Александр Афанасьев.

Группа крови



скачать книгу бесплатно

Быстро нахожу нужное.

– Вот, читайте…

Короче говоря, чиновники сдаются в нервном – именно нервном, а не неравном – бою, и меня пропускают. Наверное, вдогонку пожелав мне всего хорошего. Друг по разуму с ганзы проходит быстро – на него не остается чиновных сил. Ничего, сочтемся как-нибудь.


Летим!

Привычно закладывает уши, под пятой точкой – относительно удобное кресло экономкласса – ну да ничего страшного. Семьсот семьдесят седьмой набирает высоту… интересно, а как сейчас с ремонтом этих машин. Сиэтл хоть и далеко, но все же. Вроде «Роллс-Ройс» чего-то там хотели строить, и китайцы приценивались[20]20
  К этому времени США как таковых не существовало, на Юге шла Гражданская война. Северные штаты, в том числе и Сиэтл, где находился «Боинг», практически не пострадали, но бизнес в основном гавкнулся из-за фиаско в международной торговле и обесценивания доллара.


[Закрыть]
.

Это я потому, что позавчера «Боинг» в Испании навернулся. Как раз семьсот семьдесят седьмой. Может, сам, а может, и сбили. Сейчас всякое может быть.

Так, похоже, время ланча. Засим и прощаюсь…

Ларнака Кипр –
Рас-эль-Хайм, ОАЭ
12 июня 2031 года

На земле Кипра мы пробыли ровно двадцать одну минуту.

Еще в зоне прилета я увидел парня с табличкой на русском – «РЕКС групп». Подошел, представился. Потом подошли еще трое, в их числе был и Саня – тот, который Марк на Ганзе. Странно, я думал, что он и в самом деле на матч. Ну да ладно.

Мужик, который нас принимал, был лет сорока, судя по загару – местный. Как потом оказалось, это было совсем не так. Одет он был примерно так же, как мы, – легкие брюки и футболка, наперевес через руку – легкая курточка. Обычный держатель для бумаг, чтобы на весу писать.

Оказалось, нас было пятеро. Проведя перекличку, мужик повел нас обратно на выход, там нас уже ждал местный джип из аэропортовской обслуги. Мы набились туда как сельди в бочку, хоть и «Форд», но китайская дешевка, после чего нас повезли куда-то.

Привезли совсем рядом, грузовой терминал, можно было бы и пешочком дойти, да светиться не стоило. Большими буквами надпись по-английски – «Посторонним вход воспрещен». Не обращая на это внимания, мужик повел нас дальше, говоря по телефону. Навстречу вышел пузатый усач с сотовым и таким же стендом для бумаг в руках.

– О. Здоровеньки булы, москалики[21]21
  Отношения русских и украинцев на бытовом уровне, к сожалению, были очень плохими.


[Закрыть]
, – поприветствовал он нас.

Но злости в голосе не было. Впрочем, если бы и была – мне плевать. Было жарко, душно, воздух сырой, как это и бывает на островах и рядом с экватором.

– Московский рейс подвезли? – спросил мужик.

– Ага. Только шо.

Мужик, не говоря ни слова, достал купюру. Толстяк отступил в сторону.

– Шукайте, только по-быстрому. Скоренько-скоренько.

Посторонним вход воспрещен. За-ши-бись. Мне интересно – это одни мы такие или все? Да, мы, русские, украинцы… все граждане бывшего СССР. Я ведь покатался… на Иссык-Куле, например, был, в Бухаре. Есть там отморженные, упоротые, но те, кто с туристами работает – все такие.

Ладно, хрен с ним.

Нашел свой багаж, вытащил к машине. Закрепили его на багажнике сверху, потому что в машине места уже не было. Семь человек, предел. «Форд», набирая скорость, помчался по бетонке, ловко лавируя мимо самолетов. Это были грузовые стоянки – пассажирские через кишки разгружались, подруливая к самому терминалу. Около одного из самолетов, китайского «Y8» с непонятно какой эмблемой на хвостовом плавнике, мы и остановились.

Самолет не глушил моторов, они работали на малом ходу. С грузовиков шла погрузка контейнерами. Мужик еще раз наскоро провел перекличку и погнал нас на борт.


Вторая часть полета – кстати, почему я решил, что тренировка будет на Кипре, – была менее комфортной.

Самолет «Y8» был китайским вариантом «Ан-12» с более совершенной авионикой и новыми двигателями, по планеру же – почти один в один. Кабина негерметизированная. Отчего, как только мы забрались на высоту, пришел за нами дубак. Вы, если едете на экватор, теплую одежду берете? Вот-вот. И я не взял. Нацепил на себя все что было, все сменки, и сидел, стучал зубами. Остальные также. Хорошо, что у всех были стрелковые наушники – гул был просто зубодробительный. В самом прямом смысле слова – от вибрации зубы стучат, к стене спиной лучше не прислоняться.

Самолет, по меркам транспортников, был средним, не сравнить с «Ил-76», «С-17» или «Y20», но для нас, притом что мы летели вшестером, он был огромным. Нормального освещения не было. Парашютов – тоже. Хотя для экипажа, как я понял, они были. В паре сантиметров от моих ног начинался стандартный транспортный контейнер весом тонн этак десять, и я думал: а что будет, если он сорвется с креплений и нежно так придавит меня к стенке? А ведь самолет еще и по воздушным ямам прыгал, как трактор по сельской дороге. Даже подскочить не успею. Ну и стандартные проблемы. Сижу, трясусь от холода, как я уже говорил. Хоть бы чая горячего выпить, но никто мне его не предлагает и предлагать, судя по всему, не собирается. Охота ссать, потому что я не знал, что сразу с корабля и на бал, думал, в аэропорту схожу, а птичка обломинго махнула мне нарядным розовым крылом. Туалета здесь нет, судя по всему, по крайней мере, я его не вижу. Этот дядек, который нас на самолет посадил, тупо поднялся в пилотскую кабину и отвалил, летит с комфортом, козел. Ему пофиг, что мы тут скоро из охлажденной курятины в мороженую превратимся. И то, что у всех остальных те же самые проблемы, меня ничуть не радует. Их проблемы – это их проблемы. Мои проблемы – это мои проблемы.

А-а-а… Хол-л-л-л-лодно!

Впрочем, жаловаться не стоит, я сам на это напросился. Хотел почувствовать себя наемником, ухнул аж четыре лимона на тур – вот, пожалте бриться.

Тут самое место рассказать, зачем я выложил эти четыре миллиона.

Тут знаете… это сложно объяснить человеку, который не держал в руках оружия и тем более который ненавидит оружие. Но я надеюсь, читать меня будут не только хоплофобы[22]22
  Активные противники права граждан на оружие.


[Закрыть]
, так что расскажу, что и к чему.

Когда ты берешь в руки оружие, ты берешь его для того, чтобы научиться убивать. Все остальное, все эти бредни, выдумки – агитация в пользу бедных. Кто-то учится, чтобы убивать животных. Кто-то учится, чтобы убивать людей. И то и другое – нормально.

Человек разумный убивал с незапамятных времен. Животных – для того чтобы прокормиться. Себе подобных – по самым разным причинам. Тем не менее человечество не погибло, оно активно развивалось, чтобы прийти к тому, к чему пришли сейчас мы. То есть к беспомощности и нахлебничеству одних, цинизму, морализаторству и резонерству других и совершенной озверелости третьих. Вы себя к какой категории относите?

Откройте газету, посмотрите выпуск теленовостей. Да не тех, которыми вас пичкают… откройте «Ютуб», посмотрите «Шторм-ТВ» хотя бы. В Пакистане никто не знает, сколько уже успели вырезать, но меньше миллиона цифру не называет никто. Оно, конечно, при двухстах с гаком не так и много, но все равно не фонтан. Про Афганистан, Ирак я не говорю.

Далеко, скажете вы? Ну, возьмите новости поближе. В Испании на части территории страны намереваются провозгласить Халифат Аллаха на основании того что «оно тут когда-то было». В Париже в пригородах расстреливают автобусы из автоматов. В Германии в городах бунты, один за другим, только в бывшей ГДР относительно спокойно, потому что мы, русские, в свое время не дали кастрировать тамошних немцев и превратить их в мягких, домашних пинчеров. А вот в таких местах, как Бавария, – там лихо. Италия… как думаете, почему Милан огнем горит, а на Сицилии спокойно? А потому что на Сицилии если кто и есть чужой, он отлично знает: рыпнешься – получишь добрый заряд картечи вперемешку с солью в брюхо. А будешь возбухать по-серьезу – вырежут все твое многочисленное семейство, у мафии рука не дрогнет. Вот почему там даже лодки с беженцами не причаливали, плыли дальше. Знали – тут им свои нравы диктовать не дадут.

Вот скажите – для чего расстреливать первый попавшийся автобус на улице? А я вам скажу для чего – это сигнал всем местным: уезжайте. Теперь мы тут главные. Бойтесь нас. Плевать, что это раньше было ваше и всегда было ваше, а вот теперь это наше будет. Почему. А по кочану! Не устраивает – твои проблемы.

И если к тебе в квартиру вламывается незнакомый бородач, бодро щелкает затвором автомата и говорит, что теперь он тут будет жить, у тебя есть выбор. Первый – собрать вещи, какие дадут, и тихо выехать. Это выбор лоха и терпилы. Второй – достать свой ствол, шмальнуть бородача, который в нетерпении ждет, пока ты соберешься, потом пристрелить и тех, кто приперся вместе с ним и сейчас выселяет людей из соседних квартир, потом пойти туда, откуда пришли, и мочить всех, кто под руку попадет. Так ты покажешь, что с тобой не стоит связываться. Что с тобой нельзя не считаться. Что ты заслуживаешь уважения.

Тот, кто опять вспомнил про Виноградова, может хоть Иисуса Христа вспомнить. Жизненный опыт: подставь вторую щеку, тебе и по ней с удовольствием врежут. Речь не идет о том, чтобы припереться в офис и открыть огонь по той причине, что тебе баба не дала. Речь идет о том, что если что-то твое – за это надо драться. Иначе это твоим уже не будет.

Скажете, а как же армия, полиция? Для чего мы налоги платим? Ну… дорогие мои милые. Если меня чему-то жизнь и научила – это тому, что рассчитывать можно исключительно на себя самого. На наших глазах мир катится в тартарары. И в этих обстоятельствах надеяться на кого-то другого – по-моему, большая глупость. На других надеются лохи, которые исправно ходят на работу, ждут прибавки к жалованью, а вместо этого получают уведомление об увольнении по случаю сокращения штатов. Если хотите что-то из себя представлять, берите свою жизнь в свои руки. В том числе и в этом аспекте.

В Пакистане была армия, полиция. В Ираке была армия, полиция. Во Франции была армия, полиция. В Германии была армия, полиция. И что теперь? А если уж на то пошло – что за гнилая позиция: разгребайте, выхватывайте, а я в сторонке посижу. У НИХ воюют даже дети. Воюет весь народ – чтобы то, что было вашим, стало принадлежать им. Их можно понять. А вы, если будете на ж… ровно сидеть, в конце концов окажетесь на чемоданах на вокзале, а потом в лагере беженцев, там, где вас не ждут. Беженцы – это те, кто просифонил свое, а теперь пришел на чужое. Жалости у меня к ним нет.

Ну и… вторая причина, почему я выложил четыре ляма на этот, в общем-то, обычный спорт. Сначала ты стреляешь в тире по бумажным мишенькам. Потом ты начинаешь стрелять из более серьезного оружия по попперам. А потом ты поднимаешься еще выше. Поняли куда?

И все-таки в туалет охота – умираю. Наверное, холодно – из-за этого еще больше хочется.

Через какое-то время, не знаю какое – не считал и даже на часы не смотрел, – самолет пошел на снижение, а потом жестко ударился о бетонку.

Приехали…

Сказать, что дальше было, – обхохочетесь. Вышел пилот, по фейсу – свой в доску, наших тут полно, видать. Решил, что терпеть, пока аппарель опустят, мы не можем, сжалился, открыл люк. Как мы туда ломанулись!

Анекдот один есть на эту тему – про кайф, но рассказывать не буду. Похабный.

Немного облегчились, в общем. Жарень – неописуемая, особенно после того, как мы на высоте намерзлись – даже в глазах помутилось. Аэродром – маленький, это явно не крупный туристический центр. На горизонте – горы, зелень, но чахлая. Песок, и пахнет морем – побережье, значит.

Примерно прикинул, где мы? Уж не в Омане ли?

Ладно. По ходу разберемся.

Аппарель уже опустили, подошли машины – «Маны», кажется. Я пошел в самолет обратно, потому что там мои вещи были. В том числе и дорогие. И наткнулся на какого-то козла, который эти мои вещи перемещал в пространстве.

Чему я решительно воспрепятствовал.

Дядька был в каком-то комбезе-песчанке, усы рулем, здоровый. То, как я перехватил его руку, ему не понравилось.

– Иц май сингс, – сказал я.

– Ват? – Мужик уставился на меня так, как будто видел человека впервые в жизни.

– Иц май сингс, – повторил я.

Я так, честно говоря, и не въехал, чего он хотел. Потому что появился наш провожатый, тот самый дядек, и внимание усатого сразу переключилось на него. Они начали разговаривать на дикой смеси английского и, видимо, арабского, причем этот дядя говорил с таким акцентом, что я с трудом понимал. У меня был почти правильный, школьно-оксфордский английский, а этот говорил с каким-то диким акцентом, what у него получалось как «ват?».

Я решил, что мне в этом разговоре делать нечего, и ушел бы – вот только за этим усатым дядей стоял мой рюкзак. И мне его надо было забрать. Так что я продолжал стоять и омрачать своим присутствием, потому что лишаться нажитого биржевыми спекуляциями имущества не собирался.

Потом подошел пилот, что-то резко сказал на английском, и усач решил не связываться. Последним, что он сказал, было «факин рашн».

Ну, это и без перевода понятно.

– Что ему надо было, курсант? – спросил меня наш сопровождающий.

– Не знаю. Вещи мои трогал.

– О’кей. Собирай вещи и в машину…

Похоже, инцидент исчерпан. По крайней мере, я так думал. Как потом, кстати, оказалось – ошибался.


Нас ждал «Шеви Субурбан», устаревшая, но во всех остальных отношениях отличная машина. Настоящий паровоз, в нее девять человек влезает – без проблем, даже одиннадцать поместятся, если потеснятся. Машина – конкретный Real: двери сняты, вместо них плотные шнуры со стальной сердцевиной – это для того, чтобы отстреливаться по дороге. Цевье кладешь, что пулеметное, что автоматное, и стреляешь. Видны и заделанные пулевые отверстия на кузове… круть. Сзади – задняя дверь тоже снята, в огромном багажнике – бронекапсула, дверка по пояс, торчит пулемет – тэйлган называется, это я в компьютерной игре видел – кормовые пулеметы на вертолетах называются «тейлганы». Я уже начал понимать – это побережье Аравийского полуострова. Тут сейчас неспокойно, но не думал, что нас сюда с ходу, без подготовки сунут. Но, наверное, знают что делают. Тем более – кой черт без подготовки. А семнадцатое место на чемпионате России не в счет? Я на пистолете давно уже из секунды вышел, а на карабине шестерку попперов свалю быстрее, чем какой-нибудь выпускник военучилища, «лёха», как его презрительно иногда называют, за автомат схватится. Со мной лучше вообще не связываться – это я так, на будущее.

– Строиться!

Строиться, значит, строиться.

На машине, кстати, надпись – «РЕКС групп». Это как раз те ребята, которым я заплатил четыре с гаком ляма, чтобы содержательно и с пользой провести свой отпуск. Одна из крупнейших охранных компаний мира российского происхождения. Начиналась с охраны месторождений «Лукойла» в Ираке, потом где только не работала – Ливия, Сирия, побережье, – ее даже израильтяне нанимали. Вроде как первоначально компанию отставники Конторы создавали, но в Америке то же самое. А сейчас, после того как Америка попой гавкнула, она, судя по публикациям в Интернете, стала одной из «индексообразующих» в мире. Индексообразующих – это биржевой сленг, не обращайте внимания. Означает, что «РЭКС групп» конкретно разруливает дела, а не просто где-то там на подачках бегает. Потому что теперь за ней стоит государство, а за американцами больше никто не стоит. Если так пойдет и дальше, скоро мы с китайцами мир делить будем. Америке-то кирдык. Так долго ожидаемый. Не скажу, кстати, что это хорошо – на долларе ох как много людей прогорело, даже я сам какую-то заначку в долларах держал. И теперь сложности. Раньше если экспортная поставка, в какой валюте расчет и вопросов не было – доллар или евро. А теперь что делать?

Помимо прочего «РЕКС групп» проводит семинары, тренинги, в том числе для частных лиц. Я уже был на их тренинге по боевому карабину в Подмосковье, показал неплохие результаты. Только поэтому мне и продали real combat tour.

Проводник наш уже обзавелся бронежилетом, каской и автоматом.

– Слушать меня! Вы прибыли в эмират Рас-Аль-Хейм, Объединенные Арабские Эмираты…

Так…

Что такое Рас-аль-Хейм или Рас-эль-Хайм, я знал, потому что одно время намеревался покупать кондоминиум в ОАЭ на лето и искал варианты – Дубай мне все-таки не по карману. ОАЭ состоит из семи эмиратов, самые известные и раскрученные из всех – это Дубай и Абу-Даби. В Дубае хорошая квартира в кондоминиуме стоит хоть и не в пример дешевле, чем недвижимость в Нью-Йорке или в Лондоне, но все равно мне она не по карману. Поэтому я обратил внимание на более дешевые варианты – Фуджару и Рас-эль-Хайм. Это тоже Эмираты, только эмираты другие. Их начали застраивать позже, после того как расстроили Дубай и Абу-Даби и потребовалось что-то подешевле. Фуджара уже не дешевле, она граничит с Абу-Даби. А вот Рас-эль-Хайм – это самый северный из эмиратов, он находится как раз, если смотреть на карте, там, где рог Аравийского полуострова выдается в сторону Ирана. Ормузский пролив, головная боль американских адмиралов. Когда-то была. Теперь головная боль судовладельцев, потому что суда выстраиваются в очередь на проводку, и это рай для пиратов. Особенно если учесть, что большинство судов сейчас без экипажа ходят[23]23
  К этому времени профессия моряка действительно стала исчезать. Уже в момент написания книги есть проекты судов без экипажа вообще, технически тут нет ничего сложного. К этому времени существовало два типа судов и два типа линий. На относительно цивилизованных маршрутах, таких, например, как Шанхай – Сан-Франциско, суда ходили в одиночку и без экипажа совсем. В Персидском заливе обычно одно судно как бы брало на электронную привязь несколько однотипных, они полностью повторяли эволюции головного судна. К сожалению, во многих местах людей на судне все же пришлось оставить, просто это были не моряки, а военные контракторы из антипиратских групп.


[Закрыть]
. Места здесь уже не пустынные, а гористые, но очень красивые. Недвижимость тоже построена, хоть и дорогая, но ее меньше, чем в более южных эмиратах. Например, футбольный клуб «Реал Мадрид» здесь построил спортивный курорт на насыпных островах стоимостью более чем триста миллионов евро. То есть по нынешним деньгам миллиарда два. Но широко здесь не строили, и я понимаю почему. В любой момент здесь могла быть война за Ормузский пролив, и это место – наиболее подходящее для переправки иранских войск на Аравийский полуостров. Есть тут и острова, в том числе спорные, на которые претендует Иран, – у самого берега. Так что вкладывать деньги в стройку в кратере вулкана, тем более дымящегося, идиотов нет. Но все равно строили, в том числе и очень красивые места тут есть. Например, тут есть отель «Акация», он построен на небольшом островке и занимает его почти полностью, там только пляж и отель, а к отелю со стороны материка идет дорога на сваях. И не какая-то там, а отличная, бетонная. Фишка в том, что этот отель красуется на огромном количестве постеров, рекламирующих отдых за границей и не только в ОАЭ, кстати. Ну, знаете, он чем-то похож на московские высотки, но при этом по центру у него громадная, в две трети высоты отеля арка. Так вот, это здесь, Рас-эль-Хайм.

Предлагали недвижимость здесь и мне – приличный такой европейский кондоминиум, в смысле, недвижимость только европейцам продается, есть тут и такие – на склоне горы, архитектура как у пакистанских и афганских поселков в горах, типа ласточкиных гнезд, но все удобства цивилизации, современные материалы, хорошие соседи. Но я почему-то подумал и… не купил. Сам не знаю почему, но не купил.

Так… отвлекаемся.

– …чтобы сразу все понимали: в эмирате Рас-эль-Хайм за убийство – смертная казнь, за изнасилование – смертная казнь, за воровство – смертная казнь. Здесь продается спиртное, но оно продается только для своих. То есть если вы зайдете в магазин и купите спиртное – после того, как вы выйдете из магазина, хозяин первым делом позвонит в полицию и настучит. Вам пять лет, а купленное вами спиртное вернут хозяину магазина…

Круто. Возможно, поэтому я и не купил здесь недвижимость. Здесь все свое и для своих. А мы здесь чужие. И это не изменить, даже если понастроить здесь отелей и кондоминиумов только для европейцев.

И кстати, у нас тоже есть свое. И не плевок на карте, как тут, а крупнейшая по территории страна мира.

– …при движении оружие держать на предохранителе, открывать огонь без моей команды не разрешается. Я на первом канале, мой позывной – «Майк». Во время движения будет много пыли, поэтому надеть очки, рот и нос прикрыть платком или шемахом. У кого нет – подойти ко мне. Через пять минут строимся здесь в полной готовности для доклада. Разойдись!

Во. Это мне нравится. Real.

Так… сумку раскрыть, пояс на брюхо, в поясе – четыре снаряженных «Магпула»-сороковника. Пятый – в карабин, взвести и на предохранитель. Это не по правилам, карабин нужно держать «чистым» до начала упражнения, но что-то мне подсказывает, что у частных контракторов другие правила. Прицел – расчехлить, у меня на карабине дорогая комбинация из «US Optics 1-10» и «Барриса» поверх него, на кондовом германском кроне от «IEA» – это для ближнего боя. Раньше у меня было то же, что и у большинства, – «EOTECH» с откидной тактической лупой – магнифайером, но после «боевого карабина» я понял, что нужна именно оптика – дорогая, хорошая оптика. Поясню почему – в IPSC на триста-четыреста метров упражнений нет, а в реальных условиях, с которых и скопирован «боевой карабин», их полно. Так что раскошелился на оптику, но второй комплект для ближнего боя ездит со мной, отдельно стоит на титановом боковом кроне-переходнике. На всякий случай.

Пистолет – в кобуре, тоже взвести и запереть, обратно в кобуру, винтом зажать, иначе может выпасть. Шемах на морду как наматывать не знаю, поэтому намотал, как гардемарины в одноименном фильме или пираты, – на морду и сзади узлом. Броник и шлем у меня есть, купил перед выездом – в спортивной стрельбе ни то ни другое не нужно. Говорят, что баллистический полиэтилен с какими-то там добавками держит 7,62 АК в упор, но проверять неохота. Броник у меня тоже приличный, «Армакон», с керамическими пластинами, гелевой подушкой и на чехле – система «Molle», то есть бронежилет можно и в разгрузочный жилет превратить. Дорогой, зараза.

Баллистические очки, перчатки – после места в ЧР[24]24
  Чемпионат России.


[Закрыть]
купил дорогущие «Wiley», втрое дороже, чем «Mechanix», надо же себя вознаградить за победу.

Карабин на грудь – и я крут.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7