Александр Афанасьев.

Украина – четверть века незалежности. Взгляд постороннего. Книга 3. Время беды



скачать книгу бесплатно

 
И никто не додумался просто стать на колени
И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране
Даже светлые подвиги – это только ступени
В бесконечные пропасти – к недоступной Весне!
 
Александр Вертинский

* * *

Эта книга родилась на свет по двум причинам. Первая – в поисках информации для написания художественных произведений, я нашел об Украине немало того, что знают только специалисты – а незнание этого позволяет нам делать легкомысленные и имеющие мало общего с действительностью выводы о происходящем на Украине сейчас. Причем, такие выводы иногда делает и наша власть – у меня складывается впечатление, что мы о США знаем больше чем об Украине, потому что США – главный противник, а для разговора об Украине нам достаточно мифов и засевших в подсознании штампов. Украину никто не изучал – и потому наш катастрофический провал на этом направлении, самый серьезный наш провал с 1994 года, с Чечни – вполне объясним и обоснован.

Вторая причина – хочется напомнить и самим украинцам о некоторых эпизодах их истории, которые они хотели бы забыть. Возможно, взгляд со стороны позволит им лучше понять самих себя и убережет от беды, которая – на пороге…

* * *

Хочу предупредить о некоторых вещах.

1. Ни одна политическая или какая-либо иная сила ни в Украине, ни в России не платит мне за эту книгу.

2. Автор резко отрицательно относится к практике Майданов, АТО, событиям в Одессе, Мариуполе и тому подобным. Если кто-то из-за этого не может читать дальше – так не читайте. Никто не заставляет.

3. Автор при описании происходящего будет употреблять как словосочетание «в Украине», так и «на Украине». Устраивать выяснение отношений из-за этого – автор считает дуростью, причем для апологетов обоих вариантов написания. Те, кто спрашивают, почему ты пишешь «в Украине» – ничуть не умнее тех, кто спрашивает про «на Украине».

4. Автор не претендует на истину в последней инстанции. Автор будет неоднократно высказывать предположения о том, почему все было так, а не иначе – но позаботится о том, чтобы вы всегда понимали, где факты, а где предположения.

5. Для удобства – название каждой отдельной главы или статьи будет начинаться с названия года, о котором идет речь, в котором произошли основные описываемые события.

* * *

2014 год – особый год. Год кровавой развязки второго Майдана и бегства законно избранного президента. Год, когда ушел Крым и началась гражданская война. Самый страшный год в истории независимой Украины.

1989-2014. Предыстория конфликта. Донецк и Луганск в смутные времена

Донбасс – всегда был особым регионом.

Прежде всего, это регион, население которого составляют потомки тех, кто приехал на заработки – понятия «коренное население» тут нет.

Автору не надо пояснять, что это такое, он родился и вырос в городе Ижевске, население которого в двадцатом веке выросло в 15 раз, и который строился по тому же самому принципу – как поселение вокруг производства. В уральских фабричных городах, как и на Донбассе – люди делятся по профессиям, а не по национальностям, очень силен местный патриотизм – потому что все тут строилось руками отцов и дедов. С постсоветским национализмом это несовместимо, а с украинской сельской культурой – несовместимо вдвойне. Донецк не жил жизнью Украины, у него была другая история, другие трагедии и другие герои. И лезть со своим уставом в такой регион не просто глупо – а очень опасно…

В конце восьмидесятых годов – ситуация в союзных республиках была все хуже и хуже. Местные власти, спевшись с национальной интеллигенцией, которую они столь старательно лелеяли и холили до этого – взяли курс на сепаратизм. Этот курс был поддержан самыми разными слоями общества и по самым разным причинам. Но были и те, кто был против, и концентрировались они как раз в таких промышленных регионах как Донбасс, где людей знают не по национальности, а по профессии. Аналогичная ситуация складывалась в Приднестровье – индустриальная ПМР против сельской Молдавии.

Первой ласточкой – вероятно, следует считать организацию под названием «Интернациональный Фронт Донбасса». Первое ее собрание прошло в Донецке 31 августа 1989 года, в одной из аудиторий Донецкого университета. Основателями движения стали братья Дмитрий и Владимир Корниловы, преподаватель университета Евгений Царенко.

Началось все с того, что братья Корниловы этим летом посетили Прибалтику, а потом – заехали во Львов. Увиденное неприятно поразило – Саюдисы, Народные фронты, живые цепи и драки на булыжных мостовых. Дома на Украине – все более активна была украинская интеллигенция. Надо понимать, что помимо тех, кто искренне хотел независимости, выстраивался в живые цепи – были и те, кто этой независимости, национализма – боялись и не хотели. И на то были все основания. Стало понятно, что надо что-то делать – дали объявление в газету, начали с изучения Донецко-криворожской республики.

18 ноября 1990 года (по странному стечению обстоятельств, ровно за двадцать шесть лет до того как пишутся эти строки) было создано Интернациональное Движение Донбасса (ИДД). На учредительном съезде присутствовало около сотни человек, избрали Центральный Совет ИДД. В него вошли Дмитрий Корнилов, Виталий Заблоцкий, горняк шахты имени Челюскинцев Виталий Хомутов, учительница донецкой средней школы № 72 Ольга Маринцова, Владимир Корнилов, шахтёр Евгений Маслов и Игорь Сычёв.

На этой же конференции был принят Манифест Интердвижения, авторства Дмитрия Корнилова. Основные положения манифеста были зашифрованы в аббревиатуре СССР – Свобода, Справедливость, Стабильность, Развитие.

Определяющим был 1991 год. И вот тут вот – критическую роль сыграла неопределенность. Было два пути – выступать либо за сохранение СССР, либо за воссоединение с Россией, чего всегда требовал Крым. ИДД выбрал СССР и сделал роковую ошибку. На тот момент – ИДД ставил вопрос об автономии Донбасса в составе Украины – а во время референдума марта 1991 года, когда на Украине производился еще один, отдельный референдум, с вопросом: Согласны ли Вы с тем, что Украина должна быть в составе Союза Советских суверенных государств на основе Декларации о государственном суверенитете Украины? – ИДД призывало на союзном референдуме проголосовать «За» СССР, а бюллетень второго, местного референдума – испортить или унести с собой. Это принципиальная и грубая ошибка – надо было на местном референдуме голосовать «Против».

При этом – в Москве движение ИДД было воспринято равнодушно, а подчас – и враждебно. Горбачеву оно было не нужно, так как не входило в его планы, и даже в какой-то степени было ему оппозицией, а Ельцина оно не устраивало, так как ставило не вопрос воссоединения с Россией – а вопрос сохранения СССР, к чему холодно относился Ельцин. Владимир Корнилов, историк и журналист, потом в интервью заявит: «Москва Горбачева и тем более Ельцина заигрывала с нациками в других республиках и активно способствовала развалу СССР. Это ведь Россия сначала приняла декларацию независимости, а уже за ней – Украина». И да, это было чистейшей правдой.

В России – движение нашло поддержку только среди маргинальных сил, таких как общество Память или Союз полковника Алксниса. В самом же Донецке некоторые партийные чиновники относились к движению с симпатией, но не более того. Хотя, если бы действительно стояла задача сохранить СССР – то именно это движение и следовало бы поддержать.

Осенью 1991 года – была попытка формирования вооруженной Донецкой Гвардии. Информации об этом движении практически нет, за исключением того что произошло несколько серьезных драк с националистами.

08 октября 1991 года членами Интердвижения на митинге впервые был поднят донбасский красно-сине-чёрный триколор – сейчас это флаг ДНР.

26 октября 1991 в Донецке прошел съезд депутатов местных советов юго-восточных областей. На нем обсуждался федеративный вариант будущего Украинского государства. Напомню, что федеративность – одна из наиболее болевых точек украинской государственности и поныне, требование федерализации приравнивается к предательству.

Аналогичные процессы происходили в Луганской области. В конце 1990 года было создано Народное движение Луганщины. В отличие от ИДД – НДЛ, судя по всему, создано с тайной санкции местных властей и пользуется их поддержкой. Используя НДЛ, Луганск начинает шантажировать Киев отделением в случае неподписания союзного договора. Лидер НДЛ Валерий Чекер (преподаватель Луганского сельхозинститута, с 2006 года – депутат Луганского облсовета от Партии Регионов) в «Литературной газете» и в областной прессе опубликовал ряд статей, в которых требовал предоставления Донбассу нового экономического, политического и социального статуса.

«Наше движение, – говорит Чекер, – выступает за автономию в рамках Украины, конечно, если республика подпишет союзный договор. А если этого не произойдет, тогда речь может идти лишь о переходе в юрисдикцию РСФСР»

Как видите, природа ИДД и НДЛ разная, и НДЛ уже тогда ставит вопросы предельно конкретно. И практически так же, как и сейчас, четверть века спустя.

В ответ на требования Чекера, писатель-фантаст Сергей Чебаненко опубликовал в газете Молодогвардеец статью под названием «У нас это невозможно», где рассматривал возможные последствия автономизации. С вашего позволения, опубликую большой отрывок – и не забывайте, это 1990 год.

Идея об автономии Донбасса и о возможности его присоединения к РСФСР, в случае, если Украина не подпишет союзный договор, вовсе не является такой уж безобидной, как кажется на первый взгляд. Позволю себе рассмотреть два наиболее вероятных сценария отторжения Донбасса от Украины.

Сценарий № 1. Решение о передаче части своей территории в юрисдикцию другого государства может принять только парламент республики. Можно быть абсолютно уверенным, что демократически избранный Верховный Совет Украины никогда не проголосует за такое решение.

Видимо, и областной Совет, из представителей каких бы партий и движений он не состоял, никогда не решится объявить о выходе Луганской области из состава УССР. Кстати, по Конституции облсовет на это и права не имеет.

Совершенно невероятно, чтобы к отделению Донбасса призвали Демократическая платформа, Рух, республиканская партия, «Зелений свiт» или «Мемориал». Никогда не пойдет на это и обком Компартии Украины.

Значит, решения этого вопроса может потребовать только сам народ, только население области. Никакой областной референдум решить вопрос о выходе области из состава УССР не правомочен.

Поэтому, если реально допустить постановку вопроса об отделении Донбасса, должно произойти что-то экстремальное, напоминающее революционный захват власти. Попросту говоря, народ должен выйти на улицу и потребовать отделения Луганской области от Украины.

Но чтобы такое развитие событий стало возможно, должен сначала родиться образ беспощадного кровавого врага, покушающегося не просто на демократию, но и на само право людей говорить на родном языке. Что касается собственно образа врага, то с ним вроде бы все в порядке: достаточно свалить в одну кучу такие разные общественные движения как Рух, Демплатформа или «Мемориал» и, накрыв их «жовто-блакитним прапором», назвать любое объединение демократов «бандеровско-петлюровским заговором». Замечу мимоходом, что в создание образа врага свою лепту уже сейчас внесла и определенная часть областной прессы, кстати и некстати поминая недобрым словом вышеназванных демократов.

Думаю, вопроса о том, кто должен возглавить «революционное движение масс» не возникает – ну, конечно же, НДЛ и его лидеры.

Конечно, все описанное выше некоторым может показаться нереальным, но если поразмыслить, иного варианта развития событий при реальной постановке вопроса об отделении Луганской области от Украины быть не может.

Как вы думаете, как отнесется парламент и правительство Украины к возможной потере Донбасса? Намеренно не акцентирую внимания на том, чье это будет правительство – коммунистов или демократов, – но «революционная» деятельность НДЛ у любого правительства восторгов, понятное дело, не вызовет. Более того, допускаю, что руководство Украины распорядится двинуть в Донбасс свои войска.

Поскольку своей армии у Луганской области пока нет, НДЛ – и это вполне вероятно – призовет к формированию рабочих дружин, чтобы «отстоять революцию», а недобитые остатки демократов вынуждены будут взять в руки оружие, и начнут формировать партизанские отряды, ведущие борьбу за воссоединение с Украиной.

Предположим, – хотя мне лично это кажется маловероятным, – что Россия с распростертыми объятиями примет отколовшийся Донбасс. В этом случае, сомнений быть не может, 180-миллионное население России должно быть готово к долгой и изнурительной войне с 50-миллионной Украиной. Хотят ли этого русские и украинцы?

Вряд ли вызовет сомнения и тот факт, что международное сообщество, скорее, поддержит пострадавшую Украину, чем увеличившую свою территорию за счет Луганской области Россию. Увы, история человечества свидетельствует, что военные пожары вспыхивали от гораздо меньших «спичек», чем та, которую собирается зажечь НДЛ.

Но даже если не возродится глобальное противостояние Запада и Востока, народы Украины и России в результате «революционного выбора» Донбасса ничего хорошего не ждет.

Для полноты картины, думаю, стоит рассмотреть и второй вариант развития событий при отторжении Донбасса от Украины.

Сценарий № 2. До момента непосредственного отделения Донбасса от Украины события развиваются так же, как и в первом сценарии.

Теперь предположим, что искушенному в политике руководству России гораздо выгоднее иметь под боком дружественную Украину, чем 50-миллионного заклятого врага. Попросту говоря, «революционный» Донбасс откололся от Украины, но Российская республика его не приняла, дала, что называется, от ворот поворот.

Не думаю, что в этих условиях Украина согласится признать независимый Донбасс (или Донбасскую республику) и завязать с ним нормальные экономические отношения. Видимо, и Россия предпочтет не портить отношения со своими соседями, и воздержится от прямой поддержки «революционного» Донбасса. Очень сомневаюсь, что в этом случае руководители НДЛ пойдут с повинной головой назад в Украину. Обычно «революционеры» подобного типа склонны идти «до конца».

Значит, населению новоиспеченной республики при весьма прохладном отношении соседей – и российского, и украинского, – предстоит ориентироваться, прежде всего, на собственный рынок, рассчитывать на собственные силы.

Способен ли Донбасс прокормить себя самостоятельно? При наличии развитого рыночного хозяйства, может быть, и да, но такого хозяйства в результате «революционной войны за независимость», увы, не будет. Видимо, придется вводить нормированное распределение. Необходимость же борьбы с действующими в подполье «украинскими сепаратистами» приведет к установлению недемократического, диктаторского правления. Голод и диктатуру – вот что сулит Донбассу «мирное» течение «национальной революции.

Как видите, события 2014 года еще в 1990 году предсказаны с почти фотографической точностью, не хватает лишь мелких деталей – например, того что Россия присоединила Крым, и позиция России по ОРДЛО объясняется не нежеланием делать из Украины смертельного врага – а диким давлением международного сообщества. Но в остальном все совпадает. И уже сама эта статья доказывает, что события на Донбассе вызревали как минимум с 1989-1990 года.

В сентябре 1991 года, как только стало понятно, к чему идет дело – появилось еще несколько движений, явно или неявно выдвигающих идею сепаратизма. Так, на учредительном собрании движения Демократический Донбасс в сентябре 1991 историк-краевед Борис Локотош выступил с требованием создать армию Донбасса (!!! видимо это и есть гвардия Донбасса), а другой участник этого движения, Литвак призвал провести Донецкую ассамблею, где принять решение о выходе Донецкой и Луганской областей из состава Украины и создании республики Малороссия как самостоятельного субъекта международного права.

Однако, на дворе был конец 1991 года и людей беспокоили более приземленные вещи – страна сваливалась в грандиозный экономический кризис. Мощный удар кризиса пришелся на Донбасс. В СССР шахтеры всегда были привилегированной прослойкой рабочего класса, шахтерские города снабжались и обеспечивались по высшему разряду – посмотрите на малые города Донеччины, где еще вы найдете девятиэтажки в городах, где может и десяти тысяч населения нет. К тому же – своими распоряжениями в последний год правительство СССР разрешило использовать часть валютной выручки на закупку ТНП для шахтеров, так что в шахтерских городах появился даже дефицитный импорт. Экономический обвал превратил шахтеров в нищих – уже в 1992 году они жаловались, что не могут себе позволить стакан сметаны в рабочей столовой. Некие политические силы, во главе хотя бы с вице-премьером Ефимом Звягильским начали перехватывать управление протестом, направляя его против президента Кравчука. Идея донецкого сепаратизма оказалась погашена включением Донбасса в контекст общей политической борьбы против властей и за власть в Киеве.

http://gordonua.com/news/society/1989-2015-istoriya-shahterskih-protestov-v-ukraine-77697.html

1993

Первая массовая шахтерская забастовка в истории независимой Украины началась спонтанно. 7 июня в условиях гиперинфляции, после очередного повышения цен на продукты питания шахтеры с донецкой шахты им. Засядько объявили о начале забастовки. К вечеру шахтеры собрались на городской площади, к ним присоединились представители других шахт. Совместными усилиями удалось выработать набор основных требований: региональная самостоятельность, референдум о доверии президенту (на тот момент – Леониду Кравчуку) и референдум о доверии советам всех уровней.

Приехавшая в Донецк правительственная делегация отказалась вести переговоры о политических требованиях, после чего представители шахтерских коллективов вышли из диалога. Вместо шахтеров чиновники из Киева стали общаться с директорами местных угольных предприятий.

12 июня тогдашний мэр Донецка и директор шахты им. Засядько Ефим Звягильский был назначен на должность вице-премьера и стал активно агитировать шахтерских лидеров начать переговоры с правительством. 18 июня Звягильский объявил о шагах, которые Кабмин сможет сделать навстречу шахтерам. Горнякам пообещали повышение зарплаты и тарифов на закупку угля. Также было объявлено о проведении референдума о доверии президенту, после чего забастовочная активность стала угасать. Однако уже к осени прогрессирующая инфляция свела на нет все финансовые достижения бастующих. Тем не менее, политические требования шахтеров оказали свое влияние на решение о проведении досрочных президентских выборов, которые состоялись летом 1994 года. Президентом стал Леонид Кучма.

Шахтерское протестное движение 1993 года стало самым массовым в истории Украины вплоть до событий на Майдане в 2004 году. В забастовках принимали участие 220 из 250 шахт, а в Донецке и других крупных городах проводились многотысячные митинги. Общая численность бастующих достигала 1,5 миллионов человек.

1996

В июле на Донбассе началась очередная шахтерская забастовка, которую поддержали горняки из Западной Украины. Чтобы привлечь внимание к своим социальным требованиям, горняки перекрывали железнодорожные пути, а отдельные группы шахтеров отправились в Киев. Однако тогдашнее украинское правительство достаточно жестко разобралось с протестующими. Митинги разогнали, а профсоюзного лидера Михаила Крылова посадили в тюрьму.

Эти волнения на Донбассе были использованы премьер-министром Павлом Лазаренко для отстранения от власти тогдашнего главы Донецкой области Владимира Щербаня.

1998

Задолженность по зарплате, которая в отдельных случаях превысила 12 месяцев, спровоцировала новые шахтерские протесты в апреле 1998 года. Тогда свою работу остановили почти все шахты Западного Донбасса (Днепропетровская область). 15 мая горняки из Первомайска, Павлограда и Терновки отправились в поход в Днепропетровск, где разбили палаточный лагерь у здания областной администрации. Почти двухнедельное стояние в Днепропетровске оказалось безрезультатным, после чего шахтеры двинулись на Киев, где смогли добиться выплаты положенных им средств.

Позже, в июле того же года, забастовки начались в Луганской области. Шахтеры требовали выплаты зарплат, задолженность по которым в некоторых случаях достигала двух лет. Горняки разбили постоянный лагерь у здания Луганской облгосадминистрации и требовали погашения долгов. 24 августа шахтеры намеревались отметить День независимости факельным шествием и сжиганием чучела “паразита”. На место проведения мероприятия прибыли бойцы “Беркута”, которые под предлогом поиска взрывчатки разогнали шахтерскую демонстрацию. Это был первый случай в истории независимой Украины, когда милиция разгоняла протест с использованием спецсредств – дубинок и слезоточивого газа. В драке пострадали 22 шахтера и 12 сотрудников “Беркута”, однако подавить протест силовыми действиями не удалось.

14 декабря работник одной из шахт Александр Михалевич совершил акт самосожжения перед зданием Луганской ОГА в знак протеста против задержки зарплат, а 17 декабря с луганскими шахтерами полностью рассчитались.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное