Альтер Драконис.

Стэллар. Двойной мир



скачать книгу бесплатно

Итак, подобрав в доках Мартину, мы погрузились на «Искатель» и как можно быстрее покинули Лэйву.


Глава 2. Вечер.

«Искатель» маневрировал, уходя подальше от орбитальных сооружений и выходя на курс гиперпрыжка.

– Поверить не могу, – я откинулся в пилотском кресле. – Мы таки сумели вырваться. Всё, теперь отпуск, пляж, и алкогольные коктейли.

– А больше ничего не забыл? – прищурилась Иса.

– Свадьба, моя дорогая, ну конечно же, – поправился я.

– То-то, – Иса погрозила мне пальцем. – Кстати, буквально только что пришла благодарность из координационного центра. Теперь к твоему боевому рейтингу «Смертельный» добавилась звёздочка.

– Да ты что! – обрадовался я. – Я на шаг стал ближе к «Элите»! Это надо будет обмыть. Хотя до красного скафандра ещё далеко…

– Так ты «Смертельный», – удивилась Мартина. – Надо же, как высоко забрался.

– Не так чтобы очень, – пожал плечами я. – По окончанию Академии всем пилотам дают младшего лейтенанта и рейтинг «Компетентный». «Опасного», не очень напрягаясь, можно получить годика через три-четыре на фронтире, так что именно так я и поступил, здесь я не оригинален. Вот до «Смертельного» мне пришлось идти с десяток лет.

– А чего так долго? – не поняла Мартина.

– Там, видишь ли, есть здесь одна закавыка. Чем выше твой боевой рейтинг, тем меньше идёт в зачёт уничтоженных целей. Это начинающим пилотам, только что с гражданки вступивших в ряды Вольных Капитанов, идёт в зачёт вообще всё, даже сбитый ржавый дрон. Вначале даётся рейтинг «Безопасный», его проскакивают очень быстро, потом «Хомяк с клыками», в смысле «Почти безопасный», «Хреновый», «Средний»… Чем больше ты повышаешь своё пилотское мастерство, тем легче тебе уничтожить цель, так что, отстреливая пиратские фрегаты пачками, ты никогда не доберёшься до «Элиты». Мне вот в копилку идут только цели, начиная с линкора, да и то, за последние дают не так уж и много очков. Полагаю, повысили меня за тот таргонский «Титан»…

– Вы там завалили «Титан»? – не поверила Мартина.

– Да, и добрую часть таргонского флота вторжения. Вот только распространяться об этом не стоит.

– Мы вышли на траекторию гиперпрыжка, – доложила Иса.

– Отлично, – кивнул я. – Вот и проверим наши новые двигатели. Насколько я знаю, так ещё никто не прыгал, на такие расстояния.

– Ты что, – подскочил Локовски. – Опять пытаешься меня втянуть в свои идиотские приключения? А что если мы снова вывалимся…

Искатель засветился и исчез из пространства Лэйвы.

– … хрен пойми где? – закончил Локовски.

Пискнул сигнал вызова. Иса дала разрешение, и на экране появилось лицо симпатичной девушки-андроида.

– Алмаз Главный приветствует «Искатель». Добро пожаловать на Вечер. Для вас зарезервирован правительственный стыковочный узел. Следуйте переданным координатам.

– Иса, сколько времени занял прыжок? – спросил я.

– Сейчас синхронизирую часы. Так. Ага. Как интересно, прошло пятнадцать минут, тридцать две секунды, а для нас всего мгновение.

Надо скинуть отчёт в СИБ, они просили прислать.

– Ну вот, Локовски, а ты боялся, – я потянулся в пилотском кресле. – Всё, прибыли.

– Иди переодевайся, Серж, – заявила Мартина Локовскому. – Не пойдёшь же ты наружу в этой рубашке? Я не хочу быть невестой оборванца.

«Искатель» медленно маневрировал среди потока кораблей. Алмаз Главный, основная станция Самоцветов, действительно был искусственным алмазом, огромным сияющим кристаллом на орбите Вечера. Всего самоцветов было пять, Алмаз, Рубин, Изумруд, Сапфир и Аметист. Вырастить на орбите огромные драгоценные камни – задача непростая и по сей день, но тогда, в конце прошлой эпохи, это было настоящим галактическим чудом. Собственно, из-за этих станций Вечер и стал Вечером, ночи на нём не было. Свет, отражённый гигантскими орбитальными драгоценностями, превращал ночь в сумерки совершенно сумасшедших оттенков, затмевая собой свет двух лун, Тэи и Фан.

Иса уже упорхнула, корабль стыковался на автомате. Мне тоже, что ли, приодеться? А, да ну его. Форма Вольного Капитана вполне сойдёт, особенно если надеть все награды.

– Ого, сколько у тебя, оказывается, украшений! – удивился Локовски, войдя в рубку.

Квадратный Локовски в десантной парадке смотрелся весьма внушительно, наград на нём было не меньше, чем на мне. Мартина, в своём неизменном джинсовом костюме, смотрелась совсем как мальчик. Двери рубки раскрылись, и к нам вплыла Иса. Так и знал, она надела то самое платье, которое увела из ньюёрикского бутика. Иса повернулась на месте, улыбнулась и спросила:

– Ну и как тебе, Дэйв?

– Иса, ты неотразима в чём угодно, но это платье делает тебя просто неподражаемой, – совершенно серьёзно заявил я.

Корабль слегка качнуло, стыковочные захваты зафиксировали «Искатель». Пройдя через воздушный шлюз, мы оказались у стойки регистрации с той самой девушкой-андроидом, с которой говорили в космосе.

– Добрый день, – произнесла она. – На ваш экипаж из СИБ пришёл спецдопуск, так что стандартной процедуры регистрации не будет. Единственное, что я прошу вас сообщить, это цель визита. Я всё понимаю, но формальность есть формальность.

– Туризм, – заявил я.

– Свадьба, – перебила меня Иса, прижимаясь к моему плечу. – Наша и Сержа с Мартиной.

– О, – удивлённо заявила девушка. – Примите мои поздравления. Ваш броневик прошёл сертификацию?

– Да, – ответила Иса. – Вот акт, разгрузите его, пожалуйста.

– Сейчас дам команду. Шаттл к орбитальному лифту, к сожалению, только что ушёл, так что подождите немного на посадочном перроне. Ваш автомобиль будет погружен на грузовую платформу.

Иса кивнула, и мы отправились в зал ожидания.

– Мы что, будем ездить на каком-то броневике? – скривила губки Мартина.

– Это не какой-то броневик, – авторитетно заявила Иса. – Это раритет. Его, между прочим, сделали ещё на Потерянном Иерусалиме, на той самой знаменитой прародине людей. СИБ его, правда, слегка усовершенствовала, под моим чутким руководством, разумеется. Дизельный двигатель внутреннего сгорания я приказала демонтировать, вместо него сейчас стоит нормальный кварк-глюонный реактор, на броне защитное напыление, генератор щитов и скрытые ракетные пусковые. И, разумеется, кожаный салон, минибар и прочие радости. Мартина, не делай такое скорбное лицо. Что ты вообще знаешь о Вечере?

– Ну, – задумалась Мартина. – Это курорт. Дорогой. Вот, собственно и всё.

– Да будет тебе известно, – начала лекцию Иса. – Что это не просто заштатный курорт. Эта планета была открыта в середине прошлой эпохи, на Вечере обнаружены крупные месторождения нефти, угля и газа. Но так как эти полезные ископаемые никому и даром не нужны, а климат на планете очень мягкий, решено было сделать здесь зону отдыха. Да не просто, а ретро-зону, со стилизацией под четвёртый-пятый техноуровень. Вечер – единственное место в галактике, где до сих пор есть автомобили, так что наш броневик будет смотреться среди местных авто просто шикарно, стиль «милитари» нынче в моде. Представь себе, здесь до сих пор ездят тепловозы на двигателях внутреннего сгорания, летает реактивная авиация, даже есть колёсные пароходы и самые настоящие паровозы! На угле! Дэйв, мы обязательно должны на нём прокатиться. Здесь есть даже радио.

– Просто чудеса какие-то, доисторические, – удивился я.

– А вот мне кажется, что это очень мило, - отрезала Иса. – Да, Дэйв, есть ещё один не очень приятный для тебя фактор.

– Что такое?

– Видишь ли, на Вечере много представителей творческой интеллигенции, как они сами себя называют, «креативного класса»…

– Иса, разве я что-то имею против творчества?

– Этих ты наверняка не любишь. В Приморске, (это столица), любят тусить галактические поп-звёзды, модельеры, из тех, чью одежду невозможно носить, стилисты, визажисты, собачьи парикмахеры… Творческая богема. Модные писатели, вроде скандального порнографа Салоголубовского, и прочие похожие личности. Насколько я знаю, Вольные Капитаны всегда их презирали…

Я хмыкнул.

– Иса, мне вся эта братия до одного места. Я никогда не вращался в богемных тусовках, и всё моё знакомство с этой шайкой сводится к одному единственному мордобитию, когда я дал в рыло модному репортёру в одном из баров Фронтира. Нефига было дурь писать. Иса, я что, какая-то знаменитость? Нет. Так что просто выкинь всё это из головы.

– Я была обязана тебя предупредить, только и всего.

– Спасибо милая, я ценю твою заботу. Смотри, кажется прибывает шаттл.

Даже орбитальный шаттл был выполнен в виде паровоза, со счастливым номером 999. Толпа туристов ломанулась занимать места, так что нам пришлось пошевеливаться, ждать ещё одного рейса совершенно не хотелось. Погрузившись в один из вагончиков, (смотри, Дэйв, лавки из настоящего дерева!) и запихав на верхнюю полку Исин чемодан (купила «специально, чтобы соответствовать антуражу»), мы стали ждать отправления.

Шаттл издал свист, состав дёрнулся и начал набирать скорость. Испуская клубы пара, мы неслись всё быстрее и быстрее по уходящей вверх эстакаде, и наконец, поезд сорвался с рельс и вылетел в открытый космос. Я закрыл глаза и вышел наружу.

Зрелище было довольно сюрреалистическое. Паровоз, коптящий трубой и бешено вращающий колёсами в пустоте, движется по орбите мимо гигантского драгоценного камня куда-то к огромному диску планеты. Внизу, сверкая яркими световыми брызгами, проходило отражение Алмаза. Говорят, особенно красивый эффект достигается, когда несколько отражений от разных станций накладывается друг на друга, море становится совершенно дикого цвета, а уж про облака и говорить нечего. Над нами проплыл огромный круизный лайнер, рядом с ним, как стая цветных рыбок вокруг огромного морского зверя, крутились частные яхточки, рекламные кораблики, и несколько полицейских «Вайперов» сопровождения. Мимо проскочил ещё один состав, уже на Алмаз. Сколько народу! Я ещё раз огляделся и вернулся назад.

– … Дэйв, ты что заснул? – Иса толкала меня в бок. – Не стыдно спать, когда вокруг так здорово? Гляди, вон там уже виден орбитальный лифт. Да погляди же!

Тарелка станции орбитального лифта, будто бы привязанная к планете ниткой-направляющей, была выполнена в стиле дикого стимпанка. Декоративные трубы, якобы из кирпича, колёса, шатуны, какие-то жуткие металлические кунштюки. Всё это двигалось, вращалось, и периодически изрыгало в космос снопы искр и сполохи электрических разрядов. Ну и машинерия…

– Дэйв, – Иса прильнула к иллюминатору. – В основании станции гигантская шестерёнка! И она крутится!

Я вздохнул.

– Иса, ты ведёшь себя как провинциалка с захолустной планеты. Понимаю, интересно, но мы же лэйвцы… э-э-э… или лэйване? Или …

– Лэйваки, – подсказал Локовски.

– Отлезь, – отмахнулся я. – В общем, настоящий турист из столицы сектора должен взирать на местные чудеса с толикой скуки.

Иса надулась и отвернулась к окну, созерцать приближающуюся станцию. Состав слегка качнуло, это нас подхватили гравизахваты, и поезд, не снижая скорости, начал опускаться на эстакаду, точь-в-точь, как и на Алмазе. Тряхнуло, заскрипели тормоза, и состав бодро покатился по рельсам, въехав в нутро тоннеля станции.

– Ну что, приехали, – констатировал я, когда шаттл остановился у перрона. – Давайте на выход. Осмотрим станцию или сразу на лифт? Через пятнадцать минут рейс на планету.

– На лифт, естественно – фыркнула Иса. – Какой интерес бродить по станции? Они же, в сущности, все одинаковые. А вот внизу… – Иса зажмурилась. – Магазины, пляжи, коктейли… М-м-м…

– Ну тогда нам в ту сторону, – я отобрал у Исы чемодан и двинулся вслед за толпой. – А это что такое?

– Где? – Иса закрутила головой.

– Вон, за колонной, смотри. Мне кажется, или он наблюдает за нами?

За колонной прятался какой-то мужик, в бежевом пальто с высоким воротником, чёрных очках и широкополой шляпе. Вылитый шпион из комедийных боевиков.

– Опа, – удивилась Иса. – Чего это он так вырядился? Чтобы в толпе незаметно было?

– Может, поймаем? – предложил Локовски.

– Для начала спросим, – возразила Иса. – Эй, любезный! Вы случаем не нас высматриваете?

Любезный подскочил на месте и вприпрыжку помчался к шлюзам орбитального лифта.

– Псих какой-то, – пожала плечами Иса. – Пошли. Ну его.

Билеты достали с трудом. Заняли последние оставшиеся места, да ещё и вразнобой.

– Смотри-ка Дэйв, – удивилась Иса, глядя сквозь прозрачный пол посадочной площадки. – Эта шестерёнка в основании станции и есть лифт. Довольно оригинально.

– Знаешь, Иса, – я с интересом разглядывал шестерёнку. – А ведь я ни разу не ездил на подобной штуке. Хотя космический лифт и технологическая древность, но они всё ещё встречаются на отсталых планетах. Мы же всегда своим ходом, на «Искателе» спускались. Подумать только, сколько планет мы посетили, но ни на одной толком и не были…

– Вот с Вечера и начнём привыкать к тонкостям жизни на поверхности. Пошли, – Иса потянула меня за руку. – Я всё же надеюсь уговорить тебя купить домик. Как и всякая уважающая себя женщина, я обязана где-то свить любовное гнёздышко.

Я хмыкнул и отправился вслед за ней.

– Дэйв, вон он, – шепнула Иса, когда мы уселись в кресла.

– Кто?

– Да шпион наш. Опять на нас пялится. Не к добру это.

Я мрачно посмотрел туда, куда указывала Иса. Точно, пялится. Проделал дырку в газете, и через неё смотрит на нас. Придурок.

– Может это шеф так забавляется? – предположила Иса. – Направил кого-то из своих людей действовать нам на нервы. Учитывая недавние странности с охраной…

– Смеёшься, Иса? Чтобы сибовец вырядился пугалом? Если бы это была открытая слежка, агент выглядел бы как один из туристов. Не, надо ловить. У меня к нему появились вопросы.

– А если этого от нас и ждут?

– Значит, не разочаруем наших таинственных друзей. О, поехали.

Лифт качнулся, освобождаясь из гравизахватов, и плавно заскользил вниз по трубе, набирая скорость. Пол и стены внезапно стали прозрачными, открывая вид на приближающуюся планету. В салоне раздалось несколько истеричных взвизгов, пара особо впечатлительных дам даже попыталась влезть с ногами в кресло. Что, сухопутные крысы, боитесь космоса?

– Ты чего это так надулся? – недоумённо спросила Иса.

– Да вот, почувствовал себя настоящим космическим волком. Йо-хо-хо и контейнер с бухлом. Или как там в песне?

Иса удивлённо посмотрела на меня, но ничего не ответила.

Лифт скользил всё ниже и ниже, уже попадались редкие облака, и внизу стал виден огромный город. Вспыхнули сопла реактивных двигателей, гася скорость. Судя по отсутствию перегрузок, конструкторы лифта не стали играть в полную аутентичность, и снабдили лифт гравикомпенсаторами.

– А шпион-то наш нервничает, – толкнула меня в бок Иса. – Похоже, готовится сбежать.

– Я ему сбегу! Локовскому передала наш план?

– Ага. Они с Мартиной наготове. Ждут приземления.

Лифт заходил на посадку. Мимо прошмыгнула тушка реактивного лайнера и исчезла в облаках. Двигатели лифта включились в последний раз, и нас подхватили гравилучи посадочной площадки аэровокзала, мягко опуская на огромные амортизационные пружины. Над дверью зажегся зелёный огонёк, и толпа туристов, ломанулась на выход.

– Как бы нам не потерять поганца в этой толпе, – с раздражением произнесла Иса.

– Не потеряем. Вон он, крадётся в углу. Где Локовски?

– Тут я, – за моей спиной возник наш бравый десантник. – Где брать будем?

– Давай за ним. Найдём место, где народа поменьше, там и поймаем.

Локовски хрустнул пальцами, и с угрожающим видом двинулся в сторону шпиона. Тот, увидев приближающуюся опасность, припустил куда-то вглубь служебных помещений.

– Лови поганца! – зарычал старлей, и рванул вперёд, как дикий таргонский танк, учуявший самку.

Пискнул испуганный дроид-погрузчик и отскочил в сторону, роняя багаж, но Локовским уже завладел инстинкт преследования. Кто не спрятался – затопчу! Шпион, однако, оказался прытким малым, и, поддав газу, шмыгнул в один из боковых проходов. Локовски попытался затормозить на скользком полу, но его туша обладала куда большей инерцией, и бедолага смачно впечатался в стену. Следом, ругаясь, в широкую спину своего жениха влетела Мартина. Мы с Исой, не снижая скорости, проскочили в открывшиеся перед нами двери и оказались снаружи вокзала, на первом ярусе подземной парковки.

– Это что за хрень?! – удивлённо произнёс я.

Перед нами, полукругом, стояло человек 10-15 одетых в самые идиотские костюмы, которые я когда-либо видел. На одном из клоунов был наряд из пластиковых бутылок, полиэтиленовых пакетов, одноразовой посуды и подобной дребедени. Другой вырядился в обдергайку с оборочками, самого непотребного вида, то ли платье то ли хрен знает что. Его сосед напоминал карикатурного капиталиста, в цилиндре, фраке, при монокле и лакированных туфлях, но без штанов. Рядом примостился псих в ситцевом скафандре с оборочками. Двери за нами ещё раз открылись, и на парковку вышел злой Локовски, потирая изрядную шишку на голове. Увидев сборище, он на мгновение подвис, и тут же процитировал меня:

– Это что за хрень?

– Знаешь, Дэйв, – тихо произнесла Иса, прижимаясь ко мне. – Я, конечно, ни разу не слышала, чтобы кто-то сбежал из Верховной Радости, но все когда-то случается в первый раз…

Это известная психушка, если кто не в курсе, расположенная на одноименном планетоиде.

– Так, народ, – так же тихо произнёс я. – постараемся их не нервировать. Локовски, бери левый фланг. Если что, я расшвыряю своих, но постараемся без жертв. Нам надо продержаться до прибытия медслужбы…

– Стоп, стоп, стоп, – вперёд вышел шпион, снимая тёмные очки. – Давайте обойдёмся без рукоприкладства. По вашей реакции я догадываюсь, что вы впервые на Вечере, так? Ничего, привыкните. Просто, когда будете в городе, поинтересуйтесь местными обычаями. Итак. Мы – люди свободных творческих профессий …

– Кто?! – не поверил я.

– Ху-дож-ни-ки, – по слогам произнёс шпион. – Ну, или вроде того.

Вот блин, Иса, сглазила. Помню, поймали одного такого «художника» на Красной площади, на Капитоле. Перфоманс устроил, себя за яйца к мостовой прибил. Эти, похоже, из этой же серии.

– Я – Маркус Проныра. – продолжал шпион, – Работаю в еженедельнике "Аргументы и сплетни". Мне от вас нужно всего лишь небольшое интервью, это не больно, поверьте мне. Первый вопрос…

– Так ты, значит, журналюга? – уточнил я.

– Не «журналюга», а человек из креативного класса. – обиделся Маркус.

Ну, понятно.

– А чего это ты за нами шпионил? – перебила его Мартина.

– Не шпионил, – сухо ответил Маркус. – Интриговал. Стали бы вы просто так со мной общаться? А сейчас мы вас поймали.

– К нам-то ты зачем пристал? – поинтересовался я. – Мы самые обычные туристы.

– Эй, погодите, – возмутился Маркус. – Кто у кого интервью берет? Вопросы задавать – моя работа. И вообще, к Алмазу стыкуется корабль неизвестной марки, но с имперской регистрацией. Да не просто к обычному доку, а правительственному, под крылышком СИБ. Не так ли, господин Стеллар? А ещё одна птичка шепнула мне, что была выплачена премия за «титан», но так как все имеющиеся титаны великих империй в полном порядке, логично предположить, что речь идёт о таргонском. Или каком-то другом, что ещё интереснее.

Оба-на, вот это утечка. Неужели у шефа завёлся крот?

– А что корабль? – пожал плечами я. – Корвет, новый класс. «Искатель» – прототип, а я его капитан, владелец и испытатель. Обычное дело. Вполне логично, что его будут охранять, новинка же.

– И вы на нём прилетели на отдых?

– Это мой корабль, на чём хочу, на том и летаю. Про премию за таргонский «титан» ничего не слышал. Вы что, в серьёз полагаете, что на корвете можно завалить «титан»?

– Позвольте вам не поверить.

– Да без проблем, – пожал плечами я. – Дозволяю.

– Стойте, стойте, – шпиона оттёр «капиталист». – Сергей Угольцов, газета «НегоциантЪ». Не хотите ли вы сказать, что пользуетесь служебным положением (вы ведь сибовец, господин Стеллар, не отпирайтесь) в личных целях? Сколько стоит день парковки в особоохраняемом правительственном узле? А? Не является ли это коррупцией?

– Не является, – зевнул я. – Знаю вашу газетёнку, вы мне никогда не нравились. Впрочем, могу дать адрес, куда можно пожаловаться. сиб@сиб.гиг. Если не нравится, в гипергалактической сети есть сайт Службы Имперской Безопасности, можете написать кляузу туда.

– Вы всерьёз считаете, что кровавый режим тирана Палпутина станет реагировать на жалобы простых граждан? – издевательски спросил Угольцов. – Да любой представитель творческой интеллигенции, независимый журналист или правозащитник вам подтвердит, что всех несогласных Кровавый Режим отправляет на тританиумные рудники…

– Да, да, – покивал я. – С киркой и лопатой. Ты тоже туда пойдёшь.

– Вы – кровавая сибня! – взвизгнул Угольцов.

– А по шляпе? – поинтересовался я.

– Простите, – подало голос чудо, замотанное в пластик. – Евгения Чирей, экожурнал «Химический лес»…

– Ой, отстаньте все, вы такие нудные, – мужик в обдергайке оттёр всех голосивших. – Вы такие скучные, особенно ты, Женя, со своей химией. Ты ведь сама на ней сидишь, и уже давно. То ли дело вот этот красавчик, – поганец плотоядно уставился на Локовского. – Илья Яйкин, главный редактор гламурного журнала «Мальчик-игрунчик», а так же основатель политической партии «Порнос». Как вам, а? Ты, солнышко, – охальник кивнул Локовскому, – можешь звать меня «мой зайчик».

Я с жалостью посмотрел на психа. Самоубийца.

– У меня такой вопрос, – как ни в чём не бывало продолжал смертник. – Я смотрю ты военный? Я люблю военных, красивых-здоровенных, они такие брутальные… Так о чём я? Ах да. Скажи, милый, неужели армия таки поняла правоту цивилизованных отношений? Как, например, в Галентской Федерации?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13