Альберт Налчаджян.

Психика, сознание, самосознание



скачать книгу бесплатно

© Налчаджян А. А.

Предисловие

В данной монографии автор представляет как основные достижения психологии в исследовании психики, сознания и самосознания, так и результаты собственных исследований. Отчасти полученные автором результаты уже были изложены в его трудах предыдущих лет, некоторые же здесь представляются впервые.

Излагаются концепции автора о «вертикальной» структуре психической сферы человека, о природе сознания и подсознательного, структуре Я-концепции и самосознания в целом, о механизмах и закономерностях интроспективного процесса, о генезисе Я-концепции, об адаптивных функциях Я-образов, другие новые идеи.

Автор считает, что каждому психологу для того чтобы плодотворно работать в своей области, даже при исследовании частных вопросов, полезно систематически размышлять над теми фундаментальными вопросами нашей науки, которые обсуждаются на страницах книги. Настоящая монография первоначально была задумана как общетеоретическое введение в серию монографий о фрустрации и психологической защите, над которыми автор работает. Но в ходе работы она превратилась в самостоятельный и объемистый труд, который мы решили опубликовать отдельно. Развиваемые в нем концепции позволяют нам на более солидной теоретической основе выдвинуть те конкретные проблемы психологической защиты и защитно-адаптивных стратегий, которые станут предметом исследования в последующих наших публикациях.

Альберт Налчаджян, январь, 2011 г.

Часть первая. Уровни существования психики

В первой части настоящего труда мы рассматриваем общую структуру и уровни психики человека, формы существования психических явлений. В отдельных главах подробно рассматриваются бессознательные, подсознательные и сознательные формы существования психических явлений. Личному же самосознанию посвящается вторая часть книги.

Глава 1. Психика как реальное бытие
§ 1. Реальное бытие психики

Психика личности – часть реальности. Она своеобразна, но существует в этом мире так же, как и всякий иной предмет или явление природы. Ни один серьезный исследователь – философ или психолог – не отрицал и не может отрицать реальность бытия психического в этом мире. Даже убежденные материалисты считались с реальностью психического, хотя понимали и продолжают понимать психическое как отражение мозгом человека материального мира. Но отраженное также, как специфическая форма бытия, может существовать более или менее самостоятельно и долго.

Психика человека как бытие, по-видимому, состоит из двух крупных блоков, которые в процессе развития личности в какой-то мере объединяются в общую структуру психической сферы индивида. Один, первичный блок, идет из глубин эволюционного прошлого и представлен в личности в виде наследственного бессознательного, о котором речь пойдет на последующих страницах, а второй или, вернее, вторичный блок психики, развивается в процессе онтогенеза индивида в результате познания и переживания окружающего мира и собственной активности.

Во второй блок входят сознание, подсознательное и самосознание личности. Объединение двух названных крупных блоков есть общая психическая структура личности (психическое, душа), которая продолжает свою жизнь до конца клинической фазы умирания человека и отделяется от тела при наступлении биологической смерти. Не исключено, что индивидуальная психика с центром в «Я» продолжает существовать и после смерти тела человека. Говоря о возможном существовании психики человека после физической смерти его тела, мы имеем в виду не метафорическое, отраженное существование в психике других людей, а реальную жизнь психики с ее организующим центром «Я» в реальном мире после наступления биологической смерти тела[1]1
  Вопрос об этапах умирания человека нами обсуждается в следующей книге: Налчаджян А. А. Загадка смерти. Очерки психологической танатологии. М., СПб., «Питер», 2004.


[Закрыть]
.

Более проблематичным является реальное бытие и существование в этом мире этнического психического склада и самосознания. Данный сложный вопрос был подвергнут обсуждению в другой нашей работе[2]2
  См.: Налчаджян А. А. Этнопсихология. СПб., М.: «Питер», 2004.


[Закрыть]
.

Итак, хотя в данной монографии обсуждаются не только общетеоретические и метанаучные, но и многие конкретные психологические вопросы, мы бы хотели, чтобы читатель воспринял ее в качестве попытки создания онтологической психологии – науки, которая изучает формы и способы бытия психического в этом мире.

Поскольку настоящая книга все же в основном посвящена проблемам личного сознания и самосознания, следует сказать следующее: место и роль самосознания (Я-концепции) личности невозможно понять без учета многоуровневой структуры психики и того факта, что психическая активность человека одновременно протекает на различных уровнях. С рассмотрения многоуровневой структуры и динамики психики человека мы и начнем наше исследование. Анализ любого психического явления не может быть достаточно глубоким, если он не опирается на адекватную концепцию структуры психической активности человека. Понимание каждого конкретного проявления психики возможно лишь при условии приложения к нему и конкретизации общих структурно-функциональных представлений и открытых общих закономерностей протекания психической жизни человека.

§ 2. «Вертикальная» структура или уровни эндопсихики человека

Проблемы уровней и структуры психики человека мы начали разрабатывать многие годы назад. Если в монографии об интуиции эта проблема лишь намечалась, то в книге «Личность, психическая адаптация и творчество» уже была предложена подробно разработанная и в достаточной мере обоснованная концепция об уровнях психики человека[3]3
  См.: Налчаджян А. А. Некоторые психологические и философские проблемы интуитивного познания. М., «Мысль», 1972, с. 88–89 и др.; его же: Личность, психическая адаптация и творчество. Ереван. Изд-во «Луйс», 1980, гл. 1.


[Закрыть]
. Ниже мы представим основные идеи этой концепции с некоторыми изменениями и дополнениями, накопившимися в итоге размышлений последующих лет. Излагаемая в настоящем и последующих нескольких параграфах концепция структуры психики будет для нас определяющей при обсуждении всех последующих проблем сознания и самосознания.

В психологической литературе, посвященной проблемам сознания, бессознательного и самосознания, до сих пор царит некоторая путаница понятий и представлений: отождествление психики с сознанием, разговоры о «сновидном сознании» и т. п. Эта путаница представлений и терминов обусловлена нерешенностью ряда важнейших теоретических проблем психологии, в том числе проблемы структуры и уровней психической сферы и активности человеческой личности. Иначе, используя до некоторой степени образное выражение, эту проблему можно назвать проблемой «вертикальной» структуры психической активности (и психики) человека. Выражение «горизонтальная структура» мы оставляем для описания структуры деятельности и ее протекания во времени.

Вполне понятно, что выдвигаемые ниже представления не являются истиной в последней инстанции и могут стать предметом обсуждения.

Анализ эмпирических данных и ряда частных концепций позволяют нам выдвинуть положение, согласно которому психическая активность человека протекает на четырех основных уровнях психики, а именно: бессознательном, подсознательном, на уровне сознания и, условно, на уровне самосознания. Перечисление названных уровней вовсе не означает, что представление об уровневом строении психики мы просто постулируем. Ниже приводятся эмпирические и теоретические аргументы в пользу такого представления. Кроме слова «уровень» для обозначения названных подструктур психики, мы будем употреблять также понятие «сфера». Психика, таким образом, состоит из четырех основных уровней или сфер. В таком случае всю психику можно представить в виде такой гиперсферы, которая включает названные выше три сферы. Ниже мы попытаемся раскрыть содержание и взаимосвязи названных понятий и соответствующих им психологических реальностей.

§ 3. Психическое пространство, пространство мозга и локализация

А. Психическое и мозговое пространство. – Поскольку психика – самостоятельное бытие, то нетрудно понять, что ее пространство не может совпадать с пространством мозга. Эти два пространства взаимодействуют, но не совпадают. Психическое пространство наполнено находящейся в динамическом состоянии психической энергией, а мозговое пространство – это часть материального мира, заполненная физиологической субстанцией, с которой теснейшим образом связана психическая активность человека.

Поэтому психофизиологическая проблема заключается в нахождении тех механизмов и форм взаимодействия, с помощью которых психика проникает в мозг, а мозг детектирует психику и, возможно, под влиянием психической энергии, продуцирует новые ментальные явления. Поэтому еще предстоит исследовать следующие вопросы: 1) Что такое психическая энергия, где и как она возникает и как она обеспечивает психическую активность человека? – (Проблему природы функций и преобразований психической энергии мы подробно обсуждаем в отдельной главе). 2) Каким образом мозг играет свою роль детектора психических явлений в окружающем пространстве? 3) Если даже психическая энергия генерируется в организме, в его специальных мозговых центрах, она все же, по всей вероятности, не есть материя или, во всяком случае, чистая материя. Психическая энергия – это специфический носитель информации, которая принимает вид образов, символов, мыслей, эмоций и комплексных переживаний. Без психической энергии названные и многие другие психические явления или совсем не генерируются, или, возникая, не удерживаются в памяти (подсознательном). Можно утверждать, что каждая мысль, каждый образ, символ и т. п. – это сгусток структурированной специфическим образом психической энергии. 4) Движение психических содержаний следует сопоставить как с движением в мозгу (с мозговой электрохимической активностью), так и с движением во внешнем физическом и социальном мире.

Б. Локализация в мозгу психических процессов или же лишь локализация физиологических механизмов психики? – При исследовании онтологических аспектов психики обсуждение проблемы локализации в мозгу психических процессов и способностей приобретает специальное значение. Действительно, в принципе можно согласиться с утверждением, что без физиологических процессов в организме человека, в первую очередь в головном мозгу, психические процессы невозможны. Но поскольку в материи мозга при самом тщательном исследовании психические процессы и содержания не обнаруживаются (Дж. Экклз, Х. Дельгадо и др.), то возникает вопрос: действительно ли психическое (т. е. психические функции, способности и процессы) локализуются в мозгу? Или же в головном мозгу локализуются только физиологические механизмы и «следы» психических процессов, способностей и воспоминаний?

Мы склонны думать, что более вероятно последнее утверждение, а именно: в голове человека локализуются физиологические механизмы психического, а не сами психические процессы и их содержания. Психическое связано с этими физиологическими процессами, опирается на них, без них, возможно, не могло бы выражаться в известных нам формах, но никак не сводится к ним.

Если эта гипотеза верна, то в таком случае вопрос о локализации собственно психических процессов остается открытым. Истина состоит в том, что лучше не иметь решения проблемы вообще, чем довольствоваться иллюзорным решением.

Отсюда мы еще раз и с иных позиций приходим к выводу о том, что психические явления локализуются в особом психическом пространстве, а не в пространстве мозга, которое является частью материального мира. Если даже продолжать считать психическое функцией мозга, то можно предположить, что эти функции физиологических процессов, либо детектируются и обнаруживаются в гипотетическом психическом пространстве, либо, если даже продуцируются мозгом, исходят из него и продолжают свое существование в ином мире, а именно – в мире (пространстве) психических феноменов. Другое дело, что пока мозг жив и нормально функционирует, психическое пространство сопрягается с ним, живет вокруг него и проникает в его структуры, приводя в активное состояние и даже в движение нейроны и синапсы, вызывая движение нервных импульсов, образование нейронных цепей и т. д.

Сходную идею о том, что в мозгу человека локализуются не сами психические явления, а их физиологические механизмы, высказал еще физиолог Б. В. Беляев в 1953 году (исходя, по-видимому, из идей английской школы физиологов Ч. Шеррингтона и других), но в то время он был подвергнут строгой критике за «идеализм»[4]4
  См. об этом в книге: Шорохова Е. В. Проблема сознания в философии и естествознании. М.: «Соцэкгиз», 1961, с. 158.


[Закрыть]
. Беляев, конечно, был прав. Высказанную им идею необходимо вновь оживить и применить в исследованиях, касающихся соотношения психического и физиологического, в частности – при попытках решения проблемы локализации психических процессов, свойств и способностей человека в мозгу.

В. О последствиях сенсорной изоляции (постепенное раскрытие психического пространства). – В настоящее время экспериментальные исследования по сенсорной изоляции уже широко известны. Их результаты представляют специальный интерес для психологии, и здесь мы попытаемся соответствующим образом интерпретировать некоторые из них.

Насколько нам известно, впервые подобные исследования проводились в университете МакГилл (США) группой психологов под руководством Д. О. Хебба (D.O.Hebb). В качестве испытуемых были привлечены студенты. Им предложили некоторое время оставаться в сурдокамерах, лежа на удобных кроватях, им надевали очки, которые пропускали диффузный свет, вследствие чего восприятие предметов у них отсутствовало. На руках они носили картонные манжеты, которые не ограничивали движения суставов, но уменьшили тактильные ощущения. Испытуемые оставались в этих камерах от двух до шести суток, пока не просили о прекращении эксперимента. Через регулярные интервалы времени психологи задавали им вопросы и предлагали тесты.

Реакции разных испытуемых были различными, но никому из них, как отмечают психологи, эксперимент не приносил радости. Когда испытуемые начинали думать о своих личных проблемах, изоляция воспринималась более тяжело. Им все труднее было решать тесты, поскольку нелегко было сосредоточить на них свое внимание. У них появлялись галлюцинации. Вначале симптомы нарушения психической активности были слабыми. Закрывая глаза, они замечали, что визуальное поле стало светлым (вместо нормального черного поля). При продолжении опыта в зрительном поле испытуемых появлялись световые точки, линии или простые геометрические фигуры, позже – различные узоры. В случае более длительного нахождения в экспериментальной камере появлялись образы отдельных объектов, но без фона. У некоторых испытуемых появились даже целостные сцены с такими искажениями, которые характерны для сновидений. Испытуемые были удивлены этим галлюцинациям, так как они никогда ничего подобного не переживали. Некоторых из них стал интересовать вопрос, что же будет дальше. Некоторые жаловались на то, что живость появляющихся галлюцинаций не позволяет им спать.

Как можно истолковать подобные результаты в свете нашей теории психического пространства? Мы предлагаем следующую гипотезу: перед нами развертывается процесс постепенного раскрытия перед внутренним взором испытуемых психического пространства (поля). Отрыв от физического пространства является необходимым условием раскрытия (открывания) перед внутренним, интроспектирующим вниманием личности психического пространства, в которое мы все время погружены, но не осознаем это. Восприятие физического пространства подавляет восприятие всегда окутывающего нас и проникающего в нас психического пространства.

Можно также выдвинуть идею, согласно которой при сознательном восприятии окружающего мира в сфере нашего сознания физическое и психическое пространства взаимопроникают, составляя единое психофизическое пространство. Это означает, что при восприятии физического мира мы не выходим за пределы наших восприятий. Психофизическое пространство полно латентных психических содержаний, часть которых появляется у личности в виде галлюцинаций. (Исследование галлюцинаций для понимания психики и ее основ представляет исключительный интерес).

Если считать, что галлюцинации являются индикаторами существования психического пространства, то тем самым можно будет утверждать, что перед нами новое направление исследований, ведущее к более глубоким слоям реальности – единого психофизического пространства, которое может расщепляться на физическое и психическое «слои». Мы полагаем, что как и физическое пространство, психическое пространство также существует объективно как вне тела человека, так и внутри одновременно, но оно в каждом человеке индивидуализируется в процессе онтогенетического формирования как личности. В принципе такая же индивидуализация имеет место – через интериоризацию – и в случае физического пространства.

§ 4. Мозг, психика и экстрасенсорное восприятие

В настоящее время более приемлемым является дуалистический взгляд на соотношение мозга и психики. Любопытно, что дуалистический взгляд на мир высказывают также современные крупные физиологи, не говоря уже о психологах, т. е. такие ученые, которые, казалось бы, должны быть убежденными материалистами. Еще Ч. Шеррингтон заявил, что мозг является органом связи между телом и душой. А Джон Экклз, один из видных нейрофизиологов ХХ века, писал, что мозг является именно такой машиной, которою может оперировать душа (дух, ghost). Структура и химизм мозга, согласно Экклзу, показывают, что он не есть генератор сознательной психики, но является детектором и усилителем психических процессов. Психика является особым полем (пространством).

Над этой проблемой размышляет также известный психолог С. Барт. Рассматривая точку зрения Экклза, Барт добавляет, что если принять ее (точку зрения Экклза), то телепатия и другие «паранормальные» явления следует считать вполне приемлемыми и допустимыми. И тогда, согласно С. Барту, всякое восприятие есть форма ясновидения[5]5
  См. в книге: Ullman M., Krippner S. (with A.Vaughan). Dream Telepathy. New York: Macmillan Publishing Co., 1973, pp. 245–246.


[Закрыть]
.

Органы чувств и мозг Барт считает специфическими фильтрами, которые экранируют все ясновидческие восприятия, кроме тех, которые в условиях настоящего момента имеют биологическое значение. Поэтому другие виды ясновидческих восприятий (экстрасенсорные восприятия) происходят подсознательно. Этот механизм селекции частично прирожден, но быстро созревает у цивилизованных взрослых, поскольку на него оказывают сильное влияние потребности и интересы личности. У детей и представителей отсталых народов паранормальные явления, по мнению Барта, встречаются значительно чаще, чем у зрелых граждан цивилизованных стран.

По этой причине Барт соглашается с Ульманом и Криппнером в том, что паранормальные явления проявляются в таких «диссоциированных состояниях», каким является сновидное состояние. Но чье это состояние, кому оно принадлежит? Это состояние не психики, а мозга, – отвечает Барт. Это мозговая, а в более общей форме – физиологическая диссоциация. Ненормальным может быть только физиологическое. Мозговая диссоциация означает, что мозг часто перестает работать как компетентный селективный фильтр, вследствие чего психические процессы прямого ясновидения и телепатии появляются с большей вероятностью. Сновидные мыслительные процессы инфантильны, отмечает Барт и выражает мнение, что если мы не будем уподобляться маленьким детям, мы не будем в состоянии войти в царство нематериальных мистических взаимодействий.

При пробуждении ото сна, особенно у взрослых, фильтр быстро приходит в действие, и сновидные переживания почти полностью исчезают (улетучиваются, fade away). Барт как-то сказал: с ним часто бывает, что в течение дня, когда происходит что-то важное, он с удивлением говорит самому себе: «Боже мой! Я, кажется, прошлой ночью видел во сне что-то очень похожее на это!» («Dear me! I seem to have dreamt something very like this last night»)[6]6
  Указ. соч., с. 247.


[Закрыть]
.

Временное частичное подавление фильтрующего механизма во время сна делает мозг человека более восприимчивым, доступным для экстрасенсорных и мистических переживаний.

У многих цивилизованных людей паранормальные явления встречаются редко даже в сновидениях, утверждает Барт. Но не так редко, как обычно думают. Очень слабые и смутные (нечеткие) паранормальные явления, недоступные для сознания, встречаются довольно часто. Интуитивные догадки гениев, по мнению Барта, связаны с паранормальными явлениями упомянутого типа или обусловлены ими. Одним из свидетельств этого он видит в том факте, что такие озарения нередко имели место в сновидениях[7]7
  См.: Налчаджян А. А. Некоторые психологические и философские проблемы интуитивного познания. М.: «Мысль», 1972; его же: Ночная жизнь. СПб, Москва: «Питер», 2004.


[Закрыть]
.

Перспективными направлениями дальнейшего исследования паранормальных явлений Барт считает изучение этого явления у детей и особенно у гомозиготных близнецов. Барт исследовал близнецов для решения проблем умственной одаренности, но он (как и раньше Фрэнсис Гальтон) наблюдал у них случаи телепатии.

Подобные сведения представляют интерес как для общей теории психологии, так и для психологии творчества и личности, поскольку речь идет о самих первоосновах психики, о том, откуда берется психическое и как оно существует. Важнее всего то, что как и автор настоящих строк, вышеупомянутые исследователи пришли к мысли о существовании особого психического пространства. Мы полагаем, что исследование интуиции, сновидений и парасенсорных явлений приблизит нас к раскрытию фундаментального психофизического поля и механизмов его проявления с участием мозга.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное