Яков Верховский.

Город Антонеску. Книга 1



скачать книгу бесплатно

«Красная Собака» был поражен.

Нет – это потрясающе!

Полная очистка?! Неужели физическое уничтожение?!

Он не верил своим ушам.

Невероятно! Грандиозно!

И так созвучно его собственной жгучей ненависти к жидам!

Ну конечно, он должен, он просто обязан помочь фюреру выполнить эту великую историческую миссию.

Они выполнят ее вместе.

Гитлер и Антонеску.

Два великих человека!

Вернувшись из Мюнхена в Бухарест, Антонесу занялся созданием своего, особого, «румынского орудия уничтожения».

Румынское орудие уничтожения

Времени оставалось мало, и «Красная Собака» при всем желании не смог бы успеть до начала операции подготовить это, такое необходимое, «орудие уничтожения», если бы ему не помогли коллеги из германского посольства и, в частности, один из советников – «милый молодой человек» по имени Густав Рихтер.

Роль Рихтера в злодеяниях, совершенных румынскими варварами, не получила, к сожалению, должного «уважения» историков.

Гауптштурмфюрер Густав Рихтер принадлежал к малоизвестной когорте убийц, носивших странное название «гиммлеровские атташе». Эти так называемые «атташе» – в большинстве своем высокопоставленные нацисты – направлялись в столицы дружественных Германии государств под маской дипломатов.

Подчинялись они еврейскому реферату гестапо, то есть небезызвестному главе этого реферата оберштурмбаннфюреру Адольфу Эйхману.

До начала Второй мировой войны основной задачей «атташе» было оказание давления на правительства дружественных государств и понуждение их к антисемитской политике, а после начала – они же способствовали физическому уничтожению евреев, помогая местным властям использовать «германский опыт».

Рихтер прибыл в Бухарест 1 апреля 1941 года.

К тому времени 28-летний убийца успел семь лет прослужить в гестапо и слыл «специалистом в еврейском вопросе». И все же перед «командировкой» его непосредственный начальник Адольф Эйхман счел необходимым лично его проинструктировать.

К «милому молодому человеку» Густаву Рихтеру и к его «непосредственному начальнику» Адольфу Эйхману нам еще не раз придется вернуться, а пока несколько слов о созданном с их помощью «румынском орудии уничтожения».

Как и следовало ожидать, это «румынское орудие» мало чем отличалось от немецкого, то есть представляло собой просто уменьшенный аналог немецких оперативных групп – известных сегодня всему миру Эйнзатцгруппе «A», «B», «C» и «D».

И называлось оно почти так же – Оперативный эшелон SSI и убивало не с меньшей, а иногда и с большей жестокостью.

Оперативный эшелон SSI был создан на базе знаменитой румынской Сигуранцы, получившей после прихода к власти Антонеску новое, более «приличное» имя – Секретная служба информации-SSI – и нового эффективного менеджера – давнего агента гестапо генерала Эужена Кристеску.

Кристеску сам занимался созданием Эшелона – это было его любимое детище.

Детище, правда, к вящему сожалению создателя, не достигло размаха Эйнзатцгруппе.

Эшелон включал всего 160 убийц и не мог самостоятельно осуществить «очистку» территории, которую «Красная Собака» мечтал захватить в процессе операции «Барбаросса».

А посему «румынское орудие уничтожения» включало дополнительно еще и Жандармский легион. В отличие от Эшелона, легион не был новой карательной структурой – в прошлом он уже прекрасно проявил себя на землях Бессарабии, но после ее потери в 1940-м был распущен. Теперь его восстановили и подчинили главе жандармерии, генералу Константину Василиу.

Ну вот, как видите, румыны готовились убивать, тщательно готовились. И так же, как германские солдаты, отправляясь «нах Остен!», знали, что они едут «бить жидов» и царапали эту гнусность на вагонах своих поездов, румынские убийцы знали, чего от них ждет их генерал – Ион Антонеску.

Генеральная репетиция

До начала операции «Барбаросса» оставалось еще четверо суток, когда 18 июня 1941-го Оперативный эшелон SSI выступил в свой первый кровавый поход в направлении города Яссы. Именно здесь, в Яссах, должна была быть проведена некая генеральная репетиция «очистки». «Красная Собака» должен был быть уверен, что созданное им оружие эффективно.

Одновременно с убийцами из Эшелона в Яссы прибыли и убийцы из Жандармского легиона и… какая неожиданность!.. убийцы из Эйнзатцгруппе «D». Сам группенфюрер СС Отто Олендорф, глава Эйнзатцгруппе «D», должен был наблюдать за работой румын и оказывать им помощь.

«Красная Собака» не случайно выбрал Яссы.

Ну, во-первых, Яссы – это как будто бы не настоящая Румыния, не родная Валахия, а только Молдова. Во-вторых, в этом исконно христианском городе более половины жителей – около 45 000 – иудеи.

А в-третьих…

А в-третьих, и это, наверное, самое главное – личное, стыдное…

С этим проклятым городом «Красную Собаку» связывала еще одна трагедия в бесконечной череде постигших его трагедий.

В студеную зиму 1907-го неподалеку от Ясс взбунтовалось несколько крестьянских сел, и он, в те дни молодой еще 25-летний лейтенант, применил артиллерию против вооруженных палками голодных людей.

Результат был чудовищным!

На «поле боя» осталось 11 000 растерзанных тел.

Это событие произвело такое сильное впечатление на Антонеску, что он серьезно заболел, был отчислен из армии и вынужден был пройти лечение в психбольнице.

И как это часто бывало у «Красной Собаки», гнев его обратился не на себя самого, учинившего бойню, а против города, виноватого, с его точки зрения, в этом несчастье.

Итак, все сложилось, сошлось, все связалось в один роковой клубок. И именно Яссы стали той сценой, на которой прошла «генеральная репетиция».

За одну только ночь, с 28 на 29 июня 1941-го, было убито 8000 евреев.

Страшной была эта ночь.

Выстрелы. Крики. Дикая оглушительная музыка.

И, охваченные амоком, убийцы…

Оргия. Настоящая оргия.

Страшной была эта ночь. Но еще более страшным было наступившее за ней утро. Трупы были повсюду – на тротуарах, на мостовых, у подножья памятников, у входов в древние церкви и синагоги…

Антонеску не был в то утро в Яссах, но он, конечно, находился поблизости – в личном своем поезде «Патрия», стоящем на железнодорожных путях. А в «гуще событий» был его эмиссар – генерал Кристеску, который, осуществляя общее руководство бойней, сообщал о ходе ее Антонеску, а также… и это самое удивительное!.. фиксировал все происходящее с помощью сопровождавших его фотографов и кинооператоров.

А главным организатором бойни был известный бандит и убийца капитан Михаэль Никулеску-Кока – очень важный для нас человек, с которым не раз нам придется еще встречаться.

К вечеру бойня утихла. Всех оставшихся в живых евреев, около 5000 человек, согнали на железнодорожную станцию, заперли в вагоны товарного поезда и отправили в соседний с Яссами городок – Тыргу-Фрумоз.

Не всем евреям суждено было доехать до назначения.

Большая часть должна была погибнуть в пути.

Так было задумано…


И даже имя такое было у этого поезда.

«Trenul drik» – «Поезд смерти» — назывался поезд.

«Trenul drik» — это, на наш взгляд, чисто румынское изобретение, так сказать, вклад румын в «Теорию массового уничтожения гражданского населения».

Достойный вклад – на Нобеля тянет!

Удивительно, но румынам все, абсолютно все, сходило с рук. Они действовали так, как будто совсем не боялись ни Божьего, ни Человеческого суда, и даже, как вы уже видели, бесстыдно фиксировали свои зверства.

После бойни, устроенной в Яссах, Кристеску преподнес «Красной Собаке» роскошный альбом фотографий, на которых были запечатлены истерзанные трупы евреев. Альбом этот мог бы служить уликой преступлений.

Но тогда, в 1941-м, все это выглядело как-то иначе.

Ну фотографии, фотографии трупов…

А что здесь такого особенного?

Они ведь не только не думали скрывать свои преступления, а даже наоборот, намеренно выставляли их напоказ, трубили о них.

Румынское Министерство пропаганды выпустило документальный фильм «Крестовый поход против жидов». В румынских газетах было много статей антисемитского толка с прямыми угрозами жидам и призывами к их убийству.

В своей ненависти и тупости румынские СМИ иногда доходили до полного абсурда. Так, одна из газет поместила статью, озаглавленную: «Stalin – este Jidan», что в переводе означало «Сталин – жид». И можно только представить себе, как смеялся Сталин, когда ему принесли перевод этой статьи.

Все иностранные дипломаты, находящиеся в Бухаресте, вне зависимости от своего отношения к убийству евреев, сообщали о нем своим правительствам. Французский консул Жак Труайе уже 4 июля 1941-го направил в Виши письмо, в котором с ужасом описывал акты вандализма. А посланник США Франклин Мот Гюнтер 19 августа 1941-го направил президенту Рузвельту доклад о зверствах, замечая при этом, что «Антонеску, видимо, сошел с ума».

А может, действительно?

Может, действительно «Красная Собака», как не раз уже с ним бывало, потерял ощущение реальности?

Так во всяком случае это выглядит. Такое во всяком случае впечатление производят его чудовищные приказы и не менее чудовищные речи.

«Звездный час»

Одну из таких примечательных речей «Красная Собака» произнес 8 июля 1941 года на заседании Совета министров. Эта проникнутая пафосом речь вошла в Историю под названием «Звездный час».

«Это наш звездный час! – вопил, брызгая слюной, Антонеску. – Я не боюсь, что История назовет нас варварами. Римская империя совершила немало варварства, и все-таки считается величайшим государством…

Не знаю когда, может быть, только через несколько сот лет румынскому народу будет предоставлена такая свобода действий, такая возможность этнической очистки и национального обновления…»

Этническая очистка?!

Убийство гражданского населения?!

Но ведь убийство гражданского населения противозаконно, преступно с точки зрения международного права. Все Гаагские конвенции запрещают такое убийство и требуют от воюющих сторон обращаться с людьми, не участвующими в военном конфликте, гуманно.

И тут выясняется одна пикантная подробность – оказывается, что для Антонеску «законы не писаны»!

Что ему конвенции, да хоть и международные, – он сам себе конвенция, он сам себе закон: «…с полным сознанием происходящего я беру на себя полную юридическую ответственность и говорю вам: существующие законы не для нас, существующие законы нас не обязывают!»

Ион Антонеску, точно так же, как Адольф Гитлер, в директиве «О военной подсудности в районе Барбаросса» от 13 мая 1941-го освобождает свою армию и свой народ от всех существующих законов и призывает их быть варварами, призывает их убивать.

И они убивают…

Убивают самым варварским способом.

Именно так они убивали в Яссах.

И именно так они продолжали убивать в Бессарабии и Северной Буковине.

3 июля 1941-го в местечке Чудей было уничтожено 450 евреев, в местечке Старожинец – около 200, в местечке Цидин – более 470, а число уничтоженных в местечках Новоселец, Ропчея, Иорданешты, Патреуч, Броскауч, наверное, никогда не удастся установить.

Евреи местечка Херца, считавшие себя «чистокровными румынами», так были рады приходу «освободителей», что, одевшись празднично, вышли встречать их. «Освободители» тоже, как видно, были рады евреям. Они тут же раздели их догола, избили и расстреляли.

5 июля в местечке Жучика-Нова было уничтожено 460 человек, в селах Хамница и Друшаница убиты все, а из 400 евреев местечка Костешты остался в живых только один еврейский мальчишка. Остался сиротой.

6 июля в Черновцах были убиты 2000 человек, в Единцах – 1000, в Ново-Сулице еще 975. А 7 июля настала очередь евреев Перлицы, Липкан, Фалешт, Меркулешт, Флорешт, Забричан. В Забричанах людей вначале избивали, затем подвешивали вниз головой на ветки деревьев и только потом расстреливали. Избитого до полусмерти 80-летнего Лейба Корманского бросили посреди улицы, где под смех и улюлюканье толпы конные жандармы превратили его тело в кровавое месиво.

Один из румынских офицеров, по его собственному признанию, восемь раз стрелял в годовалого ребенка и в конце концов закопал его в землю живым.

Говорят, что румыны не убивали?

Да нет же, нет, румыны убивали!

Сегодня мы уже знаем, что эти первые, так поразившие нас убийства всего лишь «генеральная репетиция».

И скоро, очень скоро начнется настоящее «представление».

Представление начинается

Антонеску мечтал об Одессе и наконец получил ее.

Весь мир трубил о его великой победе:

«Триумф! Одесса пала!

Победа румынской армии! Победа маршала Антонеску!»

Сотни поздравительных телеграмм, и самая важная, самая волнующая – от фюрера: «Взятие Одессы венчает историческую борьбу румынского народа за свое освобождение. Приветствую Вас, маршал Антонеску, с чувством товарищеской солидарности. Адольф Гитлер».

Антонеску в эйфории.

Одесса в его руках!

Теперь это его город!

Он назовет его Антонеску – в свою честь.

«Город Антонеску»!

И вместе с городом это звучное имя будет жить вечно!

И как первый шаг к этой манящей «вечности», Антонеску издает декрет о назначении Одессы столицей новой своей земли – Транснистрии:

«Основываясь на Декрете № 1 от 19 августа 1941 года… учитывая, что этот декрет не включал Одессу, постановляю:

1. Одесса, вместе с окружающими ее районами, включается в состав Транснистрии.

2. Одесса становится столицей Транснистрии… и будет управляться в соответствии с моими личными инструкциями…

Дан сегодня, 17 октября 1941 года, в Генеральном штабе.

Маршал Антонеску».


Так Одесса сподобилась стать столицей Транснистрии.

А в столице, естественно, не должно было быть жидов.

На самом деле еще до захвата Одессы, 19 сентября 1941-го, «Красная Собака» отдал приказ, который подчеркивал важность этого города и требовал сразу же очистить его от жидов. В соответствии с этим приказом «очистка» Одессы была тщательно спланирована. С помощью детальной крупномасштабной карты город был разбит на секторы с указанием «приоритета очистки» каждого и, что самое удивительное, с полным списком проживающей в этом секторе еврейской интеллигенции.

Так что, как видите, все было заранее подготовлено и операция могла начаться немедленно. Для проведения операции предполагалось использовать армию, два полицейских батальона, жандармский полк и Оперативный эшелон SSI, часть агентов которого владела русским.

Руководство операцией было возложено на военного претора Одессы подполковника Михаэля Никулеску-Кока.

Никулеску-Кока?

Постойте, где-то мы уже слышали это имя…

Ах да, конечно, – Яссы!

Это он, капитан Никулеску-Кока организовал там кровавую бойню и, как видно, в знак признания заслуг получил звание подполковника.

Теперь подполковник Никулеску назначен военным претором Одессы.

Евреев Одессы ждет участь евреев Ясс.

16 октября 1941 г. 16 часов 30 минут

Стук румынских боканч по брусчатке мостовых.

Скрип военных каруц. Цокот копыт.

Румынские варвары входят в Одессу.

Все последние месяцы они только и делали, что убивали, сжигали и вешали.

Это была их работа и, если хотите, их единственное развлечение.

За этим, собственно, они и пришли к нам сюда: 10-я пехотная дивизия под командованием генерала Иона Глогоджану и все остальные – полицейские, жандармы, специальные агенты SSI, но что это?..

Вслед за румынами на крытых серым брезентом грузовиках немцы – Эйнзатцкоммандо «ЕК-11b» из Эйнзатцгруппе «D». Вот те на!

Это значит, что кроме солдат румынской армии, кроме двух полицейских батальонов, 600 жандармов и 40 специальных агентов SSI в Одессе будет действовать сотня немецких убийц, тех самых, которые помогали румынам в Яссах?!

Не удивительно при таком «раскладе», что убийства евреев Одессы начались в ту же ночь – с 16 на 17 октября 1941-го.

После первых, спонтанных как будто бы зверств 18 октября в Одессу пришла специальная инструкция, призванная «упорядочить» зверства и делающая их еще более преступными, потому что там прямо упоминались… дети.


ИЗ ИНСТРУКЦИИ ПО ЭВАКУАЦИИ

ЕВРЕЕВ ОДЕССЫ В ГЕТТО

«Горун» — [Код 10-й румынской пехотной дивизии. – Авт.]

№ 14420, 18 октября 1941

Во исполнение приказа «Вранча» [Код 4-й румынской армии, в которую входит 10-я дивизия. – Авт.] создается временный лагерь-гетто для евреев города Одессы.

Помещением геттоначиная с 16 часов 18 октября является Тюрьма Одессы на улице Фонтанская дорога

Все евреи, независимо от пола и возраста, будут интернированы по участкам, семьями – дети, женщины, мужчины…»


Дети – на первом месте!

Дети должны быть интернированы.

Дети должны быть заключены в тюрьму…

И далее: «Преториальной службе завести книгу учета всех интернированных в гетто евреев и ежедневно к 9 утра предоставлять командованию дивизии сводки о численности мужчин, женщин и детей…»

И снова дети!

Дети – это мы, пятилетняя Ролли и десятилетний Янкале.

Инструкция по эвакуации в гетто касается нас напрямую.

Теперь террор приобрел вполне упорядоченный характер. Жандармы организованно обходят дома в каждом из секторов, обозначенных на карте. За каждый сектор отвечает специально назначенный офицер. Так, например, за сектор «5–8/ LN», расположенный между Фонтанской дорогой и морем, отвечает полковник Пауль Алексиу.

Задача жандармов выявить проживающих в этом секторе евреев, выдворить их из домов и загнать в тюрьму. Огромную помощь в этом оказывают им добровольные помощники – «добрые» соседи и знаменитые одесские дворники.

Ода одесским дворникам

О, одесские дворники! Владыки «Домовой книги»!

Как почтительно в царские времена сдергивали они с голов свои замасленные картузы и гнули спину перед хозяевами домов!

И как быстро поняли в 20-м, что теперь-то они, дворники, сами хозяева. Что пришло их время вместе с кухарками «управлять государством».

Вскормленные железной грудью НКВД, они в 37-м с нескрываемым удовольствием служили постоянными понятыми при обысках и арестах «врагов народа». И редкий выживший в сталинском ГУЛАГе не пишет в своих мемуарах о леденящем кровь ночном стуке в дверь и роковом: «Откройте! Это дворник!»

Сегодня в городе новая власть. И дворники снова на посту.

Они все поняли, они готовы.

Надев поверх грязных ватников новые белые фартуки… Европа, все-таки, нужно соответствовать!.. они услужливо водят жандармов по этажам, указывая убийцам на ломаном русско-украинско-молдавском языке, с помощью жестов и мерзких подмигиваний, где схоронились жиды.

В отличие от энкавэдэшных ночных арестов, эта новая их работа таит в себе еще и приятное дополнение. После выбрасывания жидов из квартир и грабежа, осуществленного жандармами… весьма поверхностного, из-за нехватки времени!.. квартиры остаются в распоряжении дворников.

И тут уж развернись плечо!

И мебеля жидовские, и пианины, и вожделенные малированные кастрюли, и даже никому не нужные книги.

Книги, книги… Какая уйма книг!

И что с ними делать? Печки топить, что ли?

Ведомые дворниками жандармы врываются в еврейские квартиры и с обычным своим вопросом: «Жидан? Жидан?», действуя штыками и прикладами, выбрасывают оттуда хозяев на улицу, собирают в колонны и гонят…

К 19 октября террор, кажется, уже достиг своего апогея – в этот день румынские варвары совершили в Одессе свое первое знаковое злодеяние. Если, конечно, не принимать в расчет просто убийство или просто заключение детей в тюрьму.

В этот день в старых пороховых складах по Люстдорфской дороге сожгли живыми свыше 25 тысяч евреев.

После освобождения нашего города, в июне 1944 года, это преступление расследовала специальная Областная комиссия по установлению злодеяний.

Такие местные комиссии во многих освобожденных от захватчиков республиках и областях были организованы для содействия ЧГК – Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников, созданной по приказу Сталина еще в 1942-м.

В отчете Областной комиссии приводится свидетельство очевидицы этого преступления – некой гражданки Бобковой:

«19 октября 1941 года в помещении пороховых складов… расположенных по Люстдорфскому шоссе, возле моего дома… румыны начали сгонять арестованных мирных жителей – мужчин, женщин и детей…

Я лично видела, как качали горючее из бочек и поливали склады, в которых находились согнанные жители. Когда склады были облиты горючим, их подожгли.

Поднялся страшный крикЖенщины и дети, объятые пламенем, кричали: “Спасите нас, не убивайте, не сжигайте!”».

Гражданка Бобкова называет сожженных евреев «мирными жителями». Так в советские времена было принято называть уничтоженных евреев.

Слово «еврей» не употреблялось нигде – ни в официальных документах, ни в показаниях очевидцев!

Но в случае с «гражданкой Бобковой» это особенно бросается в глаза.

Обратите внимание!

«Гражданка Бобкова», стоя так близко к горящим складам и слыша предсмертные крики гибнущих в них людей, ничуть не опасается за свою жизнь.

Странно, не правда ли?

Ведь и она, «гражданка Бобкова», точно так же, как те, горящие в пороховых складах, тоже «мирная жительница Одессы»?!

А трагедия, между тем, продолжалась…

Один из коренных одесситов, 65-летний рабочий суконной фабрики, Адриан Оржеховский, поляк по национальности, почти весь период осады и оккупации города вел дневник. И вот что он записал о происходящем:


ИЗ ДНЕВНИКА АДРИАНА ОРЖЕХОВСКОГО

«20 октября 1941 г. На некоторых ул. из домов выселяют всех евреев и куда-то уводят. В городе ужасная паника, особенно, конечно, среди евреев…»

«21 октября 1941 г. Когда шел домой, видел, как из одного дома выселили всех евреев и под конвоем куда-то увели. Было 7 ч. вечера…»


Под окрики жандармов и лай собак колонны евреев гонят по улицам.

Колонну, в которую попала Ролли с родителями, гнали по Петра Великого, по Садовой и через Новый базар, на Новосельскую. Там всех их загнали в здание школы № 124 и подожгли.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9