Альмира Рай.

Соблазн – не обладание



скачать книгу бесплатно

Спрятавшись за углом, достала из заначки сигарету и зажигалку. И только сделала первую затяжку, как меня накрыла тень. Подняв глаза, увидела над собой угрюмого Эрика. Опять!

На первом уроке он бросил мне записку через весь класс. Ее увидел наш молодой преподаватель философии и решил, что будет интересно зачесть вслух.

«Хочу свидания» – гласило послание. Нагло! Но уже предсказуемо.

Девчонки засмеялись и зашептались, а я не знала, куда себя деть. Принстон же не замечал никого вокруг, только вопросительно смотрел на меня. Тогда мистер Бернон, философ, предложил мне написать ответ.

«Нет» – озвучил он на весь класс.

Отчего девчонки зашептались еще громче. И, черт, я слышала возмущение и осуждение в их голосах.

После была лекция по праву, на которую Эрик явился раньше меня. Да еще и похлопал ладошкой, зазывая сесть рядом. Кристин потянула меня за руку, она сама была не против узнать его поближе. А я дождалась, когда подруги обсядут Эрика с двух сторон, и нашла себе место на два ряда выше. К концу пары мои лучшие подруги и парень, которого я уже ненавидела всей душой, шептались и смеялись, будто старые знакомые. Уф!

На третьем занятии я возненавидела и Кристин, которая вдруг заявила, что Эрик лапочка, и она собирается оставить его себе, так что мне стоит привыкнуть к обществу этого ненормального. И гад, похоже, всерьез решил вызвать у меня ревность. Не знаю, как еще назвать те жалкие потуги флиртовать с Крис, при этом постоянно бросать на меня оценивающие взгляды. Даже Сэм с Джесс это заметили и за обедом сообщили ей, что Эрику интересна только я.

И что теперь? Этот недоумок и здесь меня достал. Встал напротив, недовольно пялясь.

– О, опять ты, – простонала я обреченно.

– Только не надо делать вид, будто оказалась здесь случайно, – деловито произнес он и, выхватив сигарету у меня из рук, выбросил ее в кусты.

– Ты совсем обалдел! – заорала я.

– Признайся, ты ведь преследуешь меня, – огорошил Принстон.

Я поморщилась, посмотрела на него, как на слабоумного, и почему-то не смогла отвести взгляд. Сегодня он выглядел иначе. Черт! Белая футболка под курткой слишком сильно обтягивала его торс. К слову, парень был в отличной форме. И черные джинсы с цепью на поясе добавляли хищности его образу. Нет, все дело в его волосах. Сегодня он собрал их в хвост, отчего стало лучше видно лицо. И эти притягательные черные глаза.

Он ведь что-то говорил…

– Просто так и скажи, – Эрик повысил голос, пытаясь скопировать меня: – Я тащусь от тебя, Принстон, не будь тормозом, пригласи меня на свидание.

Уже на этом месте мне хотелось расхохотаться, но он продолжил:

– О, но я буду делать вид, что мне не интересно. Так ведь веселее, правда? Читай язык моего тела.

После он прокашлялся, и его родной голос вернулся.

– Окей, Эмбер. Вызов принят.

И с этими словами он ушел, оставив меня в недоумении смотреть ему вслед.


Глава 2


Время пролетело быстро.

Весь день я была рассеянной и совершенно не могла сконцентрироваться на занятиях. Из головы не выходили слова Эрика. Похоже, этот ненормальный в самом деле решил меня закадрить. Поспорил? Точно! Его послал Калеб. Вот оно! Это было самым логичным и естественным объяснением странного поведения новенького.

Он явился спустя неделю после того, как я рассталась с бывшим. Конечно, первый красавец колледжа, капитан футбольной команды не смог стерпеть обиды.

Таких парней не бросают. Это они меняют девушек, как перчатки. Но я всегда знала, что у нас с Калебом ничего не выйдет. Я сердцем чувствовала, что мы не должны быть вместе, но из нас правда вышла красивая пара. Знойная брюнетка с коварными зелеными глазами и ногами от ушей и голубоглазый блондин с телом олимпийского бога – мы были всеобщими любимчиками.

В какой-то момент он начал раздражать глупым поведением, идиотскими шутками, тупыми рассуждениями ни о чем. После его фразы – «ты пожалеешь об этом» – я ждала чего угодно. Но Калеб затаился. Вторую неделю не посещал занятий.

И вдруг! Появляется странный парень, который с первого дня не дает мне покоя. Все его мысли и разговоры о сексе. Признаю, он обаятельный и харизматичный. Есть в нем некая скрытая сила, которая притягивает девушек. Но я на это не поведусь. Они не получат на меня компромат.

Я задержалась в библиотеке до восьми. Пришлось писать доклад по социологии, дабы профессор Тримлон простил «мою вчерашнюю выходку». О том, что вина не моя, старик и слушать не хотел. И конечно заданную тему можно было найти только в старых учебниках.

Возвращаясь домой, вспомнила все самые оскорбительные слова, какие знала. И все они посвящались идиоту, о котором я все еще слишком много думала.

Я ненавидела бродить вечером в одиночку по этому району города. Путь домой пролегал мимо байкерского клуба. Мне не раз «везло» пересекаться с компанией подвыпивших мужчин, которые пытались меня склеить. Отчего-то они считали, что предложение «прокатиться на стальном коне» должно вызвать во мне неземной восторг.

Вот и сейчас, ускорив шаг, я попыталась прошмыгнуть мышкой, но не вышло.

Кто-то из них присвистнул. Другой сделал комплимент моим ножкам. А третий…

– Эй, детка, не хочешь прокатиться на моем стальном коне?

Закатив глаза, я почти сорвалась на бег. И сбавила скорость, лишь пройдя еще пару домов. Хорошо, что они не поплелись следом.

Я так думала. Но стоило свернуть за угол, в еще более узкую и тихую улочку, как за спиной послышались шаги. Сердце забилось быстрее, и я споткнулась, начиная откровенно паниковать. Не удержавшись, оглянулась и действительно увидела темную мужскую фигуру, которая следовала за мной.

Дьявол! Где-то в сумочке должен лежать перцовый баллончик.

Сглотнув, я сделала глубокий вдох и ускорила шаг, прислушиваясь к каждому шороху. Да, преследователь сорвался на бег. Я шарила рукой в сумке, а когда нашла тот самый спасительный баллончик, резко развернулась, наставляя средство защиты на мужчину.

И каким же было мое удивление, когда я никого не увидела. Значит, он убежал в обратном направлении? Медленно выдохнув, я развернулась и тут же вскрикнула, едва не уткнувшись носом в чью-то грудь. И даже не успела пискнуть, как оказалась прижатой к стене. Мои запястья были крепко зафиксированы, а баллончик выскользнул из пальцев.

– Не кричи, – прозвучал знакомый голос.

Эрик, мать его, Принстон.

– Ты, – только и смогла выдохнуть. – Отпусти.

Эрик меня удивил. Он в самом деле отпустил и отступил на шаг. Видимо дошло, что до чертиков меня напугал.

– Ты следишь за мной? – нервно хмыкнула я. – Ты что, какой-то маньяк?

Принстон улыбнулся и отошел дальше, давая мне больше пространства. Но я по-прежнему подпирала стену.

– Ты ведь слышала, что обо мне говорят, верно?

– Безумные слухи.

– Ну да, – насмешливо протянул он. – То есть хочешь сказать, ты не веришь, что я убил человека где-то в другом штате?

В теории, я не верила. Но сейчас, стоя в темном переулке с этим ненормальным, всерьез задумалась о такой вероятности.

– А т-ты убил? – вырвалось у меня. И я тут же поморщилась от того, насколько испуганно звучал мой голос.

Я не боялась его. Он, конечно, псих. Но не настолько, чтобы навредить мне.

– Нет, – вполне серьезно ответил парень. И я поверила. – Но если надо будет, сделаю это, не моргнув. И вообще, я привык брать то, что мне нравится.

Его взгляд красноречиво говорил, что сейчас он собирался взять меня.

– Ох! – выдохнула я. – Ну… Отлично поболтали…

Сделала шаг вдоль стены, но Эрик только покачал головой и начал надвигаться. Я застыла.

Он навис надо мной, и я сильнее вжалась в стену, ощутив манящий хвойный аромат. Тяжелый взгляд черных глаз давил, а близость Эрика не давала дышать ровно. Настойчивость пугала и в то же время вызывала странный трепет. Этот псих постоянно норовил ворваться в мое личное пространство. И сделал это снова. Мне хотелось оттолкнуть его, но все, что я смогла, это раздраженно выдавить:

– Чего тебе надо от меня?

Я всегда злилась, когда меня загоняли в угол.

Парень как-то хищно оскалился и лениво протянул:

– А что, если скажу, ты так сразу удовлетворишь все мои желания?

Мое сердце забилось чаще. Эрик Принстон был груб и опошлял каждую фразу. Он был плохим парнем.

Но прямо сейчас я ждала каких-то действий от него и не смела ничего говорить. Лишь взглядом выражала смесь презрения и страха.

– Так что? – потребовал он ответа.

– Пошел ты! – огрызнулась я.

Он слегка наклонился, рассматривая меня исподлобья, но его взгляд обжигал. В нем не было ярости, лишь неприкрытая похоть.

– Да, – на выдохе произнес он. Голос Эрика охрип, когда он заговорил:

– Именно этого я и ждал. Сопротивление. Ты ведь будешь сопротивляться, правда? Это дико меня заводит. Знаешь, почему так?

Я сглотнула, ощутив, как в горле пересохло.

– Потому что ты псих, – дрожащим голосом произнесла я.

Он улыбнулся, наклонился к моему уху и прошептал:

– Нет, Эмбер. Просто я знаю, что на самом деле ты хочешь меня так же, как и я тебя. Я, в отличие от тебя, принимаю свои животные инстинкты. Прислушиваюсь к желаниям.

Он оперся одной рукой о стену, а другую положил на мою талию, отчего я непроизвольно вздрогнула. Теперь его губы почти касались моей шеи, обжигая кожу жарким дыханием. Прерывисто дыша, я с трудом улавливала смысл слов.

– А ты боишься признаться даже себе, что сейчас с удовольствием выполнила бы любое мое желание. Ну же, Эмбер. Ты ведь ждешь от меня поцелуя.

Его рука сместилась чуть выше, нежно поглаживая живот и ребра. Я непроизвольно облизнулась и закрыла глаза. Я, правда, собиралась его оттолкнуть. Но не успела. Его губы накрыли мои в наглом, уверенном поцелуе. Еще секунду я привыкала к их мягкости и сладкому вкусу, а затем ответила, позволив Эрику доминировать. Он невыносимо медленно растягивал удовольствие, поглаживая губы языком, одновременно обжигая теплом ладоней шею и плечи. Мое тело отреагировало незамедлительно.

Клянусь, это был самый упоительный поцелуй в моей жизни. Мозг отключился, ноги стали ватными, а внизу живота образовался тугой ком возбуждения. Не отдавая себе отчет, я протяжно застонала и положила ладонь на его грудь. Твердые мышцы под футболкой еще больше напряглись, а движения Эрика стали напористей, жестче, сексуальней. Теперь уже я безудержно отдавалась страсти, не желая, чтобы это безумие прекращалось.

Эрик опустил одну руку ниже и слегка сжал мою грудь. Новая волна удовольствия жаром прокатилась по телу, и я выгнулась навстречу. Лишь на секунду отстранившись, он прошептал:

– Видишь, что ты со мной делаешь?

А затем вновь продолжил исследовать мое расслабленное, податливое тело. Я вновь застонала, почувствовав силу его возбуждения. Он прижался ко мне пахом, и послышался его шелковистый голос:

– Я знаю тебя лучше, чем ты сама. Ты хочешь, чтобы я прямо сейчас задрал твои ноги и оттрахал здесь, у стены в переулке.

Все еще тяжело дыша, с трудом держа глаза открытыми, я заставила себя отрицательно покачать головой. Но мысли были лишь о том, что он, черт побери, прав. Он смог зажечь меня за секунду. Каким-то образом заставил хотеть его так отчаянно, как никогда никого в жизни. Поймав мои губы, Эрик снова завладел ими и продолжил:

– А затем в другой позе, со спины.

– Нет.

– Тебя бы возбудил каждый мой приказ.

– Боже, заткнись!

Я задыхалась и дрожала, пока он шептал эти пошлости, а его рука поглаживала низ моего живота, где уже все онемело.

– И если я сейчас залезу в твои трусики, ты окажешься влажной и готовой для меня.

О, черт. Я была.

Его пальцы заползли за резинку моей юбки, и я нервно всхлипнула, останавливая его руку. Я собиралась прекратить сумасшествие, которым он меня заразил. Эрик запомнит эту чертову минуту моей слабости и будет снова и снова напоминать об этом. И тогда я умру со стыда.

– Но ты не признаешься в этом, нет, – продолжил он, на этот раз громче и смотря прямо в мои отрезвевшие глаза. – Ты зависима от общественного мнения. Боишься довериться, отдаться диким желаниям и позволить делать с тобой все, что самой же хочется. Ты думаешь, я брошу тебя после этого, посмеюсь над тобой или буду обсуждать это с другими. Видишь, в чем разница между нами?

Он резко отошел на шаг, а я вмиг почувствовала дикий холод.

– Я свободен, – заявил Эрик, расставив руки. – Мне плевать на мнение остальных. А ты рабыня социальных рамок. Ты в оковах правил и норм.

Вздрогнув, я собрала себя по кусочкам и довольно твердо произнесла:

– Ты рассуждаешь, как псих. Людям необходимы нормы и правила. Им нужны чертовы рамки. Если каждый будет делать, что ему вздумается, начнется хаос. Человечество самоистребится.

Эрик смотрел на меня какое-то время, а затем как-то грустно улыбнулся.

– Ты права. Для общей серой массы недалеких людей нужны рамки. Ими управляют, как стадом. Но ты особенная, Эмбер. Ты можешь делать все, что тебе захочется.

Мне казалось странным, с чего это он вздумал прямо сейчас подискутировать на философские темы. Будто сам дьявол искушал меня. Но мне отчего-то захотелось оправдаться перед Эриком. Объяснить свою точку зрения.

– Я могу быть свободной, – еще строже заверила я. – И буду. Но не сейчас, когда одна. Одной противостоять всему миру сложно. И я не боюсь признаться, что недостаточно сильна для этого. Но когда я найду человека, которому смогу доверить всю себя, мне будет плевать на рамки. Ясно?

Под конец гневной тирады я чувствовала все больше уверенности в себе. А еще злости на этого парня за то, что посмел так нагло меня совратить. Теперь, посмотрев на Эрика с вызовом, я процедила:

– Оставь меня в покое.

Это прозвучало довольно убедительно, на мой взгляд, и я с гордо поднятой головой направилась прочь из темной подворотни.

– Эй, Эмбер! – позвал он.

Я остановилась. Выдохнула. Обернулась.

– Советую как можно скорее влюбиться в меня, потому что я уже не отпущу тебя, – огорошил новостью парень, в который раз подтверждая свою невменяемость.

Он начал пятиться назад, наблюдая за моим недоумением с дерзкой ухмылкой.

– Что значит… – у меня не было слов. – Погоди, как это – уже не отпустишь?

– Уже, значит, вообще, – воскликнул он.

– Вообще? – глухо повторила я.

Но сумасшедший не ответил, а завернул за угол и пропал из виду. Я же еще несколько минут стояла в полном ауте от его слов.

Похоже, у меня появился персональный сталкер.

Когда вернулась домой, застала отца дрыхнувшим в гостиной прямо на диване. На нем, свернувшись клубочком, спал белый кот, которого я ненавидела всей душой. Рядом, на столике, лежала развернутая книга, и стояла закупоренная бутылка виски. Я не стала будить папу. Выключив свет, поднялась на второй этаж в свою спальню.

Вещи были разбросаны точно так, как я их оставила утром. Творческий беспорядок царил и в моей голове. Сбросив сумку на стул, решила освежиться перед сном. А когда вернулась из душа, ощутила непонятную тревогу. В комнате было по-прежнему тихо и пусто. Но возникло странное чувство, будто за мной наблюдали.

Этой ночью я долго не могла уснуть. Сделала домашнее задание, посмотрела фильм, дочитала книгу и только к рассвету сомкнула глаза.

Естественно, утро откровенно не задалось. Будто весь мир сговорился против меня. Все приличные вещи оказались в стирке. Пришлось надевать черное платье, которое больше подходило для вечеринок. На завтрак не хватило времени, и я стала еще злее. А по пути в колледж прицепился бродяга и не отстал, пока не получил половину моих карманных денег.

С девочками я все еще была в ссоре, поэтому они просто проигнорировали мою персону. Вдобавок какой-то придурок толкнул меня, и я выронила свой доклад. Листочки разлетелись по всему коридору, и некоторые слабоумные студенты не постыдились наступить на них. А когда я ползала, пытаясь собрать в единое целое свой пропуск на лекции по социологии, наткнулась на кроссовки Калеба. Их я бы ни с чем не спутала, ведь сама подарила бывшему парню на его двадцатилетие. Лишь надеялась, что это худшее, что со мной случится за этот день.

– Ум-м-м, детка! – протянул капитан футбольной команды. – Обожаю, когда ты на коленях передо мной.

Нет. Все самое паршивое только начиналось. Калеб Коллинз – мстительная натура. Он вернулся. И мне кранты.

Прежде чем я успела забрать листок, Коллинз наступил на него и отшвырнул назад. Дружки моего бывшего, которые всегда ходили за ним хвостиком, заржали на весь коридор. Да, он говорил, что я пожалею. Возможно, мне стоило порвать с ним перед каникулами. Он бы переключился на кого-то еще и не вспоминал обо мне. А сейчас…

– Привет, Кей, – непринужденно поздоровалась, вставая на ноги. Я догадывалась, что он все еще хотел меня, потому и бесился. И я уж точно знала, как отвлечь его.

Поправив сумку, коснулась груди, привлекая его внимание к этой части своего тела.

– Ты болел? – поинтересовалась я.

– А ты скучала? – спросил он, все еще пялясь в вырез платья.

Я соблазнительно улыбнулась и игриво произнесла:

– Возможно.

Его рука тут же легла на мою талию, и я невольно сравнила ощущения с теми, которые испытала вчера. С Эриком. Не знаю, что со мной не так, но прямо сейчас я была ровно настолько ледяной глыбой, насколько вчера раскаленной лавой.

– А я ничуть, – заявил этот гад. Хотя врал же. – Ты же не думала, что я позволю тебе вернуться ко мне?

Это было представление для его дружков. Сейчас крутой парень Калеб, лидер шайки кривоногих футболистов, поставит меня на место. Опустит, чтобы вырасти в глазах своих подхалимов.

– Эмбер! – раздался знакомый голос за широкими спинами парней.

Я невольно поморщилась. Только его мне сейчас не хватало. Эрик нагло растолкал всех, кто стоял на его пути, и вырвал меня из рук обалдевшего Калеба.

– Вот ты где! Я ищу тебя все утро.

Я как раз намеревалась сказать, чтобы он прекратил меня лапать, но Принстон не дал. В следующую секунду Эрик положил руку на мой затылок и, надежно зафиксировав, впился в губы. Не просто чмокнул, а так уверенно завладел моим ртом, будто мы делали так уже десятки раз.

– Что за хрень? – послышался заторможенный голос Калеба.

Я сама не знала. Но мне, черт побери, это нравилось.

Эрик отпустил меня так же резко, как приблизился. Я открыла глаза, отступила на шаг и едва на упала, совершенно потеряв равновесие. Со стороны это буквально выглядело так, будто у меня подкосились коленки. И тут Принстон отличился. Успел поймать за руку, а затем прижал к себе и посмотрел на Калеба.

– Проблемы? – беззаботно спросил он.

Я напряглась, в ужасе округлив глаза. Да он сумасшедший! То есть… Когда я уже перестану удивляться? Нормальный парень с естественным чувством самосохранения никогда бы не стал нарываться на футбольную команду. Но Эрик… Такой Эрик!

– Проблемы? У меня? – насмешливо протянул Калеб.

О, нет! Началось!

– Эрик, – вмешалась я и умоляюще взглянула на бывшего. – Это Калеб Коллинз. Капитан университетской футбольной команды.

– А-а-а! – понимающе протянул Принстон. – Тот самый.

Он поджал губы и кивнул с таким видом, будто мы последние два дня только и делали, что обсуждали Калеба. И не просто обсуждали, а поливали помоями. Господи! Принстон самоубийца.

– Тот самый, – процедил Коллинз, делая уверенный шаг вперед. Он был немного выше Эрика и чуть шире в плечах. Но если даже допустить, что у них приблизительно одинаковые параметры, честного боя от Калеба ждать не приходилось. Одна из причин, почему я его бросила – он задира. К тому же бесчестный и гнусный. В драках футболисты всегда нападали впятером на одного. Потому все парни держались от этой шайки подальше.

И что сделал Эрик? Он задвинул меня за спину и тоже шагнул навстречу, не сводя с противника пристального взгляда.

Ладно, это меня впечатлило. Очень. Бесстрашный сумасшедший.

– Проблемы будут у тебя, олух! – Калеб пошел в наступление.

Я взяла Эрика за руку и попыталась оттащить, но он будто врос в пол.

– Прямо сейчас? – обыденным тоном уточнил он. – Здесь? Черт. Я не взял запасные трусы. Может, перенесем?

Кто-то из компании бывшего прыснул со смеху, но тут же заткнулся. Я покачала головой.

– Где ты нарыла этого комика? – обратился ко мне Калеб.

– В подворотне, – ответил за меня Эрик.

Парни заржали, а я стукнула Принстона по плечу.

– Может, хватит уже?

Меня спас звонок. Я забрала испачканный листок доклада, поймав напоследок многозначительный, не предвещавший ничего хорошего взгляд Коллинза. А Эрик остался. Я не хотела, чтобы у него были проблемы, но он сам кивнул мне, чтобы уходила. И я еще несколько раз оборачивалась, убедиться, что драки не будет. У входа в класс Принстон меня догнал и даже дверь придержал.

– Что они тебе сказали?

– А-а-а! – довольно протянул он. – Значит, за поцелуй ругать не будешь?

Я сжала губы, борясь с улыбкой. Ответить не удалось, преподавательница призвала к молчанию и попросила, чтобы мы поторопились. Остались две свободные парты на заднем ряду. Ненормальный, конечно, сел рядом.

На уроках по праву пожилая профессор Макалистер, как обычно, допрашивала любимчиков с первых парт. Остальных она попросту игнорировала. Я воспользовалась моментом, чтобы переписать окончательно испачканный лист доклада, и очень надеялась, что Эрик не станет меня отвлекать.

Спустя несколько минут под моим носом появилась записка.

«Тебе понравилось!».

Каков наглец! Я перечеркнула восклицательный знак, поставила вопросительный и ниже добавила ответ.

«Нет».

Эрик забрал бумажку, хмуро ее осмотрел, что-то там накарябал ручкой и снова подсунул мне.

Мое «Нет» было перечеркнуто, как и ранее его восклицательный знак. А ниже стояло уверенное «Да!».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7