Александр Афанасьев.

Украина – четверть века незалежности. Взгляд постороннего. Книга 2. Нулевые. 2000 – 2013



скачать книгу бесплатно

Тем не менее – Майдан нельзя ни забывать, ни недооценивать. Майдан стал этапом в истории не только Украины, но и всего постсоветского пространства. Майдан на постсоветском пространстве был не первым – но это был первый майдан, случившийся в почти пятидесятимиллионной стране, сопоставимой по территории с Австро-Венгрией. Ни Сербию, ни Грузию, ни Казахстан – с Украиной не сравнить. Майдан – это великий обман и великая иллюзия двух вещей:

– что революция может быть мирной и бескровной,

– что революция может быть всенародной и приниматься всеми социальными группами без угрозы контрреволюции.

Майдан – снял в головах людей психологический барьер … нет, не перед сопротивлением власти – он снял в головах страх перед исторической памятью разрухи, революции, гражданской войны, создав ложную иллюзию, что все может кончиться и иначе.

Майдан – стал прологом нынешней гражданской войны на Украине, он стал первой победой одной части общества над другой, украиноговорящих – над русскоговорящими. Когда говорят, что Майдан был не только для украинцев, он был для всех – это ложь, когда лидеры Майдана говорили в микрофон «мы нация!» и площадь взрывалась одобрительными криками – это значило, что мы украинская нация, говорящая по-украински, мы хозяева в своей стране и только мы можем решать ее судьбу. Эта победа не стала окончательной, Восток не понял, не принял и не поддержал майдан – что привело к реваншу 2010 года, потом к майдану 2014 года – и к гражданской войне.

Майдан – стал окончательным оформлением отношений власти и общества – таких, какие глаза бы не видели. Власть – стала относиться к обществу с ненавистью и страхом – но в то же время, имея в виду опасность нового майдана и что-то предпринимая для недопущения этого – в самых разных аспектах. Общество – стало презирать любые законные меры и методы взаимодействия с властью – но при этом оказалось не готово выдвинуть из своей среды достойных, дабы заменить недостойных. Майдан стал не движением вперед в вопросе демократии, Майдан стал громадным шагом назад, он фактически дискредитировал идею мирного протеста и взаимодействия власти с обществом. И власть, и общество – почувствовали потребность в защите друг от друга.

Центральной фигурой первого майдана – конечно же, стал Виктор Андреевич Ющенко. Видимо, идя к избирательным урнам в 2010 году, многие себя спрашивали – как могла целая страна ошибиться в таком приличном с виду человеке…

Но ошиблась не только страна.

http://gazeta.zn.ua/ARCHIVE/lishnie_lyudi.html

Утописты» часто проповедуют миф о добром украинском олигархе, способном на равных побороться с олигархами нынешними, «манкуртами» и «янычарами». Они свято верят в то, что олигархи передерутся. Они идеализируют национальное и патриотическое начало. «Прагматики» считают, что не бывает хороших или плохих олигархов, олигархов национальных или олигархов-космополитов, а бывают сильные или слабые. Они способны договариваться со своими врагами, и готовы идти по трупам друзей.

Теоретически их мог примирить Ющенко. Потому что остатки генерации идеалистов видят в нем почти своего, а реалисты воспринимают его в качестве конкурента, а значит как равного. Он единственный полуромантичный профессионал, востребованный властью. У него имидж реформатора и опыт банкира. У него национал-патриотическая грусть в глазах и колоссальные полномочия в руках. Он идейно близок к тем, кого мы уже несколько неуверенно называем демократами, и дружен со многими из них. Он обогащен деловым общением с теми, кого мы уже уверенно называем олигархами, и замечен в приятельских отношениях со многими из них. Он мог стать объединительным началом, но, похоже, стал камнем преткновения. Он – последняя, вялая и уже, очевидно, несбывшаяся надежда на плодотворный союз «физиков» и «лириков» от политики. Первым уже не нужны последние. Потребность в ярких личностях и рефлексирующих лидерах отпала. Возросла цена на партии и фракции, необходимые для того, чтобы все «сложилось» с приватизацией, чтобы «по нормальному» провести следующие парламентские выборы и «конкретно» поделить будущий Кабинет. Они предпочитают дела словам, они ценят профессионализм. Они не боятся ошибаться и не стесняются учиться. Единственное, чему «прагматики» могли научиться у «лириков» – стремлению сделать что-нибудь полезное для страны. Процесс обучения не состоялся.

Сергей РАХМАНИН

Сергей Рахманин – один из лучших политических журналистов Украины. Но как видите, ошибся и он. Ошибка тем более поразительна, если знать, что Ющенко – один из авторов финансового краха начала девяностых, вместе с Гетьманом автор схем по прокрутке украинских денег через московскую биржу с последующим невозвратом, финансист сепаратистов в Крыму, бывший премьер ненавидимого всеми Кучмы, которого Ющенко называл «отцом»…

Впрочем, не менее одиозной была и фигура второго лидера Оранжевой революции – Юлии Тимошенко. Олигарх, нагнувший всю Украину, бывшая любовница человека, которого заслуженно называют «отцом украинской коррупции», сидящего сейчас в американской тюрьме, возможная заказчица убийства Щербаня. Более неподходящей кандидатуры для лидера народного протеста – и придумать сложно.

Но ведь стали как то? И первый, и вторая…

* * *

Давайте… немного лирики, что ли, а то совсем мрачно. К годовщине Майдана журналист Сергей Рахманин написал статью, в котором о Майдане рассказывают его полевые командиры – Луценко, Стецкив, Филенко. Давайте, послушаем их – что был Майдан для тех, кто на нем стоял.

http://gazeta.zn.ua/ARCHIVE/anatomiya_dushi_maydana.html

Сергей Рахманин

За какие-то две с половиной недели центральная площадь украинской столицы перестала быть обычным географическим понятием. Майдан стал явлением. Теперь говорят не только «на Майдане», но и «во время Майдана», «участник Майдана», «законы Майдана». В трехнедельном промежутке времени спрессовалось такое количество событий, эмоций и судеб, что их хватило бы на добрый десяток лет жизни иной благополучной европейской страны. Майдан перевернул жизни и души многих из нас, заставив переосмыслить собственную роль в судьбе страны. А многим просто доказав, что у них вообще есть такая роль.

Тарас Стецькив

Это были три недели всеобщего душевного напряжения: мы то надеялись, то разочаровывались, то впадали в эйфорию, то были близки к отчаянию. Но главным было то, что все это мы переживали вместе, а не, как раньше, каждый в своей хате с краю. Дамы в роскошных мехах и бабульки в растоптанных чунях, владельцы навороченных иномарок и работяги-таксисты, скромные тургеневские девушки и клубные мальчики-мажоры. Люди, еще совсем недавно не имевшие понятия о том, где находятся администрация Президента, Верховная Рада и Кабмин, Верховный суд и Центризбирком, стали знатоками географии Киева-официального. Граждане, еще вчера абсолютно равнодушные к политике, сегодня буквально заболели ею и считают свое состояние абсолютно естественным.

Юрий Луценко

Тогда нам порой казалось, что еще немного – и мы не выдержим таких физических и нервных перегрузок. А уже сегодня нам остро не достает столь сильных ощущений. Нам грустно от того, что Майдан заканчивается. Подобное чувство знакомо любому, кто в детстве собирал вещи, готовясь к отъезду из пионерского лагеря. Всем сердцем ощущая неизбежность расставания, мы обменивались адресами и телефонами, договаривались о будущих встречах и фотографировались на память, пытаясь при этом заглушить подступающую грусть. Мы уже скучаем по тебе, Майдан! По твоим глазам, по твоим песням, по твоим рукам и по твоему неповторимому духу. В то же время мы хорошо осознаем, что обстоятельства, породившие этот Майдан, никогда больше не должны повториться. Ради этого и были эти глаза, эти песни, эти руки и этот дух. И поводом для того, чтобы Майдан собрался вновь, должны стать не обманутые чаяния миллионов, а торжество справедливости. Вот почему Майдан расходится и разъезжается по стране с твердым намерением и дальше отстаивать свое право на свободный выбор на тридцати трех тысячах избирательных «майданчиков».

Юрий Луценко:

Где-то в середине Майдана, несколько дней назад, я решил ночью со старшим сыном пройтись к палаткам и совершенно случайно встретил там господина Пинчука, который со старшей дочерью шел туда же. Так что у нас получилась очень занятная компания. Мы шли через палаточный городок, и народ очень оживленно и удивленно нас встречал. Меня поразила одна девочка-студентка из Львова, которая сказала: «Большое спасибо вам, господин Пинчук, за то, что вы вывели нас на этот Майдан». И подарила ему маленький оранжевый бантик. Пинчук, к его чести, сказал: «Был бы я студентом, то был бы среди вас. Но сейчас я передаю его своей дочери». И она приколола себе этот бантик. Я понимаю, зачем Пинчук туда вышел. По-видимому, одной из причин было желание лично оценить степень готовности Майдана к длительной осаде. Поэтому я показал ему одну из палаток, которую занимал вуйко Васыль. Она была обложена дровами, а внутри стояли ряды тушенки и варенья, примус и стол. Типичная киевлянка спрашивала вуйко Васыля: «Мужчина, что вам принести покушать?» А он отвечал: «Їжі у нас досить». «А что вам принести попить?» «Пити у нас досить». «Мужчина, а что же вам нужно?» «Вогнегасник і килим, якщо є». Смех смехом, но эти люди в случае необходимости были готовы остаться на Крещатике и пикетировать даже президента Ющенко за несовершенные указы о повышении пенсий. Меня часто спрашивали, сколько выстоит Майдан? А я постоянно задавал себе вопрос: как мы его оттуда уберем? Люди приехали, и совершенно серьезно собирались стоять до победного конца. Я разговаривал с мальчиком из Житомирской области, он показал мне письмо матери, в котором есть такие слова: «Тебя отправляло все село. Без Ющенко домой можешь не возвращаться». Это был не Майдан 2000 года. Тогда была генеральная репетиция, и я думаю, что без нее не состоялся бы Майдан нынешний.

Этот Майдан… он еще не был злым, люди еще тогда верили, что дальше будет лучше – и были основания, ведь до Майдана Украина два года демонстрировала чудеса экономического роста. Когда Янукович привез людей в столицу – он попытался создать антимайдан, но хватило его ненадолго – один раз выступил и уехал договариваться дальше на Банковой. Людей просто бросили в центре столицы. Так вот, часть их – взял на продовольственное обеспечение Майдан, они прибились к Майдану, а вечерами сидели у палаток, жители Львова и Донецка и говорили о том, как они живут, как хотят жить, как видят будущее Украины.

Майдан 2014 – был уже совсем другим. Он был отягощен реваншем Януковича, титушками и тушками, ВО Свобода и Правым сектором. И закончился он совсем по-другому – кровь на асфальте, Крым, Красный луч, Иловайск, Дебальцево, Донецкий аэропорт. Те, кто десять лет назад говорили о будущем Украины – теперь один ехал на танке, другой – ждал этот танк с гранатометом…

Давайте, сделаем вот как: разделим материал на четыре большие главы для лучшего понимания. Называться они будут «предыстория майдана», «майдан – как политический кризис: его зарождение, генезис и разрешение», «майдан – уличная линия» и «майдан – итоги». Так будет проще понимать ситуацию, особенно – разделение политических манипуляций и уличных протестов.

Майдан как политический кризис: его зарождение, генезис и разрешение

Майдан – как медаль, имеет две стороны: с одной стороны это народный протест, а некоторые даже употребляют термин «революция» (на мой взгляд, термин слишком сильный), с другой стороны – это общенациональный политический кризис, очередной его этап. Суть этого кризиса – перераспределение полномочий между президентом и парламентом (отсюда – манипуляции с определением Украины то как президентско-парламентской, то как парламентско-президентской республики). Начало очередного этапа этого кризиса, имевшего своим разрешением (разрешением этапа, а не самого кризиса) – видимо следует считать 2003 год – год, когда прошли парламентские выборы, и на них большинство впервые завоевали не коммунисты, не социалисты – а коалиция Наша Украина во главе с Виктором Ющенко, перешедшая в оппозицию президенту – но оппозицию с других политических позиций. Это была оппозиция справа, а не слева. В свою очередь – президент Украины Леонид Кучма был озабочен проблемами собственного политического выживания…

С того дня, как пропал Георгий Гонгадзе – в Киеве не было ни одного спокойного дня. Но дело Гонгадзе – было всего лишь ширмой для крупной игры. Выкинув из власти сначала Лазаренко, а потом и Тимошенко – Кучма вступил в конфликт с «родным» для него Днепропетровским кланом. Чтобы противостоять днепропетровцам, которых в Киеве оставалось немало – Кучма решил опереться не на одну, а на две политические группировки – донецкую и киевско-закарпатскую. Донецкие находились вне власти со дня отставки угольного генерала Звягильского – а к днепропетровским они имели свои счеты еще со времени убийства Щербаня. Днепропетровские были оформлены политически как Партия Регионов. Киевско-закарпатская группировка – это группировка, складывающаяся вокруг футбольного клуба Динамо – плюс закарпатские боссы. Политически они были оформлены как Социал-демократическая партия Украины (Объединенная). Желая разделить власть – Кучма отдал пост премьера донецким – его занял Виктор Янукович, донецкий губернатор – а пост главы администрации президента – киевским. Этот пост занял Виктор Медведчук, бывший адвокат. О том, что это за человек, говорит хотя бы тот факт, что крестный отец его ребенка – Владимир Путин, а крестная мать – Светлана Медведева.

Ради политического выживания – Кучма отказывает в политическом будущем возможно лучшему из своих возможных преемников – Георгию Кирпе. Энергичный министр транспорта, много лет возглавлявший Львовскую железную дорогу, мог быть принят и на Востоке – но за ним никакого политического клана не было.

Тем временем – по Кучме продолжали бить из всех стволов. Кто – догадаться несложно: днепропетровские. Вторая серия кассетного скандала – это «дело Кольчуг» – история о том, как Украина незаконно продала Ираку четыре станции РЛС Кольчуга. Информация была слита в прессу посредством уже засветившегося в деле Гонгадзе майора УГО Мельниченко, обнародовавшего вторую партию пленок. Дело закончилось ничем, Кольчуги в Ираке никто не нашел и их работа в 2003 году не была зафиксирована – но политически организаторы скандала добились своего – Кучма теперь был нерукопожатым на Западе, его смещение расценивалось как благое дело.

Лишившийся благосклонности Запада (кстати, все время президентства Кучмы Запад относился к нему хуже чем к Ельцину, а потом и к раннему Путину) – Кучма был вынужден поворачиваться лицом к России – но делал это крайне осторожно и половинчато. Пришедший к власти благодаря голосам тех, кто выступал за теснейший союз с Россией по белорусскому типу – Кучма осмотрительно и осторожно выстраивал взаимоотношения с Россией, бдительно следя, чтобы Украина не дай Бог не попала в какую-либо зависимость и не делая никаких демонстративных шагов, которые бы определили его приоритеты раз и навсегда. А таким шагом – могло быть предоставление русскому языку статуса второго государственного. Этого сделано не было.

Почему? Ну, во-первых – статус украинского языка как единственного государственного закреплен конституцией, а у Кучмы – не было в Раде большинства (у Януковича, кстати, было, но он тоже не воспользовался этим). Во-вторых – все руководители Украины родом с Востока – пытались позиционировать себя как объединители страны и шли на несущественные, как им казалось, уступки Западу – хотя прочность страны могла быть обеспечена только уважением прав каждого гражданина на его идентичность, включая и русских на Украине – на русскую. В третьих – Кучма как бывший коммунист, всегда держал в голове тезис о «коренизации», который принес немало горя не только Украине. В четвертых – самым большим страхом и украинского бизнеса и украинского политикума было и остается поглощение Украины Россией. Этот страх – заставляет их рассматривать русских на Украине как потенциальную пятую колонну и ставить украинизацию, то есть уничтожение русской идентичности – во главу угла.

В 2003 году – произошел инцидент с косой Тузла – ставший еще одной проверкой на прочность русско-украинской дружбы. Пока она проверку выдержала. Кучма пытался вести себя жестко, как защитник интересов Украины – но те, на кого это было обращено, уже решили, что Кучма должен уйти.

Здесь я должен обратить внимание на одну деталь, которую никто из исследователей не подмечал – по крайней мере, я такого не читал. Кучма – опирался не на один клан, а на два – донецких и киевско-закарпатских. И киевским во главе с Суркисом и Медведчуком – вовсе не улыбалось, что «в конце должен остаться только один» и это будет представитель донецких Янукович. Поэтому, говорить о том, что Янукович был полноправным преемником Кучмы – наивно. Кучма, если бы и захотел – не смог бы провернуть такое. И, наверное, не просто так власти города Киева – фактически помогли Майдану.

Вернемся к Кучме и проблемам его выживания.

Политическая реформа как пролог к майдану

2003 год. Украина.

Президент Леонид Кучма – кажущийся сильным, но на самом деле, имеющий в активе:

– полностью испорченные отношения с Западом.

– сомнительную ситуацию с Россией – по-настоящему задружиться всегда мешала проблема Крыма, а так же понимание того, что в Украине есть меньшинство – но активное меньшинство – которое костьми ляжет, но этого не допустит. Инцидент с Тузлой дал понять, сколь непрочны нити.

– рвущийся к власти донецкий клан, представленный не только Януковичем, но и министром финансов Азаровым и генеральным прокурором Васильевым, и некоторыми другими. Кучма понимал, что он, как политик – подвис в воздухе, у него после конфликта с днепропетровскими нет ни партии, ни клана – а пришедшие к власти донецкие не постесняются обобрать его и его зятя, Виктора Пинчука как липку

– шлейф скандалов – дело Гонгадзе, дело Кольчуг.

– оппозиционную Раду.

То есть, как политик Кучма не имел в активе практически ничего и «досиживал» срок – но при этом он должен был как-то обеспечить свое политическое будущее и в каком-то виде остаться на украинской политической сцене – желательно, в важном виде. Иначе он сам и все кто его поддерживали – станут лишь «кормом» для тех голодных, что придут на Банковую следом за ним. Ведь если от своего поста обогатился Кучма – почему бы этого не сделать, к примеру, Януковичу? А у Аллаха своих овец нет, и если он кому-то их дает – значит, он у кого-то их забирает.

Выхода было два. Первый – отменить выборы и ввести чрезвычайное положение. При этом, Кучма не мог пойти на выборы и получить в нарушение конституции третий срок – он понимал, что его рейтинг стремится к нулю, и никакими манипуляциями – он эти выборы не выиграет. В отличие от того же Лукашенко – ему нечего предъявить народу. А Украина – это не Таджикистан. Да и отношения с Западом после этого – можно будет полностью закрыть и забыть. Второй вариант – это полностью изменить после себя условия игры с тем, чтобы вообще исключить появление «Кучмы-2», способного что-то отобрать у Кучмы-1. И президент, неплохой преферансист – делает свой ход – он предлагает кардинальную политическую реформу: сокращение полномочий президента вплоть до упразднения этого поста!

Надо сказать, что ход был сильный, и всю политическую шахматную доску Украины – он перевернул полностью. Эта идея – парламентская республика вплоть до упразднения президентского поста – она витала в воздухе все начало и середину девяностых, за нее боролась Верховная Рада, но тогда она эту борьбу проиграла. По сути это возврат к советской модели правления: Верховный Совет + Совмин. Теперь же – эту идею вбрасывал ее главный противник в девяностые – президент Украины! Теперь она мало того, что имела шанс пройти – вброс этой идеи раскалывал оппозицию во главе с В. Ющенко. Теперь – каждый оппозиционный депутат должен был выбирать – между личной лояльностью Ющенко и лояльностью самому себе и парламенту – потому что предложение президента предполагало резкий рост влияния депутатов и Рады в целом. Тебе предлагают увеличить твои полномочия – какой дурак откажется?

05 марта 2003 года президент Украины выступил в прямом эфире с обращением к народу, в котором, в частности, заявил:

В прошлогоднем обращении в День независимости… я акцентировал ваше внимание на необходимости политической реформы. А именно: на переходе к принципиально новой для Украины политической системе – парламентско-президентской».

Мы «…должны прийти к политической системе, которая отвечает наиболее распространенной в демократических странах Европы парламентско-президентской модели. Избиратели выбирают в парламент депутатов от той или иной партии. Партии, которые получили наибольшую поддержку, создают фракции в парламенте. Эти фракции формируют большинство. Большинство – формирует правительство.

Большинство и правительство является стержнем, сердцевиной власти – за счет предоставления им дополнительных полномочий.

Премьер-министра должен назначать парламент, президент – вносит кандидатуру на эту должность, согласованную парламентским большинством.

Парламент также утверждает состав правительства, а правительство – руководителей центральных органов исполнительной власти.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное