Яков Рабинович.

Как выжить евреям



скачать книгу бесплатно

Убийства и погромы евреев были предотвращены только при Третьем крестовом походе 1189–1190 гг. соответствующими мерами Фридриха I Барбароссы и епископов.

Уже во время Первого крестового похода тема убийства евреями христианских детей для ритуальных целей и умышленного отравления колодцев и водоемов появляется в Германии. Такие обвинения были быстро приняты суеверным населением и стали причиной нападений на еврейские общины. Такое обвинение было выдвинуто против евреев в Фулде в 1235 г., когда на мельнице в отсутствие родителей сгорели пятеро детей. Евреи тут же были обвинены в ритуальном использовании крови этих детей. В связи с этим 32 еврея подверглись пыткам и были убиты. Это был первый случай практического обвинения в ритуальном убийстве, имевшем широкий резонанс, и он дал повод для создания комиссии по исследованию этого факта. Комиссия пришла к выводу, что законом Моисея и Талмудом евреям строго запрещено использовать какую-либо кровь, тем более человеческую.

Предписания того времени предусматривали защиту евреев светской центральной властью, что выделяло их в особый слой населения, для которого устанавливались привилегии. Это делало евреев зависимыми. Они не были крепостными, но находились в подчинении императора, были как бы его слугами, т. е. свободно не располагали собой и были подчинены воле императора. Под эту волю можно было подвести все, что ущемляло их права – право на общественную работу, на ношение оружия. Доходы от платежей евреев становились собственностью императорской казны. Их экономический потенциал присвоило себе государство.

В XIII в. евреи давали 13 процентов доходов империи и 20 процентов имперского налога городов. В XIV в. дошло до отчетливого ограничения в отношении сфер деятельности еврейского населения. Причина этих изменений лежала в возникновении организованной деятельности торговых агентов и сословия ремесленников – цехов и гильдий, к которым еврейское население не имело доступа. Таким образом, производство еврейских ремесленников ограничивалось только собственной потребностью еврейского населения. Городская знать принимала постепенно на себя торговлю товарами, и в ее интересах было исключить еврейскую конкуренцию. После изгнания из многих профессиональных отраслей экономическая деятельность евреев ограничивалась почти исключительно кредитованием.

Императоры и короли получили возможность продавать, закладывать или передавать евреев их князьям, епископам и городам. Это еще более усугубило положение евреев, что привело к росту процентов на ростовщичество. Хотя ссудодателями на то время были и церкви, и монастыри, дома католических орденов и их денежные процентные ставки были не ниже, чем у евреев, а иногда и выше, основная неприязнь распространялась на евреев. Это было связано с тем, что ремесленники и крестьяне, которые нуждались в кредитах, могли получить их только у евреев, а ростовщичество императоров, князей, епископов, городов оставалось для них скрытым.

Папа Иннокентий III признавал, что число христианских ростовщиков столь велико, что их отлучение от церкви могло бы привести к закрытию церквей.

Благодаря таким действиям евреи превращались в преступников в глазах фанатичных, религиозно настроенных людей, которым можно было приписать любые, самые чудовищные преступления. Противоречия внутри самого христианского мира – начало общественных движений в городах, дискуссии между цехами ремесленников и беднотой, нестабильность самих империй – отступали как бы на задний план по сравнению с ситуацией вокруг евреев.

К концу XIII столетия, когда евреи пытались покинуть Германию, последовал запрет короля Рудольфа I. В это время было совершено множество кровавых преступлений против евреев, погибли целые общины в Нюрнберге, Вюрцбурге и других городах. Причины этих погромов были связаны как с жаждой наживы, так и со стремлением уничтожить долговые обязательства.

В конце XIII столетия было немало повторных обвинений в ритуальных убийствах, умышленном отравлении колодцев и водоемов, которые становились поводом для насилия против евреев. Преследования локального типа поднялись до государственного уровня. Особенно это сказалось в годы распространения по Европе эпидемии чумы в середине XIV столетия. Погромы и гибель евреев приводили к присвоению еврейских капиталов христианскими королями, императорами и их высокопоставленным окружением. Христиане освобождались от какой-либо ответственности в случае смерти евреев. Статус евреев все более понижался, резко ослабло их торговое влияние в экономике.

Такая ситуация сохраняется до середины XIV в., а затем из-за эпидемии чумы евреи изгоняются из Центральной Европы, в первую очередь из Германии. Повсеместно позиции евреев заняли христиане, и необходимость в евреях отпала. Отсюда – начало исхода евреев в Польшу…[1]1
  При написании статьи автор использовал материалы на немецком языке, представленные в Интернете университетами Германии, в частности работы Михаила Роста и Сильвии Гаслингер.


[Закрыть]

Начало эпохи

В истории германского еврейства в Средние века Первый крестовый поход (1096–1099) был тем рубежом, которым завершился двухвековой период мирных отношений христиан к евреям и с которого началась длительная эпоха враждебности к ним, наполненная жестокими преследованиями, убийствами, изгнаниями.

Это началось в ноябре 1095 г. на католическом соборе в Клермоне (Франция), когда Папа Урбан II призвал к крестовому походу за освобождение Гроба Господня (гроб Иисуса Христа) в Иерусалиме, находившегося тогда под властью неверных, т. е. мусульман. При этом было принято решение даровать прощение грехов всем христианам – участникам похода. Клич «Такова воля Божья!», прозвучавший на соборе, был подхвачен всеми теми, кого воодушевил призыв Папы.

Крестоносное войско (на одежды участников похода нашивались красные кресты – символ распятия) первоначально включало в себя феодалов и рыцарей. Вскоре к нему присоединились многочисленные простолюдины – крестьяне, жители городов, а также бродяги и даже преступники, уверенные в том, что их ждет отпущение грехов и вечное блаженство. Кроме того, всех участников влекла в поход не только религиозная вера, но и надежды приобщиться к сказочным богатствам Востока.

Вскоре среди крестоносцев зазвучали голоса некоторых христианских проповедников, которые внушали крестоносцам: «Мы выступаем в далекий поход, чтобы освободить Гроб Господень от неверных, в то время как среди нас живут евреи, повинные в смерти Господа нашего Иисуса Христа. Так пусть они либо примут нашу веру, либо погибнут». Двигаясь по территории Франции на восток, крестоносцы, по словам одного христианского хрониста, «много раз устраивали массовые избиения евреев, во время которых уничтожили евреев почти всей Галлии (древнее название Франции. – Прим. авт.), за исключением согласившихся принять христианство». При этом убийства евреев совершались не столько организованным феодальным войском, сколько шедшими впереди него отрядами простолюдинов.

Еврейские общины Франции в срочном послании известили своих единоверцев в Германии о приближавшейся к ним опасности. На это они получили благодушный ответ: молясь за своих единоверцев в постигшем их несчастье, мы убеждены, что нам ничего не угрожает. Германские евреи, более многочисленные, чем французские, долго жившие с христианами в мире и уверенные в благосклонности и защите властей предержащих – императора, светских и духовных князей, – не могли поверить в то, что их ждет участь французских единоверцев. Тем не менее глава крупнейшей и наиболее влиятельной общины Майнца Калонимос бен Мешуллам обратился к императору Генриху IV с ходатайством о защите. Монарх приказал всем герцогам и епископам своего государства защищать евреев от бесчинств крестоносцев.

Первоначально приказ императора, казалось бы, возымел действие. Вступившие весной 1096 г. на германскую землю крестоносные войска довольствовались вымогательством богатых подарков и подношений в виде больших сумм денег или продовольствия для войск. Однако дух грабежа и насилия, который несли с собой крестоносные массы – крестьяне и городская чернь, – охватил также и часть «благородных» крестоносцев.

Первыми это ощутили в конце апреля 1096 г. евреи Меца в Лотарингии, входившей в то время в состав германского государства. 23 из них были убиты, остальные приняли крещение.

В Шпайере, еврейская община которого пользовалась особой благосклонностью епископа, даровавшего ей в 1090 г. особую «привилегию», крестоносцы, ворвавшись в город при поддержке части горожан, убили 11 евреев, отказавшихся принять крещение. Остальные были спасены благодаря быстрым действиям епископа, который приказал своему войску разогнать погромщиков, отвел евреев в свой замок, а горожанам, принявшим участие в убийстве евреев и грабежах, велел отрубить правую руку.

Когда о событиях в Шпайере стало известно в Вормсе, часть евреев города нашла убежище в замке епископа Адальберта. Другие остались в своих домах, так как их христианские соседи обещали им защиту. Однако перед ворвавшимися в город крестоносными толпами и горожане, и епископ оказались бессильны. В начале были вырезаны те, кто остался дома; это произошло 18 мая. А 25 мая епископ, осознав свое бессилие защитить укрывшихся у него евреев от возбужденных толп крестоносцев, предложил им принять крещение. Лишь немногие евреи приняли это предложение. Остальных постигла ужасная участь, которую описал еврейский хронист Шломо бен Шимон: «Враги убивали их… пронзая мечами. Они (евреи) собирали всё свое мужество по примеру своих братьев и шли на смерть, прославляя Имя… Все принимали с открытым сердцем божественный вердикт: поручая свои души Вечному, они восклицали: “Слушай, Израиль: Господь Бог наш, Господь Единый”».

Через два дня, 27 мая, наступила очередь евреев Майнца, куда ворвалась банда графа Эмихо фон Ляйнингена. Первоначально часть евреев во главе с Калонимосом бен Мешулламом, вооруженные мечами и покрытые латами, вместе с немногочисленным войском епископа пытались остановить врагов у ворот города. Не выдержав натиска превосходивших сил, они были вынуждены отступить и продолжить бой у ворот своего укрепленного квартала. Однако вскоре войско епископа отказалось воевать против единоверцев. Сам епископ был вынужден бежать из Майнца. О дальнейшей участи евреев с большим сочувствием к ним повествовал известный христианский хронист Альберт из Ахена: «…Женщин убивали вместе с мужчинами, и маленькие дети обоего пола также были зарублены. Евреи, видя, как христиане пошли с оружием в руках на них и на их детей, не щадя ни старых, ни малых, сами взялись за оружие, которое они направили на своих единоверцев, на своих жен и детей, матерей и отцов, и сами истребили друг друга». В числе тех, кто лишил себя жизни, был и глава общины Калонимос бен Мешуллам.

Вторгшись в Чехию, входившую тогда в состав Германской империи, крестоносцы разгромили общину Праги и других чешских городов.

Когда осенью 1096 г. крестоносные войска покинули пределы империи, они оставили за собой огромный кровавый след в виде вырезанных и уничтоженных еврейских общин. Общее число жертв по тому времени было огромным – около 5 тыс. человек.

Вторгшись в Палестину и овладев Иерусалимом в 1099 г., крестоносцы сожгли укрывшихся в синагоге евреев, а остальные были либо вырезаны, либо проданы в рабство.

Массовые погромы и убийства в ходе Первого крестового похода имели большие и долговременные последствия как для отношений христианского окружения к евреям, так и для самого германского еврейства.

Взрыв религиозного фанатизма в среде христианского населения, которым сопровождается Первый крестовый поход, выявил огромный потенциал ненависти к евреям как к религиозной общности. Эта ненависть, как показали последующие события, не оказалась кратковременной и имела различные формы и проявления. Одним из них стали кровавые наветы, в которые легко верило невежественное простонародье, нередко подстрекаемое некоторыми фанатичными католическими проповедниками.

Первые обвинения евреев в ритуальном убийстве на территории Германии произошли в 1147 г. в Вюрцбурге во время Второго крестового похода. Затем последовали другие. Особенно частыми стали обвинения евреев в использовании крови христианских детей в лечебных и ритуальных целях (первое из них – в Фульде в 1235 г.). И хотя высшие круги светской власти и церковной иерархии (вплоть до Пап) неоднократно осуждали кровавые наветы, в народном сознании они закрепились на многие столетия.

Созданию отрицательного образа еврея в немалой мере содействовали и верхи католической церкви, развернувшие начиная с рубежа XII–XIII столетий энергичную и жестокую борьбу за «чистоту» католицизма, против активизировавшихся ересей и нехристианских религий. В среде католических верхов упорно обосновывалась идея об изначальной враждебности евреев христианству, о том, что на всех евреях лежит вина за смерть Иисуса Христа. За это преступление они прокляты Богом, изгнаны из своей страны и обречены на вечные скитания (на этой основе рождались легенды о Вечном жиде).

Особенно юдофобски был настроен Папа Иннокентий III, который в 1205 г. заявил о «вечном рабстве» евреев за то, что они предали Иисуса Христа. Несколько позднее в одном из своих писем он выразил свое отношение к евреям следующим образом: «Евреи, подобно братоубийце Каину, обречены бродить по земле как беженцы и бродяги…» Созванный им в 1215 г. IV Латеранский (Вселенский) собор запретил евреям занимать общественные должности, которые могли бы поставить христиан в зависимость от них, а также возвращение крещеных евреев (в подавляющем большинстве своем принявших крещение под страхом смерти) в иудаизм.

Так в обстановке безраздельного господства средневековой христианской культуры, которая основывалась на твердых догматах, фанатичной вере и нетерпимости, формировался зловещий образ еврея, который находил свое отображение в иконописи, церковной скульптуре, а также в балладах, мистериях и других проявлениях народного творчества. Все это глубоко проникало в народное сознание и закреплялось в нем на многие столетия.

Эпоха гонений, открытая Первым крестовым походом, показала, что перед лицом взрыва жестокого религиозного фанатизма христианских толп власти – император, светские и церковные князья – оказались не в состоянии обеспечить безопасность евреев как своих подданных. Последующее время лишь подтвердило ненадежность и непостоянство покровительства и защиты властей.

Эта эпоха оказала большое и долговременное влияние на многие стороны жизни евреев Германии.

Прежде всего, это сказалось на резком сужении сфер деятельности евреев. Международная торговля с Востоком, в которой они прежде преобладали, перешла к христианским купцам – ганзейским и итальянским, которые могли полагаться на защиту их городов или государств. Возможности для торговой деятельности евреев были резко сужены. Католическая церковь лишила их права вступать в купеческие гильдии и ремесленные цехи. Тем самым евреи были вытеснены в почти единственно дозволенную (и недозволенную христианам) сферу деятельности – в финансовые операции, ростовщичество. А это, в свою очередь, вызывало зависть, презрение и злобу христианского окружения.

В ту эпоху рождались новые черты менталитета или, как называл известный историк Лев Поляков, новый еврейский склад ума ашкеназских евреев. Среди моральных ценностей на первый план выдвигались те, которые проповедовали скромность и смирение, способность выносить унижения и страдания. Вместе с тем евреи вставали на путь упорного сопротивления тому злу, которое несло им христианское окружение. Это проявлялось, с одной стоны, в более настойчивом добывании материальных средств (денег), без которых невозможно было существовать во враждебном мире. Денег во всевозрастающих размерах требовали светские и церковные покровители, деньги являлись тем портативным имуществом, которое можно было взять с собой в случае все более частых изгнаний.

В этот же период начался процесс территориального отделения евреев от христиан: в городах возникали еврейские улицы, еврейские кварталы, которые в последующем нередко обносились стенами, образуя гетто (хотя сам этот термин родился позже в Венеции).

Так началась трагическая эпоха гонений на средневековое германское еврейство, продолжавшаяся несколько столетий.

Кровавый гетман

В 2014 г. отмечалось 360-летие Переяславской рады, присоединившей Украину к России. Событие это связано в первую очередь с гетманом запорожского войска Зиновием-Богданом Хмельницким по прозвищу Хмель.

Украинский народ вот уже более трех с половиной веков чтит память о своем национальном герое. Я бы даже сказал, что в советскую эпоху поддерживался культ Богдана Хмельницкого как национального героя Украины, а может быть, и всего советского народа.

И это притом, что националистически настроенные политики, общественные и культурные деятели Украины еще в середине XIX в. считали его далеко не героем. Даже называли изменником интересов Украины. К примеру, поэзия знаменитого Кобзаря, Тараса Шевченко, содержит весьма острую критику Хмельницкого.

А вот несколько фактов, подтверждающих культ самого известного на Украине гетмана.

1. Практически во всех украинских городах, во многих российских, белорусских, а также в городах ряда других бывших советских республик именем Б. Хмельницкого названы улицы и даже центральные проспекты.

2. Б. Хмельницкому воздвигнуты многочисленные памятники на всей территории Украины.

3. Во время Великой Отечественной войны по инициативе Сталина был учрежден орден Богдана Хмельницкого. Им награждался только высший комсостав.

4. На Украине и поныне его имя носят города Переяслав-Хмельницкий (ранее Переяслав) и Хмельницкий (ранее Проскуров).

С восстанием Хмельницкого связана одна из самых трагических страниц в истории еврейства Восточной Европы. По количеству жертв и жестокости, разумеется, в пропорции к численности населения, некоторые историки сравнивают его с холокостом.

Но самое печальное состоит в том, что и сегодня об этой трагедии не пишут в учебниках истории ни на Украине, ни в России.

Восстание обернулось для евреев Украины подлинным национальным бедствием. Избранный в январе 1648 г. гетманом запорожского войска, Богдан Хмельницкий объединил отряды казаков и заключил союз со старинным врагом православия крымским ханом.

Отряды запорожцев обрушились на города Юго-Восточной Польши. И с варварской средневековой жестокостью и остервенением принялись истреблять поляков и евреев.

Среди еврейских хроник самым достоверным источником является книга Натана Ганновера «Пучина бездонная». Книга была впервые напечатана на иврите в Венеции в 1653 г., т. е. сразу по следам тех трагических событий.

Ганновер был живым свидетелем произошедшей трагедии. Почти всю его семью порубали казаки Хмельницкого. Вот как характеризуется автор во вступлении: «Автор этой книги почтенный еврей, мудрый и благородный учитель и раввин наш Натан Нате, сын святого учителя и раввина Моше Ганновера, благословенна память праведника, погибшего от сабли казака. И да отмстит Господь за кровь его, из святой общины Заслав, что в стране Русь».

Автор так сформулировал цель своей книги: «Дабы всё сохранилось в памяти будущих поколений, я подробно рассказал в этой книге, по какой причине произошло несчастие и взбунтовались православные против королевства польского, уподобясь бешеной корове; как соединились православные с татарами, с которыми от веку враждовали; также про все войны и бедствия, великие и малые равно. Также обозначаются даты наибольших бедствий, дабы каждый смог установить день, в который погибли его отец или мать, брат или сестра, дабы оплакать приличествующе их».

А вот еще одна цитата из книги…

«Убийства сопровождались варварскими истязаниями: с евреев полностью сдирали кожу, живых распиливали пополам, забивали до смерти палками, жарили на углях, обливали кипятком. Беременным женщинам вскрывали животы. И не было пощады и грудным младенцам: их резали на руках матерей, разрывая на части, как рыб. Тысячи иудейских младенцев были бросаемы в колодцы и засыпаемы землей, и не было такой смерти, на которую бы ни обрекали их».

А вот что пишет историк Николай Костомаров в книге «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей», в пятой главе второго отдела, где речь идет непосредственно о Хмельницком:

«Самое ужасное остервенение показывал народ к иудеям: они осуждены были на конечное истребление, и всякая жалость к ним считалась изменой. Свитки закона были извлекаемы из синагог: казаки плясали на них и пили водку, потом клали на них иудеев и резали без милосердия; тысячи иудейских младенцев были бросаемы в колодцы и засыпаемы землей.

Страшное избиение постигло иудеев в Полонном, где так много их перерезали, что кровь лилась потоками через окошки домов.

В другом месте казаки резали иудейских младенцев и перед глазами их родителей рассматривали внутренности зарезанных, насмехаясь над обычным у евреев разделением мяса на кошер (что можно есть) и треф (чего нельзя есть), и об одних говорили кошер – ешьте! а о других: это треф – бросайте собакам!»

Катастрофу, пережитую евреями в период восстания Хмельницкого, некоторые историки сравнивают с разрушениями иерусалимских храмов и даже холокостом. Многие тысячи еврейских семей из сел и местечек искали спасение от казаков Хмельницкого в укрепленных городах.

Однако города стали местом их массовой гибели. В Тульчине поляки в обмен на сохранение собственных жизней выдали евреев казакам, но это их не спасло. Казаки зарубили евреев, а потом покончили с поляками. Тернополь вообще отказался впустить евреев.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18