Альберт Налчаджян.

Основы этнопсихологии



скачать книгу бесплатно

© Налчаджян А. А.

Предисловие

Этнические группы – важнейшая разновидность социальных групп, т. е. общностей людей. Известно, что исследованием взаимоотношений людей в социальных группах, механизмов их возникновения и развития, появления новых психических явлений в процессе этих взаимодействий занимается в наше время бурно развивающаяся наука – социальная психология. На стыке социальной психологии и ряда других наук, в первую очередь этнологии и психологии личности, формируется другая, чрезвычайно перспективная наука – этническая психология (этнопсихология).

Согласно социально-психологическим представлениям, когда формируется какая-либо группа людей, сохраняющая свое существование более или менее длительно (месяцы и годы), и если ее члены взаимодействуют достаточно часто, в ней возникают общие, групповые явления, совокупность которых образно можно назвать групповой психикой (но не психологией, так как этим словом обозначается наука о психике); социальная психология – это наука о психике групп, если говорить весьма абстрактно и упрощенно. Именно в этом смысле и следует понимать выражения “этническая психика” и “этническая психология”: этническая психология – наука, изучающая “этническую психику” или психический склад народа, этноса. Психический склад этноса включает все те черты, свойства и процессы, которые приобретаются этнической группой в ходе своего развития. Все эти понятия мы подробно разъясним на следующих страницах книги.

Перечислим ряд вопросов, на которые должны ответить представители этой сравнительно новой науки – этнопсихологии. Как возникают и формируются этнические группы и их высшая разновидность – нация? Какие этапы проходит процесс этногенеза? Чем отличаются друг от друга этнические группы и какие существуют сходства между ними? Какие типы людей, мужчин и женщин, встречаются в этносах и как они формируются? Почему между этносами возникают конфликты и какими способами они смягчаются? Что такое самосознание этноса и как оно выражается в межэтнических отношениях?

Этнопсихологических вопросов – великое множество. На значительную их часть мы попытаемся дать ответы в данной книге не только на основе собственных исследований и размышлений, но и опираясь на достижения мировой науки о жизни и взаимоотношениях этносов.

Особое внимание мы уделяем проблемам межэтнических отношений, национальных стереотипов и символов, этнозащитным механизмам, национальному самосознанию и его структуре, вопросам этноцентризма. Многие черты и тенденции этнической психики сохраняются и действуют вне сферы сознательного контроля личности, на подсознательном уровне, поэтому представляет интерес ответ на вопрос, каким образом на уровне индивидуальной и групповой психики взаимодействуют индивидуальное и общечеловеческое бессознательное.

Интересные мысли об этносах высказаны еще с древнейших времен. Один из самых первых авторов книг по этнопсихологии, Г. Шпет, справедливо писал, что “…Геродот, Ксенофонт, Цезарь, Тацит, Страбон, Плиний должны быть названы, по-видимому, среди первых источников этнической психологии.

Уже Гиппократ пробует связать особенности народных характеров с различиями климата и географических условий”[1]1
  Шпет Г. Г. Сочинения. М., 1989, с. 483.


[Закрыть]
. Но когда мы утверждаем, что этнопсихология является новой наукой, то имеем в виду, что начиная со второй половины 19-го и особенно в 20-м веке, психическая жизнь этносов и наций исследуется последовательно, на основе достижений психологии, социологии, этнографии и антропологии и с использованием современных научных методов. В прошедшие века подобные исследования попросту были бы невозможны. Всему свое время, и мы можем сказать, что наступила эра этнопсихологии.

Книга, которую вы начали читать, представляет собой одновременно научное исследование и вузовское пособие. Дело в том, что в настоящее время невозможно писать систематический курс этнопсихологии без предварительного осуществления самостоятельных исследований почти в каждой из ее областей, которые здесь представлены. Этнопсихологических данных немало, но они плохо систематизированы, а зачастую вовсе не связаны в единую систему знаний. Многие этнопсихологические явления совсем еще не исследованы. Существуют большие возможности творческой работы, создания новых концепций и единой этнопсихологической науки.

Хотя вряд ли в настоящее время возможно полное объединение этнопсихологических явлений с единых теоретических позиций, мы все же стремились произвести синтез возможно большего их количества в рамках общего подхода, называемого нами адаптивным. Смысл этого подхода состоит в том, что многие этнопсихологические механизмы и процессы служат целям адаптации индивидов и этнических групп к тем социальным и межэтническим условиям, в которых они существуют. Этот подход хорошо “работает” при рассмотрении таких явлений, как этнические конфликты, процессы и механизмы этнической самозащиты, национального характера, ассимиляции и других. Основные наши представления о социально-психологической адаптации индивидов и групп представлены в одной из наших предыдущих книг[2]2
  Налчаджян А. А. Социально-психическая адаптация личности: формы, механизмы и стратегии. Изд-во АН РА, Ереван, 1988.


[Закрыть]
. Идеи этой теории мы часто будем использовать на страницах данной “учебной монографии”. Мы увидим, до какой степени внутриэтнические и особенно межэтнические отношения проникнуты различными защитными процессами, работой таких механизмов, как атрибуция, проекция, сублимация, рационализация и другие. Эти механизмы помогают этносам и их отдельным представителям осуществлять психологическую самозащиту, создавать стереотипы, психологически подготавливать свои агрессивные действия против других этносов путем их дегуманизации и дискредитации.

При рассмотрении целого ряда проблем автор высказывает новые идеи и гипотезы, излагает результаты собственных исследований. Но в целом книга представляет собой попытку творческого синтеза результатов исследований многих и многих авторов, работавших и еще работающих в различных странах. Привлекаются идеи и сведения не только из собственно этнопсихологических, но и из других наук: исторических, социологических, антропологических, языковедческих, религиоведческих, философских и других работ.

Используются сведения о самых различных этносах, поскольку только таким путем можно создать этнопсихологию как науку об этнических группах. Но даже для понимания природы и исторической судьбы определенной нации или этноса требуется выйти за ее “пределы” и исследовать прошлое и настоящее других народов, их культуру и деяния.

Книга представляет собой попытку освещения ряда основных проблем современной этнопсихологии в их систематическом изложении. Ввиду обострения этнических конфликтов во многих регионах мира, в том числе на территории бывшего СССР, и протекания бурных этнических процессов, актуальность выпуска такого труда, надеемся, не вызовет сомнений у читателей. Мы стремились к тому, чтобы изложение было общедоступным и, вместе с тем, строго научным, поскольку книга предназначена не только для специалистов, но и для широкого круга читателей, в том числе студентов и аспирантов. Мы надеемся, что она будет использоваться в вузах в качестве основы для чтения спецкурсов по этнопсихологии.

Более подробно проблемы этнической самозащиты, характерологии и этногенеза рассматриваются в отдельных монографиях[3]3
  См.: Налчаджян А. А. Этнопсихологическая самозащита и агрессия. Ереван, “Огебан”, 2000; его же: Этническая характерология. Ереван, “Огебан”, 2001; его же: Этногенез и ассимиляция. Ереван, “Огебан”, 2002.


[Закрыть]
.

А. А. Налчаджян
Август 2002 г.

Часть I. Этнос, нация, этнопсихология

Глава 1. Этнические группы и задачи этнопсихологии
§ 1. Социальная группа и индивид

Иногда утверждают, и это можно услышать от многих вполне разумных людей, что нельзя о целой нации говорить, что она хорошая или плохая, честная или нечестная, агрессивная или добрая, полноценна или страдает комплексом неполноценности, умственно высоко– или слаборазвита и т. п. Главный аргумент рассуждающих таким образом людей сводится к тому, что в любой этнической группе встречаются как добрые, так и агрессивные, как умные, так и глупые, как честные, так и нечестные люди, и всякое обобщение в этой области недопустимо. Может показаться, что это действительно очень разумный и мощный аргумент и полностью соответствует реальностям жизни и нашему повседневному опыту. Мы в какой-то момент обезоружены и думаем, что, к примеру, агрессивность турка и его склонность к разбойному образу жизни – лишь черты, характерные для отдельных представителей этой нации, а в целом турецкая нация мало чем отличается от других наций. А может быть вообще не стоит исследовать психологию этносов и наций (высшей ступени развития этносов) и их психологические различия, и следовательно психология должна ограничиваться исследованием индивидов без учета их принадлежности к различным этническим группам?

Встречаясь с подобными рассуждениями, начинаешь ясно осознавать, какое существует большое различие между научным подходом к определенному явлению и его повседневным, дилетантским восприятием. Правда, и многие неспециалисты чувствуют, что между представителями разных наций и этнических групп есть какие-то различия, и все же проблемы этнической психологии можно решать лишь путем серьезных научных исследований.

А если это так, возникает вопрос: достижения какой науки следует принять за основу для успешного раскрытия психического склада, характера и других особенностей этнических групп и их представителей?

Вполне понятно, что в первую очередь это должна быть та наука, которая исследует взаимоотношения людей в социальных группах, поведение личности в присутствии и под воздействием других людей. Речь идет, прежде всего, о социальной психологии, основной и интенсивно развивающейся науке, которая исследует межличностные отношения в социальных группах, а также взаимоотношения самих социальных групп. Почти по всем вопросам, которые обсуждаются в этой книге, наш подход – личностный и социально – психологический, хотя мы будем широко опираться на данные других наук – социологии, этнологии, антропологии (физической и культурной), языкознания, психолингвистики, истории и ряда других. Поэтому начнем наше обсуждение с ознакомления с некоторыми категориями социальной психологии.

А. Социальная группа. – Сообщество людей, состоящее из двух или большего числа индивидов, объединенных на основе некоторых общих признаков и целей, называют социальной группой. В процессе следования этим общим целям между членами группы возникают определенные отношения. Группа создается для достижения таких целей, которых в одиночку добиться невозможно. Для достижения этих общих целей члены группы организуют совместную деятельность, общаются, взаимодействуют, вследствие чего группа, как целостность, приобретает такие общегрупповые качественно новые черты, которые невозможно полностью свести к особенностям составляющих ее личностей. Существуют собственно групповые качества и черты. Со временем группа, состоящая из определенного числа людей, становится как бы своеобразной психологической целостностью, психической сущностью (“существом”), обладающим системой своеобразных свойств. Сочетание этих свойств, их неповторимый комплекс, создает своеобразный “дух” социальной группы, которым каждая из них отличается от других[4]4
  Из множества работ о социальных группах и “групповой динамике” см. следующие: Шибутани Т. Социальная психология. М., “Прогресс”, 1969; Петровский А. В., Шпалинский В. В. Социальная психология коллектива. М. “Просвещение”, 1978; Робер М.—А., Ф. Тильман, Психология индивида и группы. М. “Прогресс”, 1988; Десев Л. Психология малых групп. М., 1979; Щепански Я. Элементарные понятия социологии. М. 1969; Майерс Дэвид, Социальная психология. Изд-во “Питер”, Санкт-Петербург” и др., 1997; Baron R. A. and D. Byrne, Social Psychology. Understanding Human Interaction. 2nd ed., Boston etc., 1977; Austin W. G. and Worchel S. (Eds.) The Social Psychology of Intergroup Relations. Monterey (Calif), 1979; Shaw M., Group Dynamics. New York, 1966, и др.


[Закрыть]
.

Например, психологи говорят, что некоторые группы являются экстравертными, т. е. направленными “во вне”, на внешний социальный и природный мир. Они отличаются главным образом внешней активностью, в то время как противоположный тип – интровертированные группы, отличаются противоположными свойствами: замкнуты (т. е. устанавливают мало межгрупповых отношений и связей), удовлетворяются преимущественно внутригрупповым общением, преследуют главным образом узко-групповые цели. Экстраверсия, как направленность на внешний мир, интроверсия – направленность “во внутрь” – являются также индивидуально-личностными свойствами, но на уровне группы приобретают качественно новые, синтетические особенности.

Люди живут, взаимодействуют и играют свои роли в социальных группах – семьях, трудовых коллективах, учебных группах, общественных и политических организациях, сообществах друзей, соседей и т. п. Группами являются также этнические сообщества (этносы). Во всем мире число социальных групп достигает нескольких десятков и сотен миллионов. Индивид после своего рождения оказывается в обществе, в составе его социальных групп, и все его дальнейшее развитие протекает во внутригрупповых и межгрупповых взаимодействиях. Значение наследственных факторов огромно, однако не менее важно для понимания личности знание ее социальных групп. Когда говорят, что человек – общественное существо, или что каждый – дитя своего века, то имеют в виду следующее: личность, как неповторимое сочетание многих психических свойств и установок, как система качеств, как особый характер, формируется в больших и малых, этнических и трудовых, профессиональных и других группах, членом которых становится на различных этапах своего развития.

Б. Референтная группа. – Для формирования личности особенно важны те социальные группы, которые в научной литературе получили название референтных[5]5
  Название “референтная группа” возникло из английского слова “refer”, что означает относиться, устанавливать отношение. Основу теории референтных групп в социологии и социальной психологии положил американец Г. Хаймен. См.: Hymen H. H., The psychology of status. “Archives of Psychology”, 1942, 269.


[Закрыть]
. Это наиболее важные и значимые для личности социальные группы, ценности и нормы которых она учитывает каждый раз, когда стоит перед необходимостью принятия ответственного решения и выбора новой линии поведения.

Со временем система ценностей референтной группы, ее “культура”, становятся внутренними содержаниями личности и начинают участвовать в саморегуляции ее поведения. Внешний социальный контроль над личностью в ходе ее становления как члена общества, т. е. в процессе социализации, превращается во внутренний контроль (самоконтроль). Последний по своей природе тоже явление социальное, но оно приобрело уже более тонкие формы и в значительной степени осуществляется на подсознательном уровне, “латентно”.

Для многих индивидов референтной группой является семья: в разных ситуациях жизни, принимая важные решения, желая ориентироваться в социальной обстановке и в своих взаимоотношениях с другими людьми, мы вспоминаем свою семью, ее наиболее уважаемых нами членов: что бы они посоветовали, как бы оценили наше поведение в зависимости от принятия нами того или иного решения. Референтной социальной группой для многих является вся нация, та этногруппа, к которой они принадлежат от рождения. При решении многих задач своей личной жизни, особенно касающихся взаимоотношений с представителями других этносов, мы сознательно или подсознательно учитываем возможные реакции людей своего этноса, ожидаемые от них оценки. Например, когда молодой мужчина стоит перед необходимостью выбрать одну из двух девушек в качестве своей будущей жены, одна из которых из “чужого” этноса, то, кроме учета своих чувств и других личных мотивов, он пытается также предвидеть: “а что скажут люди?”, – в первую очередь имея в виду представителей своей нации. Что они скажут, если узнают, что он женился на девушке другой нации? В процессе внутрипсихического обсуждения этой задачи (собственно – внутреннего конфликта) он может думать о своей нации или в общих понятиях, как о сообществе, “мы”, или вполне конкретно, вспоминая такую подгруппу этноса, как свою семью или группу близких друзей, или просто отдельных лиц.

Нация – большая социальная группа, обычно состоящая из многих тысяч и миллионов людей, и никто не может лично знать всех членов этой этнической группы. Поэтому воздействие нации на образ мышления и поведение человека выражается в форме воздействия отдельных лиц, небольших социальных групп, этнической культуры (в первую очередь языка), обычаев и нравов. Поскольку значительная часть культуры данной нации доступна, например, живопись, архитектура и т. п., восприятию представителей других этносов, а другая часть становится доступной благодаря переводам художественной, философской, научной и другой литературы, то личность может формироваться под воздействием культуры и психологического склада своего народа, если даже не владеет его языком. Главное, чтобы он считал себя представителем данного этноса, знал его историю и культуру. Естественно, что в этих случаях он не может быть типичным, характерным представителем своего этноса, поскольку, чтобы быть им, он должен свободно владеть своим национальным языком (который должен быть для него также родным, материнским), должен знать основные национальные традиции, историю и характерные особенности принятых в этой среде межличностных отношений. Он должен быть этнофором – носителем основных этнических черт.

Имея в виду данное обстоятельство, мы здесь, пока в общей форме, можем сказать, что существуют различные уровни социально-психологической идентификации индивида со своей этнической группой. Это обусловлено тем, что для разных представителей одной и той же нации она обладает неодинаковыми степенями референтности: для одного индивида своя этническая группа более значима, чем для другого. Не исключено также существование людей (это так называемые космополиты), для которых родившая их нация не обладает какими-либо преимуществами перед другими. В целом проблему этнического предпочтения и идентификации полезно рассматривать на основе теории референтных социальных групп.

Наконец, можно также утверждать, что есть люди, для которых своя этническая группа является носителем отрицательной референтности: “Вот каким человеком нельзя быть” – может подумать данный индивид, имея в виду представителей своего народа. В подобных случаях мы имеем дело с отчуждением индивида от своего этноса. В последних двух случаях люди легко, без заметных внутренних конфликтов, могут покинуть свою этническую среду и попытаться жить в другом месте, в обществе более референтных для себя этносов. Все эти явления требуют пристального внимания этнопсихологов и мы еще вернемся к ним в последующих главах книги.

Читатель вправе заметить нам, что мы уже не раз употребили понятия “этническая группа”, “этнос”, “нация” и другие, но без более или менее точного определения. Мы воспользовались тем, что каждый из нас интуитивно понимает смысл этих терминов, т. е. те понятия, которые ими обозначаются. Однако для научного обсуждения проблем этнопсихологии нам надо иметь более точные их характеристики. К этому мы и переходим.

§ 2. Этническая группа

Основные понятия и термины этнологии, этнопсихологии и этносоциологии широко обсуждаются в научной литературе, на научных конференциях и даже в популярной печати. Важность разработанной терминологии для такой пограничной науки, как этнопсихология, не вызывает сомнений. Здесь мы вкратце рассмотрим основные и наиболее устоявшиеся термины, поскольку без этого корректное рассмотрение этнопсихологических проблем просто невозможно. Подлежат рассмотрению следующие основные понятия: этнос (или этническая группа, этническая общность), этничность, народ, нация, суперэтнос и некоторые другие.

А. Что такое этнос. – Приведем здесь наиболее общую характеристику этноса или этнической группы, имея в виду, что не все его разновидности обладают всеми признаками (маркерами), которые будут ниже перечислены.

Этнос – специфический вид социальной группы, возникающий в результате естественноисторического процесса. Этносы характеризуются нижеследующими основными чертами[6]6
  См.: Бромлей Ю. В. Очерки теории этноса. М., “Наука”, 1983, с. 16–17. Гумилев Л. Н. Биосфера и импульсы сознания. Журнал “Природа”, 1978, ?12, ц. 97–98; Гумилев Л. Н. Этногенез и биосфера земли. Лен., 1989 и др.


[Закрыть]
, только совокупность которых позволяет определить этнос как особое явление. Взятые в отдельности, эти признаки не являются этнодифференцирующими:

1) Имеют общее биологическое происхождение или, во всяком случае, все его взрослые, сознательные члены полагают и верят, что произошли от общих предков. Такое представление очень важно как для самих членов группы, так и для других людей, воспринимающих и характеризующих эту группу[7]7
  Более подробно психобиологические основы этногенеза мы обсуждаем в специальной монографии, которая, как мы надеемся, вскоре увидит свет.


[Закрыть]
. Более того, Макс Вебер считал этническими именно те группы, члены которых верят в свое общее происхождение. При этом они исходят или из физического сходства, или из сходства традиций, или как из того, так и из другого одновременно. Члены таких групп имеют воспоминания о колонизации или миграции, и такая память важна для продолжения общинной жизни даже без родственных связей[8]8
  См.: Weber Max, Ethnic Groups. In: Theoriеs of Society (Ed. by Talcot Parsons et al.). Glencoе (Ill.): Free Press, 1961; Horowitz D. L. Ethnic Groups in Conflict. Univ. of Calif Press, Berkley a. o., 1985, p. 53.


[Закрыть]
.

2) Обладают общей территорией, на которой протекает хозяйственная и культурная деятельность этнического сообщества. Следует иметь в виду, что территория, на которой сформировался этнос (т. е. происходили первоначальные этапы его этногенеза), может не совпадать с современной территорией его проживания. Например, турки как этническая группа возникли на территории современного Алтайского края РФ и Средней Азии, но их этногенез, особенно процесс превращения в нацию, был продолжен в Малой Азии, которую в течении веков они завоевывали у греков, армян и других коренных народов – настоящих хозяев этих земель. Иногда территория первоначального этногенеза считается родиной данного этноса, в других случаях родиной становится завоеванная территория, на которой уже прожили несколько поколений. Конечно, это при условии, что старых хозяев уже нет (они истреблены, изгнаны или ассимилированы доминирующим этносом).

Общность территории позволяет людям тесно общаться, заключать браки, обеспечить свое воспроизводство, создать хозяйство и культуру. Психический склад этноса тесно связан с территорией, с ландшафтом. Самосознание этноса тоже возникает на основе общей территории, чувства первичного запечатления и родины. Только в том случае, если этнос имел возможность долгосрочного обладания своей территорией (“почвой”), его раздробление еще может не означать уничтожения этноса. Отдельные группы такого психологически крепкого этноса, живя в разных странах, долгое время сохраняют свою этническую идентичность, язык, другие общие элементы и блоки культуры. Примеры: евреи, армяне, китайцы и другие этнические группы в разных странах мира.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное