео, размытое изображение лица, чем-то похожего на человеческое, только там, где у людей глаза, у него широкая чёрная полоса, в которой мерцают слабые белые точки.

– А рассмотреть не удаётся?

– А вот смотреть нельзя. Если вдруг поймал – беги быстрее из этого места, или появится синее туманное облако и утянет корабль неведомо куда. Мы с Исой сами его наблюдали, далеко, правда. Вся электроника сошла с ума, Иса не могла справиться с управлением, мне пришлось перейти на ручное резервное.

– Врёт, – опять шепнул Локовски на ухо Нэйн.

Нэин недовольно прянула ушами. Вот даёт! Жаль я так не умею.

– Локовски, – прищурился я. – А где наша закуска?

– Момент! – и надоеда испарился.

– Этот ваш Локовски всегда такой? – недовольно поинтересовалась Нэин. – Липкий?

– Есть такое дело, – вздохнула Иса. – Не обращай на него внимания. Сейчас покушаем и пойдём отсюда.

– Бурбурлы-мурбурлы – пробубнило из–под стола.

– Ай! – подскочила Нэин, и уронила бокал.

– Хурмангулды бурланома – пробубнило снова.

У столика стояло пузатое чудо, похожее на бочонок. Два глаза на стебельках, комплект клешней, которыми штука держала поднос с едой, а сверху большая круглая пасть. Чудо поставило поднос и, подняв с пола бокал, сожрало.

Я подозрительно покосился на чудище.

– Локовски, это что?

– Мой новый официант.

– Я догадался, что официант. Я спрашиваю, что это?

– Почём мне знать? Гастарбайтер какой–то. Жрёт немного, денег не просит, чего ещё надо? Экономный.

– А ты уверен, что эта штука разумная?

– Мне то что? Работает и ладно.

– Нда? Эй, чудо, – обратился я к «официанту». – Звать-то тебя как?

– Сссссииик, – просипело чудо.

– Иса, тебе известен этот язык? Или это у него в животе бурлит?

– Впервые слышу. В моей базе данных нет ничего подобного.

– Где ты этих чурок откапываешь, Локовски? – я аккуратно отпихнул туземца ногой, – Иди, иди отсюда.

– Это разве чурка? Ты чуреков настоящих не видел. Когда я служил в космодесанте, были у нас десантные модули. Ну, видел поди, выстреливают их пачкой с орбиты, они потом планируют на поверхность. Мы их «маршрутками» называли. Знаешь, хохма солдатская, «повезёт, будет маршрут орбита–планета, не повезёт, орбита–небеса». Так вот, водилами этих штук всегда всяких абреков нанимали, уж не знаю почему. И был у нас как раз такой, большой зараза, коричневый и четырёхрукий. А на заднице у него третий глаз. Сам видел, когда он в душе мылся.

– Врёшь ведь поди. На заднице–то зачем?

– Я откуда знаю? А спереди, между ног, вооот такущий хобот. Он им мыло держал.

– Да тьфу на тебя, трепло.

– Весело вы тут живёте – задумчиво произнесла Нэин. – У нас в республике скучнее. Скажи Иса, а что ты делала под креслом в кабинете у полковника?

– Страшный он, – поёжилась Иса – мне показалось, что он меня сейчас сожрёт.

– Иса, ты же знаешь, что это невозможно!

– А мне совершенно не хотелось проверять.

Мда. Женская логика.

– И вообще, – продолжала Нэин, – у нас за такую шуточку, которую откаблучил младший лейтенант, сослали бы на рудники. А у вас, как вижу, ничего.

– А, забудь, – ответил я. – То, что ты видела, это опереточная СИБ. Здесь ошиваются отпрыски влиятельных семей, и ничего сложнее перекладывания бумаги с места на место им не доверяют. Годика через три они пойдут на повышение в администрацию колонии, запись в трудовой книжке, что человек проходил стажировку в Службе Имперской Безопасности, неплохо котируется. Настоящая работа идёт совсем не здесь. А это так, паразиты…

– О, кстати, о паразитах. Вспомнил тут одну историю, – встрял Локовски, неся две бутылки вина, – Это ещё в моё десантное прошлое было. Поступил вызов с одной планетки на фронтире, там была станция терраформинга, мол биологическая опасность. Планетка–то захазная, даже атмосферы нет. Откуда биологическим взяться? Ну, мы решили, что пираты шалят. Значит, наш взвод туда и отправили. Командиром у нас был некий Шеппард, по прозвищу «Эффект массы». Почему так прозвали? Дык, он был дядя–шкаф два на два метра, весь из мускул. Как сцеплялись мы, бывало, в портовом кабаке со всякой швалью, так с его появлением всё обычно заканчивалось. Такая масса производила охрененный эффект, как танк в посудной лавке. Ну вот, летим мы к точке миссии… Да, водилой у нас, кстати, был как раз тот четырёхрукий абрек. Забыл с какой он планеты. Что–то вроде На`Пали… Не суть важно. В общем, высаживаемся. Да, был у Шеппарда один интересный закидон после контузии, таскал он с собой на миссии надувную бабу, кстати, синекожую. Зачем – не знаю, говорил, что как талисман. Врал поди. Было дело, мы ему её как–то раз гелием надули, так он за ней по всей казарме бегал. Бежит такой танк, тумбочки сбивает, а баба от него… Прикольно было. Мда. Ну так вот, я, значит, вожусь со сканнером, а народ бдит, по сторонам смотрит. Вдруг, из–за угла выпрыгивает какая–то хреновина, странная такая, башки нет, по бокам то ли крылья, то ли перепонка какая, и шасть к нам.

– Опять брешешь ведь, Локовски.

– Ничуть. Итак, эта хреновина зигзагами, и прям надувной бабе на лицо, и ну давай совершать с ней развратно–поступательные действия, да ещё так энергично, что баба и лопнула. Клочки ажно по всему ангару разлетелись. Смотрим, а на полу, рядом с местом где зазноба сердечная командира нашего, покойница надувная сидела, личинка копошится. Виду мерзкого, белая, с ногами, клешнями, ну мразь полная. Тут всё стало понятно, паразиты на станции. Обычное дело.

– А дальше что? – Нэин заинтересовано внимала.

– А что? Шеппард прямо взбесился. Найти, говорит, и уничтожить. Ну, это мы и без него поняли. А потом даже и искать не надо было, они сами попёрли. Сначала эти летучие, мы их как тарелочки на полигоне расстреливали, весело. Нам–то особо нечего было бояться, у нас забрала на шлеме из стеклостали, их попробуй, прогрызи, а абрек в «маршрутке» обретался. Как летучая погань кончилась, пошли мы дальше. А вот дальше было поживее. Полезли штуки такие, большие, чёрные, башка длинная, а челюстей, прикиньте, двое. Вторые из пасти аж на полметра вылезают. На таргонцев похожи, только виду совсем другого. Чуть было Шеппарда не загрызли, но против штурмового автомата, у нас «Кедры МК4» были, особо не попрёшь. Как мы десятка два поганцев настреляли, наш абрек учудил. Выскакивает из кабины, в каждой руке по ножу, и даже хоботом один держит. Выскочил, да как заорёт что–то вроде «Шяшьликь!», и умчался вдаль, куда–то в глубину коридоров. Командир посмотрел, пожал плечами, сказал «Да и хрен с ним», и повёл нас дальше.

– А дальше была матка, как водится, – саркастически заметил я.

– О! В корень зришь! – просиял Локовски. – Именно так. Большая такая, чёрная, головы нет, только что–то длинное вроде щупальца торчит, а сверху то ли глаза, толь непонятно что, но числом три штуки. В общем, расстреляли мы это, в клочья, как командирову бабу. Свершили месть, так сказать. А после, для верности, ещё и воздух сдули, в вакууме особо не выживешь.

– А водитель как же? – спросила Нэин.

– Помер, болезный. Вернулись мы, а он, видать, одного чужого завалил, зажарил на плазменном резаке и съел. Ну и отравился конечно. Нефига всякую дрянь жрать.

– Не верю, – отрезала Иса.

– А вот я бы поверил, – задумчиво произнёс я. – вон, полюбуйтесь.

Официант-гастарбайтер, пока мы слушали байку Локовского, сожрал всю закуску со стола, и теперь дожирал тарелки. Я вытянул руку, сделал лёгкое усилие, и поганец повис в воздухе вверх тормашками.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6