Якоб Маул.

На новые земли. Немецкие колонисты и их судьба в Юго-Восточной Европе, России, Северной и Южной Америке



скачать книгу бесплатно

Отмечается, что время немецких колонистов в странах Европы безвозвратно ушло, а окно истории этого уникального явления закрылось. Сегодняшние новые исторические и экономические реалии исключают всякую возможность серьезно утверждать о готовности сколь-нибудь значительной части населения Германии снова вернуться назад в свои все еще близкие сердцу страны. Потомки бывших колонистов, бывшие этнические немцы Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европы после долгих странствий вернулись домой, на свою историческую родину. Они больше не повторят трагическую судьбу своих предков, отправившихся в поисках свободных земель и лучшей доли в чужие и дальние страны.

В заключение отметим, что при написании книги использованы уникальные архивные материалы и большое количество статистических данных, анализ которых оформлен в 17 оригинальных таблицах. Также изучены многочисленные исторические источники, книги и статьи различных лет издания, частично приведенных в списке использованной литературы из 289 наименований. Книга иллюстрирована пятью рисунками, которые изготовлены автором на основе картографического материала и литературных источников XVIII и XIX веков, позволяющих лучше представить себе пути движения немецких колонистов и места их компактного расселения.

Хочется надеяться, что читатель, двигаясь по тропе уникальной истории немецких колонистов, полной риска, удивительной отваги, напряженного труда, заслуженного успеха и трагических событий, найдет для себя много новой и интересной информации.

Автор

Глава 1. Миграционные идеи и процессы в Европе и Германии в 18-ом веке

1.1. Формирование миграционных традиций

Европа 18-го столетия была, как это ни странно выглядит с позиций сегодняшнего дня, довольно мобильным миром с формировавшейся миграционной системой и миграционными традициями. По ее территории перемещались на большие расстояния самые различные группы жителей: строители и плотники, архитекторы, сельскохозяйственные работники, художники и странствующие актеры – все они находились в поисках сезонной или постоянной работы. Люди покидали регионы с быстро растущим и избыточным населением, охваченные засухой и неурожайными годами, и двигались в более благоприятные в этом отношении места внутри и за пределами страны.

До наших дней не дошли точные статистические данные миграционных и иных процессов, происходивших в середине 18-го века, что не оставляет нам другой возможности, как опираться на опубликованные исторические оценки того времени. Так, 18, (Klaus J.Bade) в своей книге «Европа в движении» (Europa in Bewegung) приводит данные историка Лукассена (J.Lucassen), проанализировавшего опросные листы въезжающих в страну мигрантов, заполненные еще наполеоновскими префектами для французского министра внутренних дел графа де Монталифета (Graf de Montalivet). Согласно записям, в конце 18-го и начале 19-го века в Европе выделялись порядка 20 миграционных систем, из них 7 крупных, в которых перемещались ежегодно более чем 300 000 человек на расстояние от 250 до 300 км в поисках работы – зачастую через границы своих государств.

Аналогичные миграционные потоки имели место и среди самых различных торговцев, которые постоянно или только в межсезонье сельскохозяйственных работ передвигались на большие расстояния, а нередко и в близлежащие страны в поисках сбыта своих товаров и услуг.

Жители германских княжеств были основными участниками этих миграционных потоков. Особенно активно процесс начал развиваться к середине 19-го века во время перехода Европы от аграрного к индустриальному обществу и стремительного роста капиталистической экономики. Так, во Франции (особенно в Париже) возникли так называемые «subproletarische» – немецкие колонии с населением в сотни тысяч человек. Этим термином обозначалась определенная группа людей, не владеющая земельной и иной собственностью, которая находилась в худших социальных и экономических условиях. Как правило, к ним относилось пришлое население чужих государств.

Рост потребности в рабочих руках для стремительно развивающихся индустриальных центров вызывал массовую миграцию населения, которая проходила из сельской местности в города, из стран с преимущественно аграрным развитием в государства с развивающейся индустрией. Особо выделялась миграция из стран с ограниченными земельными ресурсами и избытком сельского населения в страны малозаселенные со свободными для освоения землями. В это время происходил значительный рост численности населения в Европе, которое, согласно оценкам историков-демографов, составляло в XV веке – порядка 80 – 85, в XVI – 100-110, в XVII – 110 – 120, а в XVIII столетие уже 190 млн человек.

По-иному происходили эти процессы в Германии, которая в период мрачного XVII века в результате ухудшения климата, голода, эпидемий, Тридцатилетней (1618 – 1648) и Девятилетней (1688 – 1697) войн потеряла в среднем одну треть, а в отдельных регионах и до двух третей населения. Затем, как и в Европе в целом, начался процесс восстановления и ускоренного роста населения страны. Так, его общая численность в пределах Священной Римской империи германской нации к первой половине XVIII века восстановилось на уровне начала XVII века, а затем продолжило расти и составило в 1700 – 21, в 1750 – 23, 1790 – 25, а в 1816 – 29,6 млн человек.

Рост численности населения в Германии, как и в целом в европейских странах, объясняется уменьшением количества разрушительных войн, массовых эпидемий и детской смертности, улучшением условий питания и гигиены в повседневной жизни населения. После развала в 1806 году Священной Римской империи и формирования в 1815 году Германского союза независимых германских государств и вольных городов началась вторая фаза роста населения, который постоянно ускорялся и принял в последние десятилетия 19-го века форму демографического взрыва. Рост численности населения внутри Союза проходил неравномерно и зависел от особенностей в развитии вошедших в него Австрийской империи, королевств Пруссии, Баварии, Вюртемберга, Саксонии, Ганновера, многочисленных герцогств и княжеств, а также четырех городов (Франкфурта, Гамбурга, Бремена и Любека), получивших статус городов-республик. Различные условия развития и темпы роста населения внутри Союза определяли значительную внутреннюю миграцию и перемещение больших масс населения из мест перенаселенных в регионы с меньшей плотностью.

Таким образом, в XVIII и XIX веках в Германии и в ряде других европейских странах сложились условия, при которых значительная часть населения была активно вовлечена в различные формы внутренних миграционных процессов и, по сути, уже подготовлена к внешней эмиграции в далекие и неизведанные страны.

1.2. Популяционистская идея и колонизационная политика Пруссии

Еще в середине 17-го и в последующем 18-ом столетии получила свое развитие и широкое признание теория народонаселения, которая предусматривала реализацию популяционистской политики (Peuplierungspolitik). Ее суть заключалась в демографических мероприятиях, направленных на заселение пустых или слабозаселенных территорий за счет привлечения подданных чужих стран, которым обещались различные привилегии и свободы. Бытовало предположение, что реализация такой политики приведет к росту населения, повышению уровня жизни всего народа, увеличению доходов налогообложения и экономическому развитию всего государства. Популяционистские идеи получили широкое распространение как среди ученых, так и писателей того времени, а позже стали основой для реальной политики народонаселения многих монархов европейских государств. Во многом это было связано с большими потерями населения в ходе многочисленных европейских войн, которые сопровождались религиозными преследованиями, голодом и эпидемиями, а также притеснениями и нечеловеческими условиями жизни простого народа.

Пруссию и ее короля Фридриха II Великого (1712–1786) большинство исследователей неслучайно приводят в качестве примера, когда говорят о популяционистской политике народонаселения. Именно в Пруссии были в полной мере и в огромных масштабах реализованы идеи этой теории, практическая реализация которых началась задолго до правления Фридриха II. Первая большая колонизация Восточной Пруссии прошла еще до 1300 года, когда проживающее на этой территории балтийское племя пруссов было ассимилировано рыцарями Немецкого ордена, который для этого активно вербовал немцев, скандинавов и швейцарцев, не препятствовал переселению на свои земли французов, поляков, русских, чехов и литовцев.

После потерь населения от войн XV века переселение этих народов уже поощрялось, разрешалось и поселение беженцев, которые никогда не выдавались преследовавшим их государствам. Так, в течение столетий сформировался новый народ, который был немецким не по происхождению, а по добровольному принятию веры, языка, воспитания и признанию господства. Права и свободы этого народа в государстве Немецкого ордена были в те времена исключительными и не имели себе равных. Восточная Пруссия после ликвидации Немецкого ордена стала в 1525 году центром образовавшегося Прусского княжества, отличавшегося смешением народов, свободой вероисповедания и толерантностью к проживающим в ней лютеранам (протестантам), католикам, кальвинистам, гусситам, методистам, гугенотам, а позже и к евреям. В то время Пруссия была более прогрессивной и толерантной, чем любое другое известное государство. С началом 18-го века до этого в большей степени стихийная колонизация начинает носить планомерный характер и становится основой политики народонаселения. Начало такой планомерной работы по стимулированию иммиграции связано с именем прадеда Фридриха II, Великого курфюрста Пруссии Фридриха Вильгельма (1620–1688). В ответ на указ короля Франции Людовика XIV от 18 октября 1685 года о запрете реформаторской церкви и отмены Нантского эдикта, по которому гугеноты (кальвинисты) имели право свободно исповедовать свою религию, Фридрих Вильгельм тут же, буквально через 11 дней (29 октября 1685 г.), издает свой Потсдамском эдикт (Edikt von Potsdam). Пользуясь моментом, он приглашает своих единоверцев, которых во Франции преследуют, переселиться в Бранденбург и предоставляет им широкие привилегии, включая свободу вероисповедования, право выбора места поселения, освобождение от налогов и таможенных платежей, выделение земельных наделов, строительных материалов, субсидий для предприятий, оплату пасторов за счет княжеской казны и другие.

В результате Фридриху Вильгельму, исповедовавшему кальвинизм, в отличие от своего населения Бранденбурга, которое в своем большинстве было лютеранским, удалось добиться переселения не менее 20 тысяч французских гугенотов, из которых около 6 тысяч поселились в Берлине. Прибывшие переселенцы очень быстро оказали положительное влияние на развитие бранденбургско-прусской экономики, поскольку среди них было много ученых, преподавателей, банкиров, торговцев, ремесленников. Открывались торговые дома, новые фабрики, промыслы, получили свое развитие многие направления искусства и образования. Такая деятельность Фридриха Вильгельма весьма позитивно сказалась на росте численности населения и укреплении экономики государства.

После его смерти курфюрстом Бранденбурга становится его сын Фридрих III (11.7.1657 – 25.2.1713), который сам себя короновал королем Пруссии в 1701 году и продолжил политику иммиграции в страну, прежде всего, гугенотов из Франции и кальвинистов из Швейцарии, которые были в своей массе высокопрофессиональными ремесленниками. В период его правления с 1709 по 1711 года свирепствовала эпидемия холеры, во время которой умерли 200 тысяч человек или почти треть всего населения Пруссии. Уменьшившиеся в этой связи налоговые поступления в казну, а также непомерные расходы на содержание королевского двора привели к тому, что после смерти Фридриха III государственный долг составил 20 миллионов талеров – десятую часть всех доходов.

Его сын, новый король Фридрих Вильгельм I (14.8.1688 – 31.5.1740), известный в истории как «солдатский король», начал свою деятельность с экономии и сокращения расходов на содержание двора и резкого увеличения затрат на армию, которые стали составлять пятую часть всех доходов государства.

Будучи аскетом и предпочитая королевским покоям поле битвы и солдатскую постель, он все свои помыслы и поступки связывает с укреплением армии, созданием соответствующей логистики ее финансирования, снабжения и количественного роста, а для этого нужен был рост населения, которое значительно сократилось после эпидемий холеры. Он проводит целый ряд важных реформ, направленных на активную популяционистскую политику народонаселения (Peuplierungspolitik), считая людей за величайшее богатство государства. Король принял и поселил в Восточной Пруссии от 17 до 20 тысяч протестантов из Зальцбурга, вынужденных покинуть свою страну по религиозным мотивам. После оглашения 2 февраля 1732 года приглашения, известного как Прусский пригласительный патент (Preu?ische Einladungspatent), протестанты прибывали до конца 1733 года по морю и по суше в Кёнигсберг. Внимания заслуживает и осуществлённое Фридрихом Вильгельмом осушение в 1732 году заболоченных земель и создание на них центра по воспроизводству и увеличению стада различных пород лошадей в Тракенах, а также прием и поселение под Берлином протестантских беженцев из Зальцбурга.

Такая активная популяционистская политика народонаселения позволила Фридриху Вильгельму I оставить своему сыну Фридриху II цветущую Восточную Пруссию, в которой вновь проживало около 600 тысяч многонационального населения, состоящего на четверть из эмигрантов. Отметим, что и казна была наполнена, и оставленные отцом долги выплачены. Армия по численности стала четвертой в Европе, уступая лишь России, Австрии и Франции, в то время как по размерам территории Пруссия занимала 10-е, а по численности населения лишь 13-е место.

Однако своего наивысшего развития популяционистская политика в Пруссии достигла в годы правления короля Фридриха II Великого, который не только продолжил деяния своих предшественников, но значительно расширил и развил ее основные положения и практику применения. Его достижения в этом направлении являлись объектом подражания для многих других европейских стран. Стремясь привлечь как можно больше иностранных подданных, он не только сохранил дарованные его предшественниками привилегии и льготы для колонистов, но и значительно их расширил. Государство освобождало колонистов от несения воинской службы в течение трех поколений и перенимало на себя расходы на переселение, мелиорацию земель, строительство домов, выделение дров. Были значительно снижены налоговые и другие платежи и услуги для переселенцев, составлявших лишь одну десятую часть обычных платежей для местного населения. Только в годы правления Фридриха II на цели колонизации было затрачены около 25 млн талеров, что составляло в среднем на одну семью от 400 до 600 талеров.

Важнейшим фактором привлекательности его популяционисткой политики была объявленная уникальная для того времени веротерпимость, которую он защищал и поддерживал материально. Связано это было с религиозной нетерпимостью во многих странах, которая побуждала к эмиграции подданных, а также необходимостью их защиты в процессе интеграции на завоеванных им новых территориях Силезии и Польши, где население было в основном католического вероисповедания. Фридрих II во многом лично определял и контролировал выполнение основных положений и проектов политики роста народонаселения в Пруссии. Он стремился к развитию в стране новых или расширению слабо развитых производств и требовал от своих чиновников не просто роста числа эмигрантов, а колонистов, имеющих знания и опыт в определенных видах деятельности, способных развить в стране прогрессивные методы возделывания сельскохозяйственных культур и промышленности. Для развития молочного хозяйства приглашались колонисты из Голландии, садоводства и плодоводства – из Пфальца, производства зерна – из Вюртемберга, прядильщики и ткачи – из Саксонии и Тюрингии. Прибывающих в страну переселенцев необходимо было расселить и обеспечить земельными наделами, для чего использовались не только пустующие и слабозаселённые земли, но и территории, ставшие пригодными для ведения сельского хозяйства в результате мелиоративных работ. Важной особенностью популяционистской политики народонаселения Фридриха II являлись многочисленные аграрные проекты, позволившие ввести в сельскохозяйственный оборот ранее не пригодные для этого земли.

Крупнейшим в этом плане был проект осушения заболоченных земель в долине реки Одер (Oderbruch), которые в то время стали крупнейшими и технически успешными мелиоративными работами в Европе. Осушение этих болот было начато еще его отцом Фридрихом Вильгельмом I, которому удалось ввести в оборот часть земель и использовать их для обеспечения своей кавалерии кормами. Однако эти земли весной постоянно затоплялись, а сложность и большая стоимость необходимых работ не позволяли ему их завершить. Учитывая это, Фридрих II поручил в 1740 году признанному специалисту Симону Леонарду Харлему провести новую экспертизу и разработать предложение по осушения болот Одера. В 1747 году были начаты работы по его плану, которые предполагали перекрытие многочисленных рукавов Одера, воздвижение дамб и строительство нового канала, который сокращал русло и увеличивал скорость течения реки, что обеспечивало осушение пойменных земель вдоль Одера. Несмотря на многочисленные задержки, в том числе в связи с противодействием местного населения, работы были завершены в 1753 году. Реализация проекта позволила осушить около 69000 га заболоченных земель, на которых поселились порядка семи тысяч колонистов в пятидесяти вновь возникших поселениях.

Широко известны и многократно цитированы слова Фридриха II, которые он произнес после завершения этого проекта: «Здесь я в мире завоевал провинцию» («Hier habe ich im Frieden eine Provinz erobert»). Все земли, которые в результате реализации многочисленных мелиоративных проектов становились пригодными для ведения сельскохозяйственного производства, заселялись завербованными переселенцами из Польши, Саксонии, Мекленбурга, Тюрингии, Пфальца, Анхальта, Австрии и др. стран. Всего за время правления Фридриха II Великого, с 1740 по 1786 годы, были вовлечены в оборот около 100 тысяч га заболоченных и неудобных земель. За это время в Пруссию прибыло порядка 284 тысяч переселенцев, из них 208600 поселились в селах и 75 тысяч в городах. Они составляли 7,5 % от общего населения Пруссии, которое составляло в 1740 году 2,24, а в 1786 году 6 млн человек. Всего, начиная с 1640 года и до конца правления Фридриха II, в Пруссию переселилось более 500 тысяч колонистов, которые составляли тогда десятую часть всего населения.

Популяционистская политика Фридриха II не ограничивалась только мероприятиями по увеличению населения, но включала в себя систему законодательных актов и соответствующих весьма прогрессивных на то время реформ в области медицины, образования, гигиены, экономики и социальной политики. После Фридриха II Великого, королем Пруссии стал его племянник Фридрих Вильгельм II (1744 – 1797), который проводил пассивную популяционистскую политику, заключавшуюся лишь в закрепление ее результатов, достигнутых ранее его предшественниками. Однако уже в годы правления следующего короля Фридриха Вильгельма III (1770 – 1840) были вновь предприняты усилия по продолжению политики колонизации в Пруссии, в частности, в ее южной провинции. Таким образом, активная популяционистская политика Пруссии, начатая еще в 1685 году с момента оглашения Великим курфюрстом Фридрихом Вильгельмом Потсдамского эдикта, длилась порядка 150 лет (в течение XVII, XVIII и XIX веков) и завершилась с началом процесса индустриализации на немецких землях.

Примеру Пруссии в XVIII столетии последовали другие страны Восточной и Юго-Восточной Европы, которые также начали проводить активную популяционистскую демографическую политику, стремясь увеличить своё население за счёт подданных чужих государств.

1.3. Основные направления внешней миграции

Перейдем к рассмотрению основных направлений массовой эмиграции немецких колонистов и побудительных мотивов, определивших принятие сотнями тысяч людей судьбоносного и рискованного решения, которое в корне все меняло не у только первых переселенцев, но и всех их потомков в последующих поколениях. Жители немецких земель начали покидать свою родину в поисках лучшей жизни еще в XVII веке, но начало их массовой эмиграции приходится на XVII столетие. До начала следующего века основным для мигрантов являлось юго-восточно-европейское направление, которое доминировало над североамериканским. Конечными целями немецких колонистов в это время в основном являлись Венгрия и Россия. По мнению историков, туда направились около 400–500 тысяч человек – против 100 тысяч, выбравших целью своей эмиграции страны Северной Америки.

С началом 19-го столетия картина резко меняется, доминирующим становится эмиграция через океан, в основном в Северную Америку, которая значительно опережала в этом плане Канаду. Масштабы европейской эмиграции за океан поражают воображение. По оценкам экспертов, за сто лет массовой миграции с 1824 по 1924 годы, Европу покинуло около 52 миллионов человек, из которых 37 миллионов переселись в Северную Америку, 11 миллионов в Южную Америку, 3,5 миллионов в Австралию и Новую Зеландию.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8