Альберт Налчаджян.

Агрессивность человека. Том 2. Социальная и этническая психология агрессии



скачать книгу бесплатно

Каждая адаптивная стратегия – наступление, уход или дальнейшее пребывание в ситуации и приспособление к ней – сложное психологическое образование. Ее можно охарактеризовать в качестве сочетания комплекса адаптивных механизмов с установкой его использования в типичных проблемных ситуациях. Поэтому смена стратегий есть не просто переход от одних поведенческих реакций к другим, а скорее всего переход от одной сложной психологической системы к другой. Например, в агрессивную адаптивную стратегию входят не только насильственные физические действия, но и словесная агрессия, рационализации, атрибуции и другие защитные механизмы, действующие для обеспечения психологически комфортного состояния человека. Если выбирается стратегия ухода, то часто такой выбор требует оправдания, самооправдания с участием рационализаций; он нередко вызывает у личности когнитивный диссонанс, активизирует различные его гетеро– и автоатрибуции и т. п.

В свете всего сказанного должно быть понятно, что современные экспериментальные исследования агрессии, возникающей под воздействием отдельных факторов среды, пока что не являются комплексными и глубокими, хотя такая тенденция уже наблюдается[17]17
  См.: Крейхи Б. Социальная психология агрессии. СПб-М., 2003.


[Закрыть]
. Мы надеемся, что высказанные выше соображения приведут к организации новых эмпирических исследований. Только подобные более глубокие и реалистические исследования позволят устранить те несоответствия, которые обнаруживаются между результатами лабораторных исследований и наблюдениями за ходом естественного поведения людей.

Примечательно, что не только жара, но и другие неприятные ситуации и стимулы (холод, скверные запахи и т. п.) вначале вызывают агрессивное поведение, а затем, по мере роста их интенсивности – стремление уйти из ситуации. Агрессия – активная форма адаптации, выражение желания изменить обстановку, но когда она неэффективна, человеком принимается решение об уходе.

Нелишне напомнить следующую аналогию: когда социально-психологическая и политическая обстановка в стране ухудшается, люди активизируются и стремятся в наступательном духе решать свои проблемы. Но по мере еще большего ухудшения ситуации, когда наступательная стратегия не помогает, происходит ее смена на бегство, эмиграцию и другие стратегии. Такая смена адаптивной стратегии – результат довольно сложных внутренних изменений личности.

§ 3. Подстрекательство третьей стороны как усиливающий агрессию фактор
А. Имплицитное одобрение

Агрессивные действия людей обычно совершаются в социальных контекстах, то есть в присутствии людей: посредников, зрителей и т. п. Например, во времена этнических конфликтов очень часто появляются посредники.

Во время спортивных соревнований посредниками между соперничающими сторонами являются судьи, частично – зрители. Например, болельщики каждой команды могут активно поддерживать ее и подстрекать на совершение агрессивных действий. Когда кто-либо собирается в публичном месте совершить самоубийство, толпа может поощрять его или постараться препятствовать его действиям[18]18
  См.: Milgram S. Obedience to authority. New York: Harper and Row, 1974; Милграм С. Эксперимент в социальной психологии. СПб, “Питер”, 2000.


[Закрыть]
. Такие подстрекательские, провокационные действия, безусловно, оказывают влияние на поведение людей, на частоту и интенсивность их агрессивных поступков. Роль подстрекателей очень четко показана в экспериментальных исследованиях.

Во время известных исследований Стэнли Милграма выяснилось, что те испытуемые чаще и интенсивнее наказывают других, кого экспериментатор подстрекал на подобные действия. Эти результаты широко известны и еще будут обсуждаться на страницах настоящей книги.

Оказалось, что на уровень интенсивности агрессивных действий людей оказывает влияние присутствие наблюдателей, но, что еще важнее, пол присутствующих. Так, Ричард Борден показал, что во время обычного эксперимента с применением электрических ударов за испытуемыми наблюдали в одном случае мужчины, а в другом – женщины. Испытуемые мужчины, находящиеся под наблюдением мужчин, проявили значительно более высокий уровень агрессивности, чем те, за которыми наблюдали женщины. После ухода мужчин степень агрессивности испытуемых-мужчин заметно упал, тогда как уход женщин не оказал влияния на их агрессивность. Чем обусловлены такие результаты? Р. Борден предполагает, что существующие в обществе нормы подспудно (имплицитно) оказывают влияние на поведение людей: мужчины одобряют агрессивное поведение, тогда как женщины осуждают его[19]19
  См.: Borden R.J. Witnessed aggression: Influence of an observer’s sex and values on aggressive responding.-“Journal of Personality and Social Psychology”, 31, 1975, Pp.567–573; Borden R.J. Audience influence. – In: P.B.Paulus (Ed.), Psychology of group influence. Hillsdale (N.J.):Erlbaum, 1980.


[Закрыть]
.

Но подобные факты допускают иное объяснение: не столько нормы сами по себе оказывают такое влияние на поведение, сколько испытуемый, неся в себе эти нормы, приписывает соответствующие им ожидания присутствующим людям, то есть невольно пользуется механизмом проективной атрибуции. Он приписывает разные нормы и соответствующие ожидания мужчине и женщине и адаптирует свое поведение к этим ожиданиям. А поскольку, например, не все мужчины одобряют агрессию и не все женщины осуждают ее, человек нередко ошибается в своих ожиданиях.

Для проверки своей гипотезы об имплицитном одобрении Р. Борден провел новое исследование. В этом случае наблюдатель принадлежал или клубу карате (то есть был человеком, который может одобрить агрессию), или же определенной организации защитников мира (то есть был человеком, который должен осуждать агрессию). Во втором эксперименте пол наблюдателя тоже менялся: в одном случае наблюдателем был мужчина, а в другом – женщина. Иначе говоря, как мужчины, так и женщины играли роль как агрессивного, так и миролюбивого человека.

Были получены следующие результаты: когда организационная принадлежность наблюдателя была очевидна, пол не играл роли, но организационная принадлежность оказала влияние на результаты. Те испытуемые, за которыми наблюдали члены клуба карате, оказались более агрессивными, чем те, которые действовали под наблюдением членов организации по защите мира, независимо от пола наблюдателя. И в этом случае уход агрессивного наблюдателя привел к снижению уровня агрессивности испытуемых, тогда как уход миролюбивого человека не привел к увеличению уровня агрессивности испытуемых.

Б. Обратное воздействие испытуемых на наблюдателей

Оказывается, имеет место и обратное воздействие: агрессор может оказать влияние на уровень агрессивности присутствующих, подстрекать их к агрессивным действиям. Конечно, и в реальной жизни такое явление нередко имеет место. Когда лидер группы или другой ее влиятельный член проявляют агрессию, остальные тоже становятся более агрессивными. Так возникают групповые агрессивные действия.

Поведение людей, провоцирующих у наблюдателей агрессивность, с помощью экспериментов исследовала Жаклин Гебелайн (Уайт). Удалось выяснить, что подстрекатель сам становится более агрессивным, когда его рекомендации выполняются. И наоборот, когда мишень подстрекательства отклоняет внушения подстрекателя, у последнего уровень агрессивности падает и он нередко прекращает свои попытки возбуждать агрессию субъекта. Это означает, что если агрессор готов взаимодействовать с подстрекателем, у обоих агрессивность усиливается и они могут совершить насилие по отношению к третьему лицу, в противном случае имеет место снижение уровня агрессивности. Другим путем снижения агрессии и насилия является вовлечение самого подстрекателя в процесс агрессии, давая ему возможность поочередно быть как агрессором, так и жертвой. В эксперименте – это смена ролей “учителя” (агрессора) и “ученика” (жертвы)[20]20
  См.: Gaebelein J.W. and Hay W.M., Third Party instigation of aggression as a function of attack and vulnerability.-“Journal of Research in Personality”, 7, 1974, Pp. 324–333; Deaux K., Dane F.C., Wrightsman L.S., Social Psychology in the 90s. Pacific Grove (Calif.); Brooks/Cole, 6th ed., 1993, Pp. 264–265.


[Закрыть]
.

Очевидно, что эти исследования создают основу для разработки практических методов смягчения агрессивности людей.

Эти же проблемы можно обсуждать в контексте межэтнических отношений. Мы имеем в виду различия этнических культур и их норм в отношении агрессивного поведения, а также возможности провоцирования агрессивности сторон посредниками в ходе межэтнических переговоров по улаживанию конфликтов.

§ 4. Теснота, стресс и агрессия

Теснота как стрессор или, точнее, как стресс-фрустратор, давно известна людям. Бедные люди всегда жили в тесноте, в городских районах лачуг, где все могут наблюдать всех. Есть сведения о том, что определенные этнические группы до сих пор традиционно строят такие поселения, в которых дома или хижины стоят впритык и соседи слишком тесно общаются[21]21
  Об этом обильный материал можно найти в этнологической литературе. См., например: Линдблад Ян, Человек – ты, я и первозданный. М., “Прогресс”, 1991.


[Закрыть]
.

Вполне очевидно, что теснота стала постоянно действующим стрессором в современных больших городах и в связи с невиданным ростом населения мира. Теснота, безусловно, неприятна для большинства людей и вызывает стресс, что доказано не только повседневным опытом, но и специальными исследованиями[22]22
  См.: Китаев-Смык Л. А. Психология стресса. М., “Наука”, 1983.


[Закрыть]
.

А. Плотность, расстояние, теснота

Уточнение приведенных в заглавии понятий совершенно необходимо для научного обсуждения тех проблем, которые нас интересуют.

Плотность – это количество людей на единицу площади, например, на 1 км2. В различных странах, а также в различных регионах одной и той же страны, этот показатель различный. Но особенно плотно заселены большие города с многоэтажными жилыми домами.

Теснота – субъективное состояние, которое может возникать у людей при различных плотностях заселения. Правда, чем выше плотность, тем больше вероятность того, что у людей возникнет восприятие («ощущение», «чувство») тесноты. Данный вопрос мы подробно рассмотрим чуть позже. Но уже здесь уместно отметить, что когда плотность создает «чувство» тесноты, у людей возникают отрицательные эмоциональные состояния, в том числе агрессивность. Отсюда – вероятность совершения агрессивных действий.

Указанные дифференциации проводятся и другими исследователями (Стокдейл, Уелч и др.). Мы же отметим, наконец, что расстояние между людьми, или дистанция, тоже играет существенную роль в возбуждении или подавлении агрессии. Причем следует различать физическую и психологическую дистанции.

Б. Теснота и нарушение личного пространства

Когда пытаются отвечать на вопрос, является ли теснота стрессором или фрустратором, всегда следует помнить об одном открытии, сделанном в социальной психологии: вокруг тела каждого человека существует личное, невидимое для глаза психическое пространство и вторжение в него посторонних, чужих людей, незнакомых и нежелательных, является сильно действующим отрицательным фактором. Иначе говоря, нарушение психологического пространства воспринимается человеком как агрессивное вторжение, как стресс и фрустрация. Исследуя данное явление, социальные психологи обнаружили также, что это невидимое пространство как бы расширяется и сжимается, пульсирует вокруг тела в зависимости от того, с кем общается человек, как близки его отношения с этим человеком и т. п. К настоящему времени уже образована новая область социально-психологических исследований под названием проксемия. О ней мы говорили уже в первом томе настоящей книги.

Выше мы сказали, что следует провести различие между плотностью, теснотой и расстоянием (дистанцией). Здесь можно уточнить: тесными следует считать условия, в которых расстояние между людьми такое маленькое, что они нарушают личное пространство друг друга.

Детализации этой проблемы может способствовать исследование, проведенное Уорчелом и Тедли (Worchel and Teddllie, 1976). Организуя свое исследование, эти авторы исходили из предположения, что при определении степени стресса важен не столок объем доступного индивиду пространства, сколько расстояние между людьми, устанавливающееся в определенной ситуации. Чувство тесноты возникает не столько из-за плотности (то есть из за того, сколько квадратных метров достается каждому присутствующему), сколько из-за расстояния между людьми. Близкие расстояния общения и взаимодействия вызывают чувство тесноты, то есть переживание стресса. Фактически чувство тесноты является аспектом сложного стресс-фрустрационного состояния. Однако вернемся к исследованию Уорчела и Тедли, которое мы рассматриваем по тому материалу, который изложен в книге Р. Бэрона и Д. Ричардсон.

Во время своего исследования они варьировали плотность и расстояние взаимодействия. Составлялись группы по 7–8 человек из студентов, которые выполняли групповую работу в одном случае в маленьком помещении («высокая плотность»), в другом – в большом помещении («низкая плотность»). Расстояние между членами групп манипулировались следующим образом: расставляли стулья по кругу; расставляли стулья так, чтобы их ножки соприкасались (люди сидели “плечом к плечу”); наконец третий вариант: между стульями оставляли полметра расстояния (вариант “на расстоянии”). “Работа” испытуемых состояла в том, что они заполняли анкеты, решали лингвистические задачи, обсуждали проблемы человеческих отношений. В последнем случае испытуемые, индивидуально или в группе, давали рекомендации по мерам борьбы с правонарушениями подростков. Исследователи хотели знать, в какой мере плотность и расстояние оказали влияние на появление агрессивных рекомендаций (применение наказаний, различных карательных мер). Оказалось, что плотность не оказывала влияния на появление подобных рекомендаций, тогда как дистанция оказывала: когда стулья стояли близко (“плечом к плечу”), участники обсуждения предлагали больше карательных мер, чем когда стулья стояли на определенном расстоянии друг от друга. Интересно, что когда стулья стояли “плечом к плечу”, члены группы оценивали друг друга как более агрессивные и менее симпатичные люди. Вывод исследователей следующий: “… дистанция, а не плотность сама по себе, является параметром пространства, соотносимым с фактом тесноты”[23]23
  Бэрон Р., Ричардсон Д. , указ. соч., с. 170.


[Закрыть]
.

Отсюда делается практический вывод о том, что если пространство (площадь комнаты, зала и т. п.) распределять так, чтобы расстояние (дистанция) было как можно больше, то появления чувства тесноты, а следовательно и стресса и фрустрации, в определенной мере можно будет избежать. Эти рекомендации очень важны для армии (в казармах, как правило, всегда тесно), для самых различных учебных заведений и организаций.

В. Относительность тесноты

Уже то обстоятельство, что наше личное пространство то расширяется, то сжимается в зависимости от характера наших взаимоотношений с другими и от содержания нашего общения, дает нам основание заключить, что теснота – явление в значительной мере относительное. Комната в 20 м2 для двух ненавидящих друг друга людей – очень тесное пространство, тогда как эта же комната для влюбленных – рай. Долгие годы в таких условиях живут без серьезных конфликтов и члены сплоченных семей.

Можно вспомнить древнюю притчу, мораль которой выражает именно следующую истину: все относительно, в том числе и теснота. Бедный человек жалуется на тесноту лачуги, где он живет со своей многодетной семей. Он об этом жалуется мудрецу, который советует вселить в эту же комнатушку свинью, собак и кошек и другую живность. Человек выполняет этот совет и в лачуге создается настоящий кошмар. Спустя некоторое время мудрец дает новый совет: удалить из комнаты всех животных. И хижина мигом превращается в рай! Такова сила относительности. Очень тяжко людям, живущим в просторных собственных домах, в силу неумолимых обстоятельств, переселиться в маленькие квартиры. Некоторые воспринимают такую необходимость как настоящее бедствие. Адаптация к таким условиям происходит, но медленно и мучительно. Для таких людей теснота является намного более сильным стрес-фрустратором, чем для тех, кто всегда жил в стесненных условиях. Следовательно, теснота относительна как объективно, так и субъективно. Иногда решающее значение имеет то обстоятельство, воспринимаем ли мы данное социальное пространство как тесное или обширное. Отсюда и вытекают поведенческие реакции, эмоциональное состояние и настроение людей.

Г. Теснота и агрессия

В тесноте, когда нарушается личное пространство людей, начинается гласная или скрытая, осознанная или не совсем осознанная борьба, соперничество: а) в защиту своего личного пространства каждым из участников социального процесса; б) с целью захвата дополнительной территории. Эта, частично подсознательная, борьба вызывает целый ряд защитных реакций и стратегий поведения, в том числе агрессивные.

Хотя представляется очевидным, что теснота, как стресс-фрустратор, вызывает агрессию, все же необходимо исследовать все аспекты этого явления. У всех ли непременно теснота вызывает агрессию? Есть ли различия между мужчинами и женщинами, и если есть, то какие? Какие иные формы поведения людей наблюдаются в таких условиях?

Часть проведенных исследований свидетельствует, что теснота действительно вызывает агрессию[24]24
  См.: Griffitt W. and Veitch R., Hot and crowded: Influences of population density on interpersonal affective behavior. – “Journal of Personality and Social Psychology”, 1971, 17, Pp. 92–98.


[Закрыть]
. Но проведены и такиие исследования, которые свидетельствуют о том, что теснота подавляет агрессивное поведение. Такой результат может иметь несколько причин и его объяснение требует использовать психологические термины более корректно и дифференцированно. Мы имеем в виду, что всегда следует различать агрессивность и агрессию. Агрессивность, в свою очередь, может быть как временным психическим состоянием, так и чертой характера человека. Поэтому каждый раз, употребляя слово “агрессивность”, следует конкретизировать ее смысл, если из контекста не совсем ясно, какой из упомянутых двух смыслов имеется в виду. Что касается слова “агрессия”, то оно означает определенный тип поведения, а именно – такое физическое, вербальное или иное символическое действие, целью которого является причинение вреда другому человеку, другим живым существам или же продуктам человеческой деятельности, то есть культуре.

Итак, когда говорят, что в каких-то условиях жизни, в том числе в условиях тесноты, “агрессия” подавляется, то такое утверждение верно именно относительно агрессивного поведения, но не для агрессивности как психического состояния, включающего гнев, враждебность и ненависть к определенным людям и даже к условиям существования. Мы считаем, что в тесноте люди почти всегда переживают отрицательные эмоции и дискомфорт, но, исходя из каких-то ожиданий, норм и обстоятельств, подавляют свои агрессивные действия и даже злые мысли и слова.

Д. Теснота, гендер, агрессивная толпа

В целом можно сказать, что теснота делает людей более агрессивными, чем обычно, но не все выбирают агрессивную стратегию адаптации или преодоления такой проблемной ситуации. Одни остаются в такой “толпе” и ведут себя агрессивно, другие уходят, а третьи становятся депрессивными, что является убедительным признаком усиления агрессивности и направления ее на собственную личность, то есть ее конверсии. Возможны смены адаптивных стратегий, их временные сочетания и другие варианты их использования.

Но следует выяснить еще один очень важный вопрос: есть ли различия между женщинами и мужчинами по критерию усиления агрессивности в тесной толпе, или у обоих полов все происходит одинаково? Зная о существовании различий по уровню агрессивности и по предпочитаемым формам агрессии между представителями обоих полов, можно предположить, что и по воздействию тесноты должны наблюдаться гендерные различия. Хотя специальных исследований мало, однако уже получены данные о том, что имеет место “усиление агрессии в тесной толпе мужчин, но не женщин…”[25]25
  Бэрон Р., Ричардсон Д. , указ. соч., с. 169; Крэйхи Б. , указ. соч. с. 109.


[Закрыть]
.

По каким причинам имеет место такое различие, пока не совсем ясно. Можно лишь делать ряд предположений, которые позволят и дальше, глубже исследовать данный вопрос. Наши предположения следующие: а) возможно, что женщины менее чувствительны к вторжениям в свое личное психическое пространство других представителей своего пола, чем мужчины, и от таких вторжений мало фрустрируются; б) возможно, что женщины между собой обычно общаются на более близких расстояниях, чем мужчины; в) необходимо исследовать влияние тесноты в смешанной по полу толпе на уровень агрессивности людей; г) возможно также, что женщины в подобных условиях также становятся более агрессивными, но у них лучше работают механизмы подавления и вытеснения агрессивности и агрессивных действий. Ясно, что путем проверки этих гипотез можно открыть интересный цикл исследований.

Е. Выбор возможных адаптивных стратегий

Мы уже познакомились с очень примечательным эмпирическим фактом: в тесноте одни становятся агрессивными и совершают вербальные или физические враждебные действия, тогда как другие подавляют свою агрессию. Не теснота сама по себе подавляет агрессию некоторой части людей, а они сами, эти личности, вследствие своеобразия своей психической структуры, но под воздействием тесноты.

Одним из аспектов этого своеобразия является то, что у разных людей имеются в достаточной мере различные устоявшиеся адаптивные стратегии, которые они систематически актуализируют и используют в типичных ситуациях жизни. Хотя таких стратегий несколько и их можно классифицировать по разным критериям, в данном контексте условно можно выделить их в две группы: агрессивные и неагрессивные. У одних индивидов в итоге процесса их уникальной социализации и адаптации ведущей становится агрессивная стратегия, у других – та или другая из неагрессивных стратегий. Оказавшись в ситуациях стресса и фрустрации, люди в первую очередь актуализируют свою основную, ведущую и характерную стратегию, которая, по нашему мнению, составляет важный блок в структуре характера личности. Одни идут путем агрессивного самоутверждения, другие выбирают мирный способ адаптации (если вынуждены оставаться в данной ситуации, например, долго жить в тесноте); наконец, третьи выбирают еще более “мирный” путь: они покидают данную социальную ситуацию. Это уже стратегия отступления или бегства. Слово “мирный” мы берем в кавычки, поскольку люди, выбирающие стратегию ухода, – зачастую очень недовольные и озлобленные личности. В этом автор строк неоднократно убеждался, беседуя с теми, кто собирается в эмиграцию.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7