Яков Паппэ.

Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993-2008 гг.



скачать книгу бесплатно

ИБГ «ЮКОС – Менатеп – Роспром» возникла на базе банка «Менатеп», но к рассматриваемому времени роль центрального элемента в ней перешла к нефтяной компании ЮКОС. Кроме последней значимыми составляющими ИБГ в реальном секторе были Восточная нефтяная компания, Волжский трубный завод, ОАО «Апатит», «Воскресенские минеральные удобрения», химический завод «Нитрон», шинные заводы в Москве и Омске, Усть-Илимский лесопромышленный комплекс, пищевой холдинг «Русский продукт», а также Мурманское морское пароходство и «Волготанкер». Также эта ИБГ была, пожалуй, единственной к концу 1997 г. имевшей несколько достаточно успешно реализованных проектов покупки предприятий с целью их дальнейшей перепродажи. В частности, через ее руки прошли Березняковский титаномагниевый комбинат «Ависма» (ныне часть компании «ВСМПО – Ависма») и предприятия медной промышленности Свердловской области, ставшие в будущем основой Уральской горно-металлургической компании (УГМК). Впоследствии этой стратегией прославился консорциум «Альфа-Групп».

Центральным элементом ИБГ Инкомбанка был сам банк. Предприятия реального сектора, где он владел контрольным пакетом акций, были сосредоточены в основном в АПК (кондитерский концерн «Бабаевский», ОАО «Рот Фронт», «Омский бекон»). Исключение составляла, пожалуй, лишь Самарская металлургическая компания – крупнейший производитель алюминиевого проката, металлических конструкций и пр. Но на ряд более крупных промышленных предприятий (например, Магнитогорский металлургический комбинат) Инкомбанк оказывал существенное влияние в качестве кредитора и миноритарного акционера. Он также был миноритарным акционером в ранее упомянутых «Балтийском заводе» и «Северной верфи», за влияние на которые боролся с «Интеррос – ОНЭКСИМ».

Группа «СБС-Агро – Сибнефть – ЛогоВАЗ» в финансовом секторе в качестве основных составляющих включала банк «СБС-Агро» (конкурировавший с Инкомбанком за место самого крупного частного банка в стране) и Агропромбанк (со второй после Сбербанка филиальной сетью). В реальном секторе основу ИБГ составляли «Сибнефть» и «Аэрофлот». В последнем контрольный пакет акций принадлежал государству, но управлялся он менеджерами, которые назначались частными акционерами и представляли их интересы. Особенностью этой ИБГ было ее мощное присутствие в сфере СМИ. Основным здесь был контроль над ОРТ, где ситуация была аналогична «аэрофлотовской» с той лишь разницей, что Б. Березовский, по общему мнению, еще и финансировал текущую деятельность Первого канала. Помимо ОРТ в состав ИБГ входили также имевшие в то время определенный политический вес «Независимая газета», «Новые известия» и журнал «Огонек». Кроме того, в партнерских отношениях с ИБГ находились ТВ-6 и Издательский дом «Коммерсантъ».

Центральным элементом ИБГ банка «Российский кредит» являлся сам банк. В реальном секторе группа была представлена преимущественно предприятиями черной металлургии Центральной России (Лебединский, Михайловский и Стойленский ГОКи, ОАО «Тулачермет», Орловский и Бежецкий сталепрокатные заводы).

На тот момент ей также удалось временно стать влиятельным игроком на Красноярском алюминиевом заводе и Ачинском глиноземном комбинате.

ИБГ «Консорциум Альфа-Групп» была одинаково мощно представлена и в финансовом, и в реальном секторе. Основными ее составляющими были Альфа-банк, инвестиционная компания «Альфа-Капитал», Тюменская нефтяная компания[17]17
  Пакет акций ТНК, принадлежавший частным акционерам – «Альфе» и дружественной ей «Ренове», на тот момент составлял всего 40%, но они уже стали брать ситуацию под свой контроль.


[Закрыть]
, а также холдинги «Альфа Цемент», «Кубань сахар», фармацевтический завод «Акрихин». Кроме того, ИБГ пыталась установить контроль над Западно-Сибирским металлургическим комбинатом, назначив своего представителя на должность внешнего управляющего.

Две оставшиеся ИБГ из «высшей лиги» отличались от прочих тем, что они, во-первых, на тот момент работали главным образом в Москве и считались близкими к московским властям, а во-вторых, не имели значимых активов в промышленности.

Группу «Мост» можно назвать финансово-медийной. Ее основными составляющими были Мост-банк, страховая компания «Спасские ворота», а также холдинг «Медиа-Мост», включавший различные электронные и печатные СМИ. Среди последних популярностью и авторитетом выделялись телекомпания НТВ, радиостанция «Эхо Москвы» и ежедневная газета «Сегодня». «Медиа-Мост» отличался от всех существовавших в рассматриваемый период структур в секторе СМИ двумя особенностями. Во-первых, все входившие в него СМИ были созданы с нуля в постсоветский период. Во-вторых, он создавался как бизнес-проект, хотя еще не стал прибыльным. Можно указать еще на два направления бизнеса Группы «Мост» – торговлю нефтепродуктами (Московская топливная компания), а также строительство и работу с недвижимостью («МОСТ-девелопмент»). Однако первое направление не успело получить серьезного развития, а второе в 1997 г. уже сворачивалось.

Для АФК «Система» основной сферой бизнеса с самого начала стал сектор связи и информационных технологий. А следующей по важности, как это ни странно, – радиоэлектронная промышленность. В первой из указанных сфер ключевыми структурами на конец 2007 г. были ОАО «Мобильные ТелеСистемы» (МТС) и «МТУ-Информ» (также уже был запущен процесс получения контроля над Московской городской телефонной сетью (МГТС), успешно завершившийся в 1998 г.), а во второй – завод «Микрон», НИИ молекулярной электроники (оба – Зеленоград) и РТИ им. Минца. Необходимые финансовые вливания в эти сектора обеспечивались, вероятно, доходами, получаемыми от предприятий прочих отраслей, таких, как «Детский мир», сеть АЗС «Кедр-М», Бусиновский мясоперерабатывающий комбинат, туристические компании «Интурист» и «Спутник». Финансовый сектор был представлен Московским банком реконструкции и развития, а также двумя небольшими и малоизвестными страховыми компаниями[18]18
  С 1998 г. в состав АФК «Система» на несколько лет вошел один из лидеров отечественного страхового бизнеса – РОСНО, затем проданный немецкой Allianz.


[Закрыть]
. В секторе СМИ дивизион «Система Масс-медиа» совместно с московским правительством контролировал телеканалы «ТВ-Центр» и «ТВ-Столица», в его состав также входил ряд газет и радиостанций. Однако «Система» никогда не была столь серьезным игроком в медиасфере, как Группа «Мост» и ИБГ «СБС-Агро – Сибнефть – ЛогоВАЗ».

Позиционирование ИБГ «высшей лиги» в основных отраслях и секторах на конец 1997 г. представлено также в табл. 2.1.

Заметим, что из «высшей лиги» лишь Группа Инкомбанка являлась в основном управленческой, «СБС-Агро – Сибнефть – ЛогоВАЗ» – частично управленческой, а все остальные были имущественными.


Таблица 2.1. Позиции ИБГ «высшей лиги» в некоторых ведущих отраслях и секторах российской экономики по состоянию на конец 1997 г.

Примечание. Используемые обозначения: а – ведущие позиции; б – сильные позиции; в – слабые, но значимые позиции; г – нет позиций или позиции незначимые.


Отметим также, что все ИБГ «высшей лиги» включали как предприятия и компании реального сектора, так и финансовые структуры – банки, страховые компании, негосударственные пенсионные фонды и пр. Что касается реального сектора, то в нем для большей части ИБГ было характерно стремление к диверсификации, формированию трехзвенной структуры, включающей производителей и экспортеров сырья, производителей потребительских товаров для внутреннего рынка, а также предприятия и компании высокотехнологичных отраслей: ВПК, информатики, связи.

К числу ведущих частных компаний, не входивших к концу 1997 г. ни в какие ИБГ, на наш взгляд, в первую очередь следует отнести «Сургутнефтегаз» – в нефтяной промышленности, «Северсталь» – в черной металлургии, «Сибирский алюминий» – в цветной, «Илим Палп» – в лесной и целлюлозно-бумажной промышленности, «Вимм-Билль-Данн», «Балтику» и «Красный Октябрь» – в пищевой.

В государственном секторе компании были основной формой объединения предприятий. Те из них, которые на конец 1997 г. можно отнести к ведущим, были сосредоточены в ТЭКе. Это РАО «ЕЭС России», «Иркутскэнерго» и «Росэнергоатом» – в электроэнергетике, «Татнефть», «Роснефть», «Славнефть» – в нефтяной промышленности, «Башнефтехимзаводы» – в нефтепереработке и нефтехимии, ОАО «ТВЭЛ» – в атомной промышленности.

Период 1998–1999 гг. внес существенные, хотя и не кардинальные изменения в нарисованную нами картину. Четыре ИБГ из «высшей лиги» – «Газпром», «ЛУКойл», консорциум «Альфа-Групп» и АФК «Система» – прошли указанный период без серьезных потерь. Более того, их приобретения в это время превысили потери и, следовательно, позиции в экономике усилились.

Группа «ЮКОС – Менатеп – Роспром» в целом сохранила свои позиции, несмотря на гибель банка «Менатеп» и вынужденную продажу ряда предприятий реального сектора (Волжский трубный завод, «Нитрон», шинные заводы, Усть-Илимский ЛПК, Мурманское морское пароходство). Уменьшение промышленных активов оказалось не слишком значимым благодаря успехам ЮКОСа. Потеря же «Менатепа» была компенсирована быстрым развитием банка «Менатеп-Санкт-Петербург» (позднее – Национальный банк «Траст») и особенно «Доверительного и Инвестиционного банка» (позднее – Инвестиционный банк «Траст»). Первый в тот период вошел в число тридцати, а второй – двадцати крупнейших банков.

Потери ИБГ «Интеррос – ОНЭКСИМ» были гораздо большими. Во-первых, погиб ОНЭКСИМбанк, а его наследник Росбанк в рассматриваемый период смог занять лишь позицию внутригруппового банка. Его сохранение в это время в десятке крупнейших определялось лишь огромными оборотами обслуживающегося в нем «Норильского никеля»[19]19
  В 2000-е гг., однако, Росбанк осуществил серьезный прорыв, став одним из весьма крупных универсальных банков с широкой сетью отделений и развитым ритейлом. В 2006–2008 гг. он был продан французскому банку Societe Generale.


[Закрыть]
. Во-вторых, ИБГ потеряла контрольный пакет нефтяной компании «Сиданко» и позицию одного из ведущих акционеров Новолипецкого металлургического комбината (НЛМК), а вслед за этим и влияние на эти предприятия[20]20
  Проблемы в «Сиданко» и на НЛМК возникли в результате разрыва альянса В. Потанина и М. Прохорова с Б. Йорданом, поскольку на этих предприятиях они были совладельцами.


[Закрыть]
. В-третьих, было прекращено привилегированное партнерство с «Сургутнефтегазом».

Однако в составе ИБГ остались «Русиа Петролеум», «Северная верфь», «Пермские моторы» и другие промышленные предприятия. А главное – «Норильский никель» с его многомиллиардными оборотами, что автоматически сохраняло за «Интерросом» место в «высшей лиге».

Группа банка «Российский кредит» пережила фактическую гибель своего центрального элемента и потерю основного промышленного предприятия – Лебединского ГОКа. В результате она трансформировалась в ИБГ «Металлинвест – Импэксбанк», которая, оставаясь достаточно крупной, уже не могла претендовать на звание ведущей. В 2000-е гг. она продолжила продавать активы и в очередной раз сменила название на Группу «Уникор»[21]21
  А название «Металлоинвест» оказалось у совсем другой влиятельной ИБГ, возглавляемой А. Усмановым.


[Закрыть]
.

Группа «СБС-Агро – Сибнефть – ЛогоВАЗ» сразу после августа 1998 г. распалась на три независимые составляющие – нефтяную, медийную и банковскую, контролируемые соответственно Р. Абрамовичем, Б. Березовским и А. Смоленским, каждая из которых отправилась в автономное плавание. Их судьба оказалась принципиально различной.

Бесславная судьба банка «СБС-Агро» описана в предыдущем параграфе. «Сибнефть», напротив, благодаря начавшемуся росту цен на нефть к концу 1999 г. не только сохранила, но и усилила свои позиции, в начале 2000-х гг. стала основным центром формирования новой крупнейшей ИБГ (Millhouse Capital), а в 2005 г. была продана «Газпрому». Медиагруппа в 1998 г. сохранила свой состав, а в 1999 г. значимо расширила его за счет приобретения Издательского дома «Коммерсантъ» и ТВ-6. Она сыграла важнейшую роль на парламентских и президентских выборах 1999–2000-х гг., выступив на стороне действующей власти. Однако очень скоро после этого Б. Березовский поссорился с государством, которое отняло у него все его СМИ: ОРТ вернулось под управление контролирующего акционера – государства, ТВ-6, а впоследствии и «Коммерсантъ» отошли к лояльным частным собственникам.

ИБГ Инкомбанка погибла практически сразу же после августа 1998 г. Основная причина состояла в том, что она, как было отмечено ранее, была управленческой, а ее интегрирующим механизмом служило предоставление Инкомбанком комплекса финансово-инвестиционных услуг промышленным предприятиям – своим клиентам. При этом пакеты их акций, которыми он владел, как правило, были относительно небольшими и могли интересовать только кредиторов обанкротившегося банка в качестве части конкурсной массы. А предприятия, где пакет был контрольным, – кондитерский холдинг «Бабаевский», «Омский бекон», «Самеко», «Роскат» – быстро нашли новых собственников.

Наиболее экзотической выглядит посткризисная судьба Группы «Мост». Формально в результате финансового кризиса 1998 г. она не понесла потерь, но реально получила смертельный удар, приведший к гибели в самом начале XXI в.

Мост-банк оказался фактически неплатежеспособным сразу после августа 1998 г., однако в тот момент его спасли два обстоятельства. Во-первых, стабилизационный кредит Центрального банка РФ – второй по размерам из предоставленных российским банкам. Во-вторых, позиция правительства Москвы, которое, оказавшись крупнейшим кредитором Мост-банка, не стало ни инициировать процедуру банкротства, ни выводить свои счета.

Что касается «Медиа-Моста», то в 1998–1999 гг. он выглядел вполне успешным и продолжал активную экспансию. Однако обеспечена она была главным образом двумя кредитами, полученными в 1997 – начале 1998 г.:

? от банка Credit Swiss First Boston (CSFB) – на 400 млн долл. с погашением в 2000 и 2001 гг. (прогарантирован «Газпромом»);

? от ExIm-bank на 142 млн долл. с погашением ежегодными платежами до 2009 г. (прогарантирован правительством РФ).

На момент выдачи такие долги казались вполне нормальными. Напомним, это было время первого оживления в российской экономике и всплеска интереса к ней со стороны иностранных инвесторов. А на 1998 г. планировалось IPO «Медиа-Моста», и его потенциальная капитализация оценивалась западными консультантами в 2 млрд долл.

Не нужно объяснять, что после 17 августа 1998 г. обстановка изменилась радикально, и Группа «Мост» оказалась в ситуации отложенной смерти. В середине 2001 г. «Газпром», выполнивший обязанности гаранта перед CSFB, предъявил свои права на залог – акции всех СМИ, входящих в «Медиа-Мост», в результате чего последний превратился в «Газпром-Медиа». Еще раньше «разобрались» с Мост-банком. Весной 2000 г. он потерял поддержку правительства Москвы и был продан Внешторгбанку за символическую цену, а через год лишился лицензии и был объявлен банкротом.

Гибель Группы «Мост», по распространенному мнению, явилась результатом неверной ставки, сделанной В. Гусинским на парламентских и президентских выборах 1999 и 2000 гг. соответственно[22]22
  На первых его СМИ поддерживали блок «Отечество – вся Россия» (Е. Примаков, Ю. Лужков), на вторых – слишком благоволили к Г. Явлинскому.


[Закрыть]
. Не оспаривая этой точки зрения, укажем и на причину другого рода. Дело в том, что отсутствие санкций к неплатежеспособному должнику было бы резко негативно воспринято мировым финансовым рынком, где «Газпром» имел высокую репутацию. И такое поведение требовало бы сверхвысокого уровня поддержки со стороны правительства и президента, которого нельзя было ожидать даже если бы Группа «Мост» выступила их союзником на выборах.

В один ряд с сохранившимися группами «высшей лиги» в 1998– 1999 гг. встали три новые. Их общей чертой было то, что они сформировались изначально как промышленные, а банки и иные финансовые структуры играли в них исключительно служебную роль.

Первой отметим Группу компаний «Ренова» (основной собственник – В. Вексельберг). Основанием для ее перехода в «высшую лигу» для нас являются:

? завершение приватизации ТНК, в которой у «Реновы» было 25% акций (остальное – у союзников: «Альфа-Групп» (50%) и Access Industries (25%));

? начало экспансии ТНК – успешная атака на «Сиданко», которая несколькими годами позже привела к поглощению последней и созданию нынешней ТНК-ВР;

? поступательное развитие и экспансия алюминиевой компании СУАЛ, создателем и владельцем около трети акций которой являлась «Ренова» (еще около трети акций – у Access Industries[23]23
  Мы разделяем доли «Реновы» и Access Industries, принадлежащей американскому предпринимателю советского происхождения Л. Блаватнику. Есть основания предполагать, что вначале Л. Блаватник был партнером В. Вексельберга по «Ренове» и лишь позже перевел долю в их общем бизнесе на свою Access Industries, являвшуюся крупной международной компанией. Но когда и как это произошло, нам неизвестно.


[Закрыть]
).

Вторая новая группа – ИБГ «Северстали», в состав которой входил одноименный металлургический комбинат со своими сырьевыми, торговыми и прочими сателлитами. Финансовый кризис 1998 г. дал возможность этой ИБГ решить свои долговые проблемы, снял все угрозы враждебного поглощения и создал условия для экспансии в 2000-е гг. Кроме того, именно в это время контролирующим акционером «Северстали» стал ее нынешний владелец А. Мордашов.

Третья группа – «Сибирский алюминий» (в следующем веке ставшая «Базовым элементом»). Эта ИБГ в 1998–1999 гг. вышла за пределы базовой отрасли и базового региона – Хакасии – и включила в свой состав ряд предприятий обрабатывающей промышленности, в том числе высокотехнологичных. Крупнейшие приобретения были сделаны в Самаре: ведущий производитель алюминиевого проката и изделий из него «Самеко» и самолетостроительный завод «Авиакор».

Таким образом, «высшая лига» на конец 1999 г. выглядела следующим образом:

? ИБГ «Газпрома»;

? ИБГ «ЛУКойла»;

? «империя» М. Ходорковского;

? ИБГ «Северстали»;

? «Интеррос»;

? «Сибирский алюминий» (в будущем – «Базовый элемент»);

? консорциум «Альфа-Групп»;

? «Ренова»;

? АФК «Система».

Позиционирование ИБГ «высшей лиги» в основных отраслях и секторах российской экономики по состоянию на конец 1999 г. представлено в табл. 2.2.

Среди ведущих компаний изменения, произошедшие в 1998– 1999 гг., оказались еще меньшими, чем среди ведущих ИБГ. Ни одна из «старых» компаний в течение кризисного и посткризисного периодов не погибла и не уменьшилась существенно в масштабах. И лишь одна новая по праву вошла в эту категорию. Это Уральская горно-металлургическая компания (УГМК), официально появившаяся в 1999 г. и объединившая основную часть медной промышленности региона и ряд предприятий черной металлургии.


Таблица 2.2. Позиции ИБГ «высшей лиги» в некоторых ведущих отраслях и секторах российской экономики по состоянию на конец 1999 г. и их изменения в течение кризисного и посткризисного периодов

Примечание. Используемые обозначения: а – ведущие позиции; б – сильные позиции; в – слабые, но значимые позиции; г – нет позиций или позиции незначимые; 0 – позиции не изменились; +1 – позиции усилились; +2 – позиции усилились значительно; – 1 – позиции ослабли; – 2 – позиции ослабли значительно.


2.4
Ключевые специфические черты российского крупного бизнеса

В разных странах и регионах мира существуют свои специфические доминирующие формы организации крупного бизнеса. Они определяются историей и традицией и в рамках других традиций зачастую выглядят непривычными, непонятными и нерациональными. Общеизвестно, например, какое удивление вызывали в 1960–1970-е гг. японские кэйрецу и южнокорейские чеболи у наблюдателя из «западного» в географическом смысле этого слова мира. Созданные и функционирующие отнюдь не по общепринятым тогда в США и Европе правилам хорошего корпоративного построения (good corporate governance), они тем не менее оказывались весьма эффективными и динамичными и обеспечили своим странам сверхвысокие темпы экономического роста. Но и в самом «западном» мире, как известно, выделяют две существенно различные модели функционирования крупного бизнеса – англосаксонскую и континентальную.

В России в 1990-е гг. формирование крупного бизнеса происходило в уникальных условиях – в сочетании глубокого экономического спада, смены политического строя, национальной катастрофы и тотального недоверия общества к новым государственным институтам. Поэтому возникшая национальная модель крупного бизнеса резко отличалась от существующих в Западной Европе и Северной Америке. С другой стороны, в ней не было ничего уникального, если сравнивать с тем, что демонстрировали в различные периоды своей истории многие крупные развивающиеся страны (Южная Корея, Турция, Мексика, Бразилия и пр.). Просто по сравнению с этими странами в ней были более выражены некоторые черты:

а) неразделенность фактических отношений собственности и управления, собственность как обязательство, игнорирование прав и оттеснение пассивных собственников;

б) непрозрачность для внешнего наблюдателя, искусственная запутанность и ситуативность формальных отношений собственности и управления;

в) высокая степень зависимости от государства: невозможность выполнения формально зафиксированных правил в отношениях с ним, административный торг по поводу взаимных обязательств[24]24
  В России эти черты характерны и для среднего и малого бизнеса, хотя для крупного они все-таки более значимы и выражены отчетливее.


[Закрыть]
.

Рассмотрим эти характеристики более подробно.

А) В большинстве ИБГ и компаний одна и та же группа физических лиц в 1990-е гг. являлась одновременно и крупнейшими акционерами (прямо или косвенно), и топ-менеджерами. Кроме того, часто встречались случаи, когда основной собственник играл решающую роль в управлении, не занимая ключевых формальных позиций. Так, например, Р. Абрамович никогда не имел в «Сибнефти» более высокой должности, чем глава московского представительства и рядовой член совета директоров. А И. Махмудов, не скрывая, что является хозяином Уральской горно-металлургической компании и контролирует не один десяток промышленных предприятий, утверждал тем не менее, что никогда не подписывал никаких документов.

Слой наемных топ-менеджеров в России уже появлялся, но еще был крайне малочисленным. Он формировался в основном в представительствах и филиалах зарубежных фирм, на предприятиях и в компаниях с иностранным капиталом. Что же касается людей, нанимавшихся на высшие управленческие должности в крупных отечественных ИБГ, компаниях и предприятиях и имевших там успех, то в каждом конкретном случае крайне затруднительно определить, сохраняли ли они позиции «чистых наемников» или со временем входили в состав основных акционеров. Однако есть основания считать, что достаточно часто происходило второе. Кроме того, примеров перехода первых лиц крупных российских ИБГ и компаний в другие структуры, не связанные с исходными, практически не было.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34