Александр Афанасьев.

Сказки



скачать книгу бесплатно

Счастливое дитя

Жил-был именитый купец с купчихою. Всякого добра у них было много, а детей не было. Стали они Богу молиться, чтобы даровал им Господь дитя, – в молодых летах на радость, в старости на помощь и утешение, а по смерти на молитву о душах их. А сверх того стали они богоугодные дела творить: нищую братию кормить, милостыней оделять, и вдобавок надумали на пользу люда православного построить длинный мост через непроходимые топи-болота, которые окружали их город.

Много купец казны поиздержал, а мост построил. Как работы окончились, посылает он своего приказчика Фёдора:

– Поди-ка, сядь под мост и послушай, что будут люди про меня сказывать: будут ли благословлять меня или корить станут.

Фёдор пошёл, сел под мост и слушает. Рано утром шли по мосту три святых старца и говорят промеж себя:

– Чем наградить того доброго человека, который этот мост построил? Пусть у него народится сын и будет он возлюблен Богом: что ни скажет – то сбудется, о чём ни помолится – то и даст Господь!

Выслушал приказчик ту беседу таинственную и вернулся домой.

– Ну что, Фёдор, не слыхал ли чего? – спрашивает купец.

– Нет, ничего не слыхал.

В скором времени родился у молодой жены купеческой мальчик. Окрестили его и положили в люльку.

Позавидовал злой приказчик их счастью; и в глухую полночь, когда все в доме крепко спали, выкрал он младенца, отдал людям чужим и приказал выкормить.

Наутро хватились отец с матерью – нет их дитя любимого! Искали повсюду с плачем – не нашли. А приказчик-злодей на бедную мать напраслину выдумал: что-де он сам видел, как мать младенца в колодце утопила. Купец разгневался, взял свою жену и посадил в темницу.

Прошло несколько лет, ребёнок подрос, стал бегать и говорить. Фёдор-приказчик бросил купца, забрал отрока и поселился подальше от людей, на берегу моря, вдвоем с мальчиком. И какое желание ему на ум ни взбредёт, приказывает он мальчику:

– Попроси-де то-то и то-то, – и тотчас всё появляется.

Говорит он однажды:

– А ну, малый, проси у Бога, чтоб здесь новое царство стало, да чтобы от самого этого места до дворца государева повис через море синее хрустальный мост, и чтобы сама царская дочь за меня замуж вышла.

Мальчик помолился – и тотчас повис через всё море хрустальный мост и явился богатый, знатный город с палатами белокаменными, церквами златоглавыми и царскими теремами узорными.

На другой день, проснувшись, смотрит царь из окошечка, видит чудо чудное, диво дивное и спрашивает:

– Кто же этакое чудо сотворил? Кто город прекрасный выстроил?

Докладывают ему, что, мол, Фёдор-приказчик.

– Ну, коли он так премудр и хитёр, – сказал царь, – то отдам за него свою царевну замуж!

Скоро дело сладилось – обвенчали Фёдора с царевной, и стал он в новом городе царствовать, а мальчиком ещё больше помыкать стал: держит его у себя за работника, бьёт и ругает всячески.

Малый отрок сухим хлебом питается да горькими слезами умывается, а иной раз и куска хлеба не имеет.

Вот как-то сидят Фёдор с женой за роскошной трапезой да промеж себя разговоры разговаривают, а мальчик в тёмный угол забился и горько-горько плачет.

Спрашивает царевна у своего мужа:

– Скажи, пожалуйста, откуда у тебя столь великое богатство взялось? Ведь был ты прежде простым приказчиком.

– И богатство моё и сила – всё от этого мальчика, которого я у купца украл.

– Как так?

– Жил я у богатого купца в приказчиках, и было ему обещано святыми старцами, что дарует ему Бог сына, не простого мальчика, а такого счастливого – что ни скажет, то и сбудется, чего ни пожелает, то и даст Господь. Вот как ребёнок народился, я его и выкрал, а чтоб про то не проведали, наговорил на жену купеческую, будто сама она своего ребёнка в колодце утопила.


Мальчик помолился – и тотчас повис через всё море хрустальный мост…


Как услышал мальчик про то злодейство неслыханное, то вышел из угла и говорит:

– По моему прошению, по Божьему изволению, превратись ты, злой завистник, в собаку!

В ту же минуту Фёдор превратился в собаку. Мальчик надел ему на шею железную цепь и повёл к своему отцу.

Приходит и говорит ему:

– Добрый человек! Дай мне горячих угольков.

– На что тебе?

– Да вот, надо пса покормить.

– Что ты, Бог с тобой! – отвечает купец. – Где это видано, чтоб собаки горячим угольём питались?

– А где это видано, чтоб мать могла извести чадо своё родимое? Узнай, милый батюшка: я твой сын, а вот этот пёс – твой старый приказчик Фёдор, что меня украл да на мать наклеветал.

Купец подробно про всё расспросил, освободил жену из темницы и покаялся перед нею, и переехали они в царство сказочное и прекрасное, которое по желанию купеческого сына явилось на взморье. Царская дочь к своему родному батюшке-царю вернулась, а Фёдор так до самой смерти и остался в обличье собачьем.

Марко Богатый и Василий Бессчастный

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был богатейший купец. И была у него дочь единственная, Анастасия Прекрасная, и было ей всего пять лет от роду. Купца звали Марко, по прозванию Богатый. Марко терпеть не мог нищих: только подойдут к окошку, тотчас велит слугам своим гнать их и травить собаками.

Однажды подошли к его окошку три старичка, убелённых сединами. Марко увидал их и велел спустить на них собак. Услыхала про то Анастасия Прекрасная и стала просить со слезами:

– Родимый мой батюшка! Хоть ради меня пусти их в скотную избу.

Отец согласился и велел пустить нищих в скотную избу.

Вот как все в доме заснули, Анастасия встала, пошла в ту избушку, залезла тихонько на полати и глядит на нищих. Пришло время утренней службы. Вдруг в углу избы свет засиял, сами собой иконы появились, а перед иконами свечи затеплились. Старички встали от сна, вынули из котомочек сверкающие облачения, надели и стали служить заутреню. Прилетает Ангел Божий:

– Господи, в одном селе у крестьянина сын родился. Какое ему повелишь наречь имя и каким велишь наделить его счастием?

Один из старцев отвечает:

– Имя ему нарицаю – Василий, прозвание – Бессчастный, а награждаю его богатством Марка Богатого, у которого Мы ночь провели.

Анастасия всё это слышала. Как рассвело, старички снарядились в дорогу и вышли из избы. Анастасия пришла к отцу и рассказала ему всё, что видела и слышала.

Испугался отец: вдруг да сбудется предсказание, и захотел убедиться сам, точно ли родился в том селе младенец. Велел запрячь карету и поехал в ту деревню. Приехал прямо к священнику и спрашивает:

– Родился ли у вас в такой-то день младенец?

– Родился, – говорит священник, – у самого бедного крестьянина. Я нарёк ему имя Василий и прозвал Бессчастным, да ещё и крестин не было, потому что к бедняку никто в кумовья не идёт.

Марко вызвался быть крёстным, матушку-попадью попросил быть кумою и велел приготовить богатое угощение. Принесли младенца, окрестили и пировали, утешаясь яствами сладкими. На другой день Марко Богатый призвал к себе бедняка-крестьянина, обласкал его и стал ему говорить:

– Куманёк! Ты человек бедный, воспитать сына тебе трудно будет. Отдай-ка его мне, я его выведу в люди, а тебе на жизнь дам много денег, так что вся твоя семья в довольстве жить будет.

Старик подумал-подумал и согласился. Марко наградил кума, взял ребёнка, укутал его в лисьи шубы, положил в карету и поехал. Дело было зимою. Проехав несколько вёрст, Марко Богатый приказал остановиться, отдал крестника своему приказчику и повелел ему:

– Возьми его за ноги и брось в глубокий овраг!

Приказчик взял и бросил младенца в крутой овраг, а Марко сказал:

– Вот там и владей моим имением!

На третий день по той же дороге, где проезжал Марко, случилось ехать купцам. Везли они Марку Богатому двенадцать тысяч рублей долгу. Поравнялись купцы с оврагом, и послышалось им, что в овраге ребёнок плачет. Остановились, стали вслушиваться и послали приказчика узнать, что там такое. Приказчик спустился в овраг и видит чудо: луг зелёный, а на том лугу сидит ребёнок и играет цветами. Приказчик рассказал про диво то хозяину, и хозяин сам взял ребёнка, завернул в шубу, сел в повозку, и обоз дальше поехал.

Приезжают к Марку Богатому. Вот Марко их и спрашивает: «Где вы ребёнка этого взяли?». Купцы рассказали, и догадался Марко, что это Василий Бессчастный, его крестник. Взял его на руки, подержал и отдал дочери:

– Вот тебе, доченька, нянчай! – а сам стал угощать купцов разными напитками и стал уговаривать их, чтобы они отдали ему младенца на воспитание. Купцы долго не соглашались, да тут Марко пообещал им:

– Я вам весь ваш долг в двенадцать тысяч прощу!

Не устояли купцы, отдали ему ребёнка и уехали.

Анастасия Прекрасная обрадовалась: полюбился ей младенец; тотчас нашла люльку, повесила занавесы шёлковые и стала ухаживать за младенцем: не расставалась с ним ни днём, ни ночью.


Приказчик спустился в овраг и видит чудо: луг зелёный, а на том лугу сидит ребёнок и играет цветами.


Прошёл день, затем другой. На третий день Марко улучил время, когда Анастасия спала, взял младенца, посадил его в бочонок, засмолил и бросил бочонок с пристани в воду.

Долго плыл бочонок и пристал к берегу, на котором стоял белокаменный монастырь. В ту пору подошёл к берегу монах воды набрать, и послышался ему детский крик. Осмотрелся он и увидал бочонок. Тотчас сел в лодку, поймал бочонок, открыл его, а в бочонке – дитя. Взял инок младенца и принёс в монастырь к игумену. Игумен назвал ребёнка Василием и прозвал Бессчастным. Стал Василий Бессчастный расти в монастыре и прожил в нем шестнадцать лет. Выучился Василий чтению и письму, научился Псалтирь читать и другие богослужебные книги. Игумен его полюбил и сделал ключарём.[1]1
  Ключарь – служащий в церкви, которому доверена охрана церковной утвари и у которого находятся ключи от храма.


[Закрыть]

Раз Марку Богатому случилось ехать в заморское государство за получением долгов, и заехал он по пути в монастырь. Здесь его встретили с уважением.

Игумен велел ключарю идти в церковь. Ключарь вошёл, зажёг лампады и свечи, начал петь и читать. Марко Богатый спрашивает игумена:

– Давно ли послушник этот находится у вас в монастыре?

Игумен всё рассказал: как вынули его из бочонка и сколько лет тому назад это было. Марко всё прикинул и понял, что это его крестник. Вот он и говорит игумену:

– Кабы у меня был такой расторопный человек, как ваш ключарь, я бы сделал его главным приказчиком и всю казну вручил бы в его распоряжение. Не отдадите ли его мне?

Игумен долго не соглашался, потом посоветовался с братией, и порешили они отпустить Василия Бессчастного.

Марко послал Василия домой и передал с ним жене такое письмо: «Жена! Как получишь моё письмо, сейчас же отправляйся с этим посланным на мыльный завод, а как будешь проходить мимо большого кипучего котла, столкни его туда, – да чтобы непременно исполнила! А не исполнишь, я с тебя строго взыщу: в этом малом – несчастье моё!».

Василий взял письмо и пошёл путём-дорогою с легким сердцем. Попадается ему навстречу Божий странничек и говорит:

– Куда ты, Василий Бессчастный, путь держишь?

Василий сказал:

– В дом Марка Богатого иду с письмом к жене его.

– Покажи письмо.

Василий вынул письмо и подал старичку, а старичок сломал печать и дал Василию прочитать. Василий прочитал и залился слезами горькими!

– Что я этому человеку сделал, что послал он меня на смерть лютую?!

Старичок ему сказал:

– Не печалься, Господь тебя не оставит! – Дунул на письмо – печать и письмо сделались такими же, как и прежде.

– Ступай теперь и отдай письмо жене Марка Богатого.

Василий пришёл в дом Марка Богатого, отдал письмо его жене. Жена прочитала, задумалась, позвала свою дочь Анастасию и прочитала ей отцово письмо. А в письме написано: «Жена! Как получишь это письмо, на другой же день обвенчай Анастасию с этим посланным, да непременно исполни! А не исполнишь, будешь мне отвечать!».

У богатых людей сборы недолгие: ни пива варить, ни вина курить – всё готово; весёлым пирком да за свадебку.

Василия нарядили в хорошее платье,[2]2
  Платье – в прежние времена платьем называлась как мужская, так и женская одежда.


[Закрыть]
показали Анастасии, и он ей полюбился: статен и собою приятен. Вот и обвенчали их.

Через некоторое время прибыл домой и Марко Богатый. Жена с зятем и дочерью вышли его встречать. Марко увидел Василия, разгневался страшно и говорит своей жене:

– Как ты осмелилась обвенчать с ним дочь нашу?!

– По твоему приказанию, – отвечает жена.

Марко захотел взглянуть на своё письмо, прочитал и уверился, что точно оно его рукою написано.

Прожили они некоторое время, и вот Марко Богатый подговорил своих работников на заводе бросить Василия в печь. На другой день посылает он зятя по делам на завод, а Анастасия Прекрасная сердцем почувствовала неладное и отговорила мужа идти. Марко выждал время и сам пошёл посмотреть, как его приказ исполнен. Лишь зашел на завод, а работники давно ждут Василия, чтобы погубить его, да набросились на Марка. Марко вырывается:

– Батюшки! Да что же это, я же ваш старый хозяин!

А они и голоса его не слушают – и прямо бултых в жар! Так тому и быть: настигло его Божие наказание! А Василий Бессчастный с женой и тёщей стали жить-поживать по-Божьему: бедным помогать, нищих утешать, никому зла не желать.

Окаменелое царство

Жил-был старик. И был у того старинушки славный сынок. И задумал он по белу свету постранствовать, на людей поглядеть. Вот собрался и отправился в путь-дорогу. Взял он у батюшки родимого благословение, простился и пошёл. Долго ли шёл, коротко ли, – о том не ведаем: скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Приходит он в одно царство и видит, что всё оно камнями усеяно. Присмотрелся – и видит: вот конь каменный, дальше коровка и овечки вокруг, и пастух с дудочкой стоит окаменелый. И скот, и люди – кто как был: стоял ли, сидел ли, кто куда ехал, – так все и окаменели! Иной дрова рубил, руку с топором поднял, да так и остался! Видно, нечистая сила содеяла такое злое дело!

Долго парень по городу походил и ни одного человека живого не нашёл. Вошёл в царский чертог и думает: «Подожду, не будет ли кого?». Вдруг выбегает царская дочь, увидела живого человека, обрадовалась, низко в пояс поклонилась и расспросила его: откуда он, куда шёл и зачем. А потом и говорит ему царская дочь:

– Вот какая беда нам великая приключилась, и нужен нам человек бесстрашный и крепкий, чтобы три ночи молился он во дворце, тогда все люди опять из каменных живыми сделаются.

Юноша согласился. Обещала ему царевна, что если Бог смилуется и возвратит царя, а людям прежний вид дарует, то она выйдет за него замуж, и составили они о том грамоту.[3]3
  Грамота – документ, запись на бересте.


[Закрыть]
Царевна дала ему восковых свечей три связки – по связке на каждую ночь, а сама дворец покинула.


Обещала ему царевна, что если Бог смилуется и возвратит царя, а людям прежний вид дарует, то она выйдет за него замуж…


Наступила ночь, и стал крестьянский сын на молитву. В полночь вдруг множество нечистой силы набежало: кто дразнит его, кто убить грозится, кто огнем жжёт, кто водой топит! Страшно, жутко сыну крестьянскому! А он стоит и молится Господу Всемогущему!

Петух пропел, и пропала нечистая сила – разом сгинула. За ночь у него вся связка свечей сгорела, а утром он лёг спать.

Царская дочь приезжает, спрашивает:

– Что, жив ли ты?

– Жив, слава Богу!

– Ну, каково тебе было?

– Страшно, да ничего, Бог помиловал!

– Наберись храбрости, в эту ночь ещё страшней будет! – и уехала.

И точно, на другую ночь ещё больше страху нечистая сила нагнала. Крестьянский сын только на Господа взирает,[4]4
  Взирать – смотреть.


[Закрыть]
снова всю ночь промолился, вторую связку свечей издержал. А после третьей ночи, утром, велела ему царская дочь залезть в печь, а прежде в грамоте написать, как он царство спасал.

– А то, – говорит, – батюшка мой когда оживёт, то не поверит тебе и рассердится, и тогда не быть нашей свадьбе.

Крестьянский сын так все и исполнил.

Настало утро; вдруг весь народ точно из мертвых воскрес: начали ходить, бегать, телеги загромыхали, цокот лошадиных копыт послышался! Царь тоже ожил!

– Кто посмел, – вопросил он грозно, – такую беду над моим царством учинить? – И увидел у печи грамоту.

Прочитал, а тут и дочь приехала и сказала отцу, что все, что в той грамоте написано, – чистая правда.

Поблагодарил царь сына крестьянского за его подвиг молитвенный и благословил царевну выйти за него замуж. Тотчас свадьбу сыграли, обвенчали крестьянского сына с царской дочерью. Царь-батюшка благословил всё своё царство после смерти милому зятю. Так крестьянский сын царём сделался, и царствует он милостиво и справедливо, так что все его любят – и знатные люди и простые, и крестьяне и служивые.[5]5
  Служивый – солдат.


[Закрыть]

Золотой башмачок

Жили-были старик со старухой. У старика была своя дочка, а у старухи – своя. Однажды старик поехал на посад[6]6
  Посад – город.


[Закрыть]
и купил там одну рыбку старухиной дочке, а другую своей. Старухина дочка съела свою рыбку, а старикова пошла к колодцу и говорит:

– Матушка рыбка! Скушать ли тебя или нет?

– Не кушай меня, – говорит рыбка, – а пусти в воду, я тебе пригожусь.

Она отпустила рыбку в колодец, а сама пошла домой. А старуха очень не любила падчерицу. Вот в воскресенье нарядила она свою дочь в самое лучшее платье и пошла с ней в церковь к литургии, а падчерице оставила две меры[7]7
  Мера – около 50 килограммов.


[Закрыть]
ржи и велела перебрать от мусора до их возвращения из церкви.

Девушка пошла за водой, сидит у колодца и плачет. Рыбка выплыла наверх и спрашивает её:

– О чём ты, красная девица, плачешь?

– Как же не плакать мне? – отвечает ей красная девица. – Мачеха нарядила свою дочь в лучшее платье и ушла с ней к обедне, а меня оставила дома и велела вычистить две меры ржи до своего прихода из церкви!

Рыбка говорит:

– Не плачь, ступай наряжайся да езжай в церковь – будет тебе рожь вычищена!

Девушка нарядилась, приехала к обедне. Мачеха не смогла её узнать. Как обедня подошла к концу, девушка уехала домой. Мачеха со своей дочкой вернулись со службы и спрашивают:

– Ну что, дура, вычистила ли рожь?

– Вычистила, – отвечает она.

– Что у обедни за красавица была! – говорит мачеха. – Народ весь про молитву забыл: все на красавицу оглядывались. А ты, неряха, взгляни на себя – в чём ты ходишь?!

– Хоть не была я в церкви, а про красавицу знаю! – говорит девица.

– Где тебе знать! – сказала ей мачеха. В другой раз снова нарядила мачеха свою дочь

в лучшее платье и пошла с ней к обедне, а падчерице оставила три меры жита[8]8
  Жито – всякий хлеб в земле или на корню.


[Закрыть]
и говорит:

– Пока я Богу молиться буду, ты вычисти жито!

Вот она и пошла к обедне, а девушка пошла к колодцу, села возле него и плачет. Рыбка всплыла наверх и спрашивает:

– О чём, красна девица, плачешь?

– Как же мне не плакать? – отвечает ей девушка. – Мачеха нарядила свою дочь в самое лучшее платье, пошла с ней к обедне, а меня оставила дома и велела вычистить три меры жита до своего прихода из церкви.

Рыбка говорит:

– Не плачь, ступай наряжайся да поезжай за ними в церковь, а жито вычистится!

Она нарядилась, приехала в церковь, стала Богу молиться. Прихожане на неё дивятся – никогда такой красавицы не видывали. А в то время заехал помолиться у обедни той стороны царевич. Красна девица наша больно ему приглянулась. Он захотел узнать: чья эдакая? Взял да и бросил ей под башмачок смолы. Башмак-то и остался, а она домой уехала.

– Чей башмачок, – говорит царевич, – ту замуж возьму!


Тут увидали нашу девицу, дочку старикову, приказали ей примерить – башмачок ей ладен, сидит как влитой.


Башмачок-то весь был расшит золотом. Вот старуха вернулась домой и говорит:

– Что в храме была за красавица! Народ на неё сильно дивился, но никто не знает, из каких мест, вроде бы нездешняя. А ты, дура, посмотри-ка на себя: эка оборванка!

А в ту пору царевич по всем селам и волостям ту девицу искал, что потеряла башмачок. Никак не мог он найти девушку, которой башмачок был бы впору. Вот пришёл он к старухе-мачехе и говорит:

– Покажи-ка ты свою дочку, ладен ли будет башмак ей?

Стали башмачок примерять старухиной дочери – нет, не лезет, велика нога!

– Отрежь большой палец! – говорит мать дочери. – Как будешь царицею – не надо и пешком ходить!

Дочь отрезала палец и надела башмачок. Повели её по двору в карету сажать, а рыбка тут из колодца и говорит:

– Кровь на ноге! Кровь на ноге! Глянули – у девицы из башмачка кровь льётся.

– Нет, – говорят, – не годится! Тут увидали нашу девицу, дочку старикову,

приказали ей примерить – башмачок ей ладен, сидит как влитой. И взял царевич её замуж. Стали они жить-поживать и добра наживать.

Несмеяна-Царевна

Как подумаешь, куда как велик Божий свет! Живут в нём люди и богатые, и бедные, и всем им просторно, и на всех их призирает[9]9
  Призирать – заботиться, быть милостивым к кому-либо.


[Закрыть]
Господь Бог. Богатые живут – празднуют и веселятся, живут и горемычные – трудятся и плачут: каждому своя доля!

В царских палатах, в княжьих чертогах, в высоком терему красовалась Царевна-несмеяна. Житьё у неё привольное, кругом богатство и роскошь! Всего много, всё есть, чего душа хочет, а никогда она не улыбалась, никогда не смеялась, словно сердце её ничему не радовалось.

Горько было царю-отцу глядеть на печальную дочь. Открывает он свои царские палаты для всех, кто пожелает быть его гостем.

– Пускай, – говорит, – все пытаются развеселить Несмеяну-царевну. Кому это удастся, тому она и женою будет.

Только вымолвил он слово царское, как закипел народ у царских врат! Со всех сторон и идут, и едут – и царевичи, и княжичи, и бояре, и дворяне, полковые и простые. Начались пиры, полились меды – царевна всё не смеётся!

А в дальнем конце царства того, в своём уголке жил честной работник. По утрам он двор убирал, вечерами скот выпасал – в беспрестанных был трудах. Хозяин его был человеком богатым, но справедливым: платою не обижал. Только окончился год – он ему мешок денег на стол.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2