Ах Астахова.

Женская лирика



скачать книгу бесплатно

© Ах Астахова (Ирина Астахова), текст, 2017

© ООО «Издательство «Э», 2018

* * *

Начало

 
Впервые морщинки коснулись лица:
Две тонкие нити окутали очи.
Я в зеркале вижу начало конца,
Как вижу в окне наступление ночи.
 
 
Впервые коснулась души моей грусть,
Едва уловимая, но с перспективой!
Я в будущем вижу изогнутый путь –
Местами несчастный, местами счастливый.
 
 
И первых потерь нескончаемый груз
На плечи ложится тугим покрывалом.
Пусть стих мой глаголет из тысячи уст –
Из чьих-то с надрывом, из чьих-то устало.
 
 
Июльский рассвет сторожит у крыльца.
Пол-лета прошло –  как много и мало!
Я в зеркале вижу начало конца,
Но верится мне –  это только начало.
 

Не спрашивай, друг

 
не спрашивай, друг: никаких новостей!
душа нараспашку –  сегодня не в моде.
мне нравится больше бывать на природе
с тех пор,
как я стала
бояться
людей.
не помня начала, не зная конца,
я стала свободной и стала счастливой –
деревья и травы, моря и заливы,
отныне
милее
любого
лица.
и пение птиц мне –  взамен голосов!
и солнечный свет вместо лампы настольной!
мне нравится быть равнодушной и вольной
(особенно
в гордых
пределах
лесов).
намного спокойнее –  жить не любя!
найдя в оправданье бессмысленный повод,
мне нравится бегать из города в город
с тех пор,
как я стала
бояться
себя.
 

Мне говорят

 
мне говорят «незаменимых нет».
согласна –  нет.
и смело заменяю
любимых на десятки странных лет
хождений то по кругу,
то по краю.
кричали:
«время лечит!» подтвержу.
на кисть руки взирая
то и дело,
я стрелки на часах перевожу,
чтоб сердце поскорее охладело.
 
 
затем по новой,
разбивая лед,
оно найдет себя в далеком
свете.
мне говорят «кто ищет, тот найдет».
выходит,
я не зря ищу бессмертие?
 

Мне страшно с тобой

 
…Мне страшно с тобой –
и в общем,
И целиком.
Кончается день,
И вечер сулит разлуку.
Скажи, почему всегда,
Когда мне легко,
Ты рядом со мной
И держишь меня за руку?
…Не может понять душа
В молодой груди,
От мыслей дурных
Не может она отвлечься:
Скажи, почему
Когда я схожу с пути,
Ты, словно Иуда,
Готов от меня отречься?
…Не то чтобы боль,
Но очень тупая грусть
На сердце мое
в такие минуты садится:
Скажи почему,
Когда я боюсь уснуть,
Тебя не найти
и даже не прозвониться?!
…Не думай –  не плачусь!
Но все же
мне не близка
такая вот дружба,
где в горести –  одиноко!
Сегодня меня до жути
взяла тоска,
Но я не смогла найти
до тебя дорогу!
…И я не виню тебя,
это все –
не грех.
Но думы об этом
схватили меня
за живое:
…Ты любишь во мне
веселье
и громкий смех.
…Мне страшно с тобой:
ты делишь меня
надвое.
 

Герда

 
сказок в мире много, и все они
объясняют истину в перспективе.
и любая сказка меня манит
отраженьем жизни в моей квартире.
вот рассмотрим ту, где хозяйка зим
у сестры уводит родного брата –
поиск брата в сказке необходим,
и сестра несется за ним куда-то.
ничего не требуя от людей,
направляя курс по движенью ветра,
я могла свой путь, среди всех путей,
отыскать, как в этой же сказке –  Герда.
но споткнувшись раз, и споткнувшись два,
три, четыре… (и дальше –  числа…)
от любого поиска голова
отказалась в пользу иного смысла.
 
 
и теперь мои города пусты,
оттого что я, с отчужденьем Кая,
научилась жить, как умеешь ты:
никого на свете не подпуская.
 

Океан

 
есть, так сказать, на свете простое горе.
не от ума –  от страха «что впереди?».
вот вам одна из тысяч таких историй,
как ни припомню –  жутко щемит в груди!
жил человек на карте моих событий,
был человек огромный, как Океан!
но Океан устал и, сказав «простите»,
взял и всего засунул себя в стакан!
не утонуть в таком… я и пить пытался –
соль обожгла и вышла ручьем из уст…
наполовину полон стакан остался,
но как по мне, то лучше бы весь был пуст!
и, если честно: мне бы хватило Моря.
я бы зажил на Море, как на Земле!
но у меня случилось простое горе:
мой Океан уменьшился до нулей.
 
 
и вот, схватив стакан, я помчался к двери!
выплеснул все, что было, и (Боже мой)
может быть, я дурак, но я все же верю,
что он еще укроет меня волной.
 

Дай мне вырасти

 
посмотри, я в тебе не ищу ни приюта, ни милости,
и свободы в тебе я на редкость теперь не ищу.
я хочу очень Вырасти –  дай мне, пожалуйста, Вырасти!
и тогда я тебя, словно дерево в поле, взращу.
 
 
в Моем Городе люди шагают раздельно и тихими парами,
и шумит молодежь, не храня дорогое тепло.
я пытаюсь представить нас смелыми, добрыми, старыми
и смотрящими через года в лобовое стекло
нашей старой машины, которая видела радости,
где в твоем бардачке пожелтело десяток газет,
я прошу научить меня быть Человеком до старости,
Человеком, который не помнит ошибок и бед.
 
 
а иначе сама я отправлюсь на поиски нового дерева,
у которого ветви не просят ни солнца, ни талой воды –
я умею любить столько раз, сколько время отмеряло,
лишь бы в этом нуждался, не зная усталости, Ты.
 
 
в Моем Городе столько голодных от хлеба и сытости,
я сама равнодушием этим порою грешу;
я хочу очень Вырасти –  дай мне, пожалуйста, Вырасти!
и тогда я тебя, словно Дерево в поле, взращу.
 

«Я сделаю все, но право: к тебе достучусь…»

 
я сделаю все, но право: к тебе достучусь.
ведь жизнь без тебя не имеет практически смысла.
пока ты не видишь меня, да бог с ним, да ну и пусть!
 
 
я жизнь не делю на отрезки, часы и числа.
когда-то немудрое сердце чуть что не так,
бросало из рук одно и брало другое!
но с возрастом воля сама обрела кулак,
и прячет меня от омутов с головою.
 
 
ты –  вправе не замечать моего тепла.
я –  вправе хранить его до скончания века;
я сделаю все, что раньше бы не смогла,
у жизни единственный смысл –  Любить Человека.
 

Стихи уподобятся прозе

 
стихи уподобятся прозе,
в миноре утонет терция;
подобием азбуки Морзе
твое отзовется сердце.
 
 
когда я тебя покину,
и город, и все что было,
глазами уткнись мне в спину
пронзительно и уныло!
но только не трогай память,
и имя забудь, как детство;
времени дай расставить
нас на былое место.
 
 
вцепись в меня зло, неправильно:
как сможешь, перечь разлуке –
 
 
тебя, словно азбуку Брайля,
мои прочитают руки.
 

Нерв оголен

 
нерв оголен, как многолетний дуб
в ноябрьское пасмурное утро.
слова копились на изгибе губ,
но не слетали (что довольно мудро).
что мне сказать, решившему уйти?!
напутственно-классическое «С Богом»?
иль грудью лечь у самого пути,
всем телом преградив ему дорогу?
схватить за сердце и взглянуть в уста?
на заикание заменить глаголы?
(но стоит ли паденья высота,
когда она сама стремится к полу?!)
конечно, нет.
ступай и слаб и глуп.
придет весна –  на дубе будут листья;
слова копились на изгибе губ,
их умоляя
не пошевелиться.
 

Красный Октябрь

 
ностальгия бьет по душе
эффектом нашатыря.
мы сияем юностью,
ты хорошо одет.
нас манит июль
в переулках Красного Октября,
и нам еле стукнуло
по восемнадцать лет.
 
 
ничего не страшно
под куполом первых чувств,
что сбивают с ног,
как дешевый, плохой портвейн.
воздух раскален,
душен, сух и пуст;
я любуюсь молча
на нашу тень.
 
 
а в кармане денег
на кофе да на метро,
но и их не нужно,
гуляющим до зари.
первобытный свет
пробирается к нам в нутро,
да такой,
что мы
словно светимся изнутри!
 
 
а сейчас нам тридцать
и, впрочем, еще любя
мы сидим в кафе
у сердца ночной столицы –
замирает май
в переулках Красного Октября,
ностальгия бьет
нашатырным спиртом по нашим лицам.
 

Тайна

 
Это тайна глухих болот:
Нас чужие обхватят руки.
Слышу голос грядущий разлуки:
 
 
Я забуду тебя через год.
 

Осеннее море

 
Холодный ветер волну уносит,
воспоминанья мои храня.
на море тоже бывает осень,
и эта осень манит меня.
мне полюбилось, чем сердце старше
и чем бессмысленней зов страстей,
смотреть, как быстро пустеют пляжи,
и забирают дома людей.
как рыбаки собирают сети,
как осыпается виноград,
как море гладкое на рассвете
такой же гладью спешит в закат.
и твой звонок не нашел ответа,
но дней тепло я в душе храню;
когда на море вернется лето,
я обязательно позвоню.
 

Боря

 
вот мы с тобой сели вдвоем у моря
без страхов и лишних дум.
скажи мне: кого ты любишь, Боря?
кто лезет тебе на ум?
скажи мне честно, ты знаешь, Боря,
что в жизни, как на войне:
бояться исчезнуть –  большое горе,
но не бояться –  вдвойне.
но Боря молчал, обхватив колени,
и пил из бутылки ром,
и было нам с Борей тогда спасеньем
не вспоминать ни о чем.
напившись, искали мы дом на ощупь
и молча легли в кровать.
и знали мы с Борей: на море проще
печали свои забывать.
 

Какое мне дело?

 
я руки свои опускаю: тебя не изменишь.
при этом раскладе цена моим чувствам –  грош.
какое мне дело, что ты ни во что не веришь?
какое мне дело, что ты никого не ждешь?
не будет ничьей вины, что среди всех прочих
из памяти вскоре твоей навсегда уйду.
какая мне разница, где ты проводишь ночи,
бессмысленно праздные ночи в хмельном бреду?
так вот, я готова сдаться: так будет проще.
с таким недостатком чувств –  далеко не уйдешь.
какое мне дело, что ты ничего не хочешь?
какое мне дело, что ты ничего не ждешь?
 

В кинозале

 
уведи меня из кинозала
и оставь на переходе млеть;
я хочу, чтоб мне опять казалось,
что ты самый лучший на земле!
без пальто; оставь его на стуле
(кто-то обязательно возьмет).
я хочу, чтоб ты в машинном гуле,
не смущаясь, ртом закрыл мне рот!
я хочу, чтоб ты сказал: –  не надо
уходить! –  не все предрешено!
но сидим мы, будто кто-то рядом
заставляет нас смотреть кино!
…вот и титры –  я, слегка сутулясь,
надеваю на себя пальто;
после нас (как мы) замкнутся стулья
и умолкнет кинозал пустой.
 

Большое сердце

 
есть остановки, страшнее бегства –
пройдя все бездны, в конце концов,
ты научился не трогать сердца,
когда встречаешь мое лицо.
а я кругами вокруг ходила
и умоляла!
но в этот раз
тобой владела иная сила
и, не щадя, отдаляла нас.
ох,
в это время в такие чащи
лесов дремучих меня несло! –
мне все казалось ненастоящим
и совершающимся назло!
я заблудилась
(бывает с каждым),
но поиск правильного пути
привел меня к первобытной жажде –
тебя скорее перерасти!
чтоб не тянуться к тебе, как к Богу,
а, спрятав голову в облака,
освободить для тебя дорогу
и улыбнуться
(мол, свысока).
и я росла все сильней и выше!
под смех и слезы своих врагов –
я головой задевала крыши,
стоящих рядом со мной домов!
проститься с прошлым не нужен повод.
но повод был –
здоровел мой лоб!
пришлось построить огромный город
и жить отправиться в небоскреб!
 
 
и если вдруг, возжелав согреться,
ты прибежишь на мое крыльцо;
я обещаю –  большое сердце
всегда признает
твое
лицо.
 

Помоги мне уснуть

 
помоги мне уснуть;
мне не снятся красивые сны.
дай мне мягче подушку
и крышу над домом прочнее.
в самом сердце январь,
и немало еще до весны…
я потратила ценное время
и больше не смею.
 
 
помоги мне уснуть!
я окрепла! я стала горой;
ни пробить, ни залезть,
но зачем мне дана эта сила?
каждый раз говорю себе:
– это последний герой!
но судьба, отрицая,
мне нервы порядком сгубила.
 
 
мне не спится.
тревожно на сердце.
не верю словам.
докричись до Морфея!
быть может, он вколет мне морфий?
сколько разных людей
разбирало меня по частям,
и ты тоже берешь,
приближая меня к катастрофе!
 
 
не виню тебя, знаю,
во всем виновата сама.
отчего эта глупость –
к себе подпускать без разбору?
еще будет апрель,
но пока торжествует зима
и уверенно сыплет мне снег
на окрепшую гору.
 
 
разбери эту гору
и дай мне сегодня уснуть!
отчего же ты медлишь?
бессонница чужда природе!
представляешь, как здорово,
выспавшись, двинуться в путь?
бесконечный и светлый,
ведущий друг друга к свободе!
 
 
ночь пугает меня,
превышая лимит тишины.
с каждым годом она
все чернее мне делает душу…
помоги мне уснуть,
мне не снятся хорошие сны!
дай мне крышу над домом прочнее
и мягче подушку!
 
 
но молчишь ты и,
дергая в спальне ночник,
гасишь в комнате свет,
выдыхая легко и устало…
ты, как всякий чужой,
отправляющий чувства в тупик,
 
 
засыпая, решительно
тащишь к себе одеяло.
 

Рюкзак

 
я опять взяла в дорогу
маленький рюкзак.
мама шепчет осторожно:
– дочка, не спеши.
ты большая, путь осилишь,
но известен факт:
путешествия опасны
для твоей души.
люди разные на свете –
сердце украдут!
за горами, за лесами
потеряешь сон.
в нашем доме все спокойно:
хлеб, тепло, уют..
не ищи любви и счастья
у чужих сторон!
долго я стояла молча
у своих ворот.
улыбнувшись, я сказала,
вслед махнув рукой:
– не любви ищу я, мама,
а наоборот:
помогают сердцу горы
обрести покой.
в мире много стран прекрасных,
сел и городов,
и я рада возвращаться,
если дом зовет,
но чужой язык дороже
всех знакомых слов,
оттого что он мне душу
смыслом не дерет.
оттого, что там, у моря,
тихо и легко.
оттого, что все проблемы
кажутся –  песком.
если я проснусь от дома
очень далеко –
не сиди в печали, мама:
в моем сердце дом.
 
 
я иду на встречу ветру,
свежестью дышу.
да!
в моем пути хватает
спусков и вершин,
но в письме одну лишь фразу
я тебе пишу:
«путешествия полезны
для любой
души».
 

Спасибо

 
спасибо, моя бесконечная сила!
мне кажется все же (разлукам назло),
что жизнь понапрасну ни с кем не сводила,
и как ни крути –  мне ужасно везло.
спасибо, моя быстротечная память,
за то, что (и пусть, как заправский простак)
я светлое в мыслях сумела оставить
и все позабыть, что случалось не так!
спасибо, надежда и странная вера,
за то, что вы, сердце мое не щадя,
учили любить без границы, без меры
и вновь возвращаться, навек уходя!
спасибо, мое бесконечное время,
за то, что, не зная начал и концов,
во взгляде моем не оставило тени
и сильно мое не меняло лицо!
спасибо тебе… за «не нужно/не мило».
желаю всем сердцем (о, как его жгло!),
чтоб жизнь понапрасну ни с кем не сводила
и чтобы тебе,
как и мне,
повезло.
 

Карманная планета

 
ты говоришь: «мой друг,
моя Планета тает!
мне страшно, что она
замкнется на тебе!
я чувствую, как мне
дыханья не хватает,
и стал привычный шаг
неровным при ходьбе!»
ты говоришь, тебя
пугают злые мысли,
о том, что я могу
Планету отобрать…
как просятся глаза
изведать смысл жизни!
и я ложусь в твою
тревожную кровать.
я кутаю рукой
твои большие плечи,
и чувствую, как страх
сбегает по плечу;
как только ты уснешь,
потухнут сами свечи,
я, покидая дом,
спокойно прошепчу:
– не бойся ничего;
у страха смысла нету.
будь ко всему готов,
и телом, и душой.
я заберу твою
карманную Планету,
но через много лет
верну ее Большой.
 

Счастливое детство

 
память мне шлет приветы,
сердцу велит –  согреться.
пахнут счастливым летом
воспоминанья детства.
ивы и шорох речки,
мама берет на ручки,
бабушка возле печки
что-то готовит внучкам.
носим смешные платья,
кур по двору гоняем,
бабушкины объятья
мамины заменяют.
память смешит местами:
волосы.
двор.
репейник.
помню, могла часами
пялиться в муравейник!
все изучать любила;
старый чердак,
природу.
бабушка приносила
вишню из огорода.
 
 
выросла я и реже
стала бывать на даче.
краше на мне одежда,
в руки пришла удача.
все теперь по-другому:
город,
а летом –  море!
помню, просила дома
бабушкиных историй.
бабушки нет,
и летом
стало грустней немного.
память о детстве –  это
к центру души дорога.
 

Проливной дождь

 
небу тучи возле моря трудно превозмочь,
оттого сегодня ночью страшно у воды.
дождь мои удары сердца повторит точь-в –
точь,
и опять ко мне на память
прокрадешься ты.
сядешь молча в центр сердца, улыбнешься
зло.
даже молния взорвется, обрывая свет!
дождь с таким надрывом горьким бьется о стекло;
я открою настежь окна –
пусть зальет паркет.
я позволю этим чувствам заново меня
обмануть и сбить (лишь на ночь) с верного
пути.
дождевые лужи в доме, весело звеня,
через очи доберутся до моей груди!
а на утро, обессилев, выйду на причал,
и соленый ветер в горы память унесет!
море, светом озарившись, с точностью зеркал,
отразит меня, смотрящей радостно вперед.
время лечит.
у причала расступилась мгла,
и опять надежд и счастья переполнен дом.
но, порой, напоминая мне, кем я была,
ты, без стука, входишь в память
проливным дождем.
 

В моих стихах не будет Вас!..

 
В моих стихах не будет Вас!
Вот плата за разлуку.
Я к Вам тяну в последний раз
Мою худую руку!
 
 
В моих глазах Вам нет огня!
Все поутихли страсти!
О, как не ново для меня
Колоду бить на масти!
 
 
Тебе… нет, Вам –  валет!
Мне –  пиковая дама.
Моя любовь сошла на нет –
Классическая драма!
Тебе… нет, Вам –  упрек!
Мне –  ход конем и джокер!
Хороший выдался урок:
То в шахматы, то в покер!
 
 
То в домино играть черед,
То в русскую рулетку!
 
 
Душа болит, а Вы мне в рот –
От головы таблетку.
В окно сочится яркий свет…
До тошноты упрямо:
Вам… нет! Тебе –  валет,
Мне –  пиковая дама!
 

Все прошло

 
Все прошло: я ложусь в кровать.
Хорошо, что пришел! И да:
Так меня научила мать –
«Лучше поздно, чем никогда».
 
 
Так что смело снимай пальто,
Или хочешь –  хоть в нем ложись:
«Опоздавшие мне –  никто», –
Так меня научила жизнь.
 

«Вы убиваете меня!..»

 
Вы убиваете меня!
Что Вам моя печаль больная?
Я Вам огня не обещаю –
Я требую огня!
Снимайте свой пиджак;
Мне голых тел знакома стать,
Когда в холодную кровать
Вы скачете никак!
 
 
И,
Равнодушья не тая,
Залив Вам в рот покрепче чаю, –
Покуда я не заскучаю,
Вы не оставите меня!
 

Молчать

 
Даже если ты опомнишься –
нет меня!
У меня на нехорошее –
броня!
 
 
Я люблю себя изнашивать –
терзать!
Ничего не надо спрашивать –
всем молчать!
 

«Давай оставим все, как есть…»

 
Давай оставим все, как есть:
На месте стул, и стол на месте,
Чтобы твоей хмельной невесте
Нашлось, куда присесть!
 
 
Ах, к черту вас и приступ лести!
Уйти сейчас –  такая честь!
Давай оставим все, как есть:
На месте я –
И ты на месте.
 

Если я снова встречу тебя

 
Если я снова встречу тебя, клянусь:
Стану одним сплошным оголенным нервом!
Я же не зря лицо твое наизусть
Выучила и сделала самым первым!
 
 
Если я снова встречу тебя –  уйди:
Не позволяй мне снова открыться сердцем!
Я же тогда засыпала все пути
Лишь оттого, что некуда было деться!
Если тебя я встречу –  не подавай
Виду и рук: мне хочется оступиться!
Я же не зря истратилась через край,
Чтобы потом опять от тебя плениться!
 
 
Но больше года нет о тебе вестей,
И больше года я не теряю веры:
 
 
Я же не зря тебя среди всех людей
Выбрала и оставила самым первым!
 

«К чертовой матери выбрось из памяти…»

 
К чертовой матери выбрось из памяти,
Выбрось из памяти встречи со мной!
Мне надоело терзаться и тратиться.
(Боже, верни мне душевный покой!)
 
 
К чертовой матери вырви и выброси,
Вырви и выброси сердце и боль!
Я не прошу ни признаний, ни милости,
Просто не сыпь на царапины соль!
 
 
И нарицательно: стань отрицательным!
Стань отрицательным! Впрочем, и так
Был ты жестоким и невнимательным.
(Что же любовь не уймется никак?)
 
 
(Боже, неужто мне с этим не справиться?)
Что же ты, что ж ты бездушный такой?!
Дай мне оправиться, дай мне оправиться
Просто верни мне обратно покой!
 

И вот я добралась до пустоты…

 
И вот я добралась до пустоты!
Решительно-широкими шагами.
А там, на стуле развалившись, ты
Сидишь пустой и машешь мне руками.
 
 
– Я ждал тебя, –  в объятья заключив,
Ты шепчешь вдруг с натянутой истомой.
И тянешь мне уверенно ключи
От нашего с тобой пустого дома.
 
 
– Ты голодна? –  и твой любезный тон
Заставил согласиться с чем угодно!
Ты тянешь мне тарелку макарон,
Почти засохших и уже холодных.
– Ты будешь спать? –  и, застелив матрац,
Одной рукой швыряешь мне пижаму!
Я, в зеркало уткнувшись, вижу нас –
Пустых, среди разбросанного хлама!
 
 
И я прошу у прошлого взаймы
Избавить нас от этого недуга, –
Но в разных креслах развалившись, мы
Сидим, уткнувшись спинами друг в друга!
 

Я видела

 
Как жаль, что Вы не любите вино:
Я с радостью бы в Вас его плеснула!
Ах, как стекало бы оно
По Вашим бледным скулам!
 
 
Я не прошу ни снега, ни огня,
Мне хочется от Вас отгородиться!
Я видела влюбленные в Вас лица
И помнила влюбленным Вас в меня.
 
 
Надев свое красивое тряпье,
Я шла в кабак –  бессмысленно напиться:
Я помнила влюбленные в Вас лица
И видела влюбленным Вас –  в нее.
 

Прости меня, Вечность

 
Песня, которую я не услышу,
Город, в который я не приеду,
И человек, что не станет мне ближе,
И диалог, что не станет беседой…
Губы, которые мне непривычны,
Мысли, о коих я не рассказала…
За всё, что хранило во мне безразличие,
Прости меня, вечность… Но времени мало!
 

«Плевать мне, кого и когда вы любили…»

 
Плевать мне, кого и когда вы любили:
Сегодня хватило бы доброго взгляда.
Язык за зубами держать не учили?
Избавьте меня от словесного ада!
 
 
ВЫ тоже, поверьте, не первый на сердце,
Но сколько в подобной беседе кощунства!
По мне, так все это –  последнее дельце:
Болтать за столом о просроченных чувствах!
 
 
Я каждое утро встречаю рассветы,
И день ото дня все теплее и лучше…
Ответьте мне молча: не счастье ли это –
О прошлом молчать и молчать о грядущем?
 
 
Я верю в иные душевные силы,
И кроме потока бессмысленной речи,
Есть внутренний голос, особенно милый,
И он говорит: это глупая встреча.
 

Я научилась

 
Как много в голове моей идей,
Но, черт возьми, ты где живешь, любовь?
Я научилась различать людей,
Достигнув понимания без слов.
 
 
Как важно в жизни не смотреть назад,
Не пропускать слова мимо ушей;
Я научилась получать заряд
От смысла не имеющих вещей.
Мне хочется отвыкнуть от тоски,
Уехать далеко от суеты!
Ты бережно касаешься руки,
Но кажется –  касаешься не ты.
 
 
И я уже (о Боже) не дитя,
Коль достаю все истины извне, –
 
 
Я научилась говорить шутя
О самых грустных мыслях в голове.
 

«Как объяснить самой себе, что ты…»

 
Как объяснить самой себе, что ты
Не более, чем часть моей вселенной?
Что, впрочем, я забуду непременно
Со временем про все твои черты.
 
 
Как объяснить большому сердцу, что
Проходит все: и счастье, и печали?
(Ну, отчего мне нравится ночами
Терзать опять, что было зажито?)
 
 
И как же для меня привычно быть
Тебе никем и быть тебе неважной:
Проходит все, но знал бы кто, как страшно
Уметь прощаться, но еще любить.
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное