Якубов Александрович.

Волчья стая – Кровавый след террора



скачать книгу бесплатно

–Может, задержишься на пару дней, наверняка какие-то подробности узнаешь, подготовишь хороший репортаж, – предложил редактор.

–Посмотрим. Может, и задержусь…


Глава пятая

Ташкент. За пять месяцев до взрывов.

14 сентября 1998 года начался официальный визит президента Республики Узбекистан Ислама Каримова в Израиль. Накануне этого визита мне удалось встретиться с господином Каримовым в Ташкенте и по просьбе целого ряда западных изданий взять у него интервью. В день, когда состоялась эта встреча, мне позвонили из пресс-службы главы узбекского государства и предупредили:

– Президент чрезвычайно занят. Учитывая важность предстоящего визита, он на интервью согласился, но максимум времени, на который вы можете рассчитывать, – сорок минут.

В зале переговоров президент Узбекистана появился в точно назначенный срок. Конечно, учитывая ограниченное время, отведенное на интервью, мне следовало с места в карьер начать с вопросов о перспективах развития израильско-узбекских отношений. Но незадолго до этого вышла в свет книга.


Ислама Каримова «Узбекистан на пороге XXI века. Угроза безопасности, условия и гарантии сохранения стабильности, перспективы прогресса». Эта книга была переведена в разных странах на многие языки, в том числе в Израиле – на иврит. Не скрою, мне в ту пору казалось, что президент Узбекистана несколько сгущает краски, анализируя ту опасность, в которой находится его страна. И потому с вопроса о концепции безопасности я и начал интервью.

– Когда я работал над этой книгой, то прежде всего постарался сам для себя ответить на три жизненно важных для Узбекистана вопроса, – начал Ислам Каримов наш разговор. – И первый из этих вопросов я сформулировал так: что сегодня представляет угрозу – в самом широком понимании этого слова – нашему государству? Второе: какие условия нам необходимо соблюсти, чтобы сохранить стабильность? И третье: что необходимо сделать для того, чтобы добиться того высокого уровня жизни, какого достигли развитые страны? Собственно, эти вопросы вечны, их приходилось и приходится решать всем нациям, народам. Сколько существует человечество, столько и возникали ситуации, представляющие угрозу для того или иного народа, страны.

Я глубоко убежден, что главным условием развития любой страны является стабильность. Политическая, финансовая, стабильность в межнациональных вопросах, стабильность гражданского согласия.

С каждым днем в условиях жизни, которые присущи сегодня странам Центральной Азии, с учетом того, что происходит сегодня вокруг нас, – я веду речь о событиях в Афганистане и Таджикистане, я говорю о религиозном фанатизме и экстремизме, то есть о том, чего мы абсолютно не приемлем, – эти события становятся для нас все более жизненно важными и актуальными. Сегодня радикальные направления в исламе приобретают особо опасные очертания. И если в книге я говорю о противостоянии религиозному фундаментализму, то в жизни мне приходится противостоять ему на деле.

Также реальных решений требует и обстановка в Афганистане. Многие склонны давать излишне мягкие определения ситуации в этой стране: афганский конфликт, афганское противостояние. Я же считаю происходящее там в течение последних двадцати лет истинной трагедией. Со времен, когда советская армия в 1979 году вошла в Афганистан, там была развязана гражданская война. Подчеркиваю, что именно оккупация советской армией Афганистана была первопричиной того, что переживает теперь народ этой страны и все соседние страны. А ведь в былые времена Узбекистана имел на Юге прекрасного спокойного соседа, – с непередаваемой горечью заметил господин Каримов. – Издревле афганцы с огромным уважением относились к узбекам, таджикам, туркменам. На лодках переправлялись они через Амударью, вели торговлю, роднились, создавали смешанные семьи, и это было в порядке вещей. Афганистан населяли тогда пусть не очень богатые, но трудолюбивые и, повторюсь, мирные люди. Сейчас же в войну втянуты все слои афганского общества, между собой борются национальные, религиозные, политические силы, кланы. Теперь здесь доминирует сила оружия, многие афганцы уже и не думают о том, что существует мирная созидательная жизнь. В этой стране выросло целое поколение, которое умеет только стрелять, и весь ужас заключается в том, что только в войне они находят единственный смысл жизни и единственную форму существования. И неужели мировое сообщество не замечает, как с каждым днем усугубляется эта трагедия! Ведь конфликт давно уже вышел за рамки отдельной страны. Неужто никто не замечает, что в Афганистане создан международный полигон для подготовки экстремистов, террористов, фанатиков, нацеленных на уничтожение человека. Неужто Европу не волнует, что страны континента больше чем на 80 (!) процентов снабжаются наркотиками из Афганистана. А чего стоит афганский «экспорт» боевиков! Сегодня моджахеды воюют во всех горячих точках: они стреляют в Чечне, пытаются взорвать Дагестан, дерутся в Боснии, Косово. И я еще раз утверждаю, что нельзя, недопустимо рассматривать трагедию Афганистана как некий локальный конфликт. Меня совершенно искренне обижает, что никто, по сути дела, не предпринял ни одной достаточно серьезной попытки разрешить этот конфликт на международном уровне. Ведь какую замечательную солидарность и сплоченность проявляют европейские страны, когда вооруженные конфликты возникают в самой богатой Европе или ее сытом подбрюшье. Собираются, находят политические решения и даже материальные средства для предотвращения или прекращения конфликта. И в то же время дружно не понимают того, что происходит в Афганистане. Согласен, это другой регион, но по сути дела эта страна стала не только поставщиком «белой смерти», но и фанатиков, представляющих чисто физическую угрозу всему миру. И если международное сообщество этого не замечает, то у меня возникает вопрос: а нет ли здесь двойного стандарта?

–Что вы имеете в виду, господин президент? – спросил я тогда Ислама Каримова. Прекрасно понимая, какой последует ответ, и удивляясь тому, как четко и остро обнажил этот политик проблему, которую и впрямь весь мир, словно сговорившись, перестал замечать.

–Срабатывает извечный принцип – своя рубашка ближе к телу, – пояснил Ислам Каримов. – Я ведь только что отметил, что когда беда случается в Европе, то применяются все современные средства. А когда война идет в Афганистане, когда наркотики и боевики из этой страны расползаются по всему миру, никто этого не замечает. А как можно не видеть того, что масштабы афганских событий уже угрожают всему цивилизованному миру. А безопасность не может быть разделимой регионально, она не имеет границ.

И проводить страусиную политику крайне опасно, ибо пострадать от этого могут не только отдельные регионы, но и человечество в целом.

–Но ведь ракетный удар Соединенных Штатов по Афганистану – подтверждение того, что конфликт действительно перешел региональные границы, не так ли? – снова задал я вопрос.

Не так, вернее, не совсем так, – возразил президент. – Вы задали вопрос напрямую, я прямо на него и отвечу. Обстрел американцами баз террористов, в соответствии с нормами международного права, соотносится с тем, что каждая страна имеет право защищать себя и своих граждан. Но такой удар и такую акцию США должны были согласовать с Советом Безопасности ООН. И тогда этот шаг Америки был бы более действенным и эффективным. Ведь речь идет не о том, чтобы уничтожить один полигон боевиков в Афганистане. Именно решение Совета Безопасности ООН придало бы действиям особую значимость и отрезвляюще подействовало бы не только на тех, по кому нанесен удар, но и на тех, кто сегодня пыжится, пытаясь доказать, что эти удары – не политическая акция, а всего лишь американский беспредел. Выскажу и еще одно свое убеждение: я считаю, что борьбу с терроризмом, религиозным фанатизмом, радикализмом нельзя вести методами разовых ударов. Здесь должна быть введена международная система неотвратимости наказания. А то ведь получается, что Узбекистан в своем стремлении бороться в соответствии с международными правовыми нормами остается чуть ли не в одиночестве, ибо мощные развитые государства не используют механизм Совета Безопасности ООН, дабы создать действенную систему борьбы с крайним радикализмом, национальным фанатизмом, терроризмом.

Политологи разных стран все чаще говорят о том, что Узбекистан представляет собой уникальное явление на мусульманском Востоке, отличаясь взвешенной, умеренной политикой, отмечая при этом нашу целеустремленность в осуществлении этой политики. И я, как президент, вижу перспективы своего народа, который доверил мне свою судьбу и которому я за это доверие бесконечно благодарен. Поэтому, когда речь идет о моей позиции, то следует понимать, что это позиция моего народа, а посему я отвергаю даже саму мысль о каких-либо компромиссах, когда речь идет о судьбах не только нынешнего, но и будущего поколения. Того поколения, которому должна быть гарантирована спокойная жизнь, жизнь, которой никто и ничто не угрожает. И было бы неверно говорить, что это политика Каримова. Это прежде всего политика народа.

Именно это интервью с президентом Республики Узбекистан Исламом Каримовым я вспомнил спустя пять месяцев, 16 февраля 1999 года, после того как в Ташкенте прозвучали взрывы. Не открою ничего нового, если скажу, что сила политика, а тем более политика, стоящего во главе государства, заключается в том, насколько он обладает даром предвидения. Не предугадывания ситуации, а именно ее предвидения и прогнозирования на основе четкого анализа множества факторов и фактов. Практически разрабатывая и теоретически обосновывая концепцию безопасности своего государства, президент Каримов был озабочен тем, чтобы Узбекистан не оказался в некой политической изоляции. Любые меры по борьбе с внутренней оппозицией воспринимались Западом как нарушение узбекским руководством прав личности. В средствах массовой информации по любому такому поводу начиналась сущая истерия. Да что там истерия! Назову вещи своими именами ~– эта была натуральная травля правительственного режима. Узбекистану навешивались ярлыки полицейского государства, где «на корню душат демократическую оппозицию». Но именно он, президент Ислам Каримов, как никто иной понимал, что все эти выпады против его страны лишь развязывают руки тем истинным противникам современного Узбекистана, кто, уже не скрываясь, всерьез заговорил о свержении существующего конституционного строя, о провозглашении в республике исламского государства. Президент Каримов понимал, что удар возможен и стране придется его отражать. И этот удар был нанесен по Узбекистану 16 февраля 1999 года.


Глава шестая

Ташкент, 16 февраля 1999 года, первая половина дня.

Из пункта А, то бишь из дома № 22 по улице Абдуллы Каххара, находившегося неподалеку от ташкентского аэропорта, в пункты Б,В, Г и Д одновременно выехали четыре автомашины, начиненные взрывчаткой, – «Волга-ГАЗ-21» и три «Запорожца». Все они направились в центр города. В центре машины рассредоточились. Одна из них направилась к зданию Министерства внутренних дел, две других к площади Мустакилик (Независимости), четвертая – к высотному зданию Национального банка Узбекистана (НБУ). Первый взрыв прогремел на улице Педагогической, возле здания МВД.

Из документов следствия:

«Место взрыва – улица Юсуф Хос Хотиба (бывшая Педагогическая). Время приведения взрывного устройства в действие – 10 часов 40 минут.

Взрывное устройство – заряд самодельного взрывчатого вещества весом до 200 килограммов. Исполнительный механизм – часовой с таймером замедления, уложенный в салоне автомобиля марки «ЗАЗ-968М» цвета «рубин».

Параметры взрыва – ударная волна действовала на расстоянии около 200 метров от эпицентра взрыва.

Размер взрывной воронки – диаметр по верху 3,1 метра, по низу воронки —2,7метра, глубина воронки 1,2 метра».

Спустя пятнадцать минут прогремел еще один взрыв, на сей раз возле клуба «Аладдин», откуда есть прямой проезд к площади Мустакилик.

Из документов следствия:

«Место взрыва – проспект Шарафа Ваши-дова, в 20 метрах от станции метро «Площадь Мустакилик».

Время приведения взрывного устройства в действие – 10 часов 55 минут. Взрывное устройство – заряд самодельного взрывчатого вещества весом до 200 килограммов, уложенный в салоне автомашины «ЗАЗ-968М» белого цвета. Параметры взрыва – ударная волна действо вала на расстоянии около 200 метров от эпицентра взрыва.

Размер взрывной воронки – овальной формы 1,8 – 3,1 метра, глубина – 0,75 метра».

Всего через три минуты раздался еще один оглушительный взрыв, на этот раз непосредственно возле здания Кабинета министров Республики Узбекистан.

Из документов следствия:

«Место взрыва – угол здания Кабинета министров.

Время приведения взрывного устройства в действие – 10 часов 58 минут. Взрывное устройство – заряд самодельного взрывчатого вещества весом до 400 килограммов, уложенный в салоне автомашины «Вол-га-ГАЗ-21» голубого цвета. Параметры взрыва – ударная волна действовала на расстоянии около 200 метров от эпицентра взрыва.

Размер взрывной воронки прямоугольной формы – 2,7—3,2метра, глубина – 1,2 метра».

Президент Узбекистана Ислам Каримов уже находился на площади Мустакилик, когда раздался четвертый, но, как потом выяснилось, не последний взрыв этого дня.

Из документов следствия:

«Место взрыва – улица Амира Тимура, в торце здания Национального банка внешнеэкономической деятельности Узбекистана. Время приведения взрывного устройства в действие – 11 часов 20 минут. Взрывное устройство – заряд самодельного взрывчатого вещества весом до 200 килограммов, уложенный в салон автомашины «ЗАЗ-968М» белого цвета.

Параметры взрыва – ударная волна действовала на расстоянии около 200 метров от эпицентра взрыва.

Размер взрывной воронки – диаметр по верху 3,2 метра, по низу воронки 2,7 метра, глубина – 1,2 метра».

И наконец, последний взрыв грохнул через сорок минут, на той самой улице Абдуллы Каххара, откуда, как выяснило следствие, машины отправились в свой смертоносный путь.

Из документов следствия:

«Место взрыва – частный дом № 22 по улице Абдуллы Каххара.

Время приведения взрывного устройства в действие – 12.00.

Взрывное устройство – заряд самодельного взрывчатого вещества весом до 1000 килограммов, уложенный в гараже дома № 22.


Параметры взрыва – ударная волна взрыва действовала на расстоянии 300 метров от эпицентра взрыва.

Размер воронки – диаметр по верху 6,7метра, по низу воронки 3,2 метра, глубина воронки – 2,3 метра».

Таким образом, меньше чем за полтора часа в столице Узбекистана было взорвано две тонны самодельного взрывчатого вещества. Приехавшие на место взрывов работники милиции, прокуратуры, службы национальной безопасности (СНБ) пребывали если не в растерянности, то уж во всяком случае в недоумении – почему террористы выбрали для взрывов именно эти объекты? Если совершенно очевидным (разумеется, с предполагаемой точки зрения террористов) казался объект – здание Кабинета министров, где в 11 часов должно было начаться важное государственное совещание, то оставалось совершенно непонятным предназначение четырех других взрывов, особенно частного дома на улице Абдуллы Каххара. Ситуация осложнялась тем, что в этот день не удалось задержать ни одного из участников террористического акта. К вечеру, когда была уже создана оперативно-следственная группа, версий скопилось примерно столько же, сколько и членов группы. И все же наиболее вероятной представлялась такая версия: «совершение террористического акта, направленного на физическое устранение президента и всего руководящего состава Республики Узбекистан, свержение в стране конституционного строя».


Глава седьмая

Наманган, декабрь 1991 года.

В этот день религиозные фанатики захватили здание бывшего Наманганского обкома партии. Ворвавшись толпой под предводительством Тахира Юлдашева, они первым делом потребовали приезда сюда президента Узбекистана. В центре зала был натянут под потолком огромный транспарант, на котором было начертано: «Да здравствует исламское государство!» На это сборище жителей Намангана сгоняли чуть ли не силой. Тем, кто пытался отказаться, ссылаясь на занятость или недомогание, грозили страшными карами. Возражать бандитам было небезопасно.

Сохранилась оперативная видеозапись того события: в зале, потупив глаза, сидят пожилые, явно напуганные люди; провозглашая свои лозунги, экстремисты заставляют скандировать их весь зал. И зал, подавленный этим напором, вторил: «Да здравствует исламское государство!» Просматривая недавно видеозапись, я обратил внимание, что сидящие там старики лишь едва-едва шевелили губами, только делая вид, что повторяют лозунги. Все происходящее вовсе не вызывало у них одобрения. Страх, однако, был сильнее. А вот молодежь с восхищением взирала на своего нового кумира – Тахира Юлдашева.

Из документов следственной группы Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан:

«Юлдашев Тахир Абдухалилович, 1967 года рождения, уроженец Наманганской области, узбек, гражданин Республики Узбекистан. В среде религиозных экстремистов известен под кличками Бай и Директор. В 1991—1992 годы в целях установления в Узбекистане исламского государства начал выступать активным сторонником ваххабизма. В связи с этим он вместе с Джумой Ходжи-вым (кличка Джума Намангани) выступил одним из организаторов, а впоследствии руководителем экстремистской организации «Тавба», члены которой участвовали в создании боевых вооруженных групп. Провозгласил себя лидером так называемой «Партии исламского возрождения Узбекистана» и «амиром». С целью избежания уголовного наказания в 1992 году выехал за пределы Республики Узбекистан, организация «Тавба» перешла на не– легальное положение. Членами этой организации в 1994—1997 годах осуществлен ряд разбойных нападений и убийств представителей власти, работников правоохранительных органов и граждан Узбекистана. Проживая постоянно на территории Афганистана, Тахир Юлдашев постоянно проводит работу по вербовке в Узбекистане молодежи для обучения в лагерях боевиков в Афганистане, Таджикистане, Чечне, подготовке их к диверсионно-террористической деятельности. Свои действия Т. Юлдашев координирует с О.Назаровым (Обид-кори), Т. Эргаше-вым (Тулкин-кори), Шамилем Басаевым и Хаттабом.

В мае, июле, ноябре 1997года и в декабре 1998 года в Турции, Азербайджане и Афганистане участвовал в обсуждении путей захвата власти в Узбекистане.

В отношении Юлдашева Т.А. вынесено постановление о привлечении его к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных уголовным кодексом Республики Узбекистан: умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, разбой, терроризм, возбуждение национальной, расовой или религиозной вражды, посягательство на конституционный строй, организация преступного сообщества».

Создание экстремистских преступных организаций, так называемой «Партии исламского возрождения Узбекистана», грабежи и разбои, побег в Афганистан – все это было позже. А тогда, в конце 1997 года, Тахир Юлдашев упивался своей властью над толпой. Его угрозы подействовали, никто не посмел ослушаться. Возглавив поначалу небольшую группу одурманенных наркотиками и водкой молодежи, Тахир не сомневался, что к ним примкнут и остальные. Непокорных он не опасался, те, кто попытался возражать, уже получили пару увесистых тумаков, и перед их лицами недвусмысленно засверкали остро отточенные ножи. И свою речь он начал тоже с угроз, чтобы все собравшиеся почувствовали силу:

– Когда мы создадим в Узбекистане исламское государство, мы разберемся со всеми, кто не верил в наше дело, с теми, кто не ходил в мечеть. Нам долгие годы закрывали рот, не давали говорить то, что мы думаем. Но теперь мы скажем все. Мы требуем, чтобы сюда приехал Ислам Каримов. Он же называет себя мусульманином, а здесь собрались все мусульмане. Вот пусть он приедет сюда и слушает нас. Мы выдвигаем пять условий, которые власти должны выполнить. Первое условие – сюда должен приехать Каримов. Второе условие – он должен поклясться на Коране в верности исламу и здесь, сейчас провозгласить исламское государство. Третье условие – посещение мечетей должно стать обязательным для всех мусульман, в том числе и для

руководителей государства, которые должны молиться вместе с народом. Четвертое условие – пятницу объявить праздничным нерабочим днем. И пятое условие – немедленное открытие религиозных школ.

После каждой произнесенной фразы Юлдашев поднимал глаза к небу и восклицал «Аллах акбар!», внимательно следя сквозь раздвинутые пальцы, весь ли зал повторяет за ним это заклинание.

О том, что происходит в Намангане, президенту Каримову доложили сразу же. Будучи по природе человеком решительным и волевым, он и на этот раз решение принял мгновенно: «Еду в Наманган». Помощники и руководитель службы безопасности президента пытались отговорить его от этого небезопасного шага, но президент распорядился: «Готовьте самолет». Уже через час он прибыл в Наманган.

Экстремисты, пьянея от собственной безнаказанности, сразу выдвинули еще одно условие: мы хотим говорить только с президентом, в зал пусть он войдет один. Ислам Абдуганиевич лишь пожал плечами и молча двинулся вперед. Одному из его телохранителей все же удалось проникнуть в зал, но это обстоятельство президента, казалось, ничуть не смутило. Внешне он выглядел совершенно невозмутимым, спокойно выслушал все возгласы и требования немедленно распустить парламент и подписать указ о провозглашении исламского государства. Ни один мускул не дрогнул на лице президента, когда обнаглевший Тахир Юлдашев заявил , что президент не выйдет из зала, пока не выполнит все эти требования.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Поделиться ссылкой на выделенное