Ах Астахова.

Мужская лирика



скачать книгу бесплатно

© Ах Астахова (Ирина Астахова), текст, 2017

© ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Начало

 
я хочу говорить, но не вижу лица –
собеседник мой прав –  нам слова ни к чему.
жизнь все время была в ожиданьи конца,
но сегодня начало открылось уму!
опыт прошлых ошибок скатился на нет!
оправданье себе я искать перестал
и тем самым нашел миллионы планет
в глубине своих глаз в отраженьи зеркал!
мне казалось бессмысленным чувство тоски.
я любить перестал не любящих меня!
это новое чувство разжало тиски,
что сжимали мне сердце
                         до этого
                                   дня!
я вдруг понял бессмысленность каждой из ссор
и ненужность обид на любимых людей.
у меня в голове рисовали узор
бесконечное множество новых идей!
я не думал, чего мне надеть или есть,
я не думал, где спать, и не думал, где жить!
собеседник вселил в меня смелость и честь,
собеседник меня
                      разучил
                                 говорить!
я сумел разомкнуть бестолковость кольца,
что гоняло меня по себе самому.
 
 
жизнь все время была в ожиданьи конца,
но сегодня начало
                       открылось
                                      уму.
 

Дом

 
я строю дом –  в былом все стены в дырах.
причины есть, коль заглянуть назад;
как будто коммунальная квартира
моя душа впускала всех подряд.
 
 
один любил в резиновых галошах
взбегать с разбегу на мою постель!
другой пришел непрошена/непрошен
и вышиб дверь парадную с петель!
 
 
в моей душе вмещались эгоисты,
лжецов и трусов полон был мой дом,
и я, с талантом юного артиста,
всех принимал за праздничным столом!
 
 
ломали мебель и крушили стены
в моем дому (я был тому виной!),
и даже тех, кому мила измена,
я тоже приволок к себе домой!
 
 
дворовых девок, духом падших тоже,
вмещал мой дом и потчевал гостей!
я становился холодней и строже –
мой дом трещал на несколько частей.
 
 
однажды утром я проснулся ярым,
прогнал гостей и посмотрел вокруг.
мой дом пылал и мучился пожаром,
но ни один не протянул мне рук!
в одно мгновенье я остался нищим,
но я живой! я все еще дышу!
и строю дом на месте пепелища,
                    но никого
                            в него
                                не приглашу.
 

Я давно никого не любил

 
Я давно никого не любил.
Оттого ли, все реже и хуже,
Через рифму, а не через душу
Я стихи вывожу из чернил?
 
 
Я не знаю, по ком мне скучать,
Я не знаю, кого мне лелеять,
Я не знаю, что с этим поделать,
И не знаю, кого обвинять.
 
 
Я забыл, как немеет в груди,
Несмотря на людские заботы.
Оттого ли я слаб и измотан?
И не знаю, куда мне идти?
 
 
Стали ночи надменно-тихи.
Дни мои –  календарные цифры.
Очень просто из слова и рифмы
Сочинять от безделья стихи.
 

Письмо N

 
N, прости мне дурные мысли,
не читай этих грустных строчек.
Я стараюсь жить праздно, ярко,
но сегодня взяла тоска.
Я живу среди сожалений,
не поставленных нами точек,
И уже наготове ручка,
но не властна над ней рука.
 
 
Я не слабый, спроси любого!
Я осилил вершин не мало,
И (казалось бы) наша разность,
лишь причина идти вперёд.
Все твердят «исцеляет время!»
N, ты также порой шептала!
Но похоже, меня дурного,
только время и не берет.
 
 
Я не жалуюсь! Все нормально!
Крепко любят меня девицы,
И друзей полон дом в субботу,
И на близких хватает средств..
Только знаешь, N, отчего-то
Среди шума ночной столицы
Я опять ощутил затишье
Наших бьющихся в такт сердец..
 
 
И схватила меня тревога,
Да такая, что не осилить!
Ни поездками к океану,
Ни возвратом в свой отчий дом.
 
 
Что случилось бы, если б гордость
Отодвинув мы б все простили?
Знаешь, N, мне любое счастье
Отдаётся теперь с трудом.
 
 
Оттого, что мы в этом мире
По-раздельности спим и дышим.
И никак не уменьшить пропасть
В этом бешенстве бытия..
 
 
Знала б ты, как терзает мысль:
«В этой жизни у нас не вышло»
 
 
А в другие я, N, не верю.
Очень жаль,
            что не верю
                           Я.
 

Микрофон

 
Взяв микрофон и сдерживая смех,
Я вскрикнул, уподобившись мерзавцу:
«А эту женщину любил я меньше всех!» –
И указал на брошенную пальцем.
 
 
Она стояла посреди толпы –
Толпа смеялась, потирая руки!
Я видел, как меняются черты
Ее лица от поглотившей скуки.
 
 
Я наблюдал спокойный, добрый взгляд:
В ее глазах блуждало безразличье
К безумцам, что кусают и шипят, –
Я меньшился от этого величья.
 
 
Ушла она
под угасавший смех
больной толпы.
А я стоял и мялся:
Ведь эту женщину любил я больше всех,
Но по сей день ей в этом не признался.
 

Ты выбираешь женщину

 
Ты выбираешь женщину рассудком,
Не сердцем и не голосом души.
От этого мне делается жутко:
Как так умеют люди, расскажи?
 
 
Она должна быть стройной и покорной,
Предельно ясной в мыслях и словах,
И волосы, подстриженные ровно,
Должны лежать покорно на плечах.
 
 
Она должна всегда вставать с рассветом,
Готовить чай и поливать цветы;
И соблюдать любые этикеты
В любое время, как захочешь ты!
 
 
Но эта не пойдет к тебе босая,
По снегу, дожидаться у ворот!
Не будет мокнуть, стоя у трамвая,
Забыв в квартире курточку и зонт!
 
 
Не постучится в дверь в ночи глубокой –
Сказать, что без тебя нельзя дышать!
И, если надо, станет очень строгой,
И, если надо, –  доброй, словно мать!
 
 
И горько мне от этой дешевизны.
Набрав в ладонь посредственный букет,
Ты выбираешь женщину для жизни,
Как выбирают пищу на обед.
 

Письмо Маленького Принца

 
я пишу письмо тебе из детства:
прочитай –
здесь только полстраницы.
пусть ворвутся в ветреное сердце
пара строк
от маленького принца.
 
 
не сердись –
я не ищу ответа
на вопросы –  с кем сейчас и кто ты?
я отдал тебе свою планету,
чтобы не лишать тебя свободы.
 
 
знаешь, дорогая,
путь мой звездный
полон сожалений и печалей!
я нашел себе другую розу,
и ее шипы меня не жалят.
 
 
только в этом тоже мало толку:
я хожу по замкнутому кругу –
колет память резче, чем иголка,
наша
         бесконечная
                           разлука.
 

Однолюб

 
Черт подери, я –  однолюб!
Какое жуткое открытие!
Выходит, милая, простите!
С других я таю губ!
 
 
А эти губы –  далеки!
И до меня им нету дела!
Ее под ручку водят смело
Лихие женихи!
 
 
С другими дамами я груб
И лишь одной души ценитель!
 
 
Какое страшное открытие –
Черт подери! Я –  однолюб!
 

Плохой актер

 
Мне говорят, что я плохой актер,
А я в театре никогда и не был!
Но зритель пялится в упор
В фойе, давясь икрой и хлебом!
 
 
Мне говорят, что я плохой отец,
А у меня ни дочери, ни сына!
Я бьюсь один среди сердец
Как рыбина об льдину!
 
 
Мне говорят, я горе-музыкант,
А я и нот-то никаких не видел.
Прожита жизнь, пропит талант!
Сбежал последний зритель!
 
 
Мучительно и долго тает снег.
Где чемодан? Довольно! Уезжаю!
Мне говорят, я слабый человек.
Пусть говорят…
Я их
         не осуждаю.
 

Поезд

 
как громко мой внутренний голос
кричит мне сквозь внутренний рот;
как будто бы я сел на поезд,
но он
никуда
не идет.
соседи по койкам смеются!
и бьет по плечу проводник;
как будто я в теле безумца
случайно в вагоне возник.
 
 
вдруг кто-то воскликнул: – ну, трогай!
и так начало нас трясти,
как будто без рельсов дорога,
и поезду больно идти.
 
 
и вторит мой голос: «не надо!
сойди!
это выбор –  не тот!»
 
 
как будто бы я сел в плацкартный,
с билетами
на самолет.
 

Человек

 
Без шарфа, в пальто, в небрежном свитере,
Обреченно вглядываясь в снег,
Бродит по проспектам –  вы не видели? –
Самый лишний в мире человек!
 
 
Ни семьи, ни друга, ни товарища,
Но зато –  какая благодать
В комнате, похожей на пристанище,
Развалиться с чаем на кровать!
 
 
Не жалея дней минувших истины,
Не тоскуя о былой любви…
– Человек, ну сделайся неистовым!
Господи, его благослови!
Кажется порой мне –  все исправится!
Станет человек большим до звезд!
И, конечно, человек прославится!
Сильным станет человек всерьез!
 
 
Но опять, надев пальто и валенки,
От земли не отрывая век,
Вышел из подъезда очень маленький,
Никому не нужный Человек.
 

Я хочу

 
Я хочу посмотреть, как ты танцуешь,
Как смеешься дико и смотришь в небо,
Как молчишь.
волнуешься и ревнуешь.
Как бросаешь птицам кусочки хлеба.
 
 
Как лицо от солнца в горах сгорает,
Как читаешь книги и бьешь посуду,
Как спешишь в июнь с наступлением мая,
Как спугнуть боишься словами чудо.
 
 
Как морские волны ласкают ноги,
Как рука твоя замедляет время
На моих часах. я хочу, чтоб токи,
Что пускаешь ты, разбивали темя.
 
 
Я хочу бежать за тобой вдогонку –
Только понарошку: ты будешь в платье.
 
 
Я хочу наблюдать, как ты ждешь ребенка
И встречаешь старость в моих объятиях.
 

Кот

 
Я тут подумал: заведу кота!
Скучаю я один в своей берлоге,
С работы не идут в берлогу ноги,
И жизнь моя до одури пуста!
 
 
Я раньше думал –  заведу жену!
Искал ее везде, где только можно,
Потом решил: пускай уж лучше кошка,
А не понравится –  назад ее верну!
 
 
Я поразмыслил: кот немного ест,
Не говорит совсем и не мешает,
Захочешь если –  он с тобой играет
И не играет, если надоест.
 
 
И вот –  завел… Бездомного завел!
Сначала кот мяукал без умолку,
Он лапами попортил мне футболку!
И кое-где едой испачкал пол.
 
 
Диван царапал, прятался в углу!
Жалел я поначалу, думал –  брошу!
Не вынесет мужик такую ношу!
Но, вроде, начал привыкать к теплу…
 
 
И вот прижалась эта сирота,
И чуял я –  душа маленько тает!
Хоть злюсь порой… да, всякое бывает!
Но все же я не зря завел кота!
 

Новогоднее

 
Может, встретимся в новом году?
Где-то пятого… можно под вечер.
И у прошлого на поводу
Мы обнимем друг друга за плечи!
 
 
Покататься пойдем на коньках!
Или даже залезем на сани!
И на красных румяных щеках
Будут таять снежинки слезами!
 
 
Выйдем к площади, где детвора
Лепит снежную бабу в сугробе,
Или греться пойдем у костра,
Души наши оттаяли чтобы!
 
 
И с тобою в растаявший пруд
Бросим пару монет, на удачу!
И куранты на время замрут!
И случайный прохожий заплачет!
 
 
И глинтвейна не тронув стакан,
Мы друг друга простим и забудем
Про обиды и глупый обман,
Что когда-то развел наши судьбы.
И я знаю, и верю в мечту!
(пусть оно и не очень-то мудро.)
 
 
Нужно встретиться в новом году!
Обязательно.
Первого.
           Утром.
 

Апатично

 
Не то чтобы ты мне совсем безразлична –
Ты очень хорошая, как ни крути!
Я просто давно ко всему апатичен,
И нравится мне, что нет страсти в груди.
 
 
Проснусь поутру, никого не тревожа,
Открою балкон –  полной грудью вдохну!
И нравится мне тишина у прихожей,
Известная только лишь мне одному.
 
 
И снова прошло долгожданное лето –
Я очень устал находить и терять…
 
 
Настолько устал, что мне нравится это –
Никем не тревожась, ложиться в кровать.
 

Вокзал

 
Я жалею, что мало читал,
Я жалею, что много пил;
Я по жизни всегда искал
Легкий путь –  и не находил.
 
 
Я жалею забытых мной,
Я жалею, что был не смел,
Я жалею, что за спиной
Я плеваться порою смел.
 
 
Я жалею, что был неправ,
Выбирая всегда не тех.
Что поделать –  сказался нрав:
Человека тянет на грех.
 
 
Вот и снова: билет, вокзал,
Город мой мне теперь не мил.
Я по жизни всегда искал
Легкий путь, но не находил.
 

Вторник

 
мне говорят:
– одинокий ты человек.
все, мол, женились,
а ты, как, чудак, затворник.
скучно, поди,
одному коротать свой век.
я, не вникая, слушал и думал:
сегодня вторник.
вторник, а это значит,
что завтра в путь.
нужно домыть тарелки,
заехать к маме…
– время летит,
и время не обмануть.
я, не вникая, слушал,
ища глазами
кепку свою. на случай,
что завтра дождь –
мокнуть не дело,
ведь все ж самолет – не поезд!
зонт-то с собой в Америку
не возьмешь.
а по ушам трещало:
– очнись, где совесть?
совести нет.
я совести дал отбой.
скольких я спас,
не выбрав в свои невесты!
мне не бывает скучно
с самим собой.
даже напротив:
занятно и интересно.
хочется выспаться.
всю вобрать тишину!
громко сверлили стены
мои соседи.
мне говорят:
– нашел бы себе жену!
а в голове промчалось:
она не едет.
собраны вещи
(тетрадь бы не позабыть).
эх, как напрасна жизнь
без любви к искусству!
мне говорят:
– дурак, научись любить.
я, не вникая, слушал и думал:
today is tuesday.
 

В комнате

 
В комнате ты и дым,
Я и еще кровать.
Даже самым немым
Нас не перемолчать.
Стыдно скупой рукой
Брать у любви взаймы –
Даже самый слепой
Видит больше, чем мы.
Я ухожу. С лихвой
Грустным был этот час:
Даже самый глухой
Слышит сильнее нас.
 

Вечность

 
нет никого капризней моей подружки;
всё ей не так, чего бы я ни затеял!
мне говорят: –  нашел бы себе простушку,
Вечность любить –  бессмысленная затея.
 
 
я бы нашел! да разве ж с такою счастье?
год поживешь, другой и завоешь волком!
мне бы великую! самой пиковой масти!
с мудрым лицом и нравом шальным и колким!
с чувственным телом, с глазами чернее ночи,
с голосом, что в любые вольется струны
грустной моей души, и та так захохочет,
что и не снилось даже ветрам безумным!
 
 
есть у меня еще две барышни на примете:
имя им –  Жизнь и Смерть.
и они опасны.
в первую я влюблен больше всех на свете –
знали бы вы, до чего же она прекрасна!
 
 
юная, озорная, с наивным взором,
верит любому слову и любит лето.
я бы с ней ездил к морю!
дарил ей горы!
эх, но она и так уж имеет это.
а со второй все сложно:
она загадка.
строгая.
да и нрав у нее –  не очень:
может явиться в дом, словно вор, украдкой…
и на себе женить, если так захочет.
 
 
спать не могу:
ах, сколько в ней страшной силы!
в той, что я (как бы) выбрал в свои невесты…
как я хочу, чтобы Вечность меня любила!
как я хочу, чтоб вернула мне радость детства!
 
 
Вечность не любит.
Жизнь –  зажила со всеми.
Смерти боюсь (а вдруг это все впустую?).
сдался я и пошел по обычной схеме:
выбрал себе в невесты совсем простую.
…время летело, и я привыкал к обычной
женщине.
та терпела мои упреки,
слушала молча, любила мои привычки,
шла за мной вслед по самой кривой дороге…
 
 
всё принимала! видела, как на ладони,
сердце мое,
во взгляде храня беспечность..
время летело, и вдруг я внезапно понял,
что для меня она превратилась в
Вечность.
 
 
кровь в моих жилах рядом с такою стынет!
как же я счастлив с ней, и как счастье шатко!
имя ей
– Жизнь,
но если она покинет,
Смерть заберет меня, словно вор –
украдкой.
 

Мама

 
Знаешь, мама, сразил меня тяжкий недуг:
Все мне кажется в жизни пустым, незначительным,
мелочным.
От меня отвернется вот-вот мой единственный друг,
И уйдет от меня навсегда моя бедная девочка.
 
 
Знаешь, мама, устал я от жизни такой –
неуклюжей, бессмысленной;
Мне бы дернуть на море, да нету для этого средств!
По-хорошему, мама, мне нужно собраться с мыслями.
(Сколько грустью своей я родных искалечил сердец!)
 
 
Может, это дурная зима так меня изувечила?
То ли жалость к себе, то ли время крадущая лень?
Мама, знаешь, я часто мечтаю о Вечности,
А особенно ночью, когда на меня опускается тень.
 
 
Плачет мама и шепчет мне ласковым голосом,
Теребя на иссохшей руке золотое кольцо:
«Знаешь, сын, в этой жизни бывают и светлые
полосы…» –
И святая улыбка ее озарила лицо!
 

Давай уедем?

 
Давай уедем куда-нибудь?
Давай уедем?
Но только ты меня не забудь
С рассветом этим.
Давай заблудимся навсегда
В чужих столицах?
В больших и маленьких городах,
В ненужных лицах.
 
 
В горах, за морем, в чужом селе
Мы дом построим.
И не узнают на всей Земле
О нас с тобою.
Не важно, долгим ли будет путь –
Хоть семь столетий,
Давай уедем куда-нибудь,
Давай уедем?
 

Игрок

 
я картежный игрок –
я вижу людей насквозь.
дай мне в руки колоду –
я всех тут переиграю!
 
 
– он садится за стол
в неудобнейшую из поз,
достает по одной
и медленно их раскрывает.
 
 
собирает обратно,
мешает и раздает.
я смотрю на него:
он глазами уткнулся в карты.
он умелый игрок,
но меня он не проведет!
я-то знаю секрет:
ловкость рук –
никакого азарта.
 
 
– что мы ставим на кон?
он вышвырнул даму пик!
и, едва шевеля губами,
промолвил: –  счастье.
этот приз меня ставит
всем существом в тупик!
я ловлю его взгляд:
я пытаюсь увидеть масти.
 
 
все тузы у меня.
(похоже, он побежден)
но я зеркало глаз уловил
и увидел бездну!
страх сковал мой рассудок
морозом со всех сторон:
– ты не в карты играл,
ты пришел за моей невестой!
 
 
он решительно встал.
как гром загремела дверь.
 
 
я проснулся в поту,
солнце било в глаза упрямо…
 
 
я взглянул на тебя –
 
 
ты сидела в углу как зверь,
взгляд скользил сквозь кровать
с равнодушьем пиковой дамы.
 

Истина

 
Я знаю: наступит время, и сердце мое забудет;
Придется однажды сердцу печальный урок принять.
Я знаю, не лечит время, как мне говорили люди,
Но лечит что-то другое, а что, не могу понять.
Я знаю поступкам цену, бездействию знаю тоже.
Есть страшная штука –  опыт, и страшная штука –  лень.
Есть вещи, что не заметить, и те, что берут до дрожи:
Секунда длиною в вечность и вечность –
длиною в день.
Я знаю, что в этой жизни бессмысленно все, что было,
Бессмысленно все, что будет, а важно лишь то,
что есть.
Я верю, придет мгновенье, вернется былая сила,
И память о прошлых бедах заглушит благая весть.
Запомни: всегда будь смелым –  никто тебя не осудит.
По мне, так всего дороже лишь то, что далось с трудом.
Я знаю: не лечит время, как мне говорили люди,
А лечит лишь тот, кому ты по новой откроешь Дом.
 

Надежда

 
Я видел, как Надежда собирает чемодан,
И я кричал ей: «Надя, не уходи, постой!»
А Надя наливала вино в пустой стакан
И говорила громко: «Ты как стакан пустой!»
 
 
Я отвечал: «Надежда, ну как я без тебя?
Ушли Любовь и Вера, осталась только ты!»
Но Надя отвечала, ладони теребя:
«Ты не забудь в прихожей своей полить цветы».
 
 
И я хватал Надежду за платье и пиджак,
И обещал ей горы! И море обещал!
А Надя отвечала: «Какой же вы дурак!
Ушли Любовь и Вера, и мой черед настал!»
 
 
Ушла, не хлопнув дверью, не трогая души,
Я даже не заметил, как в жилах стынет кровь!
Пока кричал я вслед ей: «Надежда, не спеши!» –
Ее в такси сажали и Вера, и Любовь.
 

Катрин

 
Мне дорого звонить до Вас, Катрин.
Не для кармана, а, скорей, для духа.
Я предпочту скончаться от морщин,
Чем от глухой, и, к жалости, не слухом.
Катрин, поверьте мне: я не дурак!
Достаточно притворного влияния
На жизнь мою, которая и так
Довольно далека от покаянья.
Прекрасен сон, в котором Вы меня,
Казалось мне, любили (нет –  жалели).
Но пробужденье следующего дня
Обрушилось безжалостным похмельем.
Мне чужда ложь, которую Вы так
Бессмысленно пророчили за правду.
Катрин, я повторюсь: я не дурак,
Вас потерять –  не худшая утрата.
Поверьте мне, я не умру один,
Такой, как я, найдет, с кем отогреться.
Мне дорого звонить до Вас, Катрин,
Не для кармана, а увы, для сердца.
 

Соблазны

 
Ничего не дается сразу,
не воротится время вспять –
контролируй свои соблазны,
чтобы душу не потерять!
не ищи потеплей ночлега,
и запомни, коль ты краса, –
если к зеркалу часто бегать,
риски есть потерять глаза.
любишь вкусно поесть? –  попробуй
кашу манную на воде!
контролируй свою утробу,
приучи ее к пустоте!
деньги любишь? –  раздай прохожим.
любишь выпить? –  попей воды.
будь к себе и честней, и строже,
к исполненью веди мечты!
любишь бегать босым по свету?
– встань в горах и не шевелись!
обещаю, что через лето
ты по новой увидишь жизнь!
выгоняй из себя заразу,
лень гони, как сутулость с плеч!
контролируй свои соблазны,
чтобы душу
            свою
                 сберечь!
 

«Я снял с себя пальто и шарф…»

 
Я снял с себя пальто и шарф,
Зашел на кухню –  выпил водки!
И сунул аккуратно в шкаф
Тобой забытые колготки.
 
 
Открыл коньяк –  глотнул еще!
Сел на балкон и ясно понял:
Мне не забыть, как я до щек
Твоих дотронулся ладонью;
 
 
Как ты стояла у стены,
Робея от немого взгляда, –
Мы оба жаждали весны,
Закрыв глаза от снегопада.
 
 
Но сыпал снег, а, значит, нам
До лета не дойти, подруга.
Мы разбредались по домам,
Оглядываясь друг на друга.
 

«Дымом табачным наполнилась комната…»

 
Дымом табачным наполнилась комната,
И одиночеством, и безразличием.
Стены соседским пропитаны хохотом…
Сколько похожего в нашем различии!
 
 
Моет сквозняк мне ладони раскрытые,
Настежь распахнута старая форточка.
Все мы хоть раз были кем-то забытые…
Кем только?
Думать об этом не хочется.
 
 
Руки твои помню тонкие, детские,
Помню все радости наши и горести.
Плачем пропитаны стены соседские…
Сколько различия в нашей похожести…
 

Учитель

 
мой учитель, останься со мной –  посидим.
взгляд твой острый, спокойный и ясный.
научи меня жить, не мешая другим,
научи меня быть беспристрастным!
выпей чаю со мной, извини за бардак;
он мои отражает тревоги.
мой учитель, скажи, что я делал не так?
почему я не вижу дороги?
почему я со всеми, но страшно один?
сон милее мне стал, чем реальность!
я искал путь внутри золотых середин,
но хватался за каждую крайность.
мой учитель с улыбкой мне подал рюкзак
и сказал: ты –  подобие храма.
отнеси свое прошлое в мусорный бак;
дом твой полон ненужного хлама.
был на редкость нелегок у прошлого вес;
как жилось с таким? –
невероятно!
я тащил свою ношу в таинственный лес –
бросил там
и вернулся обратно.
и теперь в самом центре квартиры пустой,
как строитель огромного здания,
словно кистью малярной, я крашу мечтой
безграничные
стены
сознания.
 

Искусство

 
понять это сложно, конечно,
поэтому слушай.
чувствуй –
 
 
одно лишь искусство вечно.
одна лишь любовь –
искусство.
 

Я другом стал плохому человеку

 
я другом стал плохому человеку:
он лжец и вор, завистник и дурак,
но я за ним пойду в огонь и реку,
и этого не объяснить никак!
он некрасив, жесток и равнодушен,
груб к женщинам и падок на вино.
мне жаль его: он никому не нужен.
(не от того ль в его душе темно?)
он прихотлив в еде и горд не к месту,
спесив и резок, нелюдим и слеп.
его бы взять да подчинить аресту,
из рук скупых последний вырвав хлеб!
но вижу я, он хочет отогреться,
и я тяну ему свою ладонь:
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное