Альберт Налчаджян.

Психика, сознание, самосознание



скачать книгу бесплатно

Исходя из подобных фактов, русский зоопсихолог В. А. Вагнер выдвинул понятие «видовой шаблон» для обозначения инстинктивных форм реагирования в определенных пределах изменения сигнального раздражителя. У каждой особи инстинкты меняются в пределах этого видового шаблона[24]24
  См.: Вагнер В. А. Этюды по сравнительной психологии. Л., 1924–1929.


[Закрыть]
.

Если даже в бессознательной сфере психики животного хранится строго определенное количество образов, жестко связанных с инстинктами, то уже в этом случае в принципе можно считать не только возможным, но и строго установленным наличие бессознательного образного содержания у человека. Отсюда можно сделать другой, очень важный для психологической теории вывод, что сами инстинкты являются полноценными психическими актами, так как вышеуказанные образы входят в их структуру.

Нам представляется очевидным, что заключение о наличии образного содержания в бессознательной наследственной сфере психики с полным правом можно распространить и на человека. Достаточно привести такой общеизвестный факт: в период полового созревания у юношей спонтанно возникает повышенный интерес к представителям противоположного пола. Это явление наблюдается даже тогда (что и только представляет интерес для нас), когда юноша совершенно ничего не знает о сущности взаимоотношений полов. Разве не ясно, что и в этом случае восприятие избирательно направляется на определенный класс фигур, происходит бессознательное узнавание тех особей, которые наиболее соответствуют образу, заключенному в структуре данного инстинкта?

В этом отношении безусловный интерес представляют соображения Б. Л. Астаурова и В. П. Эфроимсона, высказанные в ходе дискуссии вокруг проблемы соотношения биологического и социального в природе человека. Отмечая, что термин «развитие человека» включает как эволюционное, так и онтогенетическое содержание и не отрицая огромной роли воспитания в процессе развития личности, Б. Л. Астауров подчеркнул, что современная наука не знает конкретно, какие свойства психики, как, когда и в какой степени определяются наследственностью и какие средой. «Некоторые свойства психики в порядке т. н. «импринтинга» или «запечатления» возникают в первые дни, месяцы и годы после рождения и утверждаются на всю жизнь. Есть данные и мнения, что другие проявления импринтинга связаны с чувствительным периодом полового созревания, когда идеальный образ единственной или единственного любимого запечатлевается и всецело овладевает сознанием (любовь с первого взгляда и на всю жизнь)»[25]25
  «Вопросы философии», 1972, № 9, с.114.


[Закрыть]
.

Эти замечания Б.

Л. Астаурова подтверждают высказанные нами выше предположения и наблюдения и позволяют относительно формирования психического мира человеческой личности выдвинуть новые проблемы, в том числе следующие: каково значение импринтинга в различные возрастные периоды развития, какими путями образ воспринимаемого конкретного предмета взаимодействует с тем обобщенным образом класса объектов, который, по нашему мнению, содержится в структуре инстинкта человека, каким образом эти познавательные элементы и процессы в своей динамике порождают такие явления, как чувство любви и идеализацию определенных объектов?

В. П. Эфроимсон утверждает, что научное и полноценное развитие целого ряда наук (философии, этики, эстетики, социологии, педагогики, юриспруденции, медицины и др.) невозможно без учета данных генетики. Определенные генетические факторы, по его мнению, лежат в основе проявлений слабоумия, преступности, а также таланта и других высших психических явлений. Особый интерес для нас представляет постановка В. П. Эфроимсоном проблемы эволюционного происхождения этики[26]26
  См.: «Вопросы философии», 1970, № 8, с. 125.


[Закрыть]
. Наряду с борьбой за существование, закреплением звериных инстинктов, эволюция человека характеризуется также интенсивным отбором по человеческим признакам, без которых не могло бы образоваться потомство. «Человечество, – подчеркивает В. П. Эфроимсон, – которое дожило до настоящего времени, является продуктом очень интенсивного отбора на те свойства, которые можно было бы назвать самоотверженностью, совестью, человечностью, гуманностью, чувством братства; без закрепленного чувства справедливости, долга, самоотверженности беспомощное потомство наших предков не могло бы дожить до половой зрелости»[27]27
  «Вопросы философии», 1970, № 8, с. 126.


[Закрыть]
. Можно считать, что все перечисленные психические качества В. П. Эфроимсоном, входят в структуру инстинкта общения, факт наследования которого в настоящее время можно считать установленным. Именно в состав этого инстинкта входят те «альтруистические эмоции необычайной силы и стойкости», о которых говорит В. П. Эфроимсон[28]28
  Более подробно о взглядах этого исследователя см.: Эфроимсон В. П. Генетика этики и эстетики. М., 1995.


[Закрыть]
. Несмотря на то что подобного рода факты и предположения только в последние десятилетия начинают подвергаться научному анализу, нельзя сомневаться в том, что эти сложнейшие явления также в процессе своего возникновения и формирования находятся под контролем генотипа.

Если достоверность приведенных фактов и их интерпретация не вызывают сомнения, то мы можем идти дальше и выдвигать проблему глубокого исследования бессознательной сферы психики, образное содержание которой отражает те постоянные факторы среды, во взаимодействии с которыми происходит жизненный процесс каждого индивидуума. Более того, нам представляется, что содержание бессознательного должно быть довольно богатым, неодинаковым для различных видов животных и человека. Это содержание выявляется в процессах бессознательного узнавания. Поскольку бессознательное узнавание, как правило, немедленно переходит в действие, то изучение спонтанного, бессознательного и сознательно не запланированного поведения первых лет жизни и в периоды включения (активации) новых инстинктов может быть ключом более глубокого понимания бессознательного. (В свете вышеизложенных идей нам представляются интересными взгляды К. Юнга об архетипах, явлении «индивидуации» и др., которые в связи с проблемой бессознательного должны исследоваться с новой точки зрения. Об этом см. на последующих страницах настоящей книги).

Из рассмотрения явления бессознательного узнавания можно сделать еще один вывод. Если узнавание в обычном его понимании есть особая форма осмысленного восприятия, то это означает, что оно заключает в себе, хотя бы простейшие мыслительные операции. Но если бессознательное узнавание также является реальным психическим феноменом, то и оно с необходимостью должно включать в свою структуру мыслительные операции, осуществляющиеся исключительно в образах (сравнение и бессознательный вывод). Это приводит к принципиально важной идее о том, что в наследственной бессознательной сфере психики имеют место элементарные мыслительные операции. Следовательно, человеческое мышление имеет глубокие генетические корни.

Ценные идеи, способствующие углублению подобного понимания природы инстинкта, высказали известные психологи Уильям Мак-Дауголл и Йозеф Мазуркевич. Согласно этим авторам, инстинкт включает три элемента: гностический (или, по современной терминологии, познавательный, когнитивный), влечение и моторные компоненты. Эти элементы образуют одно целое[29]29
  См.: Обуховский К. Психология влечений человека, с. 70–71.


[Закрыть]
. Человеческие инстинкты отличаются от животных инстинктов тем, что в них двигательные акты не запрограммированы жестко. Имея в виду данное обстоятельство, С. Л. Рубинштейн писал: «Термин инстинкт целесообразно сохранить для обозначения реакций, в которых наследственно закрепленным является не только импульс к действию, но и структура самого действия. Инстинкт – это стереотипная наследственная реакция. К инстинктам в этом точном смысле у человека может быть отнесено лишь минимальное количество таких элементарных актов, как, например, сосание. Их роль в деятельности человека совершенно минимальна»[30]30
  Рубинштейн С. Л. Основы психологии. М., 1935, с. 383.


[Закрыть]
.

Итак, в структуру инстинкта входят: влечение, познавательные элементы и движения. У человека жестко не запрограммированы только моторные компоненты. Поэтому называть ли человеческие инстинкты этим именем, или же иначе – это вопрос терминологический. Для психологической теории важнее всего то, что первые три из вышеуказанных элементов инстинкта являются психическими, следовательно, инстинкты – явления психофизиологические. Отсюда следует также, что психическое наследуется. Эти наследственные психические явления возникли и закрепились в генотипе в процессе филогенеза и антропогенеза. В онтогенезе под воздействием окружающих условий они частично проявляются, хотя могут и подавляться. Можно выдвинуть предположение, что наследственно запрограммированы также основные (обобщенные) схемы двигательных компонентов человеческих инстинктов, но они не проявляются достаточно отчетливо, потому что в процессе социализации (особенно в первые годы жизни ребенка) отсутствие какого-либо важного для организма фактора (например, пищи) ведет к психическому состоянию, в котором актуализированы влечение, познавательные процессы и система движений, направляемая первыми двумя компонентами.

Психология установила, что у высших позвоночных на структуру инстинкта значительное влияние оказывает научение. При этом изменениям подвергаются так называемые «побочные элементы» инстинкта – познавательные и моторные. На высших уровнях психической деятельности эти элементы становятся все более пластичными, способными к модификациям под влиянием опыта, преимущественно подавляются и социально корректируются именно двигательные проявления психической активности ребенка.

В свете всего сказанного вызывает серьезные сомнения распространенная точка зрения, согласно которой у человека наследуется только влечение. Можно, конечно, назвать человеческие инстинкты влечениями, но при этом всегда следует иметь в виду, что влечение в собственном смысле слова – лишь один из элементов инстинкта.

Если инстинкт состоит из перечисленных элементов, из которых самым устойчивым и почти неизменным является влечение (драйв), то можно утверждать, что в составе инстинктов человек наследует как образы, так и простые познавательные процессы, как уже сказано, бессознательное узнавание и вывод. А узнавание, в свою очередь, является результатом сравнения воспроизводимого и воспринимаемого образов. Даже если согласиться, что человек – «существо привычки», а не «существо инстинкта», то это вовсе не означает отрицания роли бессознательной сферы в общей вертикальной структуре психики человека.

Наконец, сделаем несколько замечаний о том, как понимают природу инстинкта в физиологической школе И. П. Павлова. Этот физиолог считал, что инстинкт – это сложная цепь безусловных рефлексов. Что касается навыков и разумного поведения, то это уже условные рефлексы.

Однако другие более трезвомыслящие исследователи еще в середине ХХ века начали сомневаться в верности подобных категорических суждений. Была высказана точка зрения, согласно которой «чистых» инстинктов, состоящих только из безусловных рефлексов, не бывает. Прав был физиолог К. М. Быков, который писал, что безусловные рефлексы как таковые бывают только при рождении организма; уже в первые месяцы жизни инстинкты человека и животных включаются в сложную систему безусловных и условно-рефлекторных связей. То обстоятельство, что условно-рефлекторные связи играют существенную роль в инстинктивной активности животных, было продемонстрировано экспериментально[31]31
  См. об этом: Шорохова Е. В. Проблема сознания в философии и естествознании. Москва: «Соцэкгиз», 1961, с. 95–96.


[Закрыть]
. Причем считается, что именно благодаря «обрастанию» безусловно-рефлекторной деятельности условно-рефлекторными связями и возникает психическое отражение.

Надо помнить, что эта идея (с которой трудно согласиться) идет от Павлова, который считал, что критерием психического является отражение таких воздействий внешней среды, которые не имеют непосредственного биологического значения. Это крайне наивное утверждение, авторы которых по-видимому предполагают, что восприятия биологически значимых объектов не являются подлинно психологическими. Еще более наивным было утверждение, будто именно это – отражение биологически незначимых объектов – и является «единственно научным критерием» при определении психического[32]32
  Шорохова Е. В., указ. соч., с. 96.


[Закрыть]
.

§ 3. Инстинкты и познавательные процессы

Каково соотношение между инстинктами и познавательными процессами? Еще У. Джеймс в 1898 году, полемизируя с теми, кто отрицает наличие у человека инстинктов, утверждал, что они у человека не только имеются, но их значительно больше, чем у животных, и они так совершенны, что их работа не замечается. Затем к этим совершенно верным мыслям от добавил спорное утверждение о том, что инстинкты обрабатывают информацию и структурируют наше сознание. Благодаря такой совершенной и незаметной работе инстинктов поведение человека пластично. Эти идеи приняты в современной эволюционной психологии, где отмечается, что подобное нормальное поведение считается до такой степени «само собой разумеющимся», что, казалось бы, не требует объяснения. Это, конечно, не так[33]33
  См.: Палмер Дж., Палмер Л. Эволюционная психология, с. 26.


[Закрыть]
.

Спорным же мы считаем утверждение о том, что инстинкт перерабатывает информацию. Нам представляется более правильным и соответствующим уровню современной психологии следующее представление, которое было предложено нами еще в 1980 году, а именно: 1) в структуре инстинкта нет самостоятельного аппарата переработки информации, хотя, как мы показали, имеются элементарные познавательные процессы (восприятие, сравнение и вывод); 2) инстинкты не сами перерабатывают информацию, а сообщают направленность познавательным процессам человека. Инстинкты создают определенные тенденции и влечения, под влиянием которых восприятие и другие познавательные процессы становятся направленными и избирательными.

Половой инстинкт направляет внимание человека на представителей противоположного пола, активизирует их восприятие, сравнение и оценку, приводит к решению о приближении к объекту, вызывает воображаемые ситуации встреч и удовлетворения потребности, вызывает речевые процессы и коммуникацию с партнерами и т. п. Все эти и другие познавательные процессы происходят благодаря активности специализированных частей головного мозга, которые служат потребностям инстинкта, но не входят в его состав в качестве блоков.

Инстинкт самосохранения вызывает у человека внимание к потенциально или актуально опасным объектам, вызывает процессы предвосхищения будущих опасных ситуаций, сопровождается тревогой или страхом, которые, в свою очередь, вызывают активизацию защитных механизмов и т. п. (Например, когда султан, придя к власти, уничтожал своих братьев и других возможных претендентов на трон, то перед нами проявление инстинктов самозащиты и доминирования)[34]34
  См.: Лорд Кинрос. Расцвет и упадок Османской империи. Москва: «КРОН-ПРЕСС», 1999; Петросян Ю.А. Османская империя. Москва: «ЭКСМО», 2003, и др.)


[Закрыть]
. Или когда вожак преступной группы ликвидирует подозрительных и соперников – это тоже процессы, которые обусловлены мощным воздействием инстинкта самосохранения.

Инстинкт (мотив) доминирования, стремления к власти, вызывает такие познавательные процессы и действия, которые делают человека чувствительным к статусам, ролям и их различиям, вызывает процессы планирования путей достижения высоких статусов и их удержания, приобретения способов борьбы за власть и т. п.

Инстинкт (мотив) достижения вызывает познавательные процессы, необходимые для выбора целей, целеполагания и планирования действий: сравнение собственных ценностей, целей и достижений с целями и достижениями других людей, определение и изменение уровня притязаний и т. п.

Общественный инстинкт: ведущим его компонентом следует считать влечение к другим людям, потребность общения с ними. Общественный инстинкт очень стар и имеется также у других приматов. Он вынуждает людей создавать различные группы и сообщества, сотрудничать и соперничать и т. п. Процессы социального познания, которые так интенсивно исследуются в современной социальной психологии, возникают, в частности, под влиянием общественного инстинкта (в первую очередь – потребности в общении). Причем имеется теснейшая связь между половым и общественным инстинктами.

Следовательно, психологам необходимо создать полный список инстинктов человека и описать все те избирательные познавательные (а также эмоциональные) процессы, которые возникают и протекают под их направляющим, ориентирующим влиянием для достижения поставленных целей (удовлетворения потребностей и влечений).

При этом следует иметь в виду, что в психике и поведении человека одновременно могут быть активны два или большее число инстинктов, вследствие чего обслуживающие их познавательные процессы становятся весьма сложными и многообразными. Причем часть этих процессов может осознаваться. Сами инстинкты реже осознаются и то лишь частично, тогда как вызываемые ими психические процессы могут осознаваться, оказавшись в определенной степени под контролем «Я» человека.

Под влиянием или, исходя из потребности определенного инстинкта, человек может часами иметь внутрипсихические процессы, воображать и мечтать, даже отрываться от реальности. Всякая влюбленность означает преимущественно узкую и интенсивную направленность определенного инстинкта на определенный круг объектов и действий, а также активное использование познавательных процессов для удовлетворения соответствующих потребностей.

Только в указанном смысле можно понимать (и принимать) утверждение У. Джеймса о том, что инстинкты структурируют сознание: только посредством познавательных процессов и через процесс осознания, который будет рассмотрен нами специально.

§ 4. Темперамент, задатки и бессознательное

Структура темперамента – следующего важного составляющего бессознательной сферы – очень сложна. В. С. Мерлин, Я. Стреляу и другие психологи выделяют в ней ряд компонентов[35]35
  См.: Мерлин В. С. Очерк теории темперамента. М., «Просвещение», 1964; Небылицын В. Д. Основные свойства нервной системы человека. М., «Просвещение», 1966; Стреляу Я. Роль темперамента в психическом развитии. М., 1982; Русалов В. М. Биологические основы индивидуально-психологических различий. М., 1979; Thomas A. and Chess S. The dynamics of psychological development. New York, 1967; Buss A.H. and Plomin R. A temperament theory of personality development. New York, 1975.


[Закрыть]
. Речь идет о следующих чертах или компонентах темперамента: сензитивность, реактивность, активность, соотношение реактивности и активности, темп реакций, пластичность или ригидность, экстравертированность или интровертированность. На основе данных изучения близнецов психологи пришли к выводу, что главную роль в происхождении типа темперамента и, следовательно, его компонентов, по всей вероятности, играет наследственность. При этом не все свойства темперамента проявляются сразу: в онтогенезе происходит созревание темперамента. Кроме того, прижизненные изменения отдельных свойств темперамента (например, в результате пережитых конфликтов) не приводят к полному его преобразованию. Тип темперамента в онтогенезе претерпевает некоторые изменения, созревает, но сохраняется[36]36
  См.: Равич-Щербо И.В., Марютина Т.М., Григоренко Е.Л. Психогенетика. М., «Аспект Пресс», 1999, гл. 10.


[Закрыть]
.

Важное значение темперамента как одного из главных «блоков» структуры наследственного бессознательного заключается в том, что тип темперамента является одним из главных условий формирования характера человека, индивидуально-своеобразных его симптомокомплексов.

Что касается сущности задатков, на основе которых формируются способности, то целесообразно привести следующие слова А. В. Петровского: «В области изучения природы и сущности задатков наука делает первые шаги. Негативный материал, относящийся к указанной проблеме, пока преобладает над позитивным – имеется гораздо больше научных данных о дефектах задатков, чем о структуре их продуктивных проявлений. Так, например, целый ряд тяжелых врожденных или приобретенных в раннем возрасте аномалий мозга (олигофрения) выступает как почти необратимый дефект задатков, становящийся тормозом развития способностей»[37]37
  «Общая психология». Под ред. А. В. Петровского. М., «Просвещение», 1970, с. 421.


[Закрыть]
. Однако А. В. Петровский исходит из того положения, что «на свет человек появляется без психических свойств, а лишь с общей возможностью их приобретения»[38]38
  Указ. соч., с. 419.


[Закрыть]
. Поэтому он обсуждает вопрос о достоверности различных физиологических гипотез о сущности задатков (френология Галля, современные концепции локализации психических функций, предположение о связи способностей с весом мозга и количеством мозговых извилин, гипотезы о связи способностей с микроструктурой мозга и органов чувств и с типом высшей нервной деятельности). В частности, обсуждая вопрос о связи задатков и способностей с общими и парциальными типами нервной высшей деятельности, А. А. Петровский эти типы (как физиологические явления) фактически вводит в состав задатков. Таким образом, задатки получают чисто физиологическое толкование. Между тем задатки, как и все другие составляющие бессознательной наследственной сферы, есть явления психофизиологические. Они являются источниками психической энергии, своеобразными ориентирующими человеческую деятельность внутренними силами, до некоторой степени предопределяющими развитие личности. Задатки, как и инстинктивные влечения, представляются особыми прирожденными установками, с самого начала онтогенеза придающими избирательность психической активности человека. Поэтому предстоит глубже исследовать именно психологические признаки задатков, их связи с другими компонентами бессознательной сферы и процесс образования на их основе способностей и всех остальных индивидуальных признаков личности.

Предложена гипотеза, согласно которой принятие или неприятие сообщений живым организмом может регулироваться на основе специальных критериев, какими могут быть и потребности этого живого существа. «Все животные обычно окружены морем стимулов, к которым они чувствительны. Однако большинство живых организмов реагирует только на те из них, которые непосредственно связаны с потребностями организма. Голод, жажда, готовность к спариванию или какое-либо другое внутреннее влечение могут быть теми регуляторами, критериями, по которым осуществляется селекция стимульной энергии»[39]39
  «Общая психология» под ред. А. В. Петровского. М., «Просвещение», 1970, с. 208, гл. 9, автор Т. П. Зинченко.


[Закрыть]
. Критериями отбора, безусловно, могут быть как врожденные, так и социально-культурные потребности. Однако здесь для нас важно именно то, что допускается такая роль критерия выбора за основными компонентами бессознательного, выступающими в качестве своеобразных естественных установок. Мысль, очень близкую к нашей идее о возможности рассмотрения инстинктов в качестве прирожденных установок, высказывает К. Обуховский, опираясь на данные исследований И. П. Павлова и польского психолога Левицкого[40]40
  См.: Обуховский К. Психология влечений человека, с. 137–138.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17