Альберт Власин.

В лабиринте переходов



скачать книгу бесплатно

© А. Власин, 2016

© ООО «Написано пером», 2016

* * *

Проклятые скалистые стены упали. Осталась только площадка с каменным креслом. Над черной бездной, в которую ушли стены, загорелся необъятный город с царствующими над ним сверкающими идолами над пышно разросшимся за много тысяч этих лун садом. Прямо к этому саду протянулась долгожданная прокуратором лунная дорога, и первым по ней кинулся бежать остроухий пес.

М. Булгаков «Мастер и Маргарита»


Пролог

Тяжеленная стальная дверь противно скрипнула и чуть приоткрылась, впуская в темноту склада узенький лучик света. После недолгой паузы послышалось неразборчивое бормотание и сопение. Маленькие пальчики уцепились за край, пытаясь открыть проход шире, но дверь осталась неподвижной. В щель протиснулась нога, раздался натужный выдох. Дверь устало скрипнула еще противнее, и в помещение, подняв облако пыли, кубарем ввалилось забавное лохматое существо. Кряхтя и постанывая, оно приняло вертикальное положение и огляделось. Теперь стало понятно, что это маленький, не выше полуметра, человечек в довольно неопрятной холщовой рубашке и коротких штанишках. Взъерошенные волосы и борода, давно позабывшие о расческе, торчали во все стороны, напоминая примятый одуванчик. Обуви на нем не было.

– Уф! – он по-собачьи встряхнулся и прошлепал по бетонному полу между стеллажей, восторженно вертя головой. – Ух, ты! Лепота!

Деловито заглянув в пару открытых коробок, он потешно сморщил нос – тушенка и рыбные консервы. Нет, не то. Со вздохом отложил банку сгущенки – все равно не открыть. А там у нас что? – Он поплевал на ладошки и на удивление шустро начал взбираться туда, где на верхних полках поблескивали гладкими боками ряды стеклянных банок.

Джем! Клубничный! Он шумно сглотнул слюну и попытался дрожащими от нетерпения руками отвернуть крышку на самой большой банке – не тут-то было! Пальчики лишь скользили по пыльной поверхности. Он сопел, пыхтел, обхватив банку ногами, и даже попробовал крышку на зуб – никак!

– Вот же, язви тебя в душу! – хриплый голосок наполнился отчаяньем и закипающей злостью. – Змеюка этакая! Ну, я тебе!..

Человечек в сердцах стукнул кулачком по стеклу, отделяющему от вожделенного джема.

– Ой!

Банка покачнулась и выскользнула из потных ладошек. Хрясь! – звонко брызнули осколки далеко внизу. Он втянул голову в плечи, глянул вслед ускользнувшей добыче и тяжело вздохнул:

– Бог дал, бог взял, – потянулся он к следующей банке, размером поменьше.

– Интересно, а что это ты тут делаешь? – прозвучавший в голове голос, явно застал врасплох.

– А… – только и смог выдавить он, спрятал ладошки подмышками, и постарался незаметно отодвинуться от банок.

– Ты опять за старое?!

– Да я, того-этого, иду себе, иду. Вижу – лежит, никому не надо.

– Ага.

Так уж и никому? – злорадно поинтересовался голос.

– Ну, так нет же никого – так значит и никому, – с робкой надеждой предположил он.

– Ничего это не значит! Ох, и допрыгаешься ты! За такие фортеля давно тебя надо…

– Не надо! – жалобно отозвался он. – Ты же никому не скажешь? А склад нашим будет. А? Смотри, сколько тут всего вкусного!

– Опять – двадцать пять! Всё, заканчивай! Тебя начальство давно ищет.

– Иду, – он еще раз сокрушенно вздохнул, щелкнул пальчиками и исчез, словно его и не было. Лишь на полу, в россыпи осколков, медленно растекалось пятно клубничного джема.

Глава 1

Егор сидел за дальним столиком в полумраке придорожного ресторанчика «Теремок» и задумчиво смотрел, как улыбчивая, чуть полноватая женщина грациозно скользит между столов. В этих плавных движениях отчетливо читалось та спокойная стать, трепетная и не скрываемая, которая присуща каждой счастливой женщине. Блеск влюбленных глаз, излучающих то волшебное теплое сияние, невозможно спутать ни с чем. Она улыбалась доверчиво и открыто, наполняя светом окружающих. И люди улыбались в ответ, сами не зная почему, откликаясь на искреннюю теплоту этого голоса.

– Добрый день. Хотите покушать? – остановилась она напротив.

Бархатистый, до боли знакомый голос словно вскрыл давнюю, не залеченную рану в душе, подняв внутри теплую волну необъяснимого, не забытого, но так и не понятого до конца.

– Да, конечно хочу. Черный кофе с сахаром и бутерброд с сыром, – растерянно пробормотал Егор.

– Хорошо, – улыбнулась она уже лично ему, щелкнув зажигалкой над свечой на столе и обдав волной томного легкого аромата знакомых духов. – Вот меню. Если надумаете, обращайтесь – не пожалеете. У нас хороший повар.

– Спасибо, я подумаю, – выдавил из себя Егор, с трудом пропихнув плотный ком в горле.

А что сказать еще? Какими словами выразить чувства, которые копились мучительно и бесконечно, зажатые в глубине ощущением вины? Вины не явной, пусть тысячу раз оправданной сознанием, но не сердцем. «Здесь» и «сейчас» они не знакомы, и встретились впервые. Здесь, в спокойно тихом мирке, неспешно живущим по устоявшимся законам и правилам, они ни разу не встречались. Эмоции и переживания, которые связывали тонкой нитью отношений, остались в тех, безумных и жестоких мирах. И теперь ниточка тянулась в пустоту прошлого, обрываясь безнадежно и непоправимо. В прошлом, которое было таким только для него. Нить, упруго извиваясь, со временем стала похожа на трос, которым чистят засоры в трубах. На толстый прочный трос, который вращаясь в старых, никому не нужных отложениях, иногда колючим дальним концом цеплял тяжелый осадок в глубине ощущений, снова и снова отдаваясь болью потревоженного былого.

«Так тебе и надо, – грустно размышлял Егор, – Зачем ты сюда заехал? Убедиться, что у нее всё в порядке? Наверное, нет. Хотя… так было бы проще и легче. Остынь, успокойся. Прими сложившееся, как логичное и удачное окончание очередной истории, а лучше – выброси из головы! Здесь и без тебя хорошо. Другие люди любят и ждут тебя, потому что ты им нужен «здесь», «сейчас».

Стоп, хватит себя изводить! Поем, съезжу до поселка, где встретил Вана, и домой».

Дверь ресторанчика негромко хлопнула за спиной, отсекая пусть небольшой, но очень важный кусочек прошлого. Теплого, нежного, почти родного. Егор помотал головой, печально вздохнул и не спеша пошел к машине.

Следующее «огорчение» поджидало спустя час в виде гаишников на потрепанном «жигуленке», притаившихся за поворотом. Радостно напомнив о неприметном знаке, простоявшем после уже незаметного ремонта дороги никак не меньше года, они продемонстрировали цифры на радаре и многозначительно пригласили «оформить протокол» – схема отработанная годами и потому, безотказная. Занятый невеселыми мыслями, Егор не стал спорить, поэтому «процедура» прошла гладко – после дежурного диалога, «служители закона» привычно обменяли ему «права» на пару заветных купюр, посоветовав наставительным тоном не нарушать ПДД.

Общение на пустынном шоссе хоть и отвлекло от переживаний, но таки добавило капельку грусти в печальный настрой. Дальше Егор уже ехал не спеша, продолжая размышлять о превратностях своей судьбы. Надежда найти нужного ему пса оставалась слишком призрачной, продолжая теплиться вопреки всякой логике: если собака прошла переход и во второй раз, то почему не оказалась рядом? Забросило туда, где они встретились впервые? Абсурд? Наверное, но чем черт не шутит? Даже если пес не узнает его, останется шанс подружиться снова, и хотя бы этим заглушить непонятные муки совести, «грызущие» последние полгода. Поначалу Егор тешился мыслью, что Ван объявится сам. Шло время, постоянное разглядывание пробегающих мимо собак стало привычкой, но увы…

Светлана, да и Арсаныч с Саней, наслушавшись историй о невероятных похождениях, как будто верили, хотя ощущение некоторого сомнения все-таки просматривалось. Для них произошедшее выражалось в том, что установка в лаборатории теперь выдавала только помехи, грубо прекратив сеансы связи. Поэтому на Егора поглядывали с некоторым сочувствием, но скоро успокоились, поняв, что подобные «фобии» совершенно безобидны.

Несмотря на приложенные старания, поиски и в этот раз ничем не увенчались. Необъятная продавщица придорожного магазинчика уверенно заявила, что такой собаки среди местных псов нет, и на ее памяти не было. Она понимающе качала головой и картинно вздыхала, но помочь ничем не могла, оживившись только один раз, когда он покупал пачку недешевых сигарет. Егор, на всякий случай, объехал немногочисленные улочки поселка на три раза – безрезультатно, и печальный настрой пополнился еще одной «грустной каплей», намекая на то, что пес в этом мире оказаться не смог.

Вяло накрапывающий дождик постепенно усилился, а когда Егор выбрался на пустынную трассу, уже монотонно поливал темный асфальт и расписывал узором кругов лужи на обочинах. Небо, плотно затянутое пеленой туч, тяжело нависло над землей и скрыло зыбкой завесой горизонт, сразу сузив окружающий мир до пугающе малого размера.

Торопиться никуда не хотелось. Егор заглушил мотор, закурил сигарету, выпуская струйки дыма через чуть приоткрытое окно:

«Где же этот пес? Где же он бегает в этом мире? А если допустить, ну так, в качестве бреда, что он у деда Матвеича в Максимовке? Да нет, с какой стати? Егор сам привез пса туда перед первым переходом, но это было уже после той точки во времени, куда амулет доставил его самого в последний раз. Значит – Ван и Федор Матвеич еще не знакомы. А если пес сам нашел деда, ведь уже полгода прошло? Но с какой стати ему искать неизвестного старика за сто верст? Нет, это уже смахивает на мистику, или на сказку. Если рассуждать логично, то он здесь, или поблизости. Должен быть, но здесь нет – тупик, круг замкнулся».

Устав гонять по кругу одни и те же мрачные мысли, Егор затушил окурок в пепельнице и огляделся. Снаружи ничего не изменилось – дождь, асфальт и темный лес вдалеке.

«Ну вот, и погода дает мне «знак», что пора ехать обратно домой. Там меня уже потеряли», – подумал он, заводя двигатель. Неожиданно, когда мотор ожил первыми вспышками в цилиндрах, Егор вдруг отчетливо почувствовал легкую вибрацию и тепло на груди, там, где носил амулет в замшевом мешочке на шнурке. Еще не поверив до конца, начал торопливо доставать амулет из-под одежды и когда заветный янтарный шарик осветил приглушенным светом ладонь, Егор ощутил уже слегка позабытое чувство направления, которое тянуло в неизвестность. Амулет снова указывал путь – звал назад, к мрачным горам перевала, окутанного облаками серого тумана!

Егор сунул амулет обратно за пазуху, машинально застегнув ремень безопасности, с хрустом воткнул первую передачу. Старенькая «девятка» натужно загудела двигателем и понеслась, разбрызгивая лужи и дребезжа всеми частями на неровностях пожилого асфальта.

«Что это? Куда он меня зовет? В том направлении расположен «Теремок» или все-таки в город? К установке?! Неужели сеансы связи возобновятся?» – заметались растревоженные мысли.

Равнина закончилась, дорога начала постепенно сворачиваться в петли горного серпантина, петляя между начавшихся холмов. Дождь лил не переставая. Похоже, что непогода пыталась остановить, швыряя навстречу тугие струи. «Дворники» с трудом успевали разогнать водяную пленку со стекла, жалобно поскрипывая при каждом махе. Дорога пошла на подъем. Недавно купленная по случаю машина, уже так многое повидала на своем веку, а потому резвостью не радовала. Хмурый день накрыло промозглыми сумерками. Среди деревьев, плотно подступивших к дороге, ветер стал тише, сердито шелестя мокрой листвой наверху. Дождь понемногу утих. Через полчаса сквозь деревья снова показались огни знакомого ресторанчика, и Егор постепенно снизил скорость, припомнив давние приключения, связанные с этим местом. Машина, как старая усталая лошадь, облегченно вздохнула выхлопом и заурчала ровнее и спокойнее.

Плавно выкатившись из последнего поворота, Егор внимательно огляделся и чуть не выматерился – на стоянке у резного крыльца стоял одинокий черный джип!

Трасса мимо ресторана шла под уклон. Машина на «нейтралке» медленно и почти бесшумно катилась мимо, пока Егор судорожно соображал, как поступить дальше.

Он пригляделся внимательнее и вздохнул с облегчением – старый угловатый «Чероки», скорее грязный, чем черный. Определить истинный цвет джипа в сумерках было сложновато, сквозь слой грязи и ржавчины местами поблескивали былым хромом облезлые трубы «кенгурятника» с двумя круглыми фарами и только.

«Джип другой – это хорошо. Надо бы Саньке позвонить, но… Да ну их, к бесу! Место явно проклятое. Как ни заеду – так жди неприятностей!»

Прокатившись по инерции до небольшого подъемчика, Егор включил «третью» и выжал педаль газа до упора. Впереди ждал спуск с перевала, а там уже не разгонишься – «серпантин», да и скользковато сегодня для гонок.

Лихо проскочил длинный прямой участок и, оттормаживаясь перед крутым поворотом, очередной раз взглянул в зеркало.

Ну почему?! За что мне это всё?! – сзади сверкнули огни четырех фар, в которых без труда угадывался недавний джип – неужели снова «попал»?! Одно радует – на спуске такую тяжелую колымагу не разгонишь. Тут улететь с дороги – раз плюнуть.

Но водитель джипа, похоже, так не считал, постепенно нагоняя «девятку».

«Неплохой водила там сидит – лихо рулит! Но законы физики не объедешь, да и я не «чайник». Умею кое-чего!» – злорадно ухмыльнулся Егор, отпуская педаль тормоза и ввинчивая машину в очередной зигзаг трассы.

Отчаянно кренясь в поворотах и норовя местами сорваться в занос, две машины летели по петлям горной дороги. Бешеный темп гонки не давал расслабиться ни на секунду. От постоянного напряжения уже ломило спину. Жарко, но Егор не мог отвлечься от управления, чтобы открыть окно и выключить «печку» – не до того теперь.

«Чуток оторвался, но скоро горы закончатся, и на ровных участках чертов джип меня догонит! С таким мотором я ему не соперник! – осознал вдруг Егор, – и до ближайшего поселка еще далековато!»

Будто подтверждая мысли, трасса выскочила из последних холмов, вытягиваясь в прямую полосу асфальта. Вдалеке мелькнули красные огни одинокой попутной машины. Егор бросил взгляд в зеркало – четыре хищных глаза фар начали стремительно нагонять его «старушку», отчаянно крутившую двигатель на предельных оборотах.

Попутка была уже рядом, когда машина внезапно вздрогнула от тяжелого толчка сзади. «Девятка» вильнула кормой и зацепила правыми колесами обочину. Что-то сильно ударило в переднее колесо, машину подбросило, развернуло боком, и картинка за окном перевернулась несколько раз подряд. Земля неожиданно оказалась сверху и гулко ударила по крыше. Раз, другой, третий! Лобовое стекло мгновенно затянула паутина трещин, удар – и сознание, полыхнув резкой болью, провалилось в черноту.


Комнатку в дальнем крыле Храма освещал только рассеянный облаками свет дальнего зарева, разлившегося по горизонту, и поэтому темнота казалась полной. Размытые тени предметов сливались между собой, образуя причудливые очертания, скользя по потолку и стенам, не позволяя рассмотреть деталей. Изредка вспышки молний, добавляющих к краскам зарева ярко-синие нити, на миг выделяли четкие тени, и тогда издалека доносились едва слышные раскаты грома. За дверью раздались тихие шаркающие шаги.

– Входи, – послышался хриплый низкий голос.

Дверь протяжно скрипнула, впустив сгорбленную фигуру, закутанную в темный плащ с глубоким капюшоном, и с глухим стуком закрылась.

– Погаси свет! – раздраженно произнес сидящий в кресле пожилой человек в таком же плаще.

Вошедший поспешно загасил крохотный масляный светильник, который принес с собой, и комната снова погрузилась в сумерки.

– Неосторожность однажды тебя погубит, старый идиот! Тебя мне не жалко, но если от этого пострадает дело – пощады не жди, даже за Порогом смерти! Ты понимаешь это?

– Да, господин.

– Что, да?!

– Понимаю, господин.

– Тогда, какого дьявола ты самовольно хотел пробраться к Источнику? Или ты не знал, что теперь там сильная охрана и тебя обнаружат в любой миг?

– Я не думал, что там так серьезно.

– Думал? А кто тебе позволил думать? Для того чтобы думать, нужны мозги, а твоё дело – исполнять! После смерти Верховного, постоянно дежурит несколько жрецов. И заметь, не самых слабых – тебе не чета. А если бы тебя схватили? Поверь, что они умеют развязать язык даже мертв ом у.

– Я хотел…

– Я знаю, чего ты хотел! Это бы нам помогло, но такие заклятия и в таком месте – не твой уровень.

– Я понял, господин.

– Хорошо понял, или мне подкрепить объяснение чем-нибудь посущественнее? – с явной угрозой в голосе произнес сидящий в кресле.

– Нет, господин. Я понял.

– К Источнику пока не пробраться. Используем другие способы, которые действуют не хуже искажающего заклятия.

– Какие, господин?

– После смерти Рикко-тара власть оказалась в руках этого выскочки Локка-тала. Вот, к нему и нужно подобрать средство.

– Покушение? Убийство? Чары?

– Нет. Магией не возьмешь – он невероятно силён. Но и у него есть недостатки.

– У него? Какие недостатки? – изумился посетитель.

– У каждого есть недостатки и слабые места: кто-то жаден до денег, кто-то не устоит перед женскими «прелестями». Варианты найдутся всегда. Тут сложнее, но не безнадежно. Честность и порядочность – вот его недостатки!

– И как же это можно использовать?

– Поверь мне, еще как можно. Но этим я займусь сам. А для тебя – другая цель.

– Ученик Вана-тан?

– Надо же! У тебя нашлось немного мозгов! Конечно! Через него разрушили Узор силы, через него идет связь с другим миром. Он быстро учится, набирает силу и становится опасным. Очень быстро!

– Убить?

– Нет, это слишком явно. Действовать нужно тоньше. Всего лишь ослабить. Настолько, чтобы он не смог поддерживать контакты с другим миром – тогда эта ниточка оборвется. Хозяин готовит новое плетение Узора Силы, и мы должны помешать разрушить его.

– И как это сделать?

– Как? Ты не знаешь, как можно лишить молодого жреца Светлой силы?

– Я знаю несколько способов, но они к нему не применимы, по крайней мере, на этом уровне.

– А если я скажу тебе, что он недавно прошел обряд Наполнения?

– Ха! Не знал. Это меняет дело. Это я могу. У меня как раз припасен человек, который полностью подходит!

– Вот и займись, но только осторожно. Действуй наверняка.

– Хорошо, господин.

– Всё, ид и. И помни, о чем я тебе сказал в начале разговора!

– Я помню, господин.

Посетитель поклонился и едва слышно выскользнул за дверь. Шаркающие шаги стихли в глубине коридоров. Храм снова погрузился в тишину.


– Ну, и где тебя носило всё это время?

– Меня?! Это вы болтаетесь неизвестно где! Скачете по Потокам, как макаки по веткам. Вот ты сам-то, где ошивался последние полгода?

– Где надо, там и был! Не твоего это ума дело! Работа у меня такая.

– Ага, знаю я вашу работу! Загорал на песочке?

– Много ты знаешь! Тут такое творится! За последние сто лет никакого продыху не дают – то там напакостят, то тут напутают. Не успеваем подчищать за вами.

– А чего это – «за вами»? Ты «нас» и «вас» не путай! Мы тут не причем. Мы люди маленькие. Это там, наверху, куролесят постоянно, а нами потом дыры затыкают.

– Так вас для того и держат. А что, не нравится? Хочешь остаться и тихо-мирно кормить блох… лет эдак десять? – в голосе прозвучали откровенно-ехидные нотки.

Егор отрешенно слушал, как два голоса беседуют в гулкой темноте. Один голос знаком – глуховатый, чуть шепелявый с легким присвистом, но вспомнить, чей именно, не получалось. Попытка пошевелиться ни к чему не привела – ощущение собственного тела отсутствовало!

– Злой ты! Знаешь куда бить, – добродушно огрызнулся второй голос.

– Я не злой – я справедливый!

– Это уж кому как. У каждого своя справедливость.

– Не хочешь работать – никто тебя не держит. Оставайся в этом теле.

– В этом?!

– А что не так? Люди любят, кормят, гулять выводят, – снова ехидно выдал первый.

– Чтоб ты знал о такой жизни?! Бывают приятные моменты но, в общем-то, не сахар.

– А что, в прошлый раз лучше было?

– Брр! Не надо о грустном! Как вспомню, так вздрогну!

– Вот, и не надо тогда плакаться. И вообще, пора за дело приниматься. Хватит отлынивать! Ты ситуацию понял?

– Угу. Объяснили уже. Только вот… ой! – испуганно пискнул второй голос.

– Здрав будь, мил-человек! – произнес первый голос, резко сменив тон на доверительно-сказочный.

Из темноты, как из-за занавеса показалось знакомое взъерошено-бородатое лицо.

– Ерофеич, ты?!

– Я. А кто ж еще-то? – расплылся в довольной улыбке домовой. – Кто ж еще человеку поможет в трудный момент, как не я? На то мы и поставлены.

– Погоди, ничего не понимаю. Где это я?

Егор попробовал оглядеться, но вокруг висела полная темнота. Тела как будто не было, но голова все равно кружилась, как от передоза спиртного, и где-то ниже затаилась весьма неприятная тошнота, грозя подняться и выплеснуться наружу. Где это «ниже» и куда «наружу»? Непонятно! Ситуация совсем нелогичная и даже нереальная.

– Где? Ну, считай ты у меня в гостях, – Ерофеич попытался улыбнуться еще шире, но шире уже было некуда. – Не это главное.

– Да? А что?

– Главное, что ты жив и почти здоров.

– Почти?! Как это?

– Ну, вообще-то ты в больнице валяешься, вернее в травмпункте. Головой легонько приложился, но ничего страшного. Синяки пройдут. Главное – мозги на месте. Щас, я тебя еще подлечу чуток, и будет ладненько.

– Круто! Ты меня успокоил, – недоверчиво ответил Егор, отмечая про себя, что «вертолет» в голове замедлился и тошнота, если не ушла полностью, то затаилась в где-то глубине.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23