Александр Афанасьев.

Морена



скачать книгу бесплатно

Аргентина. Сан-Карлос де Барилоче

Прошлого для нее не было – от проданной в рабство шестнадцатилетней девчонки из Поскота – поселка Котовского, страшного одесского пригорода – больше не осталось ничего. Или почти ничего. Теперь она была графиней Мерседес де Сантьяго, и теперь это было ее настоящее имя. Прошлого больше не было.

Он – ее новый отец, друг, любовник, теперь и муж – заново создал ее. Там, на другом краю земли, в Андах, в Сан-Карлос де Барилоче он шаг за шагом создавал ее вновь. На земле, где ее никто не знал, не знал, что она была бандитской наводчицей и подстилкой – можно было родиться заново. И она родилась…

К счастью она не успела подхватить СПИД, гепатит или что-то в этом роде… от остального она вылечилась в германской клинике в Буэнос-Айресе, где лечили хорошо, даже очень хорошо – а молодой организм и горный воздух Анд доделал остальное. Он научил ее бегать по утрам – сначала километр, потом два, потом три, научил делать зарядку и плавать в горных озерах с почти ледяной водой.

Он научил ее, как постоять за себя. Научил драться – голыми руками, ножом, палкой, стрелять из пистолета, автомата, снайперской винтовки. Научил водить автомобиль, мотоцикл и катер. Научил не просто стрелять, а понимать, как работает оружие, просчитывать полет пули. Он был великолепным горным охотником и проводником – и она часто ходила с ним в горы.

Ему было тридцать семь лет, когда он ее встретил. И он был русским… она еще тогда что-то заподозрила, русский язык, на котором он говорил с ней, был слишком чистым для того, чтобы быть выученным по учебнику. Чистым и каким-то… странным. Он был русским, потомком эмигрантов, а его дед был советником генерала Леополдо Галтиери, диктатора Аргентины, и гражданином Франции, вынужденным покинуть эту страну после падения де Голля и прихода к власти социалистов. Но по матери он был гражданином Чили, еще одной, практически неизвестной на одной шестой части суши страны. Он не любил говорить об этом, но, как она поняла, он служил в чилийском флоте, а потом в службе внутренней безопасности Чили. Там он многому научился…

На имя де Сантьяго он и сделал ей документы – ее фиктивно удочерил его дальний родственник в Европе, после чего она стала графиней Мерседес де Сантьяго, подданной Испании. Три года назад, они тайно поженились. Как он объяснил, у него не было детей и ему некому было оставить то, что у него было – совсем некому. А было немало – отель в Сан-Карлос де Барилоче, винодельческое поместье в Чили, большое и с известными марками вина, недвижимость в Панаме и Монтевидео.

Странно… но юридический брак стал почти что концом их брака фактического. Тогда, в Аргентине, – он научил ее любить, а не быть жертвой подонков или продажной подстилкой, любить и получать удовольствие от любви, чего она никогда не делала и не знала, как это. Но постепенно их отношения стали больше дружескими, чем супружескими – по его инициативе, не по ее. Он сказал, что не хочет, чтобы она жертвовала собой ради него – и она не могла пока найти слов, чтобы изменить это.

Так же – он научил ее убивать…

* * *

В тот день они пошли на озеро Морено, одно из четырех озер, окружавших курорт Сан Карлос де Барилоче.

Четыре озера – Науэль-Уапи, Маскарди, Гутьеррес и Морено. Вчера они гуляли по горной тропе на Сьерра-Катедраль, а потом вернулись в гостиницу (он жил в гостиничном номере, но вся гостиница принадлежала ему) и до изнеможения занимались любовью. Ей только что исполнилось девятнадцать лет. Она боялась, что он считает ее грязной… она и была грязной, если на то пошло – но он никогда, ни словом, ни взглядом, ни жестом – не дал этого понять. Ни до этого, ни тогда, ни потом…

Она жила в отеле, в его номере, и все воспринимали это как должное, а он то пропадал то появлялся… порой пропадал на месяц. Все было, как всегда… но вчера она обнаружила шрам на спине. Новый шрам… И хотела поговорить об этом… но не знала, как решиться и начать…

Они взяли машину и пару аквалангов и поехали к озеру… он терпеливо учил ее плавать с аквалангом, рассказывал о разных смесях для акваланга, о правилах поведения под водой. Она же – с восторгом ребенка открывала для себя чужую, совершенно незнакомую страну. Буэнос-Айрес с его старинной застройкой центра, шумными улицами и веселой, беззаботной жизнью, сельскохозяйственные провинции, и, конечно же – Сан Карлос де Барилоче. Сухой, прохладный воздух, зеркальная гладь озер, седые шапки гор и поросшие лесом их склоны, белые каменные и бурые, деревянные дома, мощеные улицы и дороги. Приветливые люди, от которых не стоит ждать никакой беды – ужас Одессы остался далеко позади, и казалось, что все это было не с ней, с кем-то другим.

Он первым соскользнул с пирса, профессионально, совсем без всплеска, тут же вынырнул, удерживаясь на месте одними ластами – и протянул ей руку. Она взяла его за руку, и смело соскользнула вниз… тело под гидрокостюмом ожгло холодом – но она справилась, и страх ушел, а вместе с ним и ощущение холода. Он показал – глубоко не погружайся – и они медленно поплыли в паре метров от поверхности, наслаждаясь одиночеством. Одиночеством вдвоем…

Чувство к нему было таким, что она забыла все, что было до него… лживого алкоголика-отца, истеричную, издерганную мать, жестоких ублюдков, которые или били ее или пользовались ей или и то и другое. Она знала, что он намного старше, что, скорее всего у них так и не будет детей (хотя она пыталась), что, скорее всего будущего нет – но настоящее ее вполне устраивало, и она даже не хотела думать о том, что будет в будущем.

Если бы не шрам, который она обнаружила прошлой ночью. Шрам, который напомнил ей то, что она не хотела помнить – кто он на самом деле. Она боялась за то, что его однажды убьют или арестуют.

И сказка кончится…

Он показал, что в баллонах кончается кислород – и они медленно поплыли обратно к пирсу.

* * *

– Знаешь, мне так хорошо с тобой… – сказала она по-русски.

Он ничего не ответил, делая что-то со своим аквалангом. Она обняла его, прижалась… и пальцы сами нащупали шрам.

– Откуда это? – спросила она.

Он не ответил.

– Мне плевать кто ты. Я не хочу знать, куда ты уезжаешь. Я просто боюсь, что однажды ты не вернешься. И я останусь одна.

– Так и будет… – сказал он, – рано или поздно так и будет.

– Ты знаешь, кто я. Ты одна из немногих, кто это знает.

– Ты хороший человек. Ты меня спас. Хотя мог бы пройти мимо. Или…

– Убить… – жестко усмехнулся он, – я убийца. Это так и ничего с этим не поделать. Я убивал людей. И продолжаю убивать.

– Почему же ты не убил меня?

– Почему ты меня тогда спас? Мог бы убить.

Она отпустила его, отступила на пару шагов. Трехмиллиметровый гидрокостюм анатомически обрисовывал ее фигуру. Она знала, что это его заводит – как завело бы любого мужчину. Но он только усмехнулся, а в глазах его была грусть и какая-то горечь.

– Глаза у тебя зеленые. Ведьмины. Ты меня околдовала.

– Я хочу быть такой же, как и ты, – решительно сказала она.

– Зачем тебе это?

– Многие убивают. На моих глазах убили человека… просто от скуки. Просто потому, что нечего было делать, просто потому, что хотелось посмеяться… посмотреть, как умирает человек… я видела все это. Они и нас заставили стрелять.

– А ты не такой. Ты если и убиваешь, то ради добра.

– Откуда ты знаешь?

– Просто знаю и всё.

Он отвернулся, и какое-то время смотрел на воду, потом – сел на причал, спустив в воду ноги. Она не решилась подойти ближе.

– Много лет назад… давно… далеко… была страна. Страна, в которой жили не то чтобы плохо… но не так хорошо, как хотелось бы. Не так. Многим это не нравилось. Они начали взрывать и убивать.

– Потом началась война, которую эта страна проиграла. Потом еще одна – на сей раз гражданская.

– Мои предки вынуждены были бежать – как и многие другие. Бежали в Югославию, Францию, Германию, Испанию. Бежали в чужие страны, потеряв родных, часто они были озлоблены на весь мир… можешь представить, сколько ненависти скопилось в этих людях. Они искали способы выплеснуть ее…

– Мой дед сотрудничал с французской разведкой. Он рассказывал мне, как они пытали и убивали коммунистов в Алжире и в Кохинхине. Во времена де Голля они тоже самое делали во Франции… тогда были плохие времена… совсем плохие. Потом они бежали сюда и делали это уже здесь. Пытали, убивали. Их дикий поход против коммунизма продолжался всю жизнь. И меня – тоже научили убивать. Правда, я убивал в другом месте – и в интересах другой страны. А теперь я продолжаю этот поход.

Она присела рядом. Солнце уже садилось и блики на воде из серебристых становились кроваво-красными.

– Но ты же в душе не убийца.

– Говори что хочешь, но я это чувствую. У тебя душа добрая.

Он смотрел на нее – ребенка, которого он не смог бросить тогда и не мог бросить сейчас. Никто больше не верил в него так, как верила она.

– Я дам тебе почитать книгу… точнее дневник. Дневник моей прабабушки. Прочитаешь, а потом решай. И что бы ты ни решила…

Он поднялся сам, и поднял ее.

– Пошли. Солнце уже садится…

* * *

По дороге домой она задала вопрос, который не задала там, на пирсе.

– Георгий… а страна… как называлась та страна.

– Это была Россия…

Она почти ничего не знала о стране под названием Россия, кроме того что она лежит рядом с Украиной. После того, как Украина отделилась, все упоминания о совместной истории из украинских школьных учебников были тщательно вымараны.

Да и не было у нее времени читать учебники…

* * *

На то, чтобы прочесть дневник, никогда и нигде не издававшиеся воспоминания, у нее ушло несколько дней. Это была история, в чем-то похожая на историю ее самой – история молодой женщины, совсем почти ребенка, унесенного вихрем жестокой войны, выброшенной на совершенно незнакомую ей чужбину и вынужденную выживать там – каждый день и каждый час. Месяцы и годы войны со всем окружающим миром.

Прочтя, она подошла к нему и сказала, что все решила. И решение ее – не сможет изменить никто и ничто…

Еще через год, уже многому научившись – она выбрала себе псевдоним. Оперативный псевдоним, он должен был быть у каждого в организации. Псевдоним был Морена – по названию одного из четырех озер в окрестностях Сан-Карлос де Барилоче. Так же в древнеславянской мифологии – звали богиню зимы и смерти…

20 марта 201… года. Маамельтейн, Ливан

Друзские казино в Ливане – по меркам таких признанных центров игорной индустрии как Лас-Вегас или Макао, который превосходит Лас-Вегас по обороту ровно в шесть раз – так, скромные середнячки, довольно убогие как по набору предлагаемых развлечений так и по количеству вложенных в них денег. Но это единственное место на Ближнем Востоке, где можно играть – и потому Ливан – перекресток миров. Здесь встречаются и заключают сделки, здесь за одним столом можно встретить израильтянина и командира Хезбаллы которые будут всеми силами скрывать свое инкогнито, наконец – количество проституток на один квадратный метр тут едва ли не максимальное в мире. Как иранские шииты едут отрываться в Армению и Туркменистан, а афганцы и китайские мусульмане-уйгуры в Кыргызстан – так весь суннитский Ближний Восток едет сюда. И каждый находит то, за чем он приехал.

Но помимо такого рода азартных развлечений, Бейрут является еще крупным учебным центром, его Американский университет – одно из самых уважаемых учебных заведений в регионе. Именно в нем учился молодой шейх Халифа бин Алсани, плейбой двадцати девяти лет от роду, родственник супруги катарского эмира и племянник министра обороны Катара. Правда учился… это не совсем то, чем занимался шейх в Бейруте… От сессии до сессии живут студенты весело. У него была квартира на Конкорд площадью 270 квадратов, три автомобиля престижных марок и карточка, на которой не переводились деньги. А еще двое охранников, которые впрочем, расслабились и службу практически не несли…

В последнее время, шейх сильно пристрастился к азартной игре. В казино у него был открыт кредит, и потому он играл и играл, не задумываясь о том, как отдавать. Если у тебя отец – министр обороны страны с самым большим ВВП на душу населения во всем мире – с отдачей долгов как то не будет проблем.

Вот и сегодня – шейх Халифа подъехал к розовому дворцу, от которого в небо светили прожектора, вышел из машины, небрежно бросил ключи слуге. К нему уже спешил управляющий – молодой шейх был одним из самых желанных гостей, деньги у него никогда не переводились…

* * *

Снять шейха было намного проще, чем кто-нибудь мог бы подумать. Никаких розовых слюней в стиле Диснея…

Всего лишь немного элегантности… той самой, которая отличает леди, которая хочет сегодня выглядеть как шлюха от шлюхи, которая хочет прикинуться леди. И тысяча евро в карман боссу зала – больше чем ему кто-либо другой мог бы предложить.

Пряча купюры, босс вопросительно посмотрел на нее.

– Ты новенькая? Никогда раньше тебя не видел.

– Только приехала – ответила она на французском, который в бывшей французской колонии помнили многие – и мне нужна крупная рыба. Не хочу размениваться по пустякам.

Босс понимающе кивнул. Телка из Европы, которая умнее других и не продается в розницу кому попало. Такую купишь минимум за квартиру в Париже или на Лазурном берегу и Порше у забора…

– Выберешь, дай знать.

– Нет проблем…

Проблем действительно не было. Во Франции – она без проблем закончила курсы Рене Симона по специальности «Арт драматик» – актриса театра и кино. Ей даже удалось сняться в нескольких эпизодических ролях, подтверждая образ богатой папиной дочки, стремящейся прорваться в парижскую богему. Для нее, профессиональной актрисы – не было проблем сыграть что угодно.

Когда появился молодой шейх – она взялась за телефон, посмотрела фотографию… да, он, никаких в том сомнений.

Танцующей походкой она подошла к питбоссу.

– Тот, что только что зашел… – сказала она, смотря в небо, где прожектора рисовали мимолетные световые узоры.

– Сын шейха, денег немеренно. И не гомик – так же смотря куда-то в сторону, отозвался питбосс – сделаем…

* * *

Игра не шла. Шейх попробовал свои силы на красном-черном, проиграл четыре раза подряд. Он был суеверным – а неудача четыре раза подряд предвещала неприятности…

– Ставь на красное…

Молодой шейх обернулся.

– Пятый раз должно повезти. По закону математической вероятности.

Шейх плохо знал, что такое математическая вероятность. Но он не мог отступить перед лицом женщины. Тем более – такой женщины.

И потому – он решительно подвинул фишки. Все что было.

Выпало красное…

* * *

Как известно – там где дерьмо, там и мухи. И потому с тех пор, как Ливан стал местом, где крутятся арабы с большими деньгами и делаются большие дела – там стало можно все чаще услышать русскую речь. Чаще всего с украинским акцентом – почему то в Бейруте было немало украинцев, в то время как русские и кавказцы предпочитали Дубаи и Абу-Даби…

Встреча – одна из встреч, которая сейчас проходила в Казино дю Либан – проходила между двумя неофициальными делегациями, одна из которых представляли Украину, а другие – государство Кувейт. Точнее, эмират Кувейт.

Речь, конечно же, шла о продаже родины. Точнее, не самой Родины – ее уже продали – а того, что не было нужно ни одной украинской власти. Людей.

Украинцы – представляли организованную преступную группу, состоящую из бывших и действующих украинских и молдавских ментов, занимающихся торговлей живым товаром на Ближний Восток. Все развивалось по очереди – сначала они просто вербовали девушек в ближневосточные бордели. Потом начали похищать. Потом открыли своего рода брачное агентство для шейхов – похищения на заказ, показывают фото девушек, шейх выбирает – и ее доставляют, максимум через пару недель. А теперь на них вышли кувейтяне и предложили нечто за совсем другие деньги…

Среди кувейтян говорил невысокий, молодой человек, похожий на еврея. Но с бородкой, короткой, почти чеховской.

– Понимаете, мы, кувейтяне – небольшая нация. И для его величества каждый дорог. Если кто-то болен – Его Величество страдает, так же как и больной и его семья, понимаете?

Главный из украинцев отхлебнул шампанского.

– И?

– Иногда нашим людям требуются пересадки органов. И нет времени ждать донора, понимаете?

– Понимаем.

– Мы бы хотели обратиться к вам за содействием.

– Каким?

– Мы готовы неофициально профинансировать… скажем создание базы данных… украинцев. Хотя бы вашего региона, для начала. И если нам что-то потребуется…

Один из украинцев резко встал, кивнул своему старшему.

– На пару слов.

Они отошли в сторону. Играл оркестр, крутилась рулетка.

– Ты понимаешь, какое западло они нам предлагают? – резко спросил первый.

– Брат, успокойся.

– Мент мне не брат.

– Базар обо всем был.

– За такое не было. Баб сюда возить одно, хотя тоже по понятиям – стремота. Но это – не просто стремота. Это п…ц.

– Хватит на зоновские понятия все мерить. Ты не на зоне.

– Да? То-то и оно вижу – беспредел катит, ни один вор на зоне такого не допустит. Без меня тогда. Расход.

– Хвост тебя не одобрит.

– Моя проблема…

– Как знаешь…

Уголовник покинул казино. Второй – вернулся за стол.

– Какие-то проблемы? – осведомился кувейтянин.

– Нет, никаких. Все в порядке. У нашего друга… неприятности дома. Он нас покидает…

* * *

– Я тебя раньше не видел здесь.

Она пожала плечами.

– Потому что я тут не играла раньше.

Молодой шейх заинтересованно посмотрел на нее.

– А где ты раньше играла?

Она передернула плечами.

– Монако… Лазурный берег… потом перебралась в Макао…

Она действительно бывала во всех этих местах. И если бы зашел вопрос – могла бы достоверно описать их, особенно Монако.

– Так ты играешь…

– Да… только казино это не нравится… скажем так.

– Почему же. Такая красивая женщина – цветок, украшающий любой дом.

Она рассмеялась.

– Да, но я обычно выигрываю. А казино это не нравится.

– Научишь?

– Тут нет ничего сложного. Самое простое: играешь черное-красное, при проигрыше ставишь на то же самое, но удваиваешь ставку. Тут главное считать, когда надо снять куш и отойти от стола, понимаешь…

Служащие казино принесли выигрыш – уже переведенный в деньги.

– Половина твоя…

– О, перестань.

– Я настаиваю… – молодой шейх посмотрел на служащего казино, – и шампанского. Принесите нам шампанского.

Он подмигнул – и служащий, понимающе наклонив голову, тут же исчез. Молодой шейх, несмотря на то, что профессионально играть он не умел – профессионально умел делать кое-что другое. Служащий принесет шампанское – но необычное, а слегка разбавленное чистым спиртом. После пары бокалов – даже праведница потеряет контроль.

* * *

Один из украинцев, направлявшийся в туалет – как будто споткнулся, проходя мимо. Но – пошел туда, куда шел. Поглощенная шейхом, его вниманием к себе – она ничего не заметила.

* * *

– … он не только шейх, но и министр. Министр обороны…

– Круто…

– Да… само собой. Пойдем… у меня квартирка в центре. А хочешь, поехали завтра в Иорданию.

Она глупо захихикала.

– Хочу. Только мне нужно пи-пи… Я сейчас…

Шейх выпучил глаза.

– Только быстрее.

Нетрезвой походкой, она пошла в сторону ряда машин. Шейх щелкнул пальцами, подзывая служащего.

– Пригони машину. Быстро!

– Белый Бентли. Живее!

– Сию минуту, эфенди…

* * *

Белый Ауди был на своем месте. Сделав вид, что мочится – она достала и спрятала в сумочку автоматический Вальтер.

* * *

Двое украинцев, при виде которых любой понимающий, что к чему человек схватился бы за пистолет – вышли из казино, быстро прошли на стоянку.

– Несколько лет назад было… – украинец говорил быстро, почти взахлеб – у нас там. Сёма и Цыган ушли эту шалаву в Итаке пасти и оба пропали. С концами! А теперь эта подстилка тут працюет. Я за Сёму кого угодно порву, он мне как брат был.

Второй украинец схватил первого за руку.

– Ты чего? Хочешь, чтобы и мы пропали?!

Первый вырвал руку.

– Сиди здесь, если ссышь. А я разберусь.

– Да не… поехали. Ты уверен, что это она?

– Сто пудов. Вон она!

– Ни фика себе. Это ж Бентли.

– Садись в машину… Бентли.

– Стремно че-то. А если этот… выступать будет?

– Пристукнем и тачку заберем. Одна тачила штук двести стоит… хороший навар.

Первый подмигнул.

– Не ссы, Капустин. Вы… и отпустим…

– Двигаем за ними.

* * *

Молодой шейх – рассекал по Бейруту на Бентли Мульзан, на бампере и боку которого уже были видны следы не лучшей починки после удара по касательной. Все дело было в том, что молодой шейх любил превышать скорость и ездить пьяным.

Вот и сейчас – включив фары, он надавил на газ. Бентли – с пробуксовкой рванулся вперед со стоянки…

– Ой! Не так быстро!

Шейх счастливо засмеялся. У него уже был гарем из нескольких славянских рабынь… его люди просто похищали тех, кто ему нравился. Не то что у отца – больше сотни рабынь – но какие его годы.

Не исключено что сегодня на одну рабыню станет больше.

– Это тюнинговая версия, триста тридцать делает. Еще у меня тут Феррари в гараже стоит. Потом покажу…

Шаловливые женские пальчики проникли под рубашку.

– А может остановимся… на полчасика. Вон там – съезд с дороги…

Шейх рванул руль, машина с трудом вписалась в поворот, поднимая тучу щебня…

* * *

– Где она?

– Свернула, не видишь? Давай, туда же…

* * *

– Любишь связанным…

– Как это?

– Ну… тебя привязывают к кровати и…

– Но у нас нет кровати – удивился шейх…

– Есть эта машина…

Внезапно – шейх сам не понял, как это произошло – он оказался прикованным наручниками к рулевому колесу. Хмель, сладкое предвкушение – начали проходить…

– Эй, мне это не нравится. Совсем не нравится, слышишь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное