Альберт Налчаджян.

Психика, сознание, самосознание



скачать книгу бесплатно

Юнг считал, что это сновидение играло роковую роль в его жизни.

«Кто говорил со мной тогда? Кто посвящал меня в проблемы, далеко выходящие за рамки моих знаний? Кто соединил высокое и низкое и положил основание всему, что так заполнило страстями вторую половину моей жизни? Кто же еще, кроме далекого гостя, явившегося оттуда, из области соединения высокого и низкого?

Благодаря этому сну я был посвящен в тайны земли. То, что случилось тогда, было своего рода захоронением в землю, и прошли многие годы, прежде чем я снова вышел наружу. Сегодня я знаю, что это случилось затем, чтобы внести как можно больше света в окружавшую меня темноту. Это было посвящением в царство тьмы. Моя интеллектуальная жизнь бессознательно началась в этот момент»[138]138
  Юнг К. Г., указ. соч., с. 30.


[Закрыть]
.

Б. Сновидения и уровни психики. – У Юнга мы видим мифологическое представление об уровнях и содержании психики человека. К своим выводам он пришел путем анализа собственных сновидений. Как он сам утверждает в автобиографии, для него исходными стали приведенный выше и еще один сон (последний привел его к выводу о существовании коллективного бессознательного):

«Один такой сон был особенно важен для меня, он привел меня к понятию «коллективного бессознательного» и положил начало моей книге «Метаморфозы и символы либидо».

Сон был такой. Я находился один в незнакомом двухэтажном доме. Это был «мой дом». Я оказался на верхнем этаже, там было что-то вроде квартиры с прекрасной старой мебелью в стиле рококо. На стенах висели старые картины в дорогих рамах. Я удивился, что этот дом – мой, и подумал: «Ничего себе!». Но потом мне пришло в голову, что я еще не был внизу. Спустившись по ступенькам, я попал на первый этаж. Здесь все было много старше, и я понял, что эта часть дома существует с XV или XVI века. Средневековое убранство, полы, выложенные красным кирпичом, – все казалось тусклым, покрытым патиной. Я переходил из комнаты в комнату и думал: «Я должен обойти весь этот дом». Я подошел к тяжелой двери и открыл ее. Я обнаружил каменную лестницу, которая вела в подвал. Спустившись по ней, я очутился в красивом старинном сводчатом зале. Осматривая стены, я заметил слой кирпича в кладке; в строительном растворе тоже были кусочки кирпича. Так я догадался, что стены были построены еще при римлянах. Мое любопытство достигло предела. Я исследовал каменные плиты пола: в одной из них я нашел кольцо. Я потянул за него – плита приподнялась, и я снова увидел каменную лестницу, узкие ступени которой вели в глубину. Я спустился вниз и очутился в низкой пещере. Среди толстого слоя пыли, на полу, лежали кости и черепки, словно останки какой-то примитивной культуры.

Я обнаружил там два, очевидно, очень древних полуистлевших человеческих черепа… В этот момент я проснулся»[139]139
  (Юнг К. Г. Воспоминания, сновидения, размышления, с. 199–200).


[Закрыть]
.

Этот сон Юнг рассказал Фрейду, но тот не сумел его интерпретировать для него. Юнг стал искать собственное объяснение. Юнг пишет: «Мне же необходимо было найти настоящее объяснение моего сна. Мне было ясно, что дом – это в некотором роде образ души, т. е. образ тогдашнего состояния моего сознания. Мое сознание выглядело как жилое пространство, вполне обжитое, хотя и несколько архаичное»[140]140
  Юнг. К. Г., указ. соч., с. 201.


[Закрыть]
. Юнг считал, что сновидный дом изображает уровни его психики (и психики человека вообще). Но эти уровни он понимает своеобразно, а именно – не по уровню осознанности их психических содержаний, а по самим содержаниям, которые остались как следы из различных эпох развития человечества. «На нижнем этаже начиналось бессознательное. Чем глубже я спускался, тем более чуждым и темным оно было. В пещере я нашел остатки примитивной культуры, т. е. то, что оставалось во мне от примитивного человека и что едва ли когда-нибудь могло быть постигнуто или освещено сознанием. Душа примитивного человека граничит с душами животных, так же как и пещеры в древности были населены большей частью животными, прежде чем их заняли люди»[141]141
  Указ. соч., с. 201.


[Закрыть]
.

После краткой полемики с Фрейдом Юнг продолжает собственную интерпретацию: «Помимо собственно сознания, судя по моему сну, существовало еще несколько нижних уровней: необитаемый «средневековый» первый этаж, затем «римский» подвал и, наконец, доисторическая пещера. Это были эпохи сознательной истории человечества и эпохи в истории развития человеческого сознания…

Основные положения культурной истории представлены в нем в виде уровней сознания: снизу вверх. Мой сон, таким образом, явил собою структурную диаграмму человеческого сознания, выстроенную на обратных Фрейду безличных основаниях… Здесь впервые обозначилась идея «коллективного бессознательного», находящегося a priori в основе индивидуальной психики, – то, что я принял за останки примитивной культуры. Много позже, обладая уже немалым опытом и более надежными знаниями, я увидел здесь инстинктивные формы – архетипы»[142]142
  Юнг К. Г., указ. соч., с. 202.


[Закрыть]
.

Таким образом, Юнг считает, что существование архетипов можно доказать путем анализа и интерпретации сновидений, поскольку они являются спонтанными выражениями бессознательного. Особый интерес представляют сновидения детей. Кроме того, об архетипах можно получить сведения путем анализа фантазий и грез людей (в том числе детских фантазий), а также исследуя бред параноиков[143]143
  См.: Юнг К. Г. Сознание и бессознательное, с. 77–79.


[Закрыть]
.

Наш вывод следующий: на основе последнего и ряда других сновидений Юнг пришел к заключению, что психика человека носит следы истории человечества, ее этапов, но – в психологическом аспекте. (Т. е. уровни психического развития человечества начинаются от животного уровня и простираются до уровня рационального мышления современного человека). Но это, как нетрудно понять, не совсем те уровни, которые описываются в нашей концепции. Так, бессознательное в нашем понимании может заключать в себе не только коллективное бессознательное, но и другие психические содержания, которые нами подробно описаны на предыдущих страницах. Мифологический подход Юнга к структуре психики содержателен, но обнаруженное им содержание следует концептуализировать в научных понятиях современной психологии.

В. Миф, наука, психология. – К. Г. Юнг был убежден, что самое существенное в человеке может быть выражено не с помощью науки, а через миф. «Миф более индивидуален и выражает жизнь более точно, нежели наука», – писал он в конце своей жизни[144]144
  См.:Юнг К. Г. Воспоминания, сновидения, размышления, с. 16.


[Закрыть]
. В чем причина неспособности науки выражать индивидуальную жизнь? По мнению Юнга, – это общий характер научных концепций, что не позволяет с их помощью выразить субъективное множество событий одной единственной жизни.

Но это весьма спорное утверждение. Даже сны и видения можно выразить на языке науки. Успех или неудача в этом деле зависят от разработанности понятийного аппарата, принципов и методов науки, а также от уровня ее свободы от догматизма[145]145
  См.: Налчаджян А. А. Ночная жизнь. Личность в своих сновидениях. Москва, СПб., «Питер», 2004.


[Закрыть]
. Кроме того, вполне возможно создание подлинно научных психологических биографий отдельных людей, как можно более полно выражая их индивидуальность.

§ 19. Архетипы, инстинкты и бессознательное «понимание»

Коллективное бессознательное, согласно Юнгу, состоит из инстинктов и их образных коррелятов – архетипов. «Архетипы, – писал Юнг, – это типичные способы «понимания» (apprehension), и где бы мы ни встречали единообразно и регулярно повторяющиеся способы «понимания», мы имеем дело с архетипом, независимо от того, распознается его мифологический характер или нет»[146]146
  Юнг К. Г. Инстинкт и бессознательное. – В кн.: Юнг К. Г. Сознание и бессознательное. СПб.: «Университетская книга», 1997, с. 68.


[Закрыть]
. Согласно представлениям Юнга, коллективное бессознательное составляет глубокий слой индивидуального бессознательного и одинаково у всех людей – независимо от расовой и этнической принадлежности. Более того, компоненты коллективного бессознательного даны также животным, поведение которых преимущественно инстинктивно. Юнг считал. что в психике каждого человека сохранились следы психики всех животных предков.

Но в данном случае нас интересует то, что Юнг связывает архетипы с явлением понимания, представляющим одну из самых сложных проблем психологии и философии. Он называет архетип «типичным способом понимания».

Эта проблема, по нашему мнению, все еще подлежит исследованию. Во-первых, не лучше ли считать архетип средством понимания (а не способом) определенных типичных ситуаций? Мы полагаем, что так будет лучше, поскольку человек и даже животное именно с помощью архетипов понимает типичные ситуации и инстинктивными же способами реагирует на них. Понятие «способ» лучше использовать для описания поведенческого блока инстинкта, а не его образного содержания в лице архетипов. Во-вторых, для того чтобы наши рассуждения были более научными, мы должны иметь четкое определение понимания. Что значит, когда человек заявляет: «Я вас понимаю» или «Я понимаю это явление (закон, поведение и т. п.)?». И в каком смысле понимание может иметь место в инстинктивно-архаических процессах?

Мы полагаем, что в последнем случае имеет место восприятие ситуации, сравнение ее образа с входящими в структуру инстинкта архаическими образами и вывод об их сходстве. Совокупность этих трех процессов и составляет «архетипное понимание», после которого следует соответствующее поведение человека или другого животного. Это бессознательное понимание.

В тех же случаях, когда находящийся в сознательном состоянии человек заявляет, что он понимает что-то или кого-то, мы имеем дело с более сложным психическим явлением, возможно, – с более высоким уровнем понимания. Например, когда индивид Р1 сообщает Р2 свою мысль (в виде, например, одного суждения), и Р2 заявляет, что понимает его, то имеет место следующее: 1) восприятие сообщения Р1; 2) его соотнесение (сличение) с соответствующими содержаниями своей психики (с теми содержаниями. которые касаются того же предмета, о котором говорит Р1); 3) активизация целого семантического комплекса, связанного с этим предметом (с соответствующим понятием); 4) вывод о понимании, и т. д. Этот процесс в принципе охватывает весь психический континуум человека, даже его самосознание (поскольку он заявляя что понимает, имеет в виду, что понимает свое «Я»). Архаическое (инстинктивное) же понимание как процесс охватывает только наследственную бессознательную сферу, и только у человека его результат проникает в сферу сознания (осознается).

Отсюда нетрудно заметить, что существуют различные уровни понимания явлений – начиная от простого узнавания («архаичного понимания») и до высокого уровня понимания сложнейших явлений с участием высших уровней сознания и самосознания. Раскрытие сущности воспринимаемого явления, которое составляет специфику понимания, свойственно главным образом высшим уровням понимания. Оно выражается в установлении законов и причинно-следственных связей. В архетипном понимании этого, конечно, нет.

Глава 4. Психическая энергия

Предыдущее изложение было основано на неявном допущении существования особой психической субстанции – психической энергии. Однако пора предложить вниманию читателя наши взгляды на проблему психической энергии в явном и, насколько в настоящее время это возможно, систематическом виде.

Фактическим основателем теории психической энергии (или энергетической концепции психической жизни) следует считать Пьера Жане. Этот исследователь считал, что, во-первых, наряду с физической существует также психическая энергия; во-вторых, уровень ясности сознания зависит от ее количества, и ослабление ее притока приводит к «понижению уровня сознания». Для того чтобы отвечать на вызовы внешней среды человеку нужна психическая энергия.

Продолжим обсуждение с рассмотрения нескольких замечаний Карла Юнга по этой проблеме. Отмечу, что понятие психической энергии в психологии, особенно в психоанализе, встречается уже около одного столетия, однако до сих пор нет более или менее обоснованных представлений о том, что это такое, как и где возникает, в каких формах проявляется, как ее измерить и т. п. Настоящая небольшая глава нашей книги написана как попытка внести ясность в некоторые из этих вопросов.

§ 1. Психическая энергия и психофизическое поле

А. Юнговское понимание либидо. – В свое время К. Г. Юнг, в попытке раздвинуть узкие рамки теории З. Фрейда, предложил понимать либидо как вообще психическую энергию, а не только как сексуальную энергию (как считал Фрейд). Об этом вопросе Юнг написал книгу «О психической энергии» (1928 г.). Восприняв идеи П. Жане, Юнг в своих трудах неоднократно утверждал, что психическая энергия существует, хотя мы ее точно измерять не умеем.

Мы считаем, что его понимание психической энергии с некоторыми уточнениями можно положить в основу развиваемой нами онтологической психологии. Краткое обсуждение этого важнейшего теоретического вопроса и уточнение нашей позиции мы считаем совершенно необходимым.

К. Г. Юнг понимал либидо как психическую энергию, аналогичную физической энергии, и считал, что оно должно описываться в квантитативных (а не в квалификативных) категориях. Эта психическая энергия имеет различные внешние проявления. Отныне, считал Юнг, предметом исследования должны стать не отдельные инстинкты (голод, секс, агрессия и т. п.), а различные внешние проявления психической энергии[147]147
  См.: Юнг К. Г. Воспоминания, сновидения, размышления. М.: ООО «Издательство АСТ-ЛТД», Львов: «Инициатива», 1998, с. 255–256.


[Закрыть]
. Затем он более подробно разъясняет свою мысль:

«В физике мы говорим об энергии, которая различным образом явлена, будь то электричество, свет, тепло и т. д. То же в психологии – и здесь мы, прежде всего, имеем дело с энергией (в большей или меньшей степени интенсивности), и формы ее проявления могут быть очень различны. Если мы понимаем либидо как энергию, мы владеем неким единым и цельным знанием о ней. И всякого рода вопросы о природе либидо – сексуальность ли это, воля к власти, голод или что-нибудь еще – отступают на задний план. Я стремился создать в психологии универсальную энергетическую теорию, такую, каковая существует в естественных науках. Эту задачу я ставил перед собою в книге «О психической энергии» (1928). Я показал, например, что человеческие инстинкты суть различные проявления энергетических процессов, и как силы, они аналогичны теплу, свету и т. д. Так же как современный физик не станет считать источником всех сил, скажем, тепло, так и психолог не должен сводить все к одному понятию, будь то жажда власти или сексуальность. Такова была исходная ошибка Фрейда. Впоследствии он внес некоторые коррективы при помощи термина Ichtriebe – инстинктивное Эго). Затем он назвал это ?ber Ich (Супер – Эго) и сделал его главенствующим»[148]148
  Юнг К. Г., указ. cоч., с. 256.


[Закрыть]
. (Отметим, что перевод термина Ichtriebe неправильный, надо переводить как «влечения Я»). Юнг забывает сказать, что именно ограниченное понимание либидо, предложенное Фрейдом (эта его «ошибка»), позволила ему (Юнгу) предложить более обобщенное понимание либидо в качестве общей психической энергии. Ниже мы, исходя из данного обсуждения, предлагаем новую, более широкую концепцию об основах психической жизни человека.

Юнг был уверен, что психическая энергия существует, но считал, что поскольку ее непосредственно измерить невозможно, то о ней придется говорить в виде аналогии с физической энергией.

Мы полагаем, что когда мы узнаем больше о природе психической энергии, то сможем применить также принцип гомологии. Здесь же ограничимся тем, что отметим следующее: наше представление о существовании единого психофизического поля создает такую возможность. Но прежде чем перейти к изложению нашей концепции психофизического поля вкратце рассмотрим один более конкретный аспект юнговской теории психической энергии.

Б. Психическая энергия архетипов. – Генерируясь в организме человека, психическая энергия не только обеспечивает его общую активность. Она концентрируется в определенных психических содержаниях и процессах. Такими местами концентрации психической энергии являются, в первую очередь, архетипы – те обобщенные образы, которые человек наследует вместе со всей своей бессознательной сферой. Более точно, под архетипом Юнг понимал совокупность психического образа и паттерна поведения. Фактически, создавая представление об архетипах, он попытался создать представление о наследуемых паттернах (устойчивых схемах) поведения. Коллективное бессознательное, по мнению Юнга, состоит из архетипов – типичных образов и паттернов поведения, которые образовались еще в доисторические времена.

Описывая случаи активации архетипов и тех действий, которые человек спонтанно совершает под их влиянием, К. Г. Юнг пришел к совершенно обоснованному заключению о том, что «архетип – это сила». Он обладает автономностью и может внезапно захватывать человека, вызывая у него нечто подобное приступу. Например, любовь с первого взгляда, по его мнению, возникает благодаря тому, что в психике мужчины имеется образ Женщины (Юнг назвал его анимой), и когда появляется реальная женщина, которая наполняет этот архетипический образ, мужчиной внезапно охватывает приступ любви. В таких ситуациях нередко совершаются ошибки, но это уже другое дело. Фактом является то, что даже осознавая допущенную ошибку и желая избавиться от этой женщины, мужчина может не быть в состоянии сделать это без помощи других людей. То же самое можно сказать о женщинах, в психике которых имеется архетипический образ мужчины (анимус), который также заряжен значительным количеством психической энергии.

Но сколько таких архетипов существует у каждого мужчины и у каждой женщины? Если судить по публикациям Юнга и его последователей, у каждого индивида только один подобный образ. Между тем исходя из того, часто встречающегося факта, что каждый человек может влюбляться несколько раз, причем в различных типов представителей противоположного пола, то можно выдвинуть гипотезу, согласно которой у каждого индивида может быть больше одного анимуса или одной анимы (их подтипов). Кроме того, можно предположить, что существуют мужские и женские расовые и этнические (этноспецифические) архетипы. Но все это пока лишь предварительные гипотезы.

Мы полагаем, что существуют общечеловеческие, этнические и индивидуальные архетипы. В рамках теории психической энергии возникает вопрос: откуда берется та психическая энергия, которой снабжены эти архетипы? Поскольку все архетипы имеют наследственную природу (Юнг также утверждал это, причем с большой убежденностью), то они наследуются не просто как лишенные энергии абстрактные схемы, а как с самого начала полные энергией динамические образования. Мы считаем также, что в определенной степени с самого начала энергетизировано также все бессознательное. Архетипы и их энергия передаются каждому человеку генетическим путем. Это еще раз доказывает, что у каждого человека, осознает он это или не осознает, имеется глубоко укорененный в его психике генетический фатализм, генетическая предопределенность. (О наследственных предпосылках фатализма см в нашей монографии «Психология фатализма»).

Таким образом, архетипы, являясь, образно говоря, сгустками психической энергии, являются также мощными мотивами поведения человека. Их воздействие на поведение человека подспудно, и только время от времени они проявляют себя ярко и мощно (например, в опасных для жизни ситуациях, при влюбленности и т. п.). Энергетическую насыщенность архетипов Юнг проиллюстрировал, в частности, тем фактом, что архетипы и связанные с ними мыслеформы внезапно и как бы без причины появляются в сновидениях, оказывая также влияние на сознательную жизнь людей. И если они появляются внезапно и самостоятельно, то это уже свидетельствует о том, что у них имеется своя психическая энергия[149]149
  См.: Юнг К. Г. Подход к бессознательному. – В кн.: Человек и его символы. Под ред. К. Г. Юнга. СПб.: «Б.С.К.», 1996, с. 86.


[Закрыть]
.

Итак, Юнг считает источником психической энергии бессознательное. Отметив, что человек не способен избавиться от своего бессознательного, лишив его энергии и активности, затем он пишет:

«Но опыт показывает, что бессознательное можно лишить только части своей энергии: оно не прерывает своей активности, ибо не только содержит в себе либидо, но и само является его источником, из которого происходит утечка психических элементов. Поэтому было бы заблуждением считать, будто с помощью какой-то там магической теории или метода можно полностью опустошить бессознательное, выкачав из него либидо, и тем самым как бы устранить его»[150]150
  Юнг К. Г. Отношения между Эго и Бессозантельным. – В кн.: Юнг К. Г. Сознание и бессознательное. СПб.: «Университетская книга», 1997, с. 126.


[Закрыть]
. Это означает, что источником психической энергии Юнг считал инстинкты и архетипы, составляющие содержание коллективного бессознательного.

В. Психическая энергия образов. – Обобщив вышесказанное можно утверждать, что каждый психический образ человека является структурированным «сгустком» определенного количества психической энергии. Об этом также хорошо знал Юнг, который, говоря о фантазиях человека, утверждал. что, во-первых, они – реальность (как и предметы внешнего мира, но они – психическая реальность), во-вторых, что фантазия – это форма энергии, хотя и мы не умеем измерять эту энергию.

Реальными являются также психические события, и когда мы наблюдаем у самих себя поток образов, то тем самым воспринимаем внутренний аспект мира. В той мере, в какой психические процессы имеют место в теле человека, они имеют как психическое, так и телесное (материальное) качество. В психическом мире, по мнению Юнга, как бы открываются другие аспекты мира. И он ссылается на давно известную идею о том, что дух присутствует даже в атомах вещества. Психика – это такое качество, которое проявляется в материи и через материю. Таков факт при непредубежденном восприятии, независимо от того, мы понимаем его, или нет.

Концепция автора настоящей книги по ряду существенных пунктов отличается от концепции Юнга. Мы делаем еще один шаг вглубь материального мира и утверждаем, что существует первичное психофизическое поле, откуда исходят как психическое, так и материальное. Причем мы согласны с тем, что когда из этого первого (или базального) поля выделяются элементарные частицы, они уже несут в себе не только физическую, но и психическую энергию. В этом смысле атомы и элементарные частицы, в особенности лептоны, действительно, несут в себе дух.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17