Александр Афанасьев.

Украина – четверть века незалежности. Взгляд постороннего. Книга 3. Время беды



скачать книгу бесплатно

1999

В марте более 1300 шахтеров из Луганской области отправились в Киев с требованием погасить задолженность по зарплатам. Позднее к горнякам присоединилась колонна жен и детей шахтеров.

Как мы видим, положение спасли две вещи, переключение с политических требований на экономические, и приход представителей Донбасса во власть Украины. Отец украинской государственности ушел, президентом стал днепропетровец Кучма, пообещавший русский язык.

Вопрос: устраивало ли это всю остальную Украину?

Еще о событиях 1993 года на Украине

http://www.segodnya.ua/newsarchive/1993-hod-dlja-ukrainy-bunty-shakhterov-konets-cveta-i-financovye-piramidy.html


Страна была на грани народного взрыва. Но, по итогу, все вышло не столь радикально. Ельцин ценой немалой крови в октябре 1993 года победил своих врагов, Крым не отделился, гражданская война не началась. Однако курс Украины, который доселе можно было выразить тезисом «прочь от Москвы как можно скорее», был заметно откорректирован.

Главную роль в этой коррекции сыграли забастовки в Донбассе в июне 1993 года. Они стали самыми масштабными народными выступлениями за все время независимости Украины вплоть до оранжевой революции 2004 года. В них участвовали не только шахтеры, но тысячи работников других отраслей. При этом впервые были выдвинуты на первый план не экономические, а политические требования – восстановить отношения с Россией, дать Донбассу широкую автономию и отправить президента Кравчука в отставку.

Впоследствии было много версий того, кто именно организовал эту забастовку. Говорилось, что за ней стоял красный директорат Донбасса во главе с директором шахты имени Засядько, тогдашним мэром Донецка Ефимом Звягильским. Мол, они были недовольны засильем «днепропетровцев» во главе с премьером Леонидом Кучмой во власти, и как только Звягильского назначили первым вице-премьером, забастовка тут же прекратилась. Лидер забастовки – глава Донецкого стачкома Михаил Крылов эту версию отрицает и говорит о том, что причины были прозрачны – дикий рост цен, невыплаты зарплат. Народ не выдержал и вышел на площадь. На экономический протест наложилось также недовольство населения востока страны конфронтацией с Россией и первыми попытками украинизации.

Забастовка потрясла основы украинской государственности. Власть была напугана и деморализована масштабом акций протеста и пошла на уступки. Ефим Звягильский стал первым вице-премьером (при премьере Кучме). Шахтерам подняли зарплату. Сошла на нет антироссийская риторика окружения Кравчука. Правительство стало куда больше учитывать интересы восточноукраинской индустрии, связанной с Россией. А на сентябрь был назначен референдум о доверии президенту и Верховной Раде. Правда, затем его отменили, но полностью проигнорировать стремление народа к переменам в Киеве уже не могли.

Было принято решение о досрочных выборах в Верховный Совет (в марте 1994 года) и президента (в июне 1994 года).

Перемены произошли и в Кабмине. После того как сюда пришел Ефим Звягильский, а также некоторые другие влиятельные товарищи из Донецка, Леонид Кучма почувствовал, что ситуацию в собственном правительстве уже не контролирует. Кроме того, парламент отказался продлить ему чрезвычайные полномочия. И Леонид Данилович решил переиграть ситуацию в свою пользу – подал в отставку в сентябре 1993 года и вскоре стал неформальным лидером оппозиции Кравчуку.

Ну а тем временем и.о. премьера становится Ефим Звягильский. Он сумел договориться с Россией о поставках энергоносителей на зиму, несколько стабилизировалось и экономическое положение. Страна немного отошла от пропасти…

На фоне массовых шахтерских акций весной 1993 снова встал вопрос об автономии Донбассу. Глава облсовета Вадим Чупрун (удивительно, но он потом будет назначен губернатором после… победы Майдана-2004) и другие представители местных элит стали требовать особого экономического статуса для Донецкой, Луганской, Днепропетровской и Запорожской областей, угрожая перекрытием стратегических магистралей, прекращением отгрузок угля и уплаты налогов. Последнее кстати было пресечено Виктором Ющенко, потребовавшим от главы местного филиала Нацбанка выполнять платежи в полном объеме.

Вопрос: устраивало ли это всю остальную Украину?

Перед парламентскими выборами 1994 года Донецкий областной Совет, избранный в 1990 году принял постановление о проведении в день выборов Верховного Совета Украины, 27 марта 1994 года, областного опроса избирателей, имевшего консультативный статус – то есть его результаты не были обязательными….

http://mypoliticum.ru/viewtopic.php?f=68&t=2900&view=unread


Результаты по Луганской области есть не по всем вопросам (приведены по публикации газеты «Жизнь Луганска» от 2 апреля 1994 г.), но есть полные результаты по Донбассу – из экземпляра донецкой областной газеты «Донбасс» от 1 апреля 1994 года.


1. «Согласны ли вы с тем, чтобы Конституция Украины закрепила федеративно-земельное устройство Украины?»

Результаты в Донецкой области:

За – 79,69 %

Против – 15,02 %

Недействительных бюллетеней – 5,29 %

Без учета недействительных бюллетеней: за – 84,14 %.


2. «Согласны ли вы с тем, чтобы Конституция Украины закрепила функционирование русского языка в качестве государственного языка Украины наряду с государственным украинским языком?»

Результаты в Донецкой области:

За – 87,16 %

Против – 8,54 %

Недействительных бюллетеней – 4,30 %

Без учета недействительных бюллетеней: за – 91,08 %.

Результаты в Луганской области:

За – 90,38 %

Против – 5,04 %

Недействительных бюллетеней – 4,58 %

Без учета недействительных бюллетеней: за – 94,72 %.


3. «Согласны ли вы с тем, чтобы на территории Донецкой (Луганской) области языком работы, делопроизводства и документации, а также образования и науки был русский язык наряду с украинским?»

Результаты в Донецкой области:

За – 88,98 %

Против – 6,86 %

Недействительных бюллетеней – 4,15 %

Без учета недействительных бюллетеней: за – 92,84 %.

Результаты в Луганской области:

За – 90,91 %

Против – 4,51 %

Недействительных бюллетеней – 4,58 %

Без учета недействительных бюллетеней: за – 95,27 %.


4. «Вы за подписание Устава СНГ, полноправное участие Украины в экономическом союзе, в межпарламентской ассамблее государств СНГ?» (в 1994 году это было синонимом евразийской интеграции).

Результаты в Донецкой области:

За – 88,72 %.

Против – 6,82 %

Недействительных бюллетеней – 4,45 %

Без учета недействительных бюллетеней: за – 92,86 %.

Результаты в Луганской области:

За – 90,74 %

Против – 4,54 %

Недействительных бюллетеней – 4,72 %

Без учета недействительных бюллетеней: за – 95,24 %.

Явка составила 72 % в Донецкой области и 75 % в Луганской.


Власть в Киеве проигнорировала решения референдума, после принятия конституции 1996, закрепившей унитарный строй, о нем забыли. Но только не на Донбассе, идея была отложена до лучших времен.

24 ноября 1991 в Донецке было создано Движение возрождения Донбасса, лидером которого встал преподаватель Александр Базилюк. В мае 1992 в Донецке был проведен Всеукраинский гражданский конгресс (пророссийских сил), председательствовал на нем Николай Азаров. Это было уже движение, не замыкающееся в границах одной области, в его руководство вошли Базилюк, Дмитрий Корнилов и атаман казаков из Луганска Владислав Карабулин.

В 1994 на базе конгресса была создана Славянская партия. Ее стратегической целью было воссоздание национального, духовного, экономического и исторического единства Украины, России и Беларуси. В 1995 делегация Славянской партии посетила Съезд соотечественников в Москве, украинская делегация избрала своим постоянным представителем в Москве Базилюка. 18 августа 1995 СП проводит акции протеста против сворачивания вещания ОРТ в Украине, в 1996, по инициативе Славянской партии, ГКУ и Базилюка создан Конгресс русских общин Украины…

Тем не менее – доминирующими в политическом ландшафте неспокойного Донбасса становятся другие настроения. Луганск на долгие годы становится главным (если не считать Крыма) оплотом коммунистов, каждое голосование – протестное (в 2002 году на парламентских выборах результаты: «Наша Украина» – 3,6 %, БЮТ – 1,5 %).. В Донецке местные элиты заключают союз с Киевом: голоса дончан исправно отдаются за того, за кого надо в обмен на учет интересов Донецка и интеграцию его представителей в высшие сферы украинской политики. Кульминацией этого процесса становятся сначала выборы 2004 года, а затем и 2010. В первый раз Виктора Януковича не допустил до власти Майдан, второй – Майдан случился через три года после избрания. Но нарушение негласного договора – закончилось гражданской войной.

Новый пик сепаратизма на Донбассе приходится на 2004 год – это победа первого Майдана. В Северодонецке – снова происходит съезд депутатов местных советов, на котором поднимается вопрос об автономизации или отделении. Об этом съезде рассказано во второй книге, не буду здесь повторяться. Надо сказать, что после победы Майдана – были попытки привлечь участников этого съезда к ответственности – но они так и не увенчались успехом. Победившая Оранжевая коалиция стремительно скатывалась в разборки меж собой, и при таких обстоятельствах – консолидированная позиция такого густонаселенного региона как Донбасс, а тем более всего Юго-Востока Украины – могла значить многое. А потому и Ющенко и Тимошенко – искали благосклонности Востока страны и ни о какой уголовной ответственности не могло быть и речи.

В 2008 году, когда Виктор Ющенко решил поддержать человека, которого считал другом и соратником – Михаила Саакашвили, в его войне с Россией (война 080808) – Донецкий облсовет публично занял противоположную позицию.

news.online.ua/114229/donetskiy-oblsovet-podderzhal-pozitsiyu-rossii-po-yuzhnoy-osetii/


Депутаты Донецкого областного совета поддержали позицию России по отношению к конфликту в Южной Осетии. Об этом говорится в обращении депутатов, принятом сегодня на 18 сессии Донецкого областного совета 5 созыва. «Мы, депутаты Донецкого областного совета, осуждаем агрессию грузинской стороны, которая осуществила вооруженное нападение на Южную Осетию, в результате которого погибли тысячи ни в чем не повинных людей и поддерживаем действия России по установлению мира», говорится в тексте документа. Депутаты акцентируют внимание на том, что не разделяют позицию Президента Украины и Министерства иностранных дел Украины в отношении событий в Южной Осетии как не отражающую интересы и чаяния жителей Донецкой области». «Украина не должна была поддерживать Грузию в военном конфликте, она должна была содействовать тому, чтобы ее дружеские отношения с Россией и Грузией способствовали примирению в регионе», считают депутаты облсовета. В связи с этим они обратились к украинскому парламенту с требованием «ускорить закрепление в Конституции нормы о внеблоковом статусе Украины».


Это показывало, что раскол в стране никуда не делся, он есть и при любой возможной политической встряске – он снова выйдет наружу…

Дальше был 2010 год и реванш Януковича, от которого на Донбассе ждали многого – но он не дал им ничего кроме Саши-стоматолога. Потом были титушки и второй майдан. Потом – гражданская война. Очередное обострение, которое на этот раз переросло в кровавую баню – потому что в этот раз никто не хотел отступать, все устали от бесплодных попыток что-то изменить в прошлые разы – и в этот раз готовы были идти до конца. Ну и… Россия помогла, но помогла она уже тогда, когда вовсю лилась кровь. Корни этого противостояния – как мы видим, полностью внутриукраинские…

Можно ли было этого избежать? Можно. Как избежали в девяносто первом и девяносто четвертом. Я не поддерживаю Эдуарда Лимонова, который говорит, что это наша война еще с 1991 года и надо воевать свои войны, а не уклоняться от них. Можно было избежать этой войны. Но для этого – надо было меняться украинскому политическому истеблишменту: всему, начиная от президента и депутатов, и заканчивая украинской интеллигенцией и националистами. История постсоветской Украины – это что угодно, но только не строительство страны. Это метания, перетягивание каната, месть кому-то за что-то, и самое главное – попытки доказать. Доказать собственную самостоятельность, значимость, незалежность – всем, и в первую очередь русским. Но доказывающий не прав, правый – не доказывает, он просто знает, что он прав. Те, кто двадцать лет «будували краину» – этого так и не поняли.

* * *

Для самостоятельного изучения

1. http://biblionet.com.ua/index.php/kraevedenie/donbass-rus-i-ukraina/donbass-v-period-perestrojki

2. Интердвижение и уроки Донбасса

http://news.online.ua/114229/donetskiy-oblsovet-podderzhal-pozitsiyu-rossii-po-yuzhnoy-osetii/

События 2013-2016 года. Люди Майдана

Страшные события на Украине были бы невозможны без сформировавшейся в стране особой прослойки людей, особого класса людей, которые при любой власти представляют собой взрывчатое вещество, и к строительству современной, демократической страны, нормального цивилизованного общества – в принципе не способны. Зато эти люди способны породить и поддерживать нацизм как государственный строй и образ жизни общества – что мы и видим. Опасность от этих людей, представляющих собой продукты распада одновременно украинской сельской и советской индустриальной культуры – велика настолько, что без нейтрализации этого класса – не только никакого движения вперед быть не может, но и Украина обречена к скатыванию на уровень самых нищих и примитивных африканских и азиатских стран – только с атомными реакторами. И с соответствующими последствиями для всех соседей Украины.

Я приведу две цитаты из разных источников, чтобы было понятно, о чем я.

http://expert.ru/expert/2015/13/o-valentine-rasputine/


А что было после того, как затопили Матёру? Распутин через неполных десять лет досказал вполне определённо: потом был «Пожар». Эта жуткая повесть вышла уже не в разгар застоя, а на сломе эпох: как раз объявили гласность, – но «Пожар» страшнее «Матёры» не тем, что в нём есть что-то, о чём давеча было нельзя говорить (нашего героя, кажется, цензура никогда особо не терзала). Просто он о следующей стадии разложения. Загорелся склад в большом леспромхозовском посёлке. Точно в такой, а может, именно в этот посёлок свезли жителей Матёры и прочих сгинувших деревень – и тут они «застряли в ожидании, – когда же последует команда двигаться дальше, и потому – не пуская глубоко корни, не охорашиваясь и не обустраиваясь с прицелом на детей и внуков, а лишь бы лето перелетовать, а потом и зиму перезимовать». Горит склад хорошо, а тушат его плохо: неспоро, недружно; спасённое из огня – растаскивают, вмешавшегося сторожа – убивают. И до пожара, и на нём бесчинствуют «архаровцы», приезжие по оргнабору, – сущие бандиты. Как же это вышло: «Сотни народу в поселке, а десяток захватил власть», – спрашивает себя герой повести, Иван Петрович. И отвечает: «Люди разбрелись всяк по себе ещё раньше, и архаровцы лишь подобрали то, что валялось без употребления». Тут и не захочешь, увидишь и итог советской эпохи – и неотвратимый прогноз на эпоху наступавшую.

В общем, по той же самой схеме – события начали развиваться и на Украине. Украинские архаровцы – не составляли, наверное, и пяти процентов ее населения, но в условиях, когда старое советское гражданское общество разрушено, а новое не создано, когда для немалого числа жителей Украины страна чужая, из которой «надо валить» – готовые на все отморозки почти без сопротивления берут власть.

Отрывок второй из книги Аглаи Топоровой. Ярослав Мазурок – выходец с Галичины, проживавший на птичьих правах в Киеве и совершивший убийство четверых человек.

Семья Ярослава Мазурка была типичной для бывших рабочих районов Киева, за годы независимости превратившихся в районы для таких вот семей: мало, но регулярно зарабатывающая жена, муж, который, то работает, хотя получает тоже совсем небольшие по столичным меркам деньги, то лежит перед телевизором или компьютером, подрастающий ребенок и никаких, в общем-то, надежд на улучшение жизни, ни в ближней, ни в дальней перспективах. И если женщины приспособились к такой жизни и научились сводить концы с концами, думая только о том, чтобы не стало хуже, то мужчины так и не смогли избавиться от мечты девяностых о быстром и легком обогащении.

Я много лет прожила в Киеве в точно таком же районе и почти каждый теплый вечер слышала, как на скамейке под моими окнами соседи – сверстники Ярослава Мазурка, одетые так же, как он, и живущие похожей жизнью – под пиво и анашу («драп» – на киевском сленге) обсуждают свои очередные увольнения, кидки работодателей на деньги, безденежье, усталость от жен, тещ и матерей, неправильную политику правительства и т. д., а по мере выпитого и выкуренного начинают строить планы обогащения: вот бы взять где-то денег и раскрутить какое-то дело…

Эти разговоры продолжаются годами, растут дети и квартплата, стареют жены и матери, дорожают продукты, да и из возраста, когда берут на низкоквалифицированную работу, эти ребята постепенно выходят, а дело не то, что не раскручивается – вообще никакого просвета в жизни нет. Зимой 2013–2014 годов почти все они окажутся на Майдане, а потом и в армии или в добровольческих батальонах. Они действительно поверят в то, что евроинтеграция и/или свержение Януковича изменят их жизнь к лучшему. Раз и навсегда.

(Аглая Топорова. Украина трех революций: Очерки»: Лимбус Пресс; СПб; 2016 ISBN 978-5-8370-0720)

* * *

Оба этих отрывка – повествуют о процессе и продуктах распада, который постиг нас в 1991 году, когда развалилась не только страна под названием СССР, развалилось еще и советское общество, советский народ, целая россыпь культур – советская городская, сельская, индустриальная. Этот развал – мы видим не только, когда проходим мимо некогда огромного, а теперь заброшенного и разграбленного завода, этот развал – в наших душах, в наших головах. Молотилка перестройки, страшный взрыв девяносто первого и пожар «лихих девяностых» – оставил пепелище в душах многих из нас. И теперь – все это сказывается самым страшным образом.

Точно в такой, а может, именно в этот посёлок свезли жителей Матёры и прочих сгинувших деревень – и тут они «застряли в ожидании, – когда же последует команда двигаться дальше, и потому – не пуская глубоко корни, не охорашиваясь и не обустраиваясь с прицелом на детей и внуков, а лишь бы лето перелетовать, а потом и зиму перезимовать

Это ведь мы. После девяносто первого года – многие из нас так и застряли в ожидании, ни туда, ни сюда. Не пускают корни, не обустраиваются. Для многих (и не только на Донбассе, но и в целом на Украине) те страны, которые созданы после 1991 года – они как чужие, с ними ничего не связывает, за них не проливали кровь деды, они не побеждали в войнах, их не жалко. Можно и поджечь как Украину. Причем на опыте Украины мы видим, что Украину – не жаль ни одной из сторон, участвующих в конфликте – ни украинцам, ни жителям Донбасса, ни нам, русским – хотя мы, русские, как раз таки не замечены в стремлении к гуманитарным бомбежкам. Да, не жаль. Было бы жалко – так попытались бы хоть немного для начала поговорить. А сейчас Украина напоминает одну большую Кущевку – это там где Цапки вырезали семью, если кто еще помнит. Знаете, как один журналист блистательно определил, чем отличается Кущевка от остальной страны? Во всей стране сначала выходят поговорить, а потом начинают бить в морду – а в Кущевке сначала бьют в морду и только потом возникает желание поговорить. Теперь так – на всей территории Украины – сразу бьют в морду, и только потом, если получают сдачи – начинается разговор.

После девяностых, те, кто физически выжил – представляют собой страшное зрелище, к которому лучше всего подходит определение Чингиза Айтматова «манкурты». Представители села – из-за голодухи вынужденные перебраться в город, где работы тоже для них не было, в городе – часть из них пошла в криминал, часть – начала перебиваться поденщиной, не имея никаких жизненных перспектив и четко осознавая это. Это люди, выброшенные из крестьянской общины, но не ставшие горожанами, люди, которые утратили довольно целомудренную общинную, сельскую культуру, но не приобрели свойственных горожанам уважения друг к другу, к закону, к личному пространству. Это люди, на глазах у которых разворовывался и их родной колхоз, и в целом страна – и потому про закон им говорить бессмысленно. Поденная работа большинства из них – дает возможность перебиваться с хлеба на воду, но не включает ни в какой коллектив, а длительные периоды безработицы – предоставляют возможность делать все что угодно, не опасаясь ничего – терять то все равно нечего.

К представителям села – присоединились и деклассированные рабочие с разгромленных и разграбленных промышленных предприятий – точно так же, потерявшие трудовые коллективы, часто и навык квалифицированного труда, место и уважение в обществе. Два этих «человеческих потока» слились в крупных городах, образуя взрывоопасную (нечего терять) массу. Именно она, в сочетании с приехавшими с Галичины селянами – и составила костяк, «пехоту» майдана, а потом – и пушечное мясо гражданской войны.

Давайте, попытаемся сравнить три страны, Россию, Украину и Беларусь – с точки зрения того, что представляют из себя их общества и какова степень опасности этих обществ с точки зрения развития страны. Лучше всего дело обстоит в Беларуси – она пробыла в состоянии развала всего три года, и ей удалось сохранить как сельскую, так и индустриальную культуру советского типа. В Белоруссии не найти неприкаянных и готовых на все людей – кто-то при работе в селе, кто-то в городе, молодежь, которая не видит в Беларуси перспектив самореализации уезжает либо в Москву, либо в Варшаву или Стокгольм и таким образом не является фактором, создающим общественное напряжение. Поэтому – в Беларуси возможна бархатная революция, как в восточноевропейских странах, но Майдан – невозможен. Да, это разные вещи, совершенно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11