Яков Рабинович.

Как выжить евреям



скачать книгу бесплатно

В настоящее время помещение в Амстердаме, где укрывались евреи, известно как Дом Анны Франк. Ежегодно он привлекает сотни тысяч экскурсантов.

Для читателей дневника Анна навсегда осталась 15–16-летней девушкой. Если бы не Катастрофа, ей шел бы сейчас седьмой десяток. Отто Франк так описывал сцену, разыгравшуюся в тот момент, когда нацисты ворвались в пристройку: «Эсэсовец схватил портфель и спросил меня, нет ли в нем драгоценностей. Я ответил, что там одни бумаги. Он швырнул их – и дневник Анны в том числе – на пол. Он взял себе нашу серебряную посуду и ханукальный светильник. Если бы он забрал с собой дневник, никто никогда не узнал бы о моей дочери».

Война уже катилась к границам Германии, а в оставшиеся лагеря продолжали свозить евреев для уничтожения из многих стран Европы вплоть до октября 1944 г.

Шкуру свою надо было спасать или сдаваться, чтобы сохранить свое население, остатки армии, города от разрушения во время военных действий, а нацисты продолжали бессмысленное уничтожение абсолютно ни в чем не виновных людей, а потом не успели замести следы и уничтожить ряд лагерей, и мир увидел их дела и ужаснулся. Такую ненависть нечеловеческую они разожгли в себе, что было уже не остановиться. Даже на последнем этапе войны Гитлер требовал тотального уничтожения тех, кто оставался еще в живых.

Удивительно, но даже накануне самоубийства в своем завещании фюрер оставил пожелание: «Прежде всего, я поручаю лидерам нации и тем, кто находится под их руководством, строго соблюдать законы расы и безжалостно противодействовать универсальному отравителю всех народов – международному еврейству».

Молиться надо, просить прощения за содеянное, а он опять туда же – «прежде всего… законы расы… отравитель всех народов». Между прочим, «отравитель всех народов» он сам, в том числе и немецкому народу он принес неисчислимые беды. Не было никакой необходимости в уничтожении евреев и вообще в войне. Германии никто не угрожал, и многие годы еще можно было ею править.

Целью войны с Россией было завоевание Германией жизненного пространства. Тоже, между прочим, бредовая идея. Война на два фронта, миллионы жертв и среди немцев, призрачная возможность отобрать у России какую-нибудь часть территории. Живут же сейчас немцы даже на меньшей территории своей страны, и совсем неплохо. Так что суровой необходимости срочно начинать войну со всеми в Европе ради передела территорий, которые никто добровольно и не собирался отдавать, тоже безумие.

В начале 1945 г. Красной армией были освобождены лагеря Освенцим, Бухенвальд, Равенсбрюк, Берген-Бельзен и другие.

В память о погибших от рук нацистов шести миллионах евреев воздвигнуты мемориалы и музеи во многих странах мира. Среди них: Музей Яд Вашем в Иерусалиме (1953), Центр документации и мемориал в Париже (1956), Дом-музей Анны Франк в Амстердаме (1958), Мемориальный музей Холокоста в Вашингтоне (1994), Музей памяти 1,5 млн еврейских детей в Хиросиме.

Генеральная Ассамблея ООН провозгласила 27 января, день освобождения Освенцима, Международным днем памяти жертв Холокоста.

А 26 января 2007 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию № 61/255, осуждающую отрицание холокоста как исторического факта.

Дорого заплатило человечество за психопатию одного диктатора.

Закончим эту главу одним из четверостиший Игоря Губермана:

 
Не молясь и не зная канонов,
Я мирской многогрешный еврей,
Но умершие шесть миллионов
Продолжаются в жизни моей.
 

Фюрер был богатейшим человеком рейха

Из бесчисленных мифов, которыми окружают себя диктаторы всех времен и народов, в особой чести у них миф о «простоте и скромности» стоящих на вершине власти, об их бескорыстии, что должно создавать у подданных впечатление о близости к народу, пробуждать трепетную веру в то, что помыслы и трудовые будни диктаторов заполнены заботой о благе обычного человека – все для него и ничего для себя.

Кому-то из диктаторов для полного комфорта якобы хватает простого солдатского одеяла, кто-то всю жизнь ходит в мягких кавказских сапогах (видимо, аналог русских лаптей), а у кого-то все удовольствия исчерпываются сигарным дымком. Покурил, и за работу во имя народа – никаких личных благ вождям не нужно. Главное, конечно, чтоб люди об этом знали.

Вот и Гитлера до сих пор нередко изображают этаким ангелом: не пил, не курил, мяса не кушал, вел спартанский образ жизни, в 1934 г., бедолага, даже от зарплаты отказался. В кайзеровские времена, что пришлись на его молодость, жил на деньги матери и тетки, мечтая о карьере и деньгах великого художника. Но когда помощь от родственниц иссякла, оказался Адольф в приюте для бездомных.

Кое-как перекантовался в Линце, а когда перебрался в большой Мюнхен, изредка продавал собственноручно намалеванные картинки и тем сводил концы с концами. Вернувшись ефрейтором после Первой мировой снова в баварскую столицу, снимает дешевую меблирашку на Киршштрассе, 41 – и опять бедствует. И вновь мечтает о роскоши, а живет настолько не по средствам, что из-за долгов его перестают пускать в скромное кафе «Шиллингсалон». Мне довелось видеть в музее копию его банковского счета 1919 г. – в остатке со всеми процентами 15 марок 43 пфеннига.

Он никогда не отделял политику от денег. Вспоминая о путче 1923 г., фюрер писал, что одна из его главных целей объяснялась «примитивной финансовой нуждой». В НСДАП Гитлер видит поначалу не столько организацию, которая вынесет его на вершины власти, сколько источник, который поможет ему выбраться из бесконечных денежных пропастей. Он выторговал себе ставку по 200–250 рейхсмарок за каждое выступление на митингах нацистов. Колесил за черной славой и деньгами по городам и весям, произнося порой по нескольку речей в день. Партия нуждалась в средствах, а еще не состоявшийся вождь купил для себя лично на казенные деньги самый дорогой в то время «мерседес». Приоделся, завел даже смокинг и цилиндр – позднее, став «скромным и бескорыстным слугой народа», не разрешал публиковать эти фотографии, но в начале двадцатых годов надеялся, что джентльменская экипировка поможет пробиться в сферы богатой и влиятельной аристократии.

Не пробился бы, если бы не помогли те, кто увидел в нем нужного человека. Ему оказывают протекцию писатель-антисемит Дитрих Эккарт, крупная фигура в среде германских националистов, госпожа Вагнер, невестка любимого композитора фюрера, хозяйка байройтских фестивалей, собиравших тогда денежную знать Германии, Эльза Брукман, урожденная румынская принцесса и жена богатого издателя, Хелена Бекштайн, супруга берлинского миллионера, владельца фирмы по производству знаменитых пианино, Эрнст Ханштенгель, весьма состоятельный и известный в международных кругах торговец произведениями искусства. Его сын, вспоминая ныне, как отец преподавал бывшему ефрейтору благородные манеры, говорит, что Гитлер их очень быстро усваивал, поскольку «был артистичной натурой».

Еще недавно изгоняемый из захудалого кафе, он стал желанным гостем в аристократических салонах – любимым не за глаза, исполненные природной наглости, и не за усики, ставшие вскоре предметом обожания и подражания для его единомышленников. В нем видели «сильную личность», которая поднимет Германию с колен, рассчитается с соседями-обидчиками, расширит «жизненное пространство», ограбит и уничтожит евреев, обеспечит богатым еще большее богатство. И не скупились на подарки будущему фюреру. «Скромному и бескорыстному» жертвовали деньги, драгоценности. А капитан рейхсвера Эрнст Рём, с которым Гитлер вскоре разделается, собирал для него деньги среди германского офицерства.

Под пропагандистский трезвон о том, что все средства идут на «нужды движения», многие миллионы оседали в частных сейфах фюрера. Он не стесняется прибирать к своим рукам каждую марку. Пишет в партийную газету «Фёлькишер беобахтер» и получает гонорары. Ему идут отчисления от партийных взносов. Финансовый поток течет от продажи «Майн Кампф», которую со временем обязан был покупать каждый член НСДАП. В конце двадцатых годов учреждается специальный «Фонд борьбы», куда собирали деньги на каждом митинге, обходя участников с картонными коробками – не из-под факсов и ксероксов, конечно, поскольку не существовало таких аппаратов, – но суммы в конечном итоге измерялись миллионами. Еще не став канцлером, Адольф Гитлер превратился в одного из самых богатых людей в Германии.

В 1933 г. как главе правительства ему положили оклад в 29 тысяч рейхсмарок, через год добавили еще 18 тысяч, что в триста раз превышало средний заработок немецкого рабочего. Фюрер официально заявляет об отказе от зарплаты, но в действительности продолжает ее получать, хотя зачем эти гроши бесконтрольному распорядителю не только партийных, но и государственных средств – «все вокруг народное и все кругом мое»? Не исчезающая с годами, по сути, бессмысленная жадность?

С 1937 г. в Германии стали печататься огромными тиражами почтовые марки с изображением Гитлера, от каждой из которых ему лично поступали отчисления. Даже в доходах от официальных фотографий, которые делал его придворный мастер Хофман и которые в огромном множестве расходились по стране, фюрер имел свою долю. И различные «фонды искусств», которые опекал несостоявшийся художник, приносили ему постоянный «навар». Не брезговал фюрер такой мелочевкой даже в ту пору, когда одаривали его «капитаны индустрии» сотнями миллионов рейхсмарок, равными нынешним миллиардам евро.

Сначала его поддерживали немногие и понемногу. Потом тайно и без расписок пожертвовал крупную сумму барон Тиссен. А к середине тридцатых годов будущий военный преступник, пушечный король Густав Крупп уже держал в своих руках «общак», куда и стекались эти средства. Не внакладе, конечно, оставались жертвователи – в военную промышленность нацисты вложили из госказны 16 миллиардов рейхсмарок. За год до начала гитлеровской агрессии туда направлялась каждая вторая марка, отобранная у немецких налогоплательщиков.

Среди них не было ни гроша из личных денег фюрера. Когда Гитлер стал в 1933 г. канцлером Германии, добросовестные и, видимо, не являвшиеся членами НСДАП чиновники финансового ведомства установили, что числятся за ним огромные долги по налогам. Чиновников наказали, фюреру в том же году списали половину недоимок, а на следующий год вообще освободили его, единственного из граждан Третьего рейха, от уплаты налогов.

Никто не знает, в каких величинах измерялось личное состояние фюрера, поскольку он не делал различия между собственным кошельком, государственной казной и партийными средствами. Из этого многомиллиардного богатства Гитлер, усвоивший мафиозную мораль делиться с ближними, щедро подкармливал свое окружение: Геббельсу подарил виллу под Берлином, отнятую у еврейской семьи, и огромный земельный надел, каждый фельдмаршал вместе с жезлом получал по 200–250 тысяч марок, а Лееб на день рождения – дворец и поместье ценою в 900 тысяч, в котором, кстати, живут и сейчас его наследники. Своей спутнице жизни Еве Браун «скромный вождь» привез из оккупированного Парижа в подарок заурядную пудреницу, о чем нацистская пропаганда шумела не одну неделю, но не проронила ни слова о том, что за государственные деньги фюрер пожаловал этой самой Еве частный самолет, а ее родственникам – виллу.

Для себя же непьющий и некурящий вегетарианец, образцовый спартанец в быту отдавал приказания строить резиденции, виллы, дачи, в некоторых так и не побывав ни разу, в частности под Варшавой – в помпезном дворце, отделанном с вызывающей роскошью. Понятно, денег на их отделку не жалели. В 1938 г. в Берхтесгадене только на прокладку тоннеля и сооружение подъемников в частной даче фюрера угрохали более 30 миллионов рейхсмарок, притом что все тяжелые работы производили узники концлагерей. Вкладывал Гитлер казенные деньги и в свои доходные дома – в одном из них, в Мюнхене, располагается сейчас полицейское управление.

И без упоминания народной мудрости о «рыбе, гниющей с головы», ясно, что с большого «бескорыстного фюрера» брали пример средние и малые фюреры. Гауляйтер Гамбурга Кай Кауфман, например, занимался «прихватизацией» имущества евреев и других «врагов нации», собирая награбленное в «фонд поддержки». Лучшее из него посылал в Берлин, из остального «поддерживал» своих чиновников, но в первую очередь – самого себя. Историки называют разные суммы конфискованного в Германии имущества евреев, оценивают, в частности, в 10 миллиардов рейхсмарок. Во всяком случае, среди отнятого – берлинский торговый центр KaDeWe, отель «Кемпински», сеть магазинов, из которых образовались Hertie. Известно, что многомиллионное состояние торгового дома Неккерман выросло на чужом, еврейском, добре.

Патологическая страсть к наживе не оставляла Гитлера до последних минут его жизни. Сидя в бункере под заключительный грохот военной канонады, фюрер вносил последние штрихи в эскиз «музея фюрера», который он собирался открыть в Линце, наполнив его бесчисленные залы бесчисленными сокровищами, мировыми шедеврами, похищенными в Советском Союзе, в других странах, по которым прошел нацизм кованым сапогом. В Третий рейх вывозилось все представляющее ценность – от антиквариата до золотых коронок, вырванных у узников лагерей смерти. Лучшее из награбленного, отобранное знаменитыми искусствоведами Германии и эсэсовскими главарями, доставалось лично фашистскому диктатору.

Перед тем как покончить жизнь самоубийством, фюрер диктует свое завещание. «Все мое имущество, – говорится в нем, – я оставляю партии. Если ее не будет, то государству. Если не будет государства, то в моем решении не будет необходимости». Часть безмерного состояния Гитлера национализировали после войны, сотни картин, не востребованных законными владельцами, находятся под контролем финансовых органов Берлина. Несметные богатства растащили по миру беглые нацисты, огромные ценности скрыты до сих пор в тайниках. А около сорока наследников фюрера продолжают многолетние тяжбы в надежде урвать свой клок из награбленного добра.

Содружество Генри Форда и Адольфа Гитлера

В Детройте, автомобильный столице Америки, нет более популярного и магического имени, чем Форд, чья машина в свое время стала одним из национальных символов США. Его именем названы небоскреб штаб-квартиры концерна, заводы, госпиталь, музей, шоссе… И в городском трагичном по своим архитектуре, оформлению и содержанию музее Холокоста посетители непременно подолгу задерживаются у стенда, раскрывающего роль Генри Форда в подготовке Гитлера к Второй мировой войне и массовому уничтожению европейского еврейства.

Этот автомобильный магнат и крупнейший промышленный деятель первой половины ХХ в. (1863–1947) еще в начале 20-х гг. начал выпускать в своем родном Дирборне (пригороде Детройта), где концентрировались его заводы, газету Dearborn Independent. В ней был опубликован ряд статей, посвященных «пагубному влиянию» евреев на различные стороны жизни США. А когда перевели на английский язык «Протоколы сионских мудрецов», автомобильный король печатает и отправляет в Германию и во многие другие страны полмиллиона экземпляров этой ядовитой книги, которой до сих пор козыряют антисемиты. Позже Форд публикует свою книгу «Мировое еврейство: исследование еврейского вопроса», перевод которой шестью изданиями вышел на разных языках, а также большой сборник материалов «Еврейская деятельность в Америке». И не случайно в 1923 г. Гитлер называет Генри Форда «лидером разрастающегося движения фашистов в Америке». В 20-е гг. этот «лидер» финансирует движение фашистов в своей стране. Будущий фюрер в своей книге «Майн Кампф» приводил отрывки из газеты Форда, выходившей в далекой Америке. Вот что писал будущий фюрер: «Каждый год дает им (евреям. – Я.Р.) все больше и больше контроля над производителями 120-миллионной нации (США. – Я.Р.); лишь один великий человек, Форд, вызывает у них ненависть тем, что сохраняет полную независимость». Как видим, духовная связь между Фордом и будущим немецким диктатором зародилась задолго до 1933 г.

Естественно, что ярый антисемитизм Генри Форда вызвал бурный протест в еврейской общине США. В Нью-Йорке и многих других городах страны евреи объявили бойкот автомобилям компании «Форд моторс». В результате произошло значительное сокращение продаж фордовских машин, что в 1927 г. стало причиной извинений Генри Форда за свой антисемитизм. В письме лидеру американского еврейства Маршаллу он лицемерно отрекался от своих взглядов, а затем даже публично сжег свою книгу.

Тем не менее Форд продолжал поддерживать Гитлера не только на словах (поздравлял своего «немецкого друга» с днем рождения), но помогал, по словам американского военного историка Генри Шнейдера, немцам в получении каучука, жизненно необходимого для германской промышленности. Мало того, до самого начала Второй мировой войны владелец автогиганта США поставлял Гитлеру военную технику, за что в связи с 75-летием Форда фюрер наградил его Большим крестом Немецкого Орла – самой высокой наградой, которую в то время мог получить иностранец от нацистов… И германский консул совершил поездку в Детройт, чтобы лично повесить крест со свастикой на грудь автомагнату. Форд пришел в восторг от этой награды. О том, что любовь была взаимной, свидетельствовала фотография американского промышленника, висевшая в рамке на стене в кабинете фюрера.

Накануне Второй мировой войны по настоянию президента Рузвельта Форд вторично извинился перед евреями. Его корпорация объявила себя частью «арсенала демократии», оснащала военным транспортом американскую армию, а с началом войны Гитлера против Советского Союза в Детройте выпускали автомобили, идущие по ленд-лизу Красной армии. Но, несмотря на все это, Форд и во время войны продолжал вносить ощутимый вклад в «арсенал фашизма» и считал Гитлера самым надежным деловым партнером.

Корпорация «Форд моторс» переоборудовала свои предприятия, находящиеся в Германии, в военные заводы, которые производили автомобили для нацистов. В 1940 г. Форд отказался собирать двигатели для самолетов воюющей с Германией Англии, но в то же время во французском городе Пуасси новый его завод начал выпускать авиадвигатели для гитлеровской армии. И после 1941 г. филиал корпорации в оккупированной Франции продолжал производить грузовики для вермахта, в то время как другой филиал, в Алжире, снабжал войска Роммеля грузовиками и бронеавтомобилями. Даже в апреле 1943-го, когда Советский Союз вел кровопролитные бои с гитлеровскими ордами, министр финансов США Г. Моргенау заявил, что французские филиалы Форда «работают исключительно для выгоды Германии».

Пятитонные грузовики и легковые «форды» были основным армейским транспортом вермахта. Шесть десятилетий назад американские «джи-ай» (в американском просторечии – «солдаты»), воюющие с Гитлером в Европе, были немало озадачены тем, что немцы ездили на… их «фордах». А после войны компания Генри Форда, как и ее мощный конкурент «Дженерал моторс», благодаря усилиям адвокатов добилась от правительства США получения компенсации «за ущерб, нанесенный их собственности на вражеской территории».

Во время Второй мировой войны Генри Форд перенес апоплексический удар. Задолго до этого он перестал вникать во все детали работы своей компании, передав большинство своих обязанностей единственному сыну Эдселу, который вскоре тяжело заболел и умер. Внук Генри Форда, которого называли Генри II, в 1945 г., за два года до смерти деда, стал президентом «Форд моторс» и тут же приступил к переводу всего производства на мирные цели.

Генри Форд пережил Гитлера на два года. Американский писатель Роберт Лэйси в статье «Генри Форд и Гитлер» написал: «Лишь на смертном одре Генри Форду пришло покаяние. Когда в конце Второй мировой войны он посмотрел фильм о зверствах нацистов в концентрационных лагерях, столкнувшись тем самым с чудовищными последствиями антисемитизма, его хватил удар – последний и тяжелейший…» Он умер от кровоизлияния в мозг и похоронен на родовом кладбище в местечке Гринфилд Вилледж, где сейчас находится музей его имени.

Наследники Форда предприняли большие усилия, чтобы избавить свою автомобильную империю от антисемитской репутации ее основателя. Генри Форд II финансировал несколько крупных еврейских организаций. Он же, несмотря на угрозу бойкота со стороны богатых арабских партнеров, основал сборочный автозавод в Израиле. Еще одним шагом покаяния и, видимо, еще одним усилием, предпринятым корпорацией «Форд моторс» для того, чтобы мир забыл о грехах Генри Форда, стало спонсирование съемок и показа фильма «Список Шиндлера». «Старик, – говорили евреи Детройта, – должно быть, перевернулся в гробу, когда премьера этого фильма, заслужившего семь “Оскаров”, продолжалась по национальному телевидению (без перерыва на рекламу!) целых три часа. И еще раз перевернулся, когда праправнук основателя и владелец концерна Билл Форд, чтобы остановить нарастающую кризисную ситуацию, назначил исполнительным вице-президентом “Форд моторс” по производству Марка Филдса, еврея, соблюдающего все религиозные традиции».

Несколько лет назад при награждении Американским еврейским комитетом внука основателя концерна, Уильяма Клэя Форда, за большие пожертвования еврейским организациям было сказано: «Не может быть никаких сомнений в антисемитизме Генри Форда, но теперь все это лишь достояние истории».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18