Альбина Севенкова.

Сердце Сокола



скачать книгу бесплатно

– Кто этот мальчишка? – продолжил предводитель аденийцев.

– Это сын местного кузнеца, сэр. Пожалуйста, простите его, он ещё ребёнок.

– Ребёнок, леди? – насмешливо выдал зеленоглазый маг. – Это вы говорите о количестве лет. Уверяю, оно не имеют значения. Лично я никогда не был ребёнком!

Я потупила взгляд.

– Отпустите! – голос аденийца прозвучал резко и зло.

Освобождённый Стивен подскочил ко мне и подставил плечо. Бук потрусил рядом. Нам хотелось покинуть луг как можно быстрее.

Когда мы отошли на приличное расстояние от поляны, я в измождении села на землю.

– Проклятые аденийцы, – сказал Стив. – Я думал они – герои, а они, такие же, как…

– Какой же ты кретин! – я не дала ему договорить.

– Что? – мальчишка открыл рот.

– Ты едва не отравил их лошадей! Даже не разобравшись, кто перед тобой! А вместо того, чтобы попросить прощения, орал, как бешеный медведь!

– Да я!

– Замолчи!

– А кто тебя просил заступаться за меня?! Я был виноват и должен был принять наказание.

– Что?! Да ты хоть знаешь, что такое семь плетей?! Сосунок! Если бы, повторяю, если бы, тебя пожалели и не врезали "крученых" мне бы пришлось тащить тебя из леса на себе! Осёл! А дома ты бы провалялся минимум месяц прежде, чем пошёл на поправку! И то, если бы пошёл на поправку! А твоя семья, которую ты кормишь, пухла бы всё это время с голоду. Да! Твои братья и сестрёнка! Потому, что их брат – идиот!

Сын кузнеца молчал, а я пыхтела, пытаясь взять себя в руки.

В бешенстве встала и пошатнулась, Стив подскочил ко мне, чтобы помочь, но я оттолкнула его и упала в обморок. Не знаю, сколько лежала без сознания, но когда пришла в себя, услышала, как мой друг беспомощно плачет надо мной.

– О-о-ой, – сказала я. – Прекрати реветь, я же ещё не умерла.

– Юлия, – обрадовался Стив, вытирая кулаками слёзы. – Прости меня, это я во всем виноват… Ты упала и стала такая бледная, будто мертвая, а я ничем не мог тебе помочь…Даже донести до воды… Я такой никчемный и слабый…

Я встала, в голове звенело.

– Стив, я назвала тебя кретином… Я была неправа, ты кретин в квадрате. Посмотри на меня.

Он вытер слезы и послушно уставился мне в глаза.

– Передо мной сидит сын кузнеца и жалуется на слабость. Да твой дед даже в старости жернова шутя поднимал, а твой отец одной рукой подковы, как оладьи мял. По всем задаткам ты их в силе превзойдёшь. Тебе всего три года осталось подождать. А, впрочем, что я тут тебя уговариваю сижу! Раз ты такой никчемный и слабый человек, можешь утопиться в болоте! Я погляжу, как эрменская трясина сомкнётся над твоей пустой черепушкой!

Мальчишка перестал плакать и нахмурился. Я потянулась за своей котомкой, достала оттуда понравившиеся травы и съела их.

– А ты уверена, что через три года, может у меня раньше получится? – спросил Стивен.

– А это уже как стараться будешь, – снисходительно улыбнулась я. – Отвернись, мне колено растереть надо.

– Да, я стану сильным очень скоро.

К тому времени подрастёт мой брат и возьмет на себя заботы о семье, а мы с тобой сбежим.

Эта его навязчивая идея о женитьбе стала меня беспокоить.

"Сбегу скорее, чем ты думаешь и без тебя", подумала я. "Еще такой обузы в пути не хватало".

По мере нашего приближения к замку мне становилось всё хуже. Последние метры я буквально ползла, чувствуя, как всё тело охватывает жар.

– Стив, пожалуйста, сходи к Берте и скажи, что я не смогу сегодня им помочь. Мне отлежаться надо.

– А что случилось? Ты вся горишь. После приёма трав тебе становилось легче.

Уже плохо соображала, что говорю, поэтому сболтнула лишнее.

– Я воинов-магов просто боюсь. Чувствую, что болезнь обострилась из-за этой стычки.

– А почему?

– Они убили моего отца.

– Они? – не понял Стивен.

– Не они, конечно, но похожие на них..

– Ты же говорила, что ничего не помнишь про родителей. Врала?

– Нет, я правда ничего не помню. Мать умерла родами, а отец погиб, защищая меня.

– Но как?

– Про отца? Я подслушала разговор нянек. Они рассказали, что он спрятал меня среди камней на морском берегу, а сам пал, сражаясь. Мне четыре года было. Я не поняла, что его убили. Когда маги ушли, вышла из укрытия и легла ему на грудь. Нашедшие нас силой отрывали меня от него, я не хотела отпускать.

Стивен молчал. Мы уже вошли в сеновал. Я медленно осела на мягкую траву и продолжила:

– Ты знаешь, мне никогда ничего не снится. Вернее, снится, но… просыпаясь, не могу вспомнить, что именно… Иди, я спать буду…

Мальчик ушёл и почти сразу же брызнул дождь. В сеновале стало сыро. Я подумывала уже вернуться в замок в свою комнату, но не смогла даже подняться.

– Где она? – послышался мелодичный голос Берты.

– Здесь, – откликнулся Стивен.

Я приоткрыла глаза и увидела своих кузин, которые с тревогой смотрели на меня.

– Что ты с ней сделал?! – Берта схватила мальчишку за ухо и ловко пригнула почти к самому полу.

– Ай! – крикнул тот. – Ничего!

– Берта, все нормально, – промычала я. – Мне отлежаться нужно. Это просто очередной приступ, ты же знаешь.

Она отпустила Стива, подошла ко мне, положила руку на лоб и обменялась взглядом с Марго.

– Тебе нужно домой.

– Нет, – захныкала я. – Не пойду, мне трудно ходить.

– Марго!

– Да! – отозвалась сестра.

– Быстро набери в саду малины, возьми на кухне коры ивы и неси все в большую спальню.

– А туда можно? – удивилась Маргарита.

– Это я беру на себя. А ты иди отсюда гулять, узнаю, что приложил к этому руку, пинками со двора прогоню, понял?

– Понял, – недовольно ответил Стивен.

– Барт!

– Да, госпожа, – в проёме появился конюх.

Берту у нас все, кроме дяди и Джейн, безоговорочно звали госпожой. У неё была железная рука, трезвый ум и отменная реакция. Из любой неприятной ситуации она умела выходить с достоинством. Иногда я даже немного завидовала её силе.

– Леди Юлию нужно перенести в замок.

– Как прикажете, миледи.

Барт подошёл и быстро поднял меня на руки.

– Марго! Ты ещё здесь?! Перестань ловить мух и быстро иди, куда сказано!

Даже на руках Барта, который нёс меня с осторожностью, было неудобно. Хотелось, чтобы все оставили меня в покое.

– Это, что ещё такое? – раздался голос дяди, подловившего нас возле большой спальни.

Я приоткрыла глаза. Какой строгий вид у графа Кейрайна.

– Барт, ну-ка быстро неси её в собственную комнату.

Конюх направился было, куда сказали.

– Барт, стой на месте, – голос Берты зазвенел и эхом отразился от стен холла.

Она медленно подошла к дяде вплотную.

– Пока Юлия болеет, она будет жить в этой комнате, где будет регулярно топиться камин. А её сырая спальня за это время должна быть отремонтирована. А если вы этого не сделаете, дядя, обещаю, что сбегу отсюда и брошу вашу винодельню ко всем чертям!

Граф в испуге попятился. С тех пор, как он уволил управляющего и доверил ответственность за вина Берте, его прибыли увеличились в разы.

– Да, – раздался голос подоспевшей Марго. – Я тоже отсюда удеру из вашей кухни, а ещё наведаюсь на городскую площадь, встану посредине и проору, как вы жестоко с нами обращаетесь! Буду орать, пока не охрипну!

Дядюшка чуть не прошёл сквозь стену, пытаясь скрыться от разгневанных девиц.

– Да делайте вы, что хотите! – взвизгнул он. – Можно подумать, я вам враг!

Он даже сам открыл дверь, которую недавно защищал. Барт уложил меня на огромную кровать с балдахином, получил одобрительный кивок от Берты и ушел.

– Может, послать за целителями? – спросил граф у хлопочущих надо мной племянниц.

– Какой с них толк? – разозлилась Берта. – Сколько они её не лечат, становится только хуже.

– Прислать сюда Джейн? – не унимался он.

– Здесь и так народу хватает, – буркнула Марго. – Сами справимся.

Граф ещё некоторое время походил вокруг кровати, поправил на мне одеяло, опустил балдахин, потом потоптался на месте и растерянно вышел.

– Так, выпей отвара, – Берта протянула мне стакан с ивовой корой.

Я покорно проглотила жидкость с приятной горчинкой.

– А теперь съешь малинки, хоть немного, – сказала Маргарита, протягивая мне чашку.

– Спасибо, – улыбнулась, потянулась и пожала им руки. После сквозь сон я слышала неясное бормотанье сестер.

– О чём думает наш скупой дядя? – говорила Марго сквозь слёзы. – Её нельзя сейчас отдавать замуж. Она так слаба, а там детей надо рожать. Не выдержит…

Берта тяжело вздохнула.

– Марго, ты ещё просто не понимаешь, где мы живём, витаешь в облаках. Незамужняя женщина у нас ничто. Замужем не жизнь, а не замужем – ещё хуже. Дядя может рассчитать нас в любой момент, а у нас ни гроша за душой. Что делать станем?

– Ты просто не веришь в любовь, а я верю…

– Верь, я не запрещаю. Только помни, что на базаре любви нет, есть только выгодные сделки.

– На каком еще базаре?

– На котором мы живем…

Я проснулась. Огонь весело потрескивал в камине, а за окном брезжил рассвет.

"Как хорошо и не холодно", – подумала я. "Вставать не хочется, но надо".

И только я доползла до края огромной кровати, дверь открылась и в спальню влетела Маргарита. Увидев меня, она возмутилась:

– Куда ты перемещаешься? Тебе лежать надо!

– Я выспалась, – поджала губы и продолжила движение.

– Ещё бы, за семь дней кто угодно выспался бы.

Сказанное не сразу дошло до меня. Я спустила ноги с кровати и с удовольствием протянула их к очагу.

«Семь дней», – прозвучало в голове.

– Как семь дней?! – спросила вслух. – И вы меня не разбудили?

– И как бы мы это сделали?! Мы боялись, что ты вообще не проснёшься. За целителями посылали. Они сказали, что тебя лучше не трогать.

– Хорошо, что заказы не брала, – пробормотала я.

– Да забудь ты про это! – в сердцах крикнула кузина.

– А ты меня не учи, о чем забывать!

– Ну, теперь я вижу, что ты проснулась!

– Да, мне гораздо легче, теперь я смогу взять новые заказы.

Марго упала в роскошное кресло. Надо сказать, что в большой спальне, в которую дядя никого не пускал, всё было роскошным. Так вот, она развалилась на этом выдающемся предмете мебели, посмотрела на меня, взглядом давая понять, что перевоспитанию я не подлежу, и произнесла:

– Между прочим, у нас столько новостей скопилось, пока ты отсутствовала.

Последовала многозначительная пауза.

– Мне к тебе с расспросами приставать? – я скривилась. – Лучше подай платье.

– Не подам, потому что его здесь нет.

– А где оно?

– Дядя велел выкинуть.

– Он что, с ума сошел?! – я задохнулась.

– Нет, дал нам денег на наряды, ему кто-то сказал, что нас в таких бедных одеждах гостям лучше не показывать.

– Каким гостям? – меня волновала судьба моего «выходного в лес» платья. Оно такое удобное было. Может, ещё можно вернуть.

– Знатные аденийцы прибыли в герцогство и вскоре наведаются к нам.

– Ну, приедут, пройдут сквозь толпу приветствующих, да и останутся в имении Эллиот. Мы-то тут при чём?

– Не знаю, но говорят сам герцог Эреман, решил начать осмотр с замка Кейрайн.

– Вот недальновидный, – протянула я. – Ему – прихоть, а нашему опекуну – расходы.

– Что ты? Дядя деньги с радостью тратит, потому что, присоединение герцогства к Адении – свершившийся факт. По всем прогнозам, прибыли графства теперь увеличатся.

– Ну, надо же.

– Вот бы они взяли и остановились у нас. Красивые молодые маги, таких редко доводится увидеть. А о Соколе вообще легенды ходят.

Вздохнула. Маргарите, с её внешностью, можно и помечтать. Я же жила только одной целью – скопить достаточно денег, чтобы посетить сказочное озеро в Арении, вылечиться и отправиться на Новые земли – территории, где наделы раздавали бесплатно.

У меня уже было достаточно денег. В искусстве швеи я превзошла всех в околотке, поэтому ко мне выстраивались в очередь и щедро платили. Воображение рисовало свободу, ветер в ушах, свой дом и хорошее здоровье, которого у меня никогда не было. А вот исцелюсь, можно и о красоте подумать. Говорят, я похожа на мать, которая слыла очень привлекательной дамой. А у меня даже портрета её не осталось. Возможно, со здоровьем придёт и красота, кто знает? Сейчас же мне некогда было об этом думать. Все силы я направляла на то, чтобы сбежать из тюрьмы, которую мне готовили.

Мельком бросила взгляд в огромное зеркало в причудливой оправе. Карие глаза, которые на исхудавшем лице казались ещё больше, слегка вьющиеся густые коричневые волосы, а румянца и пухлых губ – нет. Ничего, главное – не отчаиваться.

– Ты похожа на красивого лесного духа, – Марго тоже посмотрела в зеркало.

– Скажешь тоже, – отмахнулась я и улыбнулась, её слова были приятными.

– Да, только такая хрупкая, – в голосе звучало сожаление.

– Ничего, отъемся.

Мы засмеялись.

Дверь открылась, и огонь трепыхнулся. В спальню вошла Берта.

– Доброе утро, ну, наконец-то, ты проснулась, – сказала она.

– Юлия уже заказы хочет принимать, – вместо приветствия произнесла Маргарита.

– Что? – кисло спросила Берта и зевнула. – Сиди здесь и даже не мечтай об этом. Заказы проживут и без тебя.

– Вот в этом не сомневаюсь, меня точно ждать никто не будет, – проворчала я. – От меня такие деньги уплывут…

– А зачем тебе деньги, крошка? – Берта вдруг с большим подозрением посмотрела на меня своими почти черными глазами.

Я постаралась сделать непроницаемое лицо, не хватало ещё, чтобы она о чём-то догадалась.

– Для самоутверждения.

– Так, значит.

– Именно. Свои деньги мужу не отдам, положу в банк, мало ли что.

Берта просто пригвоздила меня своим внимательным взглядом, но я не сдалась, собрала наглость и ответила ей тем же.

– Я вам не помешаю? – спросила Маргарита.

– Да что ты, конечно, нет, – одновременно ответили мы.

На моё счастье дверь снова открылась, и вошла Джейн с подносом. Она принесла подогретое молоко, мёд и грибной бульон – всё то, что я люблю.

– Ой, а тощая-то какая, – сказала управляющая, водружая поднос на столик.

Кузины мгновенно подошли к нему дружно взялись и поднесли ко мне. Наконец-то я почувствовала себя настоящей герцогиней и коварно улыбнулась.

Пододвинулась к еде и почувствовала, что в глазах темнеет. Да, геройствовать, не сходя с кровати, легко, а в реальности я пока и до порога дойти не смогу.

Молоко показалось мне удивительно вкусным.

– А водички не принесла? – капризно протянула я.

– В кувшинчике твоя водичка со льдом, как ты любишь, – ехидно произнесла Берта. – Только не осушай до дна сразу всю посуду.

Вскоре они вышли из спальни, а я решила отдохнуть, поудобнее устроившись на куче подушек. Своевольное воображение неожиданно нарисовало эпизод из леса и холодные зелёные глаза того молодого аденийца. При одном воспоминании вздрогнула. Похоже, этот маг не знает жалости, и, вообще, земная суета ему чужда. Всё могло закончиться гораздо плачевнее, нам со Стивеном сильно повезло. А эти руки тверже наковальни, он мог убить меня даже случайно. Хотя со мной скоро справится даже дворовый петух. Отъедаться надо…

Я быстро шла на поправку, аппетит улучшался вместе с настроением, а колено почти не давало о себе знать.

Через два дня Берта разрешила мне заниматься домашними делами, а через три – я взяла небольшой заказ. Радовало то, что под шумок, пока дядя бегал по замку в пене, готовясь к приезду важных гостей, я продолжала жить в большой спальне.


– Слушай, а когда они уже приедут? – спросила я у Берты, не вынимая изо рта булавки.

Шитье нужно было закрепить на манекене.

– Знаю столько же, сколько и ты. Дядя всё время повторяет, что вот-вот появятся. Честно, мне уже и не страшно совсем, а тебе?

– Мне?! – я подняла бровь. – Я вообще никого не боюсь, – метнула взгляд в окно и добавила, – только вредных петухов.

– Маргарита не вылезает из кухни, изобретает новые кулинарные шедевры, хочет сразить аденийцев своим искусством.

– Только бы не перестаралась, – я покачала головой.

– В этом платье ты очень хорошенькая, – вдруг сказала кузина. – И вообще незапланированный отдых пошёл тебе на пользу. Ты посвежела, даже румянец на щеках появился.

– Да?! – я посмотрела в зеркало и правда обнаружила немного краски на лице. – Надо почаще покупать себе платья.

– И жить в шикарной спальне, – хмыкнула Берта. – Что это там за сборище? – она вгляделась в окно.

– Вы ещё здесь?! Разини!!! – услышали мы вопль Джейн. – Быстрее к воротам, они приехали!!!

Берта ринулась к выходу и я, последовав её примеру, опрокинула манекен, вернулась, подняла его и снова сорвалась на бег.

Мы удивились, когда увидели, сколько народу собралось у ворот. Старые высокие створки из выгоревшего дуба открылись, и заиграла музыка. Люди замерли в восхищении, когда увидели входящих мужчин. Музыканты заиграли тише. С трудом протиснулась сквозь толпу, встала рядом с кузинами, взглянула вперёд, и время потянулось, как во сне. В гостях я узнала увиденных в лесу аденийцев. Зеленоглазый маг встретился со мной глазами, и я застыла от ужаса. В его лице не изменилось ничего, взгляд полон холода и равнодушия, но я поняла, что он узнал меня и вспомнил нашу стычку в лесу. А ещё почувствовала, что он читает мои эмоции, как открытую книгу, и знает о моём страхе.

– Сокол! – крикнул герцог Эллиот – двоюродный брат моего отца и мой дядя.

Зеленоглазый юноша посмотрел на него и поклонился. Герцог же забыл обо всех церемониях, бросился вперёд и сжал гостя в медвежьих объятиях, которые тот выдержал, не поведя бровью.

– Я надеюсь, ты с добрыми вестями, сынок.

Маг молча кивнул, и герцог тут же увлёк его в замок, остальные гости последовали за ним.

«Сокол», – думала я. Так вот кого мне довелось увидеть в лесной чаще.

Могущественный маг, воин-целитель, знатный дворянин и правая рука короля Ворона, сумевшего за несколько лет буквально собрать воедино почти развалившуюся державу и защитить её. Такому человеку жалость не полагается по статусу.

«Лично я никогда не был ребенком», – бросил на прощание. Верю, что он сказал правду. В глубокой задумчивости не заметила, как оказалась на кухне.

Вскоре здесь закипела работа. Маргарита носилась по помещению, как ошпаренная и щедро раздавала приказания. Берта распоряжалась во дворе, управляя челядью затрещинами и тычками. Это, наверное, от напряжения, в обычное время слуги понимали её с полуслова.

Я рассеянно наблюдала за происходящим вокруг, словно пребывая в другом измерении.

– Обедать будут на крыше, оттуда открывается живописный вид, – старшая кузина заговорила рядом со мной и вывела меня из оцепенения. – Марго, ты готова?

Маргарита, как самая красивая из нас, должна была присутствовать на подаче обеда и приветствовать гостей.

– Да-да, конечно, – скороговоркой выдала она и схватилась за поднос.

– Ну, ты не волнуйся, они же просто маги, красивых девушек не едят, – произнесла подоспевшая жизнерадостная Джейн.

– А кто волнуется? – спросила зеленоглазая кузина и в обмороке сползла по стене.

Подскочившая к ней Берта едва успела выхватить у неё поднос. Если бы она не сделала это, наивкуснейшая хлебная булка, испечённая самой Маргаритой, покатилась бы по грязному полу.

– Нюхательную соль, быстро, – проорала Берта.

В себя девушка приходила медленно.

– Ты что, влюбилась в него, что ли? – в сердцах бросила брюнетка сестре.

– Нет, – ответила Марго.

– Да что же это такое? Я не могу туда пойти, здесь дел невпроворот. Все надежды на тебя были… Вставай немедленно!

Блондинка трепыхнулась и снова села на пол.

Понаблюдав за безуспешными попытками сестры выполнить свой долг, Берта обернулась ко мне и сказала со сталью в голосе:

– Ты пойдёшь!

Произнесённое не сразу дошло до моего сознания. Осмыслить всё удалось только тогда, когда кузина встряхнула меня и вложила в руки поднос. Ладони упирались и не хотели брать этот подарок.

– Ты с ума сошла! – завопила я. – Я его боюсь больше всех вас!

– Что? Тоже влюбилась?! – деловито поинтересовалась Берта.

– Нет, просто боюсь, – прозвучавшее в собственном голосе сомнение совсем мне не понравилось.

Мои возражения кузина не приняла в расчёт, хлопнула в ладоши и девушки-служанки взяли оставшиеся подносы.

– Не пойду, ты не можешь так со мной поступить! – я орала и пыталась вернуться, когда Берта выставляла меня за дверь.

– Немедленно прекрати, и чтоб духу твоего здесь не было! Быстро на крышу!

Поняв, что спорить бесполезно, оглянулась на девушек, которые недоумённо смотрели на меня, сделала три глубоких вдоха и двинулась в указанном направлении. Сердце бешено колотилось не только от того, что пришлось подниматься наверх. Я напрягалась, чтобы не повернуться и не убежать от страха. Преодолевая последние ступеньки, услышала раскатистый смех герцога Эллиота и приободрилась. Переступила порог и склонилась в глубоком реверансе в ответ на поклоны вставших мужчин. Подняла взгляд и прочитала удивление на лице дяди, который ожидал увидеть Маргариту.

– Позвольте представить вам, милорды! Наша младшая племянница – герцогиня Юлия Эллиот, – оповестил он гостей.

Тихонько поставила поднос на стол и сделала знак девушкам. Поданный обед манил ароматами, а открывающийся вид поражал своими красотами. Я засмотрелась на серебро протекающей вдали реки, верхушки зеленых деревьев, виноградники и хлебные поля, колыхающиеся волнами.

– О, что за яства! – воскликнул герцог Эллиот. – Юлия, до чего же ты выросла! И так стала похожа на мать!

Улыбнулась, это был большой комплимент для меня.

– Что же ты стоишь? Садись обедать с нами, угощай дорогих гостей.

Опешила, поскольку надеялась, что дяди отошлют меня. Светские беседы не были моей сильной стороной. На подгибающихся ногах подошла к столу. Кто-то из аденийцев отодвинул стул и помог мне сесть.

– Это тот самый знаменитый хлеб дома Кейрайн? – спросил неугомонный герцог.

– Да, дядя, его приготовила Маргарита по своему рецепту. Она долго искала то, что нужно, училась у крестьянок заводить тесто. Теперь у неё получается превосходная выпечка, – пояснила я и вдруг столкнулась с колючими зелёными глазами Сокола, сидевшего напротив. Он испугал меня, поэтому заговорила в два раза быстрее. – А это известные вина Кейрайн. В серых кувшинах – нехмельные – изобретения кузины Берты, а в коричневых – крепленые, усовершенствованные ею же.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6