Яков Рабинович.

Как выжить евреям



скачать книгу бесплатно

Представить социологический портрет тех, кто оказывал помощь, невозможно, так как во всех классах и слоях общества были люди, не желавшие иметь ничего общего с «коричневой» массой. Убежища предоставляли рабочие и служащие, владельцы мелких магазинов, представители дворянства, военные, проститутки, уголовники, интеллектуалы, а также – хотя и относительно редко – крестьяне. Помогали также по политическим мотивам. Здесь нужно в первую очередь назвать коммунистов и социал-демократов, но были также либералы и правые, в отдельных случаях даже национал-социалисты, которые были не согласны с программой своей партии по истреблению людей. Становились спасителями, следуя своим религиозным принципам, евангелисты и католики, а также члены различных сект.

Были и такие, которые помогали скрывавшимся в подполье евреям не по идеологическим, религиозным или политическим соображениям, а просто из любви к людям. Многие из них принесли большие жертвы, сознательно рисковали своей свободой и даже жизнью. Но существовала и сомнительная благотворительность: скрывавшихся евреев шантажировали и грабили, иногда они должны были отработать свой ночлег, выполняя тяжелые работы в угольном погребе.

Из более чем 160 тысяч евреев, живших в Берлине в 1933 г., 90 тысяч эмигрировали, 55 тысяч были убиты, 7 тысяч покончили жизнь самоубийством, и только около 8 тысяч выжили и дождались освобождения.

Мир против евреев

Давно пора защитить репутацию Гитлера. Пропагандисты и агитаторы-историки лепят образ Гитлера как злодея, исключительного в анналах нашей гуманистической цивилизации. Они создают миф о том, что воля одного злодея, или одной партии, или одной нации могла без помех уничтожить в течение шести лет в Европе шесть миллионов мирных евреев.

Разоблачает этот миф книга героя еврейского народа Уильяма Перла «Заговор Холокоста», опубликованная в 1989 г. Автор показывает, что Гитлер и нацисты были лишь частью всемирного заговора против евреев и по справедливости вина их должна делиться на всех. Гитлер был не исключительным злодеем, а всего лишь крупнейшим среди многих. Автор книги У. Перл, в ту пору молодой венский адвокат, организовал спасение в годы холокоста около сорока тысяч евреев из Южной Европы, сплавляя их по Дунаю на суденышках для скота. Убежищем была Палестина. Позже, уже в ранге подполковника американской армии, Перл участвовал в работе Нюрнбергского трибунала.

Книга Перла изображает мир 30–40-х гг. как разбойничью слободку, по которой мечется несчастный еврей, за ним с топором носится убийца, а другие участники этой дьявольской игры захлопывают перед носом еврея каждую дверь, за которой тот пытается спастись. И продолжается такая гонка не день и не месяц, а долгие шесть лет. Вся «слободка», весь мир участвовали в этой «игре»[11]11
  Гулько Б. Мир против евреев. – Еженедельная газета «Еврейское слово», 2012.

№ 39. 27 ноября – 3 декабря.


[Закрыть].

Готовясь к реваншистской войне, Гитлер решил избавить страну от евреев, в германский патриотизм которых не верил. Эта безумная идея стоила ему войны. До самого ее начала, до 30 августа 1939 г., стратегия Гитлера состояла в том, чтобы вынудить обобранных им евреев покинуть рейх. Встал вопрос: найти место, готовое их принять.

Естественным местом спасения всех преследуемых с XVII в. являлись США, где президентство Ф.Д. Рузвельта (1933–1945) год в год пересеклось с правлением нацистов в Германии.

Общая ежегодная квота для эмигрантов составляла в США в тридцатые годы 152 744 человека. Представитель Нью-Йорка в конгрессе С. Дикстейн предложил законопроект, по которому начиная с 1 июля 1938 г. все неиспользованные квоты всех стран должны отходить еврейским беженцам. 212 тысяч человек в течение двух лет, не нарушая американского иммиграционного законодательства, могли быть спасены. Более того, представитель Нью-Йорка Э. Селлер предложил законопроект, дающий президенту право увеличивать квоту по мере необходимости.

Однако слушанья не состоялись. Администрация Рузвельта настояла на том, что президента не следует ограничивать, потому как он сам сделает все необходимое для спасения евреев на предстоящей международной конференции в Эвиане (Франция), посвященной судьбе еврейских беженцев.

Конференции этой, прошедшей с 5 по 16 июля 1938 г., с надеждой ждали евреи Германии и поглощенной Гитлером Австрии, особенно 600 тысяч евреев, уже заключенных нацистами в концлагеря. Перл пишет: «Конференция должна ответить на вопрос, что мир готов сделать для спасения жертв нацистов? И ответ был дан: ничего».

Вступительное слово на конференции, которое произнес представитель администрации США М. Тэйлор, повергло евреев в шок. Тэйлор заявил, что США не будут менять для евреев иммиграционное законодательство, американцы не ожидают этого от других стран, не считают, что какая-либо страна должна нести финансовое бремя для спасения евреев. И в стиле советского агитпропа Тэйлор даже не называл евреев евреями, используя всевозможные иносказания.

«Второй удар нанесла Великобритания, также поставив подпись под смертельным приговором для сотен тысяч евреев, – пишет Перл. – Руководитель британской делегации лорд Винтертон понимал, что его страна обладает ключом к разрешению проблемы: самым очевидным убежищем для евреев был их собственный национальный дом в Палестине. Однако он ни разу даже не обмолвился об этом». Оно и понятно. Правительство ничтожного Н. Чемберлена, готовившегося через два месяца после Эвиана купить в Мюнхене ценой предательства Чехословакии мир с Гитлером, ответственно и за «Белую книгу» от 17 мая 1939 г., предельно ограничившую эмиграцию в Палестину евреев. Предательство ходит стаей.

Через четыре месяца после провалившейся конференции в Эвиане Гитлер предпринял новую попытку изгнать евреев из рейха – он организовал произошедшие с 9-го на 10-е ноября 1938 г. погромы «хрустальной ночи». Перл пишет: «Немцы были настолько уверены, что “хрустальная ночь” заставит мир открыть двери, что даже приготовились выпустить из концлагерей тех евреев, кому удалось получить визу, – в любую страну. Через четыре дня после “хрустальной ночи”, 14 ноября 1938 г., генерал СС Рейнхард Гейдрих, шеф полиции безопасности, послал срочную телеграмму в инспекторат концлагерей, а также лично начальнику каждого концлагеря, в которой приказывал отпустить тех евреев, которые могли эмигрировать в течение трех недель. Как цивилизованный мир отреагировал на вероятность истребления евреев в случае невозможности эмигрировать? Только еще больше ужесточил иммиграционные ограничения».

13 мая 1939 г., за три с половиной месяца до начала войны, похоже, для того, чтобы продемонстрировать, что у него нет больших разногласий с миром по судьбе евреев, Гитлер разрешил лайнеру «Сент-Луис» с 931 еврейским беженцем на борту отплыть из Гамбурга на Кубу. Многим пассажирам, чтобы приобрести кубинские визы и билеты на лайнер, пришлось истратить все свои сбережения. Некоторые прибыли на корабль прямо из концлагерей, откуда их выкупили родственники.

Добравшись до Гаваны, евреи узнали, что правительство Батисты аннулировало их визы. Простояв на рейде четыре дня, корабль двинулся к США. Но администрация Рузвельта принять беженцев отказалась. Ужас охватывает, когда представляешь, как «Сент-Луис» мечется у берегов Флориды, а сторожевые корабли США отгоняют его, обрекая евреев на возвращение в Европу и, следовательно, на неминуемую гибель.

Холокост – событие не одного дня. Долгих шесть лет евреи Румынии, Болгарии, Венгрии, Греции стучались во все двери, умоляя впустить их. Перл пишет: «В период между нападением на Перл-Харбор и капитуляцией Германии (то есть между 7 декабря 1941 г. и 9 мая 1945 г.) беженская квота для стран, оккупированных Германией, составляла 208 тысяч. В реальности же за этот период в США въехала только 21 тысяча беженцев. Иными словами, было использовано только одно место из десяти».

Подтверждено немалым количеством документов, какие из оккупированных немцами народов больше других сотрудничали с нацистами в уничтожении евреев и представители каких народов больше пытались евреям помочь. Такое же сравнение для остававшихся свободными стран делает У. Перл в своем впечатляющем исследовании «Заговор Холокоста».

Перл пишет: «Если говорить о распределении степени вины в этом ужасающем крахе нравственных ценностей цивилизации, то англичане идут сразу же после немцев – непосредственных авторов и палачей Холокоста. С одной стороны, немцы прибегали к пыткам и убийствам, с другой – они предлагали евреям корабли и даже небольшое количество иностранной валюты, лишь бы те эмигрировали. Британцы же, наоборот, мобилизовали все свои дипломатические, разведывательные, военные и полицейские ресурсы, чтобы закрыть евреям самое главное направление спасения». Перл говорит здесь о Палестине. Конференция в Сан-Ремо 1920 г., посвященная итогам Первой мировой войны, постановила создать в Палестине, отторгнутой от развалившейся Оттоманской империи, «еврейский национальный дом», а пока предоставить Британии мандат на управление этой территорией. И Британия решила Палестину у евреев похитить. Поэтому своей главной задачей на Ближнем Востоке в начинавшейся войне Британия считала недопущение евреев в Палестину, а поскольку другого «национального дома» у евреев не было, англичане готовы были способствовать нацистскому решению «еврейского вопроса».

Перл пишет: «20 июля 1939 г. в палате общин состоялись дебаты. Министр по делам колоний Малколм Макдональд объявил, что защитой берегов Палестины от несчастных жертв Гитлера будет заниматься “эскадра эсминцев” при поддержке пяти катеров. Тех, кому удалось спастись от немецких военных кораблей, встречали четыре корабля Королевского флота Его Величества. В первый же день Второй мировой войны, 1 сентября 1939 г., когда немцы подвергли бомбардировке Варшаву и дюжину других польских городов, британский корабль “Лорна” открыл огонь по утлому суденышку “Тайгер Хилл” с 1417 беженцами на борту. Эти люди, которым удалось спастись от нацистских варваров, направлялись к берегам Палестины. Конечно, они просто не могли исполнить приказ вернуться в руки палачей. Схватка между “Лорной” и “Тайгер Хилл” закончилась блестящей победой королевского флота. Среди убитых были доктор Роберт Шнейдер, молодой врач из Чехословакии, лишенный немцами имущества и человеческого достоинства, а также Цви Биндер, юный поляк, всю жизнь мечтавший обосноваться на Земле обетованной. Первые два человека, убитые британцами во Второй мировой, были не немцами, а еврейскими беженцами».

Перл описывает войну правительства Англии против евреев: «Чтобы не пустить иммигрантов в Палестину, была создана настоящая дипломатическая сеть, охватывающая все потенциальные страны “побега”. МИД целенаправленно работал с теми странами, которые могли участвовать в транспортировке беженцев. Чиновники этих министерств полностью следовали установке правительства о том, что евреи – враги ничуть не меньше, чем немцы. Недавно обнаруженные документы министерств показывают, что это была самая настоящая война: с беженцами боролись на нескольких “фронтах”. Так, в документе Министерства иностранных дел 371/252411 говорится о “болгарском фронте” – таким термином обозначается давление на Болгарию, дабы не допустить выезда еврейских беженцев».

Виконт Эдуард Фредерик Линдси Вудс, граф Галифакс, министр иностранных дел с 1938 по 1940 г., 21 июля 1939 г. написал директиву на пяти страницах, в которой обозначил важность дипломатических наступательных мер… Одновременно предпринимались усилия, чтобы жертвы холокоста не могли покинуть те страны, в которых их обрекали на верную смерть. Алек Рэндалл, помощник министра иностранных дел по вопросам беженцев, пишет: «Страны… которые можно считать странами происхождения… это Польша, Венгрия, Югославия, Румыния и Болгария. Одну или несколько этих стран нужно пересечь транзитом, прежде чем сесть на корабль до Палестины. Я вкладываю черновики писем представителям Его Величества в Бухаресте, Будапеште и Варшаве. Посланникам Его Величества в Белграде и Софии эти письма уже отправлены телеграммами, копии которых вложены для удобства».

В Великобритании принято, что король не занимается политикой, однако в этой всемирной охоте на евреев он все же решил сказать свое веское слово. Король потребовал принять самые жесткие меры, чтобы не дать жертвам скрыться от своих палачей. В феврале 1939 г., через три месяца после «хрустальной ночи», личный секретарь короля Георга VI сообщил министру иностранных дел: «Король надеется, что еврейским беженцам не позволят покинуть страны происхождения».

Для того чтобы показать, что все это были не только слова, приведу две хроники, как их описывает Перл: «В дунайском доке осталось только одно маленькое, старое и утлое суденышко “Македония”. Оно было в таком плохом состоянии, что немцы не рисковали перевозить на нем скот. Евреям удалось завладеть этим судном и зарегистрировать его под флагом Панамы, при этом его переименовали в “Струму”. Кажется невероятным, но на этом корабле удалось разместить 767 человек. Еще более невероятно, что 16 декабря 1941 г., после четырех дней пути, ему удалось достичь Стамбула». Англичане отказались впустить беженцев в Палестину, хотя британское посольство в Анкаре, благодаря разведданным, прекрасно знало об ужасающих условиях на борту «Струмы», где люди могли только стоять, где был один туалет и одна маленькая кухня. Через одиннадцать дней после прибытия корабля англичане сообщили турецкому Министерству иностранных дел о своем окончательном решении: «Правительство Его Величества не видит причин, препятствующих турецкому правительству отправить “Струму” обратно в Черное море, если оно сочтет это необходимым».

На борту распространялись болезни – в первую очередь дизентерия, и как минимум двое пассажиров сошли с ума. 23 февраля «Струме» было предписано немедленно покинуть порт. «Беженцы высыпали на причал, чтобы помешать экипажу отдать швартовы, но восемьдесят турецких полицейских, орудуя дубинками, пробрались через толпу и силой сбросили концы, при этом беженцы сражались с ними голыми руками. Наконец, корабль удалось выпроводить, и буксирное судно отвело его на восемь километров от берега в Черное море, где оставило беспомощно дрейфовать. На следующее утро произошел взрыв, и этот плавающий гроб, иначе его и не назвать, разлетелся на мелкие куски. Из всех пассажиров “Струмы” выжил только один, опытный пловец; остальных ледяные волны поглотили менее чем за полчаса. 765 человек были убиты – не только немцами, но также британскими министерствами и Верховным комиссаром Палестины».

12 декабря, незадолго до трагедии «Струмы», в Мраморном море затонуло судно «Сальвадор» с еврейскими беженцами на борту. Оно тоже направлялось в Палестину – на этот раз из нацистской Болгарии. «Сальвадор» представлял собой утлую яхту с небольшим запасом провианта.

В мае 1944 г. второй человек рейха, Гиммлер, когда исход войны был уже предсказуем, надеясь спасти себя, как полагают некоторые, предложил Америке продать им миллион евреев. Миллион жизней! Взамен Гиммлер просил 2 миллиона брусков мыла, 800 тонн кофе, 200 тонн чая, а также – и это было самым серьезным пунктом – 10 тысяч грузовых автомобилей. Немцы готовы были торговаться – позже автомобили вроде готовы были заменить на какао. Перл пишет: «Гиммлер согласился продемонстрировать добрую волю. 21 августа 1944 г., получив двенадцать тракторов швейцарского производства, он освободил и вывел к швейцарской границе 318 венгерских евреев из концлагеря Берген-Бельзен. Затем было освобождено еще 1368 человек. Все они были также из Венгрии, почти все ортодоксы, включая многих раввинов».

Даже само ведение переговоров могло замедлить или даже остановить адский конвейер смерти, который в одном Освенциме уносил двенадцать тысяч жизней ежедневно. Американцы от переговоров отказались.

Не могу не согласиться с Перлом: «Поскольку исторические документы не оставляют сомнений в том, что без активного соучастия других стран большинству евреев удалось бы спастись, возникает резонный вопрос: не закрыло ли правосудие один глаз, когда на скамью подсудимых международного военного трибунала в Нюрнберге сели только нацистские лидеры? Не следовало ли организовать аналогичный процесс и для тех лидеров союзников и нейтральных стран, которые осознанно и намеренно сотрудничали с немцами в реализации планов истребления?» Увы, среди таких лидеров должно бы стоять и имя Ф.Д. Рузвельта.

Перл пишет: «Когда после нападения на Перл-Харбор США воевали с Японией, втрое больше американцев считали, что большую угрозу, чем японцы, для их страны представляют евреи».

Снова слово Перлу: «Сенатор от Нью-Йорка Роберт Вагнер и представитель Массачусетса Эдит Роджерс представили в Конгресс идентичные законопроекты, по которым США должны были принять десять тысяч детей-беженцев в 1939 г. и еще десять тысяч в 1940-м. Речь шла о детях до четырнадцати лет. Чтобы закон не опротестовали профсоюзы, предлагалось запретить детям работать: они просто должны были переждать неспокойные времена и затем вернуться к своим родителям. Перемещение и расселение детей должна была взять на себя организация “Комитет американских квакеров на службе общества”, которая предложила свои услуги добровольно. Спустя 24 часа после обнародования этого плана четыре тысячи американских семей предложили свои дома для детей-беженцев: радиостанции и газеты буквально захлебнулись в потоке писем от желающих помочь.

Однако группа изоляционистов и антисемитов решила сделать все, чтобы не допустить принятия этого законопроекта. К апрелю, когда должны были начаться слушания по законопроекту, против него выступили тридцать “патриотических организаций”, именующих себя Союзными патриотическими обществами во главе с президентом Фрэнсисом Х. Кинникатом. В эту группу входили также такие организации, как Ветераны иностранных войн, Американский легион, Общество потомков “Мэйфлауэра”, Дочери американской революции, Альянс дня Господня, Дочери конфедерации и ряд других.

Госпожа Хугелинг, жена всемогущего комиссара по иммиграции, сказала: “Проблема с законопроектом Вагнера – Роджерс в том, что двадцать тысяч детей очень скоро вырастут в двадцать тысяч мерзких взрослых”. Закон принят не был, заговор антисемитов и изоляционистов удался, и дети никогда не выросли – ни в каких взрослых».

Тяжело трудился, препятствуя спасению евреев, Госдепартамент. Особенно зловещую роль там играл помощник госсекретаря Брекинридж Лонг, что следует даже из оставленных им дневников. Он находил возможность затягивать до бесконечности реализацию любых шагов, способных спасти евреев. Количество жизней, спасению которых он воспрепятствовал, сопоставимо с количеством жизней, уничтоженных Эйхманом.

В конце 1943 г. секретарь казначейства Генри Моргентау, представитель выдающейся еврейской семьи американских политиков, создал комиссию для прояснения деятельности Госдепа. Три высокопоставленных государственных чиновника, все трое – протестанты, озаглавили составленный ими документ так: «Отчет секретарю о согласии правительства с убийством евреев». Выводы отчета:

«чиновники Госдепа —

1. не только не использовали находившиеся в их распоряжении средства правительства для спасения евреев от Гитлера, но дошли до того, что использовали эти средства для предотвращения спасения этих евреев; 2. не только не стали сотрудничать с частными организациями в их работе над их собственными программами, но предприняли шаги, чтобы воспрепятствовать исполнению этих программ; 3. не только не организовали сбор информации о планах Гитлера по истреблению евреев Европы, но на своих официальных должностях дошли до того, что тайно попытались остановить сбор информации об убийстве еврейского населения Европы; 4. они попытались скрыть свою вину: а) утаивая и представляя ситуацию в неверном свете; б) давая ложные и вводящие в заблуждение объяснения своей неспособности действовать и своим попыткам помешать действиям; в) делая ложные и вводящие в заблуждения заявления о действиях, которые они предприняли на данный момент».

(Сегодня, наблюдая антиизраильские акции Госдепа, понимаешь, что эта инстанция всего лишь следует своим традициям.)

Давление еврейских лидеров привело к тому, что в январе 1944 г. президент США издал указ № 9417, предписывающий военному ведомству, Госдепу и Минфину прилагать все необходимые усилия для спасения беженцев. Увы, военные, как и Госдеп, игнорировали этот приказ. Военное командование всячески избегало разрушения «фабрики смерти» в Освенциме.

Перл пишет: «29 августа был нанесен удар по городам Моравска-Острава и Бохумин, оба на расстоянии 75 километров от места, где нацистам никто не мешал убивать тысячи людей ежедневно. Ни разу Освенцим не был включен даже в список дополнительных целей. Бомбардировщики совершили пять заходов, и каждый раз узники с замиранием сердца ждали: еще вот-вот, и следующая бомба упадет на крематории и газовые камеры. Но этого так и не произошло. Пилоты аккуратно облетали “фабрику смерти” стороной. Еще бы, ведь это “невыполнимо”, это “отвод сил”.

20 августа 1944 г. на Моновиц упало 1366 бомб весом 226 кг каждая. Для разрушения “фабрики смерти” было бы достаточно тридцати штук. В тот самый момент, когда Моновиц превращался в развалины, товарные вагоны беспрепятственно везли в Освенцим новые партии человеческого топлива для крематория. Его не просто не бомбили, его облетали стороной… Нетронутой осталась и железная дорога, ведущая к Освенциму. И это несмотря на то, что как минимум пять раз американские самолеты пролетали над этой дорогой и еще как минимум один раз они летели строго вдоль нее. Крематорий Освенцима работал все то время, что американские бомбы тысячами обрушивались на прилегающие территории.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18