Якубов Александрович.

Волчья стая – Кровавый след террора



скачать книгу бесплатно

–Не мог допустить или не допускаешь и теперь?

–Факты, как тебе известно, упрямая вещь, – ответил Марат Захидов. – Конечно, будет следствие, разберутся, я надеюсь. Но я не вижу никакой иной силы, которая могла бы решиться на такое. И это означает только одно: в стремлении узурпировать власть они презрели даже собственный народ. Они говорили, что хотят управлять страной, а на самом деле показали, что стремятся к полному порабощению этого самого народа, которым, так надо понимать, хотят помыкать, как собственными рабами.


Глава вторая

КОМПЬЮТЕРНЫЙ ПОИСК

С чего начинается современное расследование? Разумеется, с «Интернета». В мире практически не осталось секретов, которые нельзя было бы обнаружить в этой всеобъемлющей информационной сети. В «Интернете» при желании и наличии свободного времени можно найти сведения о чем угодно – от производства новых сверхэластичных женских колготок до создания ракет. Даже некогда суперсекретные спецслужбы ныне пользуются «Интернетом». В любой американской газете можно прочитать интернетовские адреса ЦРУ и ФБР. Разделы «Терроризм» в сайтах этих спецслужб забиты информацией столь плотно и обновляются с такой быстротой, что поначалу я пришел в ужас. Даже для того, чтобы просто прочитать всю имеющуюся информацию, понадобилась бы уйма времени. Впрочем, возможности нынешних компьютеров столь безграничны, что умная машина и здесь пришла на помощь. Сориентированный на конкретный целенаправленный поиск, компьютер услужливо выдавал нужную информацию, которую теперь предстояло еще раз просеять через «сито» моего сугубо территориального интереса и проанализировать.

Из справки следственной группы Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан:

«Мадаминов Салай (Мухаммад Солих), 1949 года рождения, уроженец Хорезмской области, узбек, образование высшее, в 1975 году закончил факультет журналистики Ташкентского государственного университета, лидер партии «Эрк» (переводится как «свобода», «воля»),

В 1994 году подвергался уголовному преследованию по обвинению в том, что он, являясь лидером партии «Эрк» и создав вокруг себя устойчивую преступную группу лиц из числа единомышленников, позже организовал заговор с целью захвата власти, издавал и распространял материалы, содержащие призывы к насильственному изменению конституционного строя, захвату власти. Организовал незаконный выезд граждан за границы Республики Узбекистан с целью их идейного воспитания и подготовки в качестве боевиков. В этих целях организовал изготовление загра-ничных паспортов по подложным документам.

В связи с тем, что С. Мадаминов скрылся от правоохранительных органов 26.08.94 г., в отношении него избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и объявлен розыск.

Неоднократно посещал Турцию, Афганистан, Объединенные Арабские Эмираты, где вступал в контакты с также скрывающимися Т. Юлдашевым, Д. Ходжиевым… для координации с ними действий, направленных на насильственное изменение конституционного строя Республики Узбекистан».

Эту справку из прокуратуры Узбекистана я получил уже позже, когда следствие было завершено.

Но свое частное расследование я начал именно с Салая Мадаминова не случайно. Уже первая поступившая ко мне информация свидетельствовала о том, что он в кругу не таком уж и узком последнее время поговаривал о том, что вернется в поверженный Узбекистан президентом нового исламского государства.

С Салаем Мадаминовым знаком я был шапочно – так, несколько раз встречались то в редакции литературного журнала, то в Союзе писателей, то просто на каком-нибудь творческом сборище, или, как теперь говорят, тусовке. Он предпочитал, чтобы называли его избранным им псевдонимом – Мухаммад Солих. Именно так подписывал он свои стихи, хотя псевдоним этот вызывал у знатоков литературы ироничные усмешки. Мухаммад Солих был выдающимся поэтом Древнего Востока, и как-то один из писателей по поводу избранного Салаем псевдонима высказался так: «Назваться современному узбекскому поэту Мухаммадом Солихом все равно, что начинающему российскому прозаику подписывать свои опусы «Лев Толстой». Высказывание сие стало общеизвестным, над Салаем подтрунивали, он же пропускал иронию мимо ушей, постепенно шутки пошли на убыль, а звучный псевдоним за средненьким поэтом так и закрепился. Стихи Салая отличались тем, что центральное место в них всегда отводилось ему самому. Он, его личность, его переживания, его роль в мироздании – вот что было постоянной темой этих стихов. Впрочем, я не литературовед, и мое мнение по поводу стихов вряд ли можно считать авторитетным. Да это и не мнение вовсе, а так, скорее личное восприятие.

Был Салай в годы нашего знакомства всегда отменно вежлив и приветлив, при разговоре старательно улыбался, вот только глаза под густыми бровями всегда оставались холодными, что производило какое-то неприятное, даже тяжелое впечатление. Став лидером «Бирлика», изменился разительно. В его интонациях появились властные нотки. Не на митингах, а в беседах частных говорил он теперь тоном снисходительным и в то же время надменным. Когда Мадаминов выставил свою кандидатуру на пост президента Республики Узбекистан, один из его коллег по Союзу писателей спросил недоуменно:

–Послушай, ты что же, считаешь, что сможешь руководить государством? Ведь для этого надо обладать глубочайшими знаниями в политике, экономике, ну и в чем-то еще, наверное. Нужен, в конце концов, элементарный жизненный опыт.

Подобное обращение явно не понравилось новоиспеченному претенденту на президентский пост, и он ответил надменно и ничуть не смущаясь:

–Да, я готов возглавить государство. И что такое государство? Это народ, а народу я нужен.

Ну, это Салай Мадаминов считал, что он нужен народу, народ же рассудил иначе, и выборы Мадаминов проиграл с треском. Возглавляя к тому времени партию «Эрк», которую сам провозгласил демократической, Мадаминов не ограничивал себя никакими измышлениями, клеветническими заявлениями. Его публикации были насыщены откровенной злобой, зачастую неприкрытыми оскорблениями в адрес законно избранного президента, всей государственной власти.

Это было уже второе поражение Салая. Первый раз он потерпел фиаско, когда, по сути дела, нахрапом пытался захватить власть в существовавшем тогда Верховном Совете Узбекской ССР. Объединившись с лидерами некоторых других общественных движений, проповедовавших национализм, Мадаминов призывал к созданию национального правительства, неподчинению существующим законам. В Верховный Совет он являлся в те дни с видом полноправного хозяина, пытался давать какие-то указания депутатам ВС. Его пытались поначалу образумить, разъясняли как несмышленышу, что Верховный Совет является органом выборным -все было тщетно. Мадаминов пытался создать свой собственный – ни больше ни меньше – Верховный Совет, и кончилось дело тем, что против него возбудили уголовное дело и взяли подписку о невыезде. Прокуратура не сочла тогда нужным арестовывать «демократа», справедливо рассудив, что дальше призывов к изменению власти он пока еще не пошел и к реальным действиям по свержению власти не приступал. Полагали, что предупреждение в виде подписки о невыезде заставит Мадаминова призадуматься. Он и призадумался, выдвинув на законном основании свою кандидатуру на пост президента страны.

В 1994 году было возбуждено уголовное дело против одного из активистов партии «Эрк» – Бекжанова Каххара. В суд поступило заявление из краеведческого музея Каракалпакии, что Бекжанов взял там, под предлогом реставрации, древнюю золотую монету, представляющую историческую ценность, и не вернул ее музею. Суд состоялся в Каракалпакии, и во время суда Бекжанов рассказал, что монету эту он передал Салаю Мадаминову, а тот ее присвоил. Мадаминова хотели допросить по этому эпизоду, но он исчез. Позже выяснилось, что несмотря на подписку о невыезде, Салай выехал в Казахстан, оттуда в Азербайджан, а уж из Азербайджана переправился в Турцию, где и обосновался. Районный суд возбудил против Салая Мадаминова уголовное дело по факту мошенничества и объявила его в розыск.

В Стамбуле Мадаминов поселился в азиатской части города, в доме № 3 по улице Лаван, где его охотно приютил подданный Саудовской Аравии Зухреддин Туркестони. Сам хозяин дома жил в основном в Германии и был известен как приверженец идеям религиозного экстремизма. Туркестони вынужден был покинуть Саудовскую Аравию, так как ее власти сочли нежелательным его пребывание в этой стране.

Прошло несколько лет, и в 1998 году власти Турции известили Мадаминова о том, что его пребывание здесь нежелательно. Салай начал путешествовать. У него появился новый паспорт, а скорее всего даже не один. В паспорте в графе «имя» записано: Мухаммад Салих, в графе «фамилия» значится: «Беглар». В имени Мадаминов изменил всего лишь одну букву, вместо «Солих» написал «Салих», но на Востоке зачастую изменение только одной буквы придает имени или фамилии совершенно иное звучание и смысл. С фальшивым документом Мадаминов побывал в Румынии, Казахстане, Киргизии, на Украине, в России. По окончательно неподтвержденным сведениям, в Москве Мадаминов встречался с видными российскими политиками.

Весной 1998 года Мадаминов решил обосноваться на Украине. У его жены – Светланы Березняц-кой – родственники живут в городе Счастье Луганской области. И супруги отправились туда. Впрочем, супруга Мадаминова только к себе на родину въезжала под своей истинной фамилией. К тому времени у нее тоже появился фальшивый паспорт, в котором она значится как Оймиде Беглар. Турецкое имя Оймиде по смыслу можно перевести на русский язык как Светлана. Супруги прописались сначала в Киеве, где купили квартиру, а затем в Луганской области, подали властям прошение о предоставлении им вида на жительство на Украине. Есть все основания полагать, что помощь в этом им оказывали активисты украинской националистической организации РУХ, а скорее всего даже не «руховцы», а экстремисты НУАНСО.

Мне удалось встретиться с одним из видных украинских политиков, который приехал в составе крупной делегации в Израиль. Человек этот вплотную занимается изучением деятельности украинских националистических организаций, и мои вопросы его ничуть не удивили.

– В свое время я выступал с резкой критикой деятельности националистических организаций, считая, что это позор для любого государства, провозгласившего себя правовым и демократическим, – рассказал мой собеседник. – Меня клеймили позором, называли врагом украинского народа (как знакомо! – О.Я.), даже угрожали физической расправой, подбрасывая различного рода письма. Один раз возле моего подъезда даже собралась группа фашиствующих молодчиков. Два года назад от РУХа отделилась организация, которая назвала себя НУ-АНСО – украинская национально-освободительная армия. Тогда эту «армию» возглавлял некий Николай Бойчишин. НУАНСО организовала на Украине подготовку боевиков, и в их лагерях, по данным наших спецслужб, собиралось до трех тысяч человек, из которых готовили явных диверсантов и террористов. Есть сведения, что лидеры НУАНСО были тесно связаны с лидерами террористических и экстремистских организаций других стран. И если узбекскрхм религиозным экстремистам, приезжавшим на Украину, кто-то мог и хотел помочь, то это только они.

Хотя Мадаминов попал в поле зрения различных спецслужб еще несколько лет назад, против него не предпринимали никаких решительных мер. Обтекаемая формулировка «лидер узбекской оппозиции» служила для него неплохим прикрытием. И хотя на различных встречах Мадаминов распространялся о том, что где-то в Центральной Азии только и ждут его команды сотни хорошо обученных и до зубов вооруженных боевиков, что для борьбы с режимом Республики Узбекистан он готов привлечь значительные материальные средства, дальше слов дело не шло, и разведки разных стран по отношению к Мадаминову ограничивали свою деятельность лишь тем, что достаточно пассивно следили за его продвижением.


Глава третья

ИНФОРМАЦИОННАЯ ВОЙНА-1


Если в первые дни только компьютерная программа поиска помогала мне выуживать из бездонного информационного моря материалы, касающиеся Узбекистана, то уже буквально дней через десять я обнаружил совершенно очевидную тенденцию – центральноазиатский регион четко выделялся в обособленный раздел «Интернета». Теракт, совершенный 16 февраля в Ташкенте, продолжал оставаться в центре внимания спецслужб, аналитиков, политологов и СМИ многих стран мира. Короткие сообщения информационных агентств густо перемежались публикациями различных, порой самых фантастических версий. Однажды, пытаясь проанализировать материалы, появившиеся в «Интернете» за одни только сутки, я уловил некую тенденцию. У меня возникло ощущение, что чья-то невидимая рука как бы направляет весь этот поток в единое русло, создавая или во всяком случае пытаясь создать некое общественное мнение. И это мнение должно было свестись к тому, что в Узбекистане пытаются преувеличить масштабы и реальную опасность произошедшего, выставляя виновниками явно не те силы, которые на самом деле руководили подготовкой взрывов. Кому-то, и это проглядывалось уже совершенно отчетливо, хотелось увести в сторону как общественное мнение, так, вполне возможно, и проходившее в Узбекистане расследование.

Вот несколько таких сообщений:

«Узбекистан. Президент. Теракт. Фундаменталисты, – выдавал поисковую информацию «Интернет». – Президент Узбекистана И. Каримов заявил о причастности к терактам в Ташкенте 16февраля исламских фундаменталистов. , а также о подготовке узбекских террористов в Чечне, Таджикистане и Афганистане».

Следующая информация гласила:

«Россия– Чечня-Узбекистан – Теракт. Официальный Грозный требует от руководства Узбекистана объяснений в связи с заявлением президента Узбекистана Ислама Каримова об участии в совершенном против него теракте наемников, прошедших подготовку в Чечне. Грозный. Президент Чечни Аслан Масхадов

потребовал от руководства Узбекистана «представить конкретные данные, подтверждающие заявление президента Ислама Каримова об участии в теракте, совершенном против него, подготовленных в Чеченской Республике наемников». Как говорится в официальном заявлении пресс-секретаря президента ЧР Майрбека Вачагаева, сделанном по поручению главы республики, «для такого рода заявления должны быть веские основания, в связи с чем мы надеемся получить официальную информацию по этому поводу». При этом Вачагаев напоминает, что Аслан Масхадов всегда выступает против терроризма и проявляет готовность бороться с ним в любых его проявления. В то же время в заявлении пресс-секретаря отмечается, что чеченское руководство «намерено принять соответствующие меры для искоренения практики порочащих республику заявлений – от кого бы они не исходили, если выяснится, что последнее заявление было сделано с намерением представить Чечню как регион, где базируются террористические организации».

Уже из следующего сообщения было понятно, что чеченские власти сделали сие угрожающее заявление, придав ему вид официального, без всякого согласования с российскими федеральными властями. И узбекский МИД отреагировал на это должным образом, проявив отменную выдержку:

«Фамилии граждан Узбекистана, подозреваемых в совершении терактов в Ташкенте, и конкретные данные об их пребывании в Чечне, где они проходили боевую подготовку, могут быть доведены до сведения чеченского руководства через соответствующие Федеральные органы России. Об этом заявил корреспонденту РИА «Новости» компетентный источник в МИДе Узбекистана. Как подчеркнул источник, «мы далеки от мыслей обвинять чеченцев в проведении терактов в Узбекистане, однако в то же время располагаем данными о том, что граждане Узбекистана проходили боевую подготовку на территории Чечни».

Прошло буквально несколько часов, и «Интернет» уже выдал новое сообщение:

«Махачкала. На контрольно-пропускном посту Герзельский в Хасавюртовском районе при попытке перейти с оружием Дагестано-Чеченскую административную границу были задержаны трое узбеков. У них изъято три пистолета и граната Ф-1. Из беседы с задержанными выяснилось, что они находились на территории Чечни, где обучались военному делу. Тем самым подтверждена информация о том, что в Ичкерии люди готовятся к боевым действиям, получают уроки проведения разведки, организации засад, навыки военной топографии. Эти сведения правоохранительные органы Дагестана получили недавно, когда там задержали гражданина Узбекистана, при котором были обнаружены конспекты лекций, записанные в одном из боевых учебных центров на чеченской территории».

А далее был помещен комментарий, который, где косвенно, а где и прямо, подтверждал уже собранную мной информацию, касающуюся Салая Мадаминова (Мухаммада Солиха):

«Россия тоже внесла свою скромную лепту в борьбу с ташкентскими подрывниками. На границе Чечни и Дагестана задержаны трое граждан Узбекистана, которые обучались в боевых лагерях небезызвестного полевого командира Хаттаба. Их немедленно выдали Узбекистану. Один из них признался, что дважды прошел хаттабовские «курсы» в 1998 году. Года полтора назад Сергей Степашин, бывший в то время министром внутренних дел России, подписал в Ташкенте соглашение с узбекской стороной о совместных усилиях по борьбе с религиозным экстремизмом. Видимо, спешную выдачу трех задержанных Узбекистану можно объяснить и этим. Но есть и еще одна причина. Обвиняемым номер один в деле о заговоре про ходит известный оппозиционеру лидер запрещенной в Узбекистане партии «Эрк» (Воля) Мухаммад Солих. Поэт и переводчик Солих был соперником нынешнего президента Каримова на выборах 1991 года, но проиграл. Он выехал из Узбекистана в разгар очередной кампании борьбы с оппозицией, жил в Турции… Он обретается, по слухам, то на Ближнем Востоке, то в Европе. В Ташкенте Солиха объявили главным заговорщиком, связанным с афганскими талибами и международными радикальными исламскими группировками. После устранения Каримова он должен был вернуться с чужбины на белом коне. Так вот, имя Солиха оказалось связанным с Москвой. Он дважды за прошлый год побывал в российской столице, причем осенью прошлого года якобы встречался с Александром Лебедем и с кем-то в Кремле. Кто был таинственным собеседником опального узбекского оппозиционера – неизвестно».

Сам неопределенный тон этого комментария, я уж не говорю о фактах, вызывает чувства совершенно противоречивые, С одной стороны, комментатор вполне допускает возможность участия Солиха в заговоре, с другой – считает его оппозиционером, то есть человеком, чьи действия оправданы? Весьма двусмысленна и ссылка на экс-министра внутренних дел и экс-премьера правительства России

Сергея Степашина. Получается, что только связанный «кабальным» договором с Узбекистаном, Степашин вынужден был отдать распоряжение о выдаче задержанных граждан Узбекистана официальному Ташкенту. А то, что у граждан обнаружены пистолеты, граната и получено подтверждение тому, что они обучались в лагерях «полевого командира», а попросту бандита и наркодельца Хаттаба, – это все мелочи, не берущиеся в расчет.

«Скоро дойдет до того, что и сами террористы начнут делиться своими мыслями через «Интернет», подумалось мне, и тут же мысль моя нашла подтверждение. 2 марта 1999 года в 8 часов утра Би-би-си передала из Лондона:

«В Узбекистане продолжается розыск 5 человек, подозреваемых в организации серии взрывов в Ташкенте 16 февраля, в результате которых погибли 15 человек и более 130 были ранены. После того как за помощь в поимке террористов было обещано 240 тысяч долларов, один из них был арестован. Руководство республики считает возможным, что организаторами взрывов могли быть экстремистские исламские группировки, действующие в стране и за рубежом. Однако существует мнение, что за взрывами может стоять коалиция светской и исламской оппозиции. Вот как отреагировал на это лидер Исламской партии Узбекистана Тахир Юлдашев: – У нас нет никаких сомнений в том, что рано или поздно мы построим в Узбекистане исламское государство»

По данным западных спецслужб, которые я почерпнул все в том же «Интернете», Тахир Юлдашев после серии ташкентских взрывов предположительно скрылся в Афганистане. Ну что ж, Би-би-си еще раз подтвердила высокий профессиональный уровень своих журналистов, а также их полную готовность брать интервью у кого угодно, даже у объявленных в международный розыск преступников. Подтверждая это, Би-би-си вскоре поделилась подробностями о жизни и другого религиозного экстремиста – Джумабая Ходжиева, известного под кличкой Джумы Намангани:

«Правительство Таджикистана и руководство объединенной таджикской оппозиции заявили, что на территории Таджикистана нет людей, которые могли быть причастны к взрывам, прогремевшим в Ташкенте. Пресс-секретарь главы таджикской республики За™ фар Сеидов заявил, что руководство Таджикистана уже неоднократно информировало руководство Узбекистана о том, что человек по имени Намангани не находится в Таджикистане, а скорее всего он и члены его бандг-руппы находятся на территории сопредельно го Афганистана. Командир вооруженных сил таджикской оппозиции Пазылхужа Низамов заявил, что Джума Намангани базировался со своими сторонниками на востоке Таджикистана в годы гражданской войны в республике и выступал на стороне таджикской оппозиции против правительственных сил республики. Однако последние два года он находится в Афганистане,



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное