Яков Рабинович.

Как выжить евреям



скачать книгу бесплатно

Только что Германия обсудила неожиданно всплывший из нацистских документов неизвестный доселе факт членства в нацистской партии трех ныне глубоких стариков – Зигфрида Ленца и Мартина Вальзера, а также любимца публики, юмориста Дитера Хильдебарндта. В конце войны их, подростков, мобилизованных на защиту Берлина, скопом вписали в ряды партии, не взяв даже заявлений о приеме. По крайней мере, так считают они сами, будучи не в состоянии припомнить, чтобы писали заявления или что-либо подписывали по этому поводу. Но в прессе, не без злорадства, выражались сомнения в их искренности. Комментируя эти пересуды, драматург Рольф Хоххут написал, что «немцы как были, так и остались нацией доносчиков».

Вот фон, на котором в Германии будут читать книгу «Доведенные до самоубийства». На заданный мною на презентации вопрос, была ли возможность эмигрировать у тех евреев, кто позднее покончил с собой, и если да, то почему они этого не сделали, несмотря на притеснения и лишение прав, издатель книги «Доведенные до самоубийства» историк Герман Симон сказал: «Для многих было трудно решиться на эмиграцию. Ведь для кого-то даже переехать из города в город – непростая задача, а тут надо было отправиться в другую страну, в другую культуру, в другой язык, и, что очень важно, многие люди оказывались как бы без профессий. Те, что были богаты и не нуждались в работе в чужой стране, эмигрировали, но другие – бедные, старые и больные – такой возможности часто не имели. Возможно, поэтому многие убеждали себя: “Ну, хуже уже не будет!” А после 1938 г. дверь закрылась, и жизнь с каждым днем становилась все тяжелее. И в определенный момент самоубийство оказывалось единственным способом сохранить честь».

На мой вопрос о противоречии самоубийства вере Герман Симон ответил, что «это противоречие, несомненно, существовало и существует, поэтому для издателей книги было особенно важно, что статью на эту тему специально написал раввин Джоэл Бергер».

В этой статье он пытается найти в еврейской истории и священных книгах основу если не для оправдания, то хотя бы для сочувственного объяснения самоубийств немецких евреев. Раввин Бергер приводит примеры самоубийств евреев во времена крестовых походов, когда возможность насильственного крещения воспринималась как путь к гибели души. В статье обсуждаются также совершенные в 70–80-е гг. самоубийства переживших холокост австрийского писателя Жана Амери и итальянского поэта Примо Леви. Джоэл Бергер цитирует пережившего лагеря смерти лауреата Нобелевской премии по литературе Имре Кортеса: «Ключевое понятие здесь – “доверие к миру”. Кто потерял его однажды, тот приговорен к вечному одиночеству среди людей. Такой человек не может больше видеть в других людях своих ближних, он видит в них только враждебных и опасных для него существ».

«Нюрнбергские законы» лишили евреев должностей и бизнеса, шантаж и вымогательства лишили их денег. Еврейские магазины и предприятия перешли в алчные руки немцев. Деньги осели в карманах нацистских должностных лиц.

Сотни евреев были отправлены в концлагеря. Первые концлагеря были предназначены для людей, которых гестапо – немецкая тайная полиция – хотело принудить к покорности. Первыми их узниками были так называемые политики – коммунисты, социалисты, либералы, республиканцы, обыкновенные немцы, выступавшие против гитлеровской политики насилия. Среди них были, разумеется, и личные враги нацистских функционеров.

Немецкий антисемитизм достиг своего апогея в пять этапов. Первый из них начался в 1933 г. с приходом нацистов к власти. В этот период нацисты еще ограничивались тем, что громили еврейские магазины, на улицах избивали отдельных евреев и бойкотировали еврейских бизнесменов. Второй этап был ознаменован введением «нюрнбергских законов» в 1935 г. Третий этап начался в 1939 г. с массового ареста двадцати тысяч евреев и высылки их в концлагеря.

До 1939 г. евреям разрешалось покидать Германию при условии уплаты выкупа. Более трехсот тысяч из пятисот тысяч немецких евреев покинули страну. В 1939 г. размер выкупа был повышен до стоимости всего принадлежавшего семье имущества. К этому времени нацистские заправилы сообразили, что оставшихся евреев можно держать в качестве заложников. Они потребовали за них с мирового еврейства полтора миллиарда рейхсмарок. В Женеве начались переговоры. Они были сорваны вторжением немецких войск в Чехословакию и Польшу. Четвертый этап начался в 1940 г. с депортации всех немецких и австрийских евреев в специальные гетто, организованные в Польше. Тем евреям разрешалось умереть либо от голода, либо от болезней. Пятый и последний этап, так называемое окончательное решение, был запланирован самим Гитлером. После вторжения в Россию лагеря превратились из мест концентрации в места уничтожения. Варварское убийство детей, женщин, немощных стариков стало круглосуточным занятием немцев. «Окончательное решение» предусматривало уничтожение не только всех европейских евреев, но также порабощение «христианских недочеловеков» – поляков, русских, румын, венгров и югославов. Затем, кто останется в живых, эти народы предполагалось разредить посредством планомерного истребления. Порабощение должно было сопровождаться угоном этих народов в Германию в качестве рабочего скота. Их последующее истребление возлагалось на особые подразделения, носившие название «Эйнзатцгрупп» – специальные органы гестапо, действовавшие в составе гитлеровской армии в годы Второй мировой войны и осуществлявшие массовые убийства и насилия над мирным населением оккупированных территорий и военнопленными.

А какова была судьба тех, кто решил покинуть Германию и эмигрировать? Многие не знают о том, что с 5 по 16 июля 1938 г. во французском курорте Эвиан-ле-Бен по инициативе США состоялась международная конференция по проблемам еврейских беженцев. Делегаты из более чем тридцати стран приняли решение о недопустимости изменения существующих законов, запрещающих «незапланированную эмиграцию» евреев из Германии и Австрии в другие государства. Только Доминиканская Республика возражала против этого решения.

Требования, с которыми конференция обратилась к правительству Германии, можно назвать косметическими: речь шла не о прекращении преследования евреев, а лишь об организации их эмиграции в «определенных рамках» и о разрешении беженцам брать с собой хотя бы часть своей собственности. Опираясь на это решение, правительства многих стран закрывали въезд еврейским беженцам и обрекали их тем самым на неминуемую гибель.

Лидер сионистов Хаим Вейцман заявил: «Мир разделился на два лагеря: на страны, не желающие иметь у себя евреев, и страны, не желающие впускать их в свою страну». Эвианская конференция потерпела крах, и германские журналисты со злорадством писали, что она «оправдала антиеврейскую политику рейха», поскольку в мире «жалеют евреев до тех пор, пока это помогает вести злобную пропаганду против Германии, но никто не готов бросить вызов “культурному позору Европы”, приняв их у себя».

Апогеем массовой депортации еврейского населения из Германии стало выдворение польских евреев в конце октября 1938 г. А зловещая «хрустальная ночь» 9 ноября послужила решающим толчком к повальному бегству из страны тех, кто мог ее покинуть. Газета СС Das Schwarze Korps в те дни писала: «План ясен: полное и окончательное отсечение. Это значит – удалить евреев не только из сферы германской экономики, а гораздо больше: ни один немец не должен жить под одной крышей с евреями».

В январе 1939 г. в целях ускорения изгнания из страны евреев всеми средствами была создана Центральная имперская служба по делам еврейской эмиграции. За полтора года до мировой войны только из Германии, не считая Австрии и Чехословакии, вынужденно эмигрировали 115 тысяч лиц еврейского происхождения. Большинство мечтало поселиться в Соединенных Штатах Америки, которые считались «благословенной страной», «земным раем» для еврейства. Но эмиграция в США была ограничена ежегодными иммиграционными квотами. Люди записывались в «лист ожидания» на получение американской визы, готовы были уплатить за нее последние деньги, ждать где угодно, только не в постылой Германии, для которой стали изгоями. Ведь в условиях гитлеровского режима дожидаться разрешения на выезд в течение нескольких лет или даже месяцев было равносильно гибели.

Веймарская республика

Днем провозглашения Веймарской республики принято считать 11 ноября 1918 г. К этому времени революционные выступления, вызванные мировой войной, охватили всю Германию. Правительство, теряя контроль над ситуацией, пошло на соглашение с самой популярной в стране партией социал-демократов. Обсуждалась даже возможность создания Его Императорского Величества социалистического кабинета!

Не зная об этих переговорах, член ЦК СДПГ Филипп Шейдеман на одном из митингов при большом стечении народа провозгласил Германию республикой, чем несказанно удивил собственных коллег по руководству партией. Но сказанного не воротишь. Идея создания республики овладела массами, и в тот же день всё решилось. Действующее на тот момент правительство объявило об уходе в отставку, а кайзер Вильгельм II отрекся от престола и бежал в Голландию.

НЕМНОГО ПРЕДЫСТОРИИ

Поражение в мировой войне поставило Германию на грань экономической и политической катастрофы. Следует заметить, что Германия потерпела политическое и экономическое, но не военное поражение. К моменту прекращения боевых действий ни один неприятельский солдат не находился на территории Германии, более того, немецкие войска оккупировали часть Франции, Бельгии и Украины.

Доля средств, переданных немцами на финансирование революции в России, вернулась в Германию, сыграв здесь свою зловещую роль.

Как и в России, разложение армии началось с военно-морского флота. Первого ноября 1918 г. командование флота приняло решение осуществить ряд крупных операций против британских кораблей. С этой целью суда, базирующиеся в Киле, крупнейшей военно-морской базе Германии, были выведены в море. Здесь на большинстве кораблей начались бунты, матросы отказывались участвовать в боевых операциях. Флот был возвращен в Киль, наиболее активных мятежников арестовали. Возмущенные этим моряки организовали демонстрации с требованием освободить арестованных товарищей. Кроме того, был выдвинут и политический лозунг: «Долой войну!»

Верные правительству войска открыли по демонстрантам огонь. Третьего ноября 1918 г. военные моряки Киля подняли восстание. Призывы правительства к порядку, приезд в Киль депутата рейхстага социал-демократа Густава Носке и другие меры умиротворения уже не могли остановить беспорядки.

Революция началась под красными революционными знаменами, да и само слово «революция» к тому времени прочно ассоциировалось с большевиками. Именно по примеру русских коммунистов в Киле был создан Совет солдатских и рабочих депутатов. Революционное движение быстро охватило почти все крупные города Германии: Любек, Гамбург, Бремен, Лейпциг, Дрезден и т. д. Казалось, что мечта Ленина и Троцкого о мировой революции вот-вот начнет осуществляться.

Как утверждал Шейдеман, все это и послужило поводом для провозглашения республики.

ВЕЙМАРСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ

Переходному правительству социал-демократов, учитывая негативный опыт России, необходимо было срочно собрать Учредительное собрание и принять Конституцию Германской республики.

Массовые беспорядки, спровоцированные левыми социал-демократами (Союз Спартака), дестабилизировали и без того шаткое внутреннее положение Германии. Повсюду, по аналогии с Россией, возникали рабочие и солдатские Советы. Но немцы в силу своего менталитета не склонны к анархизму, и поэтому большинство граждан страны высказалось за максимально быстрое наведение порядка. За скорейший созыв Учредительного собрания в декабре 1918 г. высказался и Всегерманский съезд Советов.

19 января 1919 г. состоялись всеобщие выборы, на которых большинство голосов (54,5 %) получила левоцентристская коалиция во главе с социал-демократами. Так как в Берлине сохранялась нестабильная обстановка, германское Учредительное национальное собрание было созвано в Веймаре. Оно проработало с 6 февраля 1919-го по 21 мая 1920 г.

11 февраля 1919 г. Учредительное национальное собрание избрало временным президентом Германии социал-демократа Фридриха Эберта. 13 февраля было сформировано правительство Веймарской коалиции во главе с социал-демократом Ф. Шейдеманом. Коалиция включала Социал-демократическую партию, партию Центра, Немецкую демократическую партию. Учредительное собрание приняло ряд законов, направленных на укрепление власти. 22 июня 1919 г. Учредительное собрание высказалось за подписание Версальского договора, а 9 июля ратифицировало его.

31 июля 1919 г. была принята Веймарская конституция. 11 августа она вступила в силу и законодательно оформила происшедшую в результате Ноябрьской революции замену полуабсолютистской монархии на Демократическую парламентскую республику.

Веймарская конституция закрепила неприкосновенность частной собственности на средства производства, ввела институт всеобщих выборов по партийному списку и пропорциональное представительство партий в рейхстаге.

Президент, избираемый всенародным голосованием, был наделен как глава исполнительной власти широкими полномочиями. Статья 48 предоставляла ему право вводить осадное положение, приостанавливать действие демократических институтов, издавать чрезвычайные декреты. Правительство во главе с рейхсканцлером назначалось президентом.

Значительно усилив централизацию власти, Конституция сохранила федеративную структуру страны. Германия состояла из 15 республик (земель) и трех «вольных городов», пользовавшихся значительной автономией. Учреждался рейхсрат, в который входили представители правительств земель.

СТАНОВЛЕНИЕ

Принятие Конституции должно было стабилизировать внутреннее положение Германии. Однако эта стабилизация не удалась.

В первые годы существования Веймарской республики политическая жизнь определялась парламентским большинством, состоявшим из социал-демократов, Германской демократической партии и партии Центра. Попытки коммунистов изменить государственный строй были подавлены.

Однако уже в двадцатые годы стало очевидно, насколько непрочна демократия в Германии. Экономический кризис, инфляция и попытки коммунистического переворота в условиях всеобщего хаоса показали, что в Веймарской республике демократические институты не прочны.

Но Германия потеряла свои колонии и значительную часть территорий. Саарская область была подчинена, а Рейнланд стал демилитаризованной зоной. Германия должна была выплатить крупные репарации.

В 1920 г. в стране произошел путч генерала Каппа, в ходе которого были уничтожены многие политики. Путч окончился провалом. На выборах в рейхстаг радикальные партии значительно усилили свои позиции. В 1921 г. была создана немецкая армия.

В 1922 г. в ходе переговоров в Локарно немецкие дипломаты, энергично пытавшиеся восстановить положение Германии на международной арене, наладили взаимовыгодные отношения с СССР. В частности, советская сторона, также заинтересованная в прорыве международной изоляции, предложила Германии широкое военное сотрудничество, в первую очередь в сфере подготовки квалифицированных офицерских кадров. Известно, что по условиям Версальского мира Германии было запрещено создание и подготовка офицерского корпуса.

В январе 1923 г., с целью получения выплат по репарациям, Франция оккупировала Рурскую область. Рур давал Германии около 80 % угля, здесь было сосредоточено более половины немецкой металлургии. Потеря Рурской области означала катастрофу для экономики страны. Правительство Германии призвало жителей этого региона к пассивному сопротивлению, которое, впрочем, началось и без этого призыва. В Руре остановились предприятия, перестали работать транспорт и почта, прекратилось поступление налогов. Правительство начало выплачивать компенсации за потери, вызванные пассивным сопротивлением, но это только усугубило инфляцию. К ноябрю 1923 г. одна золотая марка стоила 100 миллиардов бумажных марок, то есть банкноты превратились просто в резаную бумагу.

Правительство не могло решить рурской проблемы, но сразу же на политической арене появились силы, утверждающие, что они знают пути ее решения. Оккупация Рура естественным образом активизировала правых и левых экстремистов. Вновь заявили о себе коммунисты, возложив вину за оккупацию непосредственно на правительство и призвав к акциям гражданского неповиновения и всеобщей стачке. Время было выбрано удачно: массы нуждались в вожде, коммунисты предлагали себя на роль единственных в стране радетелей за дело освобождения Рура.

Коммунисты начали подготовку вооруженных восстаний в Саксонии, Тюрингии, Гамбурге и других местах. Правительство видело в коммунистической опасности более серьезную угрозу, чем даже оккупация Рура, а потому целиком сосредоточилось на предотвращении возможных выступлений. С помощью рейхсвера (армии) восстания были подавлены в зародыше, хотя не всегда удавалось обходиться без кровопролития. В Гамбурге, например, дело дошло до баррикадных боев. В ноябре 1923 года коммунистическая партия была официально запрещена.

Не желая упускать своего влияния на массы, активизировались и правые.

Тогда же, 8 ноября 1923 г., в Мюнхене начался путч (подавленный, впрочем, уже на следующий день), который организовала никому дотоле не известная организация правого популистского толка. Организация эта называлась Немецкая национал-социалистическая рабочая партия (NSDAP), которую возглавил человек, заменивший свою труднопроизносимую фамилию Шикльгрубер на псевдоним Гитлер, во время путча он был арестован и приговорен к 12 годам тюрьмы, но через несколько месяцев освобожден. В 1924 г. в Германии, наконец, наступила фаза политической стабильности. Казалось, что демократия в Германии, несмотря на многочисленные трудности, начала побеждать. Этому способствовал и короткий, но бурный расцвет экономики в «золотые 20-е гг.».

ПЯТЬ ЛЕТ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОДЪЕМА

Великие державы осознали, что Германии необходимо оказать экономическую помощь. В 1924 г. был принят план Дауэса, предусматривающий предоставление Германии займов на восстановление хозяйства, а в 1930 г. – план Юнга, существенно снижающий сумму репараций и ослабляющий контроль над немецкой экономикой.

Благодаря трудолюбию и квалификации немецких рабочих, таланту немецких предпринимателей, экономика страны пошла на подъем, а к 1927 г. промышленное производство превысило, наконец, довоенный уровень. В 1924 г. была проведена дефляционная денежная реформа, стабилизировавшая курс рейхсмарки. Некоторые отрасли германской промышленности начинали доминировать в Европе. В обход версальских установлений развивалась и военная промышленность, размещая заказы за границей или создавая военные предприятия в других странах.

Правительственная чехарда несколько утихла, особенно когда вместо умершего в апреле 1925 г. Эберта президентское кресло занял сторонник «твердой руки», герой прошедшей войны Пауль фон Гинденбург.

Однако основой промышленного возрождения стало высокотехнологичное производство, ориентированное на выпуск товаров широкого потребления длительного пользования. Рост промышленного производства, который считался залогом процветания страны, продолжался неуклонно. Никому не приходило в голову, что этот рост, как и любой другой, имеет свои пределы.

В политической жизни страны происходило существенное снижение политической активности населения, падал авторитет партий нового типа. Призывы Коминтерна к мировой революции или заклинания крайне правых о борьбе с мировым еврейским заговором стали восприниматься как ритуальные. Казалось, окончательно ушла в прошлое война как способ решения межгосударственных проблем, торжествует провозглашенный еще в Версале президентом США В. Вильсоном принцип исключительно мирного урегулирования спорных вопросов.

Серьезные изменения произошли и в области культуры. Благодаря достижениям науки и техники, появилось понятие массовой культуры, то есть культуры, отрицающей всякую элитарность и ориентированной на человека толпы. Изменившаяся экономика, стремительный рост уровня жизни создали феномен, определяющий во многом социальное лицо эпохи – «средний класс». Представители этого класса: квалифицированные рабочие, клерки, инженеры, официанты, таксисты и т. д., являясь наемными работниками, имели сбережения, вложенные в акции или банки, приносящие им доход в виде процентов или дивидендов.

Казалось бы, ничто не предвещало краха, но благополучие «дивного нового мира» кончилось внезапно и катастрофически. Все началось с экономического кризиса перепроизводства, но столь разрушительной силы, как ни один кризис до 1929 г.

ВЕЛИКАЯ ДЕПРЕССИЯ

24 октября 1929 г. после долгой игры на повышение (скупки акций, что приводит к повышению их цены) спекулянты на Нью-Йоркской фондовой бирже начали эти акции активно продавать. Все указывало на то, что дела на предприятиях шли весьма плохо: произведенный товар задерживался на складах, не находя покупателя, массовое предложение намного превысило спрос, заработал механизм кризиса перепроизводства. Уже к 29 октября того же года («черный вторник») стало ясно, что объем продажи акций катастрофичен и что речь идет о биржевом крахе. В этот день было продано 16,4 миллиона акций, что соответствовало потери примерно 10 миллиардов долларов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18