Альберт Налчаджян.

Агрессивность человека. Том 1. Агрессивность и психическая самозащита личности



скачать книгу бесплатно

Следует иметь в виду, что во многих случаях свою ненависть и агрессивные действия человек осознает, но лежащую в их основе социальную установку – зависть – не осознает, поскольку она подавляется и(или) вытесняется. Подсознательная зависть требует особенно тщательного изучения. Она, по нашему мнению, внешне преодолевается с помощью защитных механизмов, в первую очередь – вытеснения, подавления и рационализации, так как является мощным фрустратором для собственной я-концепции личности. Осознать свою зависть к другому – это означает признать свое отставание, неполноценность, недееспособность и т. п. Это приводит к образованию комплекса неполноценности, который, в свою очередь, усиливает зависть, порождает постоянную готовность к переживанию чувства зависти. Против осознания таких знаний выступают мощные защитные силы личности.

Для тех, кто хотел бы заниматься дальнейшей разработкой психологической теории зависти, мы бы предложили исследовать разновидности зависти, взаимосвязи зависть-вытеснение, зависть-рационализация, зависть-проекция, зависть-ревность, а также патологические последствия зависти в жизни тех, кто очень часто завидует. Зависть связана с самоуважением, с уровнем притязаний, с соотношением успехов и неудач и с их субъективными оценками. Враждебность является компонентом зависти (как сложного чувства), а агрессия – одним из ее последствий. Важна проблема рационализации (оправдания, обоснования, мотивировки) и сублимации зависти, особенно ее враждебных компонентов.

Д. Тревога, страх и агрессия

У тревожных людей порог толерантности к фрустраторам ниже, чем у нетревожных и малотревожных индивидов. Тревожные личности приходят в гневливое состояние под влиянием более слабых фрустраторов[11]11
  См.:Bowlby John. Separation. Anxiety and Anger. Basic Books.New York, 1979.


[Закрыть]
. Поскольку тревожность имеет наследственные основы, следует предположить, что существуют связи между наследственностью и агрессивностью. Это, впрочем, доказывается, как мы увидим, и другими путями. Обнаружено также, что у интровертных более высокий уровень тревожности. Это означает, что они должны испытывать интенсивные чувства враждебности и ненависти, психологической готовности к агрессивным действиям. Но поскольку представители этого типа подавляют свою активную агрессивность, они должны переживать острые и длительные внутренние конфликты.

Страх возникает в условиях опасности или ее угрозы в будущем. Эта эмоция возникает и тогда, когда отсутствует какое-либо условие, необходимое для безопасности человека. Например, ребенок переживает страх при отсутствии матери, гаранта его безопасности. Есть и целый ряд других условий возникновения страха, которые подробно описываются в литературе

в" id="a_idm140311676194416" class="footnote">[12]12
  Обзор этой литературы см. в упомянутой книге К. Изарда (гл.14).


[Закрыть]
. Встречаются также случаи беспредметного страха. Мы предполагаем, что все переживали страх и интуитивно понимают, о чем идет речь.

Здесь же нас интересует одна проблема: каким образом взаимосвязаны страх и агрессия? Отметим, во-первых, что страх, как и агрессия, наряду с другими функциями, имеет и следующую: он является важным психозащитным механизмом личности. Эта особенность объединяет страх и агрессию. А поскольку функционально они сходны, можно предположить существование между ними более глубоких взаимосвязей. К сожалению, эта проблема никогда серьезно не рассматривалась. Так, в обширной книге К. Изарда “Эмоции человека”, где вся 14-я глава посвящена страху и тревоге, рассматриваются связи страха со многими другими эмоциями и познавательными процессами, а вот связи с агрессией и враждебностью не обсуждаются.

Мы считаем, что страх может вызвать гнев и враждебность, а это уже такие эмоции, которые мотивируют агрессивные действия. Дело в том, что страх вызывается при наличии реальной угрозы для жизни и других важных ценностей человека, или в результате предвосхищения такой угрозы. Это значит, что переживающий страх человек фрустрирован. Но если есть фрустрация, одним из обычных ответов на нее будет агрессия. Причем человек в состоянии страха и ужаса (сильнейшего страха) может предпринимать превентивные действия против реальных или воображаемых агрессоров. В таких случаях часто происходит замещение объекта агрессии и поиск козлов отпущения. Поэтому страх является социально вредной эмоцией: вызывая агрессию, он может привести к несправедливым действиям, например, к наказанию невиновных и беззащитных людей, к разрушительным действиям. По-видимому, среди агрессоров-садистов много трусливых людей.

Е. Агрессия и личная дружба

Здесь мы ограничимся обсуждением еще одного вопроса, касающегося связей агрессии с другими чувствами. Вопрос этот в психологии поднял К. Лоренц, известный этолог, но его исследование, насколько нам известно, не имело серьезного продолжения. Отметив, что большое стадо, образованное из многих безымянных индивидов, и личная дружба, несовместимы, К. Лоренц затем утверждает: личная дружба всегда сочетается с агрессией. «Нам неизвестно хотя бы одно животное, – писал он, – который был бы способен на личную дружбу и был бы лишен агрессии»[13]13
  Lorenz K. On aggression,New York,Harcourt, Brace and World, 1966, p. 142.


[Закрыть]
.

Есть животные, которые агрессивны только в фазе воспроизводства (сезонно), а в остальное время лишены агрессивности и составляют стада или стаи. Когда такие существа образуют индивидуальные связи, то последние быстро разрушаются, по мнению К. Лоренца, из-за отсутствия или слабости агрессивности индивидов. По этой причине брачные пары аистов, целого ряда видов рыб и птиц не сохраняются, они распадаются, как только формируются анонимные стада (стаи) для миграции.

Но здесь существует проблема: а почему неагрессивные индивиды одного вида не могут дружить? Не является ли дружба способом или возможностью выражения, разрядки агрессивности? Не является ли дружба, а может быть и любовь, возможностью преобразования и сублимации агрессивных импульсов? Здесь есть что исследовать.

Ж. Напористость и агрессия

Считать поведение человека агрессивным, или нет – не всегда легко лишь по его внешним признакам. Существует еще одна форма поведения, которую легко путать с агрессивным поведением. Речь идет о напористости человека.

Так, если человек действует самоуверенно, энергично и без устали стремится к достижению своей цели, т. е. проявляет напористость, не боится соперничества, то легко придти к выводу, будто он действует агрессивно. Но это не всегда так. Может существовать и действительно встречается агрессивная напористость: это тот случай, когда человек неуклонно идет к своей цели не гнушаясь нарушения прав других, сметая со своего пути противников и других людей, воспринимаемых в качестве преград, фрустраторов и угроз.

Но, по-видимому, не все случаи самоуверенной, энергичной и целенаправленной деятельности являются агрессивными. Например, был ли Альберт Эйнштейн напористым человеком? Безусловно! Однако считать его агрессивным человеком, а его деятельность – агрессивной, вряд ли правомерно.

Но встречается немало случаев, например, в среде бизнесменов, когда люди специально наносят друг другу вред для достижения собственных целей. Это уже агрессивное поведение.

§ 2. Агрессивность, деструкция и вандализм
А. Агрессивность

Агрессия, как мы видели, есть действие или ряд взаимосвязанных действий, направленных на определенный объект. Она есть выражение определенных внутренних мотивов, чувств и актуальных эмоциональных состояний.

Агрессивность – это уже черта характера личности. Ее можно определить как устойчивую установку, позицию, готовностью к совершению агрессивных действий. Разные люди имеют различные уровни агрессивности. Это означает следующее: если предположить, что все люди злые, то уровень злобности у них различны и по этому признаку их можно даже классифицировать.

Здесь нам помогут аналогии. Так, мы говорим об истерической личности (характере) и истерических реакциях, о шизофреническом характере и шизофренических реакциях и т. п. Агрессивность, в смысле агрессивного характера, выражается в агрессивных действиях, в недовольстве, недоброжелательности и т. п. Правда, следует иметь в виду, что агрессивность личности – не весь ее характер, а только ведущий комплекс в характере некоторых людей. Психика здорового человека отвечает на воздействия внешней среды не только агрессией, но и различными другими действиями и реакциями – дружескими жестами и действиями, самозащитой, уступками и бегством, целым рядом познавательных процессов. Но если характер человека крайне агрессивный, эти остальные нормальные возможности сильно сужаются: такие люди ведут себя агрессивно даже в таких ситуациях, где агрессия – неадекватный и вредный ответ.

Агрессивность, по-видимому, является результатом обобщения (генерализации) агрессивных действий. Например, если агрессивные действия ребенка в определенной ситуации поощрялись, то в дальнейшем он может, уже без новых поощрений, совершить агрессивные действия не только в сходных, но и в новых ситуациях. Это явление уже стало предметом конкретных исследований[14]14
  См., например: Horton L.E. Generalization of aggressive behavior in adolescent delinquent boys. “Journal of Applied Behavior Analysis”, 1970, 3, Pp.205–213.


[Закрыть]
.

В представленном выше смысле агрессивность, как обобщенная установка личности, вряд ли можно считать инстинктивной или прирожденной. Наследуется, видимо, общая агрессивная тенденция, которая проявляется и связывается с объектом тогда, когда на пути человека к цели появляются препятствия и вообще неприятности. Это прирожденная защитная тенденция человека.

Хотя агрессивность индивида – более или менее устойчивая черта характера, все же в различные периоды его бодрствующей жизни она меняется под влиянием внутренних мотивов и психофизиологических факторов, а также внешних воздействий. Так, когда в поле зрения человека появляется враг, то можно предположить, что его агрессивность должна усиливаться по сравнению с той ситуацией, когда он не видит для себя никаких непосредственных угроз. О возможности таких колебаний агрессивности человека свидетельствуют опыты с просмотром эротических агрессивных фильмов: под их влиянием человек становится более агрессивным и совершает более разрушительные насильственные действия, чем без этих восприятий. Об этом у нас речь пойдет на последующих страницах, когда мы рассмотрим влияние внешних факторов на агрессивное поведение людей.

Кроме агрессивности индивидов следует говорить также об агрессивности социальных групп. В свое время французский социолог Гюстав Лебон и другие исследователи (социологи, психологи и криминологи 19-го века) уже говорили об агрессивности толпы. Можно говорить также о различных уровнях агрессивности этнических групп и наций, которая обусловлена уровнем агрессивности их членов, в первую очередь лидеров, а также агрессивностью той идеологии, которой эти лидеры руководствуются. Можно предположить, например, что немцы как нация были более агрессивными во времена правления Адольфа Гитлера, чем они являются в наши дни, например, в годы правления Гельмута Коля или Герхардта Шрёдера.

Мы, конечно, интуитивно понимаем, что как индивиды, так и социальные группы имеют различные уровни агрессивности. Но как этот уровень измерить? По-видимому, одним из самых надежных способов является измерение частоты и интенсивности агрессивных действий в условиях отсутствия фрустраций и стрессов или при их одинаковом уровне, когда сравнивается агрессивность различных индивидов и групп. При обсуждении разновидностей агрессии мы увидим, что у многих в течение жизни образуется такой устойчивый и достаточно высокий уровень агрессивности, что специалисты говорят о наличии в них “свободно плавающего гнева”, т. е. агрессивности. По-видимому, будет правильнее говорить о “свободно плавающей агрессивности”, поскольку гнев – только одна из эмоций, составляющих, как мы видели, более сложный комплекс – агрессивность. В такой комплекс входит ряд познавательных и эмоциональных компонентов: мотивы, представления и оценки, устойчивые чувства, и, при его актуализации, также ряд специфических эмоций. Последние составляют то, что называют “враждебным комплексом”.

Именно наличие у человека агрессивности, как психического качества, было, по-видимому, причиной того, что многие мыслители (в древности – историки, политические деятели и философы, а в наши дни – представители науки, на основе опытных данных), считали природу человека злым и агрессивным. Из современных мыслителей достаточно вспомнить З. Фрейда, К. Лоренца, Арнольда Тойнби и многих других.

Б. Агрессивная личность

Прежде чем идти дальше и обсуждать социально-психологические аспекты проблемы агрессии, полезно дать краткое описание агрессивной личности. В последующих главах этот психологический портрет будет дополняться все новыми чертами.

Агрессивность человека – сложное психофизиологическое явление. Есть индивидуальные различия в том, как реагируют люди на социальные и физико-химические воздействия среды, как они спят, как общаются и т. п. Здесь мы дадим общую картину агрессивной личности, в значительной мере опираясь на материал, изложенный в трудах Г. Айзенка. В последующем мы рассмотрим также взгляды Точа, Берковица и других современных психологов.

Не все люди одинаково реагируют на психотропные вещества. Д. Хилл показал, что люди, чувствительные к стимулирующим лекарствам, отличаются следующими чертами: они агрессивны, у них преобладает общая враждебная тенденция в межличностных отношениях, которая дает о себе знать уже при воздействии слабых фрустраторов.

Самыми чувствительными оказываются именно те люди, которые способны на теплые личные отношения, но постоянно разрушают свои уже установившиеся связи в семье, на работе и в обществе друзей своими импульсивными всплесками, раздражительностью, мелкими актами насилия и нетерпимостью к другим людям. У таких людей чувство ответственности развито слабо, у них налицо тенденция к нарушению моральных норм и установок общества.

Эти люди спят достаточно глубоким сном. В годы детства они страдают энурезом (ночным недержанием мочи), который в дальнейшем исчезает. Их сексуальные влечения чрезмерны или в этом отношении они болезненно раздражительны. Электроэнцефалограмма (ЭЭГ) мозга у таких людей часто остается незрелой (детской) всю жизнь.

Среди таких людей есть алкоголики. У них сохраняется привычка грызть ногти даже в годы взрослости, склонность к внешне немотивированным мелким кражам. Они способны на акты поджога и саботажа, особенно в подростковом возрасте. Действительно, многие авторы сообщают, что в группе малолетних правонарушителей и взрослых преступников индивидов, страдающих энурезом, значительно (около 2,5 %) больше, чем среди остальных людей[15]15
  См.: Eysenck H.J. Fact and Fiction in Psychology, Pp. 285–286.


[Закрыть]
.

Агрессивным людям свойственна жажда новых стимулов, они постоянно переживают сенсорный голод. Сюда входит и постоянное сексуальное желание. Однако у таких людей, если они женаты, количество койтусов (половых актов с супругой, супругом) не очень превышает соответствующее количество у других людей. Но они все время заняты проблемами секса, раздражительны и ощущают «сексуальное щекотанье». И поэтому, получая отказ, они переживают фрустрацию, считая, что лишились чего-то ценного. Вследствие этого в семье могут быть конфликты и несовместимость супругов. После приема стимулирующих средств либидо у них значительно ослабляется. Сексуальная активность понижается. Более слабыми становятся агрессивность и сенсорный голод.

Крайние формы поведения агрессивной личности – убийство или самоубийство. Широко распространенная точка зрения, согласно которой люди, совершающие эти крайние формы поведения, всегда психически ненормальны, не соответствует действительности. В частности, исследования психиатра Амбрумовой показали, что среди самоубийц психотики составляют не более 30 %.

Точку зрения, согласно которой убийство и самоубийство – поступки психически больных людей, обычно аргументируют следующим образом: считая соотношение положительного (приятного) и отрицательного (неприятного), здоровый человек должен был бы отказаться от этих крайних форм выражения своей агрессивности. Однако такой подход с позиции принципа удовольствия (гедонизма) примитивен, поскольку законы психической активности человека намного тоньше и сложнее, чем думают.

Дело в том, что даже психически самый здоровый человек никогда не сидит за подсчетом баланса приятного и неприятного. Люди обычно действуют спонтанно и их поведение определяется многочисленными внутренними и внешними факторами, в том числе тем, как сочетаются в их психике черты интроверсии и экстраверсии с невротизмом (т. е. высокой эмоциональностью). Эти сочетания, например, сочетание у невротиков интроверсии и невротизма, порождают неконтролируемые импульсы. Когда импульсивность таких людей подавляется и они фрустрируются, они переживают психическое состояние агрессивности. Еще более опасна агрессивность тех людей, у которых экстраверсия, т. е. склонность преимущественно к внешней активности и общению, сочетается с высокой эмоциональностью. Мы считаем, что большинство агрессивных людей принадлежит этой категории. Многие преступники, совершившие насильственные преступления, как показал Г. Айзенк, принадлежат к этой категории людей.

§ 3.Принуждение и насилие (о неагрессивном принуждении)

Всегда ли принуждение является насилием, т. е. агрессией, применяемой против воли другого человека? Мы считаем, что неадекватный ответ на данный вопрос приводит к недоразумениям, поэтому должны заняться его обсуждением.

Приведем пример. Отец принуждает больного сына пить противное на вкус лекарство. Тот сопротивляется (это проявление его воли и протеста), но отец принуждает его принять лекарство и, в конце концов, добивается своей цели. Являются ли его действия агрессивными? Применил ли он насилие? Принуждение, безусловно, имело место, но насилие?

Мы думаем, что поведение такого отца нельзя считать агрессивным, если иметь в виду психологическое определение агрессии и насилия как желания причинить вред другому человеку и реальное нанесение такого вреда. Более того, отец больного мальчика хотел блага своему сыну. Поэтому его действия можно даже считать по своему характеру противоположными агрессии и насилию.

Принуждение – это во многих случаях такое «насилие», цель которого – благо, польза объекта такого социального воздействия. Правда, в обычной речи «принуждать» означает «заставлять» другого делать что-либо против своей воли, т. е. имеет смысл насилия. Но какой-то термин следует придумать для обозначения той разновидности принуждения, целью которого является благо объекта принуждения. Принуждая человека (заставляя его) принимать лекарство и спасая его жизнь, отец, мать или врач могут совершить такие действия, которые внешне выглядят как агрессивные, насильственные. Но их мотивация иная: или полностью неагрессивная, или же смешанная.

Дело, как мы видим, сложное. На этапе принуждения и покорности действия родителя могут даже причинить сыну боль и квалифицироваться как агрессивные. Точно так же врач или медсестра делают уколы, которые болезненны и даже наносят некоторые повреждения телу больного. Но такая агрессия необходима как предпосылка для следующего этапа – впрыскивания лекарства и лечения организма. Если бы медсестра лишь уколола человека, она была бы только агрессором.

Поэтому цели реальных действий могут быть многообразными, мотивация – сложной, одновременно агрессивной и неагрессивной, даже гуманистической. Только при таком подходе мы поймем смысл действий хирурга, стоматолога и других представителей медицины. Принуждение, по-видимому, является более широкой категорией, таким способом социального воздействия, который имеет свои агрессивные варианты и разновидности.

Деструктивность или разрушительность мы понимаем как более высокий уровень агрессивности и ее выражение в таких действиях, целью которых является разрушение, уничтожение других людей или фрустраторов. Если обычные, умеренные формы агрессии имеют своей целью лишь подавление, отвлечение, устранение препятствия с дороги для продолжения своей целенаправленной деятельности, то при деструктивности враждебность так сильна, что агрессор стремится обязательно уничтожить противника. За деструктивными действиями – если они не являются только подражанием социальным моделям – стоят сверхсильные агрессивные мотивы и агрессивность как обобщенная установка.

Поэтому следует различать деструкцию (разрушение) и деструктивность (разрушительность). Деструкция есть крайняя форма агрессивных действий, агрессивного поведения, а деструктивность – крайнее состояние агрессивности и жестокости, специальная склонность человека или групп к разрушению ценностей и уничтожению людей. Деструктивность и деструкция направлены на разрушение предметов, людей, даже целых социальных и этнических групп. Как справедливо отметил Э. Фромм, деструктивность и жестокость – специфически человеческие явления, они вызывают у таких людей чувство наслаждения. Они отсутствуют у многих млекопитающих, филогенетически не запрограммированы и не являются адаптивными[16]16
  Fromm E. The Anatomy of Human Destructiveness. Henry Holt and Co., New York, 1992, p.25.


[Закрыть]
. Подобные действия нередко бесцельны и не способствуют адаптации человека к условиям своего существования.

Агрессия имеет тенденцию переходить в деструкцию, когда сопротивление объектов агрессии (жертв) усиливается. Если агрессивный человек стремится лишь подавить противника, делать его недееспособным и подчинить своей воле, то деструктивный человек, встречая сопротивление, не удовлетворяется поражением противника и его подчинением: он уничтожает его. Границу между нанесением поражения и уничтожением не всегда возможно четко различить. Иногда временно подавляют противника для того, чтобы затем уничтожить. Подавление может быть только первым этапом уничтожения. Как показывает широкий опыт турок и немцев, геноцид подготавливается в целом по этой схеме.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10