Аким Астров.

Два поцелуя Иуды. Книга вторая. За что ты казнишь меня?



скачать книгу бесплатно

© Аким Астров, 2017


ISBN 978-5-4483-9004-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Данная книга – это художественное произведение. Все персонажи и события вымышлены. Сходство с реальными людьми и событиями случайно.

Тем, чьи чувства оскорбляет всё, что не совпадает с их пониманием мира, эту книгу лучше не читать.

***

«И прямоту, что глупостью слывет,

И глупость в маске мудреца, пророка,

И вдохновения зажатый рот,

И праведность на службе у порока».


ШЕКСПИР

ПРОЛОГ

Сонливость навалилась внезапно. Она пыталась ей противостоять, но безрезультатно – веки вдруг стали совершенно неподъемными. Глаза удавалось держать открытыми только пару секунд, после чего они опять закрывались.

Кабриолет «Ягуар» с опущенной крышей съехал на обочину и остановился.

– Милая, перебирайся на заднее сиденье и поспи немного. Если хочешь, я подниму крышу?

– Не нужно, Ричард, – прошептала она. – Я просто закрыла глаза.

– Я видел, – улыбнулся муж, отстегивая ремень безопасности.

Ей хотелось возразить, но все слова свернулись в спираль и медленно растаяли в глубине сознания. Она провалилась в яркий цветной сон и не чувствовала, как Ричард поднял ее на руки, перенес на заднее сиденье, накрыл пледом, а потом с улыбкой наблюдал, как она пытается пристроить длинные ноги в тесном пространстве.

Через минуту «Ягуар» двинулся вверх по извилистой и пустынной в этот ранний час дороге. До цели их путешествия оставалось совсем немного – пара километров вверх, а потом спуск к маленькому городку, куда они были приглашены на церемонию бракосочетания.

Вскоре они были на вершине, откуда открылась великолепная альпийская панорама с несколькими озерами.

– Александра, мы почти приехали. Здесь фантастически красиво! – сказал Ричард, любуясь вершинами гор, тронутыми рассветным солнцем.

Жена не ответила, продолжая крепко спать в той же позе. Это было удивительно – ее сон, который он в шутку называл «собачьим», всегда был очень чутким – даже очень тихий звук мог ее разбудить.

Ричард остановил машину на небольшой площадке, взял фотокамеру и сделал несколько снимков. Просмотрев их, удовлетворенно улыбнулся – ради этих потрясающих видов они и поехали на машине, а не полетели на вертолете, как планировали раньше.

Ричард вернулся к «Ягуару» и посмотрел на безмятежно спящую жену.

«Наверное, это от горного воздуха, – подумал он. – Странно, что на меня не действует».

Чтобы не тревожить ее сон, он отключил динамики и вставил в уши наушники. Потом включил запись концерта Фрэнка Синатры, завел мотор и, не торопясь, поехал вниз.

Ричард любил быструю езду, но не в горах, с которыми у него были сложные отношения еще с юношеских лет. И всё же, когда крутой серпантин остался позади и спуск стал более пологим с большими открытыми участками, он не удержался и слегка прибавил газу.

«Ягуар» только начал разгоняться, когда вдруг содрогнулся от удара сзади.

Ричард резко нажал на тормоз, но машина не замедлилась, а продолжала двигаться с нарастающей скоростью. Он обернулся – в машину упирался большой грузовик, приближение которого он не услышал из-за громкой музыки в наушниках.

Ричард отчаянно давил на педаль тормоза, но у легковой машины не было шансов устоять против грузовика, который явно намеренно толкал ее вперед.

– Милая, у нас проблемы! – прошептал он, моментально подсевшим голосом и резко нажал на газ в надежде оторваться от грузовика. Тот тоже ускорился и помчался следом с явным намерением сбросить их в пропасть.

Ричард увидел знак, предупреждающий о крутом повороте, и хотел притормозить, понимая, что входить в него на большой скорости слишком рискованно. Но грузовик не отставал, и ему не оставалось ничего другого, как убрать ногу с педали тормоза. Уже войдя в поворот, он осознал, что скорость была слишком высокой – «Ягуар» ударился о заградительный столбик и как из катапульты взмыл вверх. Перелетев через барьер безопасности и, перевернувшись в воздухе, машина приземлилась на усыпанный цветами придорожный кустарник, после чего закувыркалась по отвесному склону.


Ласкающие прикосновения пробудили ее сознание. Александра приоткрыла глаза – светло-желтые кисти цветов альпийского бобовника нависали над ней, касаясь лица.

Неподалеку, у самого края обрыва стояли двое мужчин: бородатый крепыш средних лет и молодой парень, годившийся ему в сыновья. Крепыш снимал с парня, веревку, конец которой был привязан к грузовику.

– Ты уверен, что ему конец? – спросил крепыш по-итальянски.

– Смеешься? Здесь метров сто пятьдесят лететь, – ответил парень.

– Надо бы убедиться.

Парень сделал приглашающий жест.

– Если хочешь, убеждайся. Там через десять метров отвесная пропасть. Я своей башкой рисковать не собираюсь. – Парень посмотрел на часы. – И вообще, пора смываться. Скоро здесь станет многолюдно.

– Сначала нужно решить, что с ней делать, – крепыш кивнул в сторону женщины, не подававшей признаков жизни.

– А чего тут решать, – хмыкнул парень. – За руки за ноги и вслед за муженьком. Это же случайность, что она вывалилась из машины и не улетела вместе с ним.

После короткого раздумья крепыш согласно кивнул и направился к кусту бобовника. Парень последовал за ним.

– Вроде еще дышит, – сказал крепыш, склонившись над Александрой, руки и ноги которой были перемотаны липкой лентой. – Надо скотч снять.

– И зачем ты ее замотал? Куда бы она убежала?

– Хватит задавать дурацкие вопросы. Давай быстрее пока не оклемалась. – Крепыш перерезал ленту на руках и передал нож напарнику.

– Классные ножки, – произнес парень, освобождая ноги женщины от скотча. – Как у топ-моделей.

В ту же секунду его пронзила безумная боль в паху. Парень заскулил, повалился на землю и начал кататься, поджав ноги. Крепыш не успел даже удивиться – в следующее мгновение его лицо превратилось в кровавое месиво. Тихонько охнув, он грохнулся рядом с парнем и потерял сознание.


Крепыш пришел в себя от громкого крика, хотел пошевелиться, но не смог. Кровь, сочившаяся из носа, попадала в рот, мешая дышать. Он сплюнул и тут же застонал от боли. Превозмогая сильнейшее головокружение, он повернул голову на крик и понял, что крепко примотан липкой лентой к молодому напарнику. Тот выплескивал из себя весь запас грязной брани и дергался изо всех сил, пытаясь освободиться. Но шансов у него не было – крепыш сам покупал ленту и знал, что разорвать ее невозможно. Он не сразу заметил, что помимо скотча они связаны веревкой, конец которой всё также привязан к грузовику. Сам же грузовик стоял с заведенным мотором, развернутый по направлению к пропасти.

– Наконец-то все очнулись, – произнес женский голос на неплохом итальянском, но с заметным акцентом. – Можно отправляться в путешествие. Надеюсь, оно вам понравится.

– Ты, тварь, отвяжи нас немедленно! – прокричал парень.

Крепыш поднял голову и встретился взглядом с Александрой.

– Вы же понимаете, что мы ничего не имели персонально против вас? – произнес он, еле шевеля залитыми кровью губами. – Мы просто исполнители.

– Это ничего не меняет, – ответила она.

– Будь ты проклята, сука! – провизжал парень.

– Я это уже слышала, – бесцветным тоном произнесла Александра, и во взгляде ее небесно-синих глаз крепыш безошибочно прочитал, что ни проклятия, ни мольбы ничего не изменят.

Она поднялась на подножку кабины, включила передачу и отпустила стояночный тормоз. Грузовик дернулся и поехал к обрыву. Парень забился в истерике, посылая проклятия этой женщине и всему миру, а крепыш начал шептать молитву.

Александра спрыгнула с подножки за мгновение до того, как передние колеса грузовика потеряли контакт с землей и он устремился в полет. Она отошла от края обрыва, опустилась на землю и, устремив взгляд в безоблачное, бездонное небо, прошептала:

– Почему только он?

Ответом ей послужил грохот, донесшийся со дна ущелья.

ВТОРНИК

ВЕСНА 2016 ГОДА


– Добро пожаловать! – проворковал поспешивший навстречу метрдотель.

– Моя фамилия Эдвардс. У меня здесь назначена встреча, – сказала Александра.

– Я предупрежден. – Метрдотель помог ей снять плащ и передал гардеробщику. – Ожидающая вас дама сейчас в баре. Вы пройдете туда или к столику?

– Давайте к столику.

– Как вам угодно!

Метрдотель отработанным жестом пригласил Александру в зал и прошел вперед. Она не смогла удержаться от улыбки – его лысина сияла всеми лампами стилизованной под старину огромной люстры.

Метрдотель остановился около одного из столиков.

– Прошу присаживайтесь.

Александра отрицательно покачала головой.

– Мне здесь не нравится. – Она показала на свободный стол рядом с журчащим фонтаном. – Вот там меня устроит больше.

– Как пожелаете. – Метрдотель проводил ее до выбранного столика, подождал, пока она устроится на диванчике, и спросил, кивнув в сторону бара: – Сообщить о вашем приходе?

– Буду вам благодарна.

– Ознакомьтесь, пожалуйста, с меню. Выбор сегодня очень славный.

Метрдотель направился в сторону бара, а Александра обежала взглядом полупустой зал. Этот ресторан, оформленный в средиземноморском стиле, она посещала всего лишь однажды, и ничем особенным он ей не запомнился.

Бесшумно возник молоденький официант, державший в руках вазу с темно-бордовыми розами. Александра бросила взгляд на столик, от которого отказалась, и поняла, что официант принес вазу оттуда.

– Добрый день. С вашего разрешения я заменю цветы, а то они подвяли, – сказал официант и, не дожидаясь ответа, взял со стола вазу с разноцветными тюльпанами.

– Не беспокойтесь, – остановила его Александра. – По-моему, вы ошибаетесь по поводу свежести этих цветов. Кроме того, я не люблю розы.

Официант с растерянным видом поставил тюльпаны на место, но не спешил уходить. Его выручил подошедший сомелье, бросивший на него недоуменный взгляд. Официант вернул вазу с розами на место и быстро удалился.

– Позвольте ознакомить с нашей винной картой? – спросил сомелье Александру.

– Я бы с удовольствием выпила вина, – сказала она, – но только чуть-чуть. Не стоит ради этого открывать бутылку.

– Нет проблем. На этот случай у меня есть специальные пробки. Всё что останется, вы заберете с собой. Так вас устроит?

– Пожалуй.

Сомелье положил перед ней массивную кожаную папку.

– Возможно, я смогу вам что-нибудь посоветовать.

– Я попробую разобраться сама.

Александра быстро пробежала глазами список французских вин и показала на «Cote Rotie La Turque» урожая 2000 года.

– Это вино у вас есть?

– Уверен, что есть.

– На нем и остановимся.

– Прекрасный выбор. Я вижу, вы знаток, – сказал сомелье. – Не желаете выбрать аперитив?

Александра отрицательно покачала головой – ее внимание переключилось на стройную женщину, приближавшуюся к ней в сопровождении метрдотеля. Та подошла к столу, молча кивнула и опустилась на диванчик напротив. Женщина была одета в элегантный темно-бордовый брючный костюм, с которым прекрасно гармонировал шейный платок «Гермес». Александра совсем не удивилась, что рядом с собой она поставила сумку «Луи Виттон» – большинство российских дам, обитательниц лондонского района с неофициальным названием «Маленькая Москва», предпочитали сумки именно этой фирмы. Видимо, элитным дамам большой Москвы тоже полюбился этот стиль.

– Я вам признательна, Феликс, – поблагодарила метрдотеля женщина. – Мы сначала определимся с меню, а потом позовем официанта. А пока, пожалуйста, попросите кого-нибудь принести мой напиток из бара.

– Конечно, конечно! – Отвесив поклон, метрдотель направился к бару.

Александра ждала, что женщина заговорит, но та молчала, уставившись неподвижным взглядом в одну точку. Она не заговорила и после того, как официант поставил перед ней на четверть наполненный коньячный бокал.

– Когда вы будете готовы, дайте знать, – сказал он и быстренько испарился.

– Галина, вы будете что-нибудь заказывать? – прервала Александра затянувшееся молчание.

– Я не голодна. Но вы обедайте и не обращайте на меня внимания. Кухня здесь замечательная, – ответила Галина. Судя по замедленной речи, в баре она времени зря не теряла.

Александра позвала официанта и заказала французский салат с ассорти из сыров. Галина попросила принести ей только кофе.

– Вы здесь часто бываете? – спросила Александра, когда официант отошел. Ей было любопытно, почему Галина назначила встречу именно в этом ресторане.

– Не сказать, чтобы часто… Вы не против, если я закурю?

– Только, если вы не курите сигары, – пошутила Александра, пытаясь расшевелить собеседницу.

– Пробовала однажды. Жуткая гадость, – ответила та сухо. Она поставила уже пустой бокал, достала из сумочки пачку Sobranie Black и миниатюрную зажигалку Givenchy. Галина закурила коричневую сигарету с золоченым фильтром, опустошила бокал… и опять погрузилась в молчание.

Глядя на нее, было трудно поверить, что эта женщина несколько лет назад была скромным, малообеспеченным младшим сотрудником одной из кафедр МГУ. Ее безупречный макияж и идеально уложенные русые волосы определенно говорили о визажисте и парикмахере, потрудившихся сегодня над ее лицом и прической. Впрочем, количество драгоценностей явно выдавало в ней одну из спутниц жизни российских нуворишей, не упускающих шанса продемонстрировать свой статус. Обручальное кольцо, еще не перекочевавшее на вдовий палец, затерялось между тремя кольцами, два из которых были украшены крупными одиночными бриллиантами, а третье, закрывавшее почти всю фалангу, было похоже на коралловую ветвь, усыпанную жемчугом. В ушах сверкали бриллианты того же размера, что и на пальцах.

В глазах Александры это выглядело довольно вульгарно, хотя по меркам российского бомонда в облике Галины всё было безупречно и эффектно. Глядя на нее, Александра заметила новый нюанс – та сейчас напоминала приспущенный воздушный шарик: яркость и красота присутствовали, но воздуха не хватало. Контраст с тем, как она держала себя во время их последней встречи, был разительным. Хотя это было и понятно: тогда она была женой высокого правительственного чиновника, теперь же стала его вдовой – совсем недавно ее муж погиб в автомобильной катастрофе.

Звали его Павел Логунов. Когда-то в далеком детстве он был соседом и лучшим другом Александры. Правда уже в юности они стали отдаляться друг от друга, и со временем их пути совсем разошлись. Она никогда не следила за его карьерой и практически ничего не знала о его жизни. Встречались они в последние годы редко, и с каждой новой встречей Александра с некоторой грустью отмечала, что ее некогда романтичный друг общается с людьми с всё большей долей снисходительного высокомерия и неприкрытого цинизма, возраставших вместе с его карьерным ростом. И хотя в общении с ней Логунов подобного не позволял, Александра продолжала общаться с ним больше по инерции и всё с меньшей охотой.

Большинство населения страны ни до, ни после его смерти понятия не имели о его существовании. Он не был публичной персоной и почти никогда не светился на экранах телевизоров. Его смерть осталась практически незамеченной и никак не освещалась в прессе, кроме короткого сообщения, затерявшегося среди других новостей.

Прилетев на днях из Лондона, Александра узнала, что Галина просила связаться с ней при возможности. Для нее это было довольно неожиданно, так как виделись они всего пару раз, и их общение ограничилось ничего не значащими фразами. Александра позвонила, и та сообщила, что должна кое-что ей передать. Они договорились встретиться сегодня. Выбор места Александра предоставила Галине.

Молчание затягивалось, но Александра решила не торопить Галину. В конце концов, не она была инициатором этой встречи.

Метрдотель продефилировал мимо с молодой парой и усадил их за соседний столик. Других свободных мест в ресторане было довольно много, но он почему-то не спросил разрешения, что было нормой для солидных ресторанов в подобных случаях. Когда метрдотель возвращался к своей стойке, Александра отметила, что движения его не были столь вальяжны, как несколько минут назад.

Галина загасила сигарету. Мгновенно рядом возник официант и поменял пепельницу.

– Насколько мне известно, вы стали вдовой тоже после автомобильной катастрофы, – сказала Галина, когда он отошел.

Александре меньше всего хотелось говорить на эту тему, поэтому она ограничилась только кивком. Галине этого было достаточно.

– Как вы думаете, это будет неприлично, если я закажу еще коньячку? – спросила она, обежав зал глазами.

– Вам, все-таки, стоит немного поесть, – сказала Александра.

– Вы не бойтесь, я не напьюсь. Хотя, если честно, пытаюсь это сделать все последние дни. Но не получается. Трезва, как стеклышко. Никакого эффекта, кроме головной боли. А от этого коньяка голова почему-то не болит.

– Что за коньяк?

На лице Галины появились первые признаки эмоций в виде кривой усмешки. Она явно заблуждалась по поводу своей трезвости.

– Понятия не имею, – произнесла она не очень твердо. – Какой-то из французских. Нужно спросить название у бармена.

Подошедший официант поставил тарелки с салатом, сыром и чашку кофе для Галины. Сразу за ним с бутылкой вина на небольшом подносе появился сомелье. Поздоровавшись с Галиной, он водрузил бутылку на специальную подставку и принялся за священнодействие откупоривания. Понюхав пробку, он протер горлышко салфеткой и налил пробную порцию вина в бокал. Александра сделала небольшой глоток, после чего одобрительно кивнула. Сомелье улыбнулся и наполнил бокал наполовину.

– Я вино не буду, – предупредила его Галина. – Принесите мне тот же коньяк.

– Одну минуту.

Сомелье поставил бутылку на столик и поспешил в сторону бара.

– Надеюсь, бармен еще помнит, что он мне наливал, – проронила Галина.

– Рекомендую попробовать это вино. Чудесный аромат сладкой черешни и черной смородины, – сказала Александра.

– Я не большой ценитель вин, – призналась Галина. – Предпочитаю крепкие напитки.

– Тогда попробуйте сыры. Особенно вот этот. Он просто великолепен.

Произнеся эту фразу, Александра с трудом удержалась от улыбки. Во время предыдущих общений с Галиной ее сильно покоробил чудовищный снобизм, просто струившийся из той. Она не собиралась возвращать ей должок, но это получилось само собой.

Немного помедлив, Галина отрезала небольшой кусочек сыра и отправила в рот. То, что она использовала обычный, а не сырный нож, лежащий рядом, выдавало в ней неискушенного в подобных тонкостях человека.

– Ну и как вам?

– Сладковатый. Как он называется?

– Reblochon. Хорош как раз с такими винами.

– Надо будет запомнить, – сказала Галина. Но можно было поспорить, что уже через минуту она не сможет вспомнить название этого сыра.

Официант поставил перед ней бокал с коньяком, автоматически пожелал приятного аппетита и удалился. Галина тут же сделала глоток.

– Тот самый? – спросила Александра.

– По-моему, да. Может быть, он у них просто один?

Эта фраза была похожа на шутку, что было большим прогрессом. Александра все еще не представляла, зачем ее пригласила Галина, и честно говоря, не хотела особо размышлять на эту тему. Она посмотрела на часы – через двадцать минут у нее здесь была назначена еще одна встреча.

Галина правильно истолковала ее жест.

– Мне и самой пора, а мы так и не поговорили, – сказала она.

– Может быть, стоит подышать свежим воздухом? – предложила Александра. – Там и поговорим.

– Да нет, мне здесь вполне удобно. Просто я никак не могу решить, стоит ли это делать.

– Вы имеете в виду, стоит ли вам со мной разговаривать? Если сомневаетесь, значит не стоит. Я не буду в претензии.

Бесплодное общение с подвыпившей собеседницей начинало надоедать Александре. Она решила вернуться к еде, тем более что салат с прозрачными ломтиками нежнейшей ветчины оказался очень вкусным. Она привыкла есть мало, но ценила хорошую кухню и старалась получать от еды удовольствие.

Галина была сосредоточена на своих собственных мыслях, но фраза Александры ее задела.

– Вас, наверное, удивил мой звонок? – спросила она.

– Да, это было довольно неожиданно.

– Вы не думаете, что у нас есть повод для разговора?

На этот раз вилка с листиком салата опустилась на тарелку.

– Честно говоря, нет.

Галина громко хмыкнула.

– Вы это серьезно?

– Абсолютно.

Галина отпила немного коньяка, посмотрела сквозь бокал и сделала еще глоток.

– Что-то у меня мысли путаются. – Порывистым движением она опять достала сигарету, торопливо закурила, обвела зал неприязненным взглядом, и вдруг спросила, не глядя на Александру: – У вас были отношения с моим мужем?

Та не стала скрывать своего удивления. Ей было известно, что Галина ревновала мужа к ней, но никак не думала, что ее пригласили сюда для обсуждения этой темы.

– Были. И даже очень близкие. Особенно в детстве. Но если вас интересуют сексуальные отношения, то таковых никогда не было. К тому же, последние годы мы с ним практически не общались.

Галина недоверчиво улыбнулась.

– Трудно поверить! Уж слишком часто он о вас вспоминал. – Последняя фраза была произнесена довольно грубо и Галина поняла, что зашла слишком далеко. – Не обращайте внимания и не сердитесь. Я не собираюсь устраивать с вами разборки. Наверное, я, все-таки, не совсем трезва. – Она загасила сигарету и жестом позвала официанта. Тот был рядом через несколько секунд.

– Что-нибудь еще?

– Посчитайте, пожалуйста.

– Вместе или раздельно?

– Раздельно, – опередила Галину Александра.

– Но это я вас сюда пригласила, – довольно вяло возразила Галина.

– Не стоит беспокоиться. За себя я заплачу сама.

– Ну, как хотите, – охотно согласилась Галина. – Тогда посчитайте только мой кофе и коньяк.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное