Аджи Диас.

Лесоморье. Последний лампид



скачать книгу бесплатно

– У меня есть догадка. – произнесла Ван Тролль. – Я поняла, как связаны жертвы.

– Внемлю тебе дитя.

– Бездна! Не разговаривай как священник. – раздраженно бросила Ван Тролль. – Ты же знаешь, что это меня бесит.

– Смирение и терпение помогут нам не сбиться с пути… – еле сдерживая смех проговорил лампид, за что и получил кулаком в плечо. – Эй, больно же!

– Слушай. Все жертвы были убиты в разных частях города. Тракт, Респонсорий, Санктус. Почти одного возраста. Работают в разных местах. Единственное где они могли пересечься это здесь.

– На похоронах? – спросил Эр Бошманс.

– Церковь!

– М, неплохо. Не пришлось тебя долго ждать.

– Только не говори, что знал это заранее и ждал пока до меня дойдет!

– Пока ты спала я ознакомился с бумагами Форстана. – лампид пожал плечами. – Там все указано.

– В любом случае нам следует поговорить со священником. – решила Ван Тролль.

Похороны вскоре закончились, родственники медленно побрели к выходу из кладбища, а сыщики направились к священнику в длинной рясе, со святым камнем за спиной.

– …виноваты они. Бедная девочка! – говорила низенькая, худая старуха в черном.

– Госпожа Таст прошу подождите меня у выхода. Я подойду через минуту. – сказал священник и спровадил прихожанку.

– Помяните мое слово отец Симоний. – буркнула бабка недобрым голосом на прощание.

– Здравствуйте господин Эр Бошманс. – перевел на себя все внимание священник. – Вас привело ко мне расследование или другие дела?

Сыщик уступил дорогу женщине и пожал протянутую руку священника.

– Да. Отец Симоний вы как никогда проницательны. – ответил он.

Ван Тролль закатила глаза. Она на дух не переносила всех этих приветствий и любезностей, которые таки сыпались из лампида перед каждым встречным.

– Бедная девочка. Она только собиралась поступить в институт. – отец Симоний цокнул языком и провел рукой по лысой голове. – Как же жалко ее. Ее и остальных девушек!

– Дорис Каган, Вальма Адир, Тина Цок, Анна Фадур и Гала Ал Леви. – перечислила имена убитых Ван Тролль. – Вы ведь знали их всех.

– Да. – кивнул священник. – Милые девушки. Я знал их с самого детства. Они приходили вместе с родителями каждую неделю. На каждую службу. Не пропускали… вы считаете, что убийства совершены на религиозной почве?

– Возможно. Фанатизм некоторых не знает предела. – Ван Тролль наслаждалась скрытым смыслом своих слов.

– Но зачем? Церковь Круга проповедует терпимость и доброту ко всем. Я даже представить себе не могу кто бы мог такое сделать. Насилие и тем более убийство невинных является страшным грехом.

– А виновных? – уточнила Ван Тролль. – Где проходит та грань вины, о которой вы говорите?

Священник раскрыл рот чтобы ответить, но тут же растерялся поняв, что он сам может стать подозреваемым.

– Лета, давай ты будешь изучать догматы Церкви Круга в свободное время. – попытался разрядить обстановку Эр Бошманс и обратился к священнику. – Что вы можете сказать о последней жертве? Мы бы могли опросить ее родителей, но сейчас… сами понимаете.

Им не до нас. А времени очень мало.

– Ну… – призадумался отец Симоний. – Гала была очень одаренной и очень скрытной. Она хорошо рисовала. Но у ее матери не хватало денег на поступление в институт и поэтому девочка подрабатывала.

– Где именно она работала?

– Убиралась в нескольких домах. Ее жених не разрешил ей вернуться на прежнюю работу.

– Жених? – уточнил лампид.

– Да. Юный Казад Фелл. Они месяц назад объявили о своей помолвке.

– А раньше девушка где работала? – вступила вновь в разговор Ван Тролль.

– В каком-то питейном заведении. Ну вы знаете какие люди там собираются и в кого они превращаются под действием алкоголя.

– Понятно. Спасибо большое. Я к вам еще зайду. – Эр Бошманс пожал руки священника и широким шагом направился к машине.

– Постой. И это все? – спросила, Ван Тролль догоняя. – Я еще не закончила.

– Симоний тут не причем.

– Ну-ну. Тогда чем займемся?

– Допросим жениха.

– Боюсь, сейчас не самое удобное время.

– Его не было на похоронах. – сообщил Эр Бошманс.

– И ты конечно же знал об этом заранее.

Эр Бошманс пожал плечами.

Город жил своей ежедневной жизнью, несмотря на наступивший сезон дождей, который продлиться еще как минимум две недели. Сам дождь еще не начался, но почти все горожане облачились в прозрачные дождевые плащи. Несмотря на городские мифы, токсичные осадки не могли принести особый вред здоровью. Но и пить эту зеленовато-мутную жидкость никому не рекомендовалось, кроме жуков, которые просто с ума сходили по этой отраве, считая ее благодатью Богов из-за Вуали.

Машины и телеги, запряженные разными животными, двигались по кривым широким улицам. Многочисленные столь не похожие друг на друга пешеходы шли по тротуарам, вымощенным из камня, бетона и местами из дерева. Здания, построенные на зданиях, словно некие грибы росли друг на друге, венчаясь островерхими черепичными крышами. Никакой эстетики, лишь функциональность и удобство. В век, когда конец света уже наступил и чуть было не исчезнувшая цивилизация пытается подняться с колен, приходится чем-то жертвовать. Конечно, возможно когда-нибудь Реквием преобразится и станет походить на своих предков с различных иллюстрации книг. Но пока что, он представлял из себя свалку переделанных и переработанных стройматериалов. И все благодаря маяку. Маяк Хаса облепленный сотнями мелких и не очень пристроек, километрами труб и кабелей обеспечивал весь город светом и теплом. Истинное чудо, уцелевшее со времен Старого мира, подзаряжалось желтыми молниями, приходящими из-за Вуали, перерабатывало энергию и позволяло Реквиему дышать из года в год. Когда-нибудь если Маяк сломается, то городу наступит неминуемый конец и его жителям придется учиться жить, как тем дикарям, что обитают за его стенами.

Еще обычный один день в странном мире с бесконечными вопросами, ответы на которые каждый искал сам. Ван Тролль снова пропала в своих мыслях. Прижавшись щекой к стеклу, она по обычаю размышляла о самых разных вещах: от мелочей вроде внешности Эр Бошманса, до фундаментальных вопросов философии всего бытия. Единственное, о чем она не хотела думать так это о родителях. Девушка запрещала себе это, изо всех сил старалась глушить давние, потаенные воспоминания.

Долговязый конструкт-светофор показал красный. Эр Бошманс притормозил.

– Покупайте газеты! Паровек вновь спас женщину от грабителя! – кричал молодой торговец газетами на пересеченьях Бульвара Синей Моркови и Террасы Больших пушок. – Герой Реквиема в очередной раз дал о себе знать! Вопрос остается открытым: кто же такой Паровек?

– Псих. – прокомментировал лампид.

– О! Ты бесишься из-за того, что не смог раскрыть личность героя Реквиема? – усмехнулась Ван Тролль. – И почему Паровек «псих»?

– Я разгадал эту тайну давным-давно. – фыркнул лампид. – Пар и человек – Паровек. Легенда гласит что этот «герой», наполовину состоит из пара. Какая чушь.

– Ну так поведай мне эту тайну, о великий сыщик. – улыбка девушки стала еще шире.

– Нельзя. Я обещал держать динамики приглушенными.

– Ага. Врет и не краснеет. – сказала Ван Тролль и захихикала, глядя на лампочку напарника.

– Очень смешно. И это все на что способен твой мозг?

– Ага. – смеясь, кивнула девушка.

– Я иногда поражаюсь как вам людям удалось заграбастать большую часть мира. С вашей то логикой. – признался лампид.

– А что с ней не так?

– Подозревать отца Симония? Серьезно?

– Мы должны рассматривать все варианты. – чуть серьезным голосом ответила напарница. – Тем более, ты сам учил что преступником может оказаться любой.

– Но, не отец Симоний. Он добрейшей души человек.

– Он верит в придуманное тысячи лет назад сверхъестественное существо, которое следит за каждым нашим движением и, если мы не будем ему служить он заморозит нас в аду. – сказала Ван Тролль и нахмурилась. – А главное, он нас создал такими не идеальными, подверженными разным соблазнам и порокам специально. Садизмом попахивает. Найди здесь логику!

– Ого. Как ты завелась…

– Вот только не надо затыкать мне рот своими шуточками! – буркнула девушка уязвленно. – Не надо. Я уже не ребенок. Учишь меня одному, потом сам же себе противоречишь. Гнешь свою линию. Не слушаешь. Хранишь свои мелкие секреты. Напарники должны доверять друг другу, а что делаешь ты?

– Эм…

– Слушай! Я докопаюсь до истины. Я уверена в этом замешана Церковь круга. И если я окажусь права, то тебе придется признать свою неправоту. Понятно? Я утру тебе нос…

Сказала Ван Тролль, задумалась над своими словами на несколько секунд и снова залилась безудержным хохотом.


Сыщики оставили машину на пустой парковке и обошли большую часть порта, полнящегося самыми различными магкатами и магяхтами. Тут и там летали надоедливые рыбы, выпрашивая подачки. Грузные конструкты-грузчики несли на своих мощных манипуляторах различные грузы: ящики с продовольствием, бочки с алкоголем или баллоны, наполненные лимитием. Суровые лесоходцы самых разных рас, разодетые в простые и удобные одежды ухаживали за своими судами. Охотники на белок чистили гарпуны, а ловцы оленей проверяли сети. И те, и другие, мысленно просили у богов добычу пожирней. Среди других частных кораблей красовался и хорошо знакомый Эр Бошмансу «Рыцарь». Из соседнего приземистого галеона с сангумными парусами доносились приглушенные песнопения риммеров. А в том, что стоял чуть поодаль шла вечеринка. Кто-то бурно праздновал возвращение с Последней охоты.

Высокие башни-краны грузили товар на бочкообразные судна торговцев-молчунов, пока наемники готовили снаряжения на своих юрких одноместных магкатах. Плыть по Лесоморью в торговых целях без охраны было сродни самоубийству. Слишком уж опасными и наглыми были пираты. Никто толком не знал маршрутов торговых кораблей молчунов, куда они уплывают и откуда привозят свои диковинные товары. Молчуны как понятно из их прозвища были немыми носителями длинных серых ряс и толстых кошельков на поясе. Наполовину сектанты, наполовину коммерсанты.

На южной стороне порта высились военные суда города, два крейсера и несколько фрегатов обеспечивающие защиту Реквиема на случай нападения пиратов, случайно забредших гигантских монстров или иных врагов. Подобное за историю города случалось не раз и каждый случай приносил жителям Реквиема много разрушений и горя. Но произошедшее в прошлом году потрясло очень многих. На обычном лесоходском судне, приплывшем в порт, началась настоящая бойня. Члены команды, не раз плававшие вместе словно, сошли с ума. Они убивали друг друга голыми руками, грызли глотки и выдавливали глаза. Вскоре безумие захватило и соседние корабли. Никто не мог понять, что происходит. Хаос прекратился, когда первый корабль по каким-то неясным причинам взлетел на воздух. Пришедшие в себя лесоходцы утверждали, что слышали чей-то голос, приказавший им сделать все это. Тут же вспомнились старые байки о грибоголовых, якобы живущих где-то в Лесоморье и сводящих с ума любого, кто их увидит…

Военные суда конечно выглядели грозными, со всем их вооружением, матросами и флагами, однако были в порту судна гораздо больших размеров – бронированные танкеры, что добывали лимитий у границ Вуали. Каждое такое путешествие нещадно портило обшивку кораблей, но по подсчетам глав гильдии лесоходцев, путешествия того стоили. На одном из таких гигантов и служил Казад Фелл. Спасибо сведениям Форстана. Но к удивлению сыщиков, жених последней жертвы отсутствовал.

– Я его не видел уже… и не вспомнить сколько. – почесав свой красный нос ответил капитан. – На моем судне служит двести человек. За каждым не уследишь.

– Казад Фелл сошел с борта после нашего последнего плавания. – уточнил парящий над землей частично проржавевший, частично покрытый самодельной бронью конструкт.

Ван Тролль посмотрела на пришвартованный корабль за спиной капитана. Судно было невероятно древним, из тех что уцелело в Старой войне, покрытое ржавчиной и множеством слоев заплаток. Десятки мужчин, женщин и конструктов приводили его в порядок, готовя к очередному отбытью за Вуаль, в места о которых сухопутным оставалось только мечтать.

– Поймите, люди приходят и уходят. – пояснил капитан в сером кителе, без верхних передних зубов. По преданию Лесоморье забирает у каждого капитана свою плату, у кого-то ногу, у кого руку или глаз. Этому старику видимо повезло больше. Хотя с какой стороны посмотреть. – Недостатком кадров мы не страдаем, как вы видите. Каждый день появляется юнец, начитавшийся рисованных книг и грезящий о приключениях. А встретив настоящую опасность и трудности, тут же бежит домой к мамочке. Видать и этот сбежал.

– Фелл плавал с нами четыре раза. – сообщил плавающий рядом конструкт. – Он бы так просто не сбежал. В моих директивах имеются данные… – желтые фоторецепторы машины заморгали, внутри что-то пискнуло и затрещало. – Казад Фелл копил деньги на свадьбу. Он рассказывал о невесте.

Капитан с прищуром посмотрел на своего помощника и фыркнул.

– Сердечно благодарствую за оказанные сведения. – самым любезным голосом произнес Эр Бошманс. – А в ваших директивах случайно нет сведений о родственниках Фелла или о его месте проживания?

Конструкт снова загудел.

– Фелл рассказывал о том, что знал свою невесту с детства. Они жили по соседству.

– М, отлично. Великолепно! – воскликнул лампид. – Хорошего вам плавания. Да благословят вас боги Вуали.

– Тебя тоже. – буркнул капитан и когда сыщики отвернулись, стукнул помощника кулаком. Прошедший множество боев конструкт, даже не заметил этого.

Как оказалось, жила безвременно ушедшая из жизни Гала Ал Леви в дальнем конце Вороха, в жилом районе шестиэтажных и семиэтажных домов, граничащих с заводами Орвэ Роллада. В доме напротив, со слов соседей, обитал и ее жених. К семье девушки Эр Бошманс заходить не стал. С улицы были слышны голоса скорбящих. Мужчины, не выдерживающие вид плачущих женщин, курили на улице, принимая слова соболезнования от знакомых и соседей.

– Может он на поминках? – предположила Ван Тролль, когда они поднимались по ступеням загаженного подъезда, к квартире Казада Фелла.

– Не думаю. Он не пришел на похороны. – отбросил догадку Эр Бошманс.

– Ах, да. Ты уже говорил.

– Угу.

Лампид постучал в дверь. Ничего не произошло. Эр Бошманс повторил.

– Я бы не стала подозревать жениха. – призналась Ван Тролль.

– Это почему?

– Он видимо любил ее. Копил на свадьбу. Рисковал жизнью в опасных плаваниях ради нее.

– Возможно она нашла кого-то или передумала выходить за него? – предположил напарник. – Вот он с горяча и убил ее. Настоящая любовь сводит с ума и заставляет делать самые разные глупости, иногда граничащие с…

– Там никого нет. – прозвучал приглушенный женский голос из-за соседней двери.

– Соседи – наше все. – прошептал Эр Бошманс и шагнул к двери справа. – А извините, вы, когда в последний раз видели Казада Фелла?

– Вчера я его видела. – ответил голос.

– А не могли бы вы открыть дверь?

Замок гулко щелкнул и в открывшейся двери показалась невысокая старушка.

– Эм, госпожа Таст я, полагаю. – мягко произнес Эр Бошманс.

– Она самая. – подтвердила старуха. – А вы тот знаменитый сыщик, о котором пишут в газетах?

– Ну не настолько знаменитый как хотелось бы. – протянул Эр Бошманс не стесняясь, своего тщеславия.

– Мой внук зачитывается историями о вас! Он столько о вас рассказывает.

– М, я рад что хоть кому-то они нравятся. Журналисты иногда приукрашивают некоторые факты, а о моих самых лучших достоинствах умалчивают.

Позер, подумала про себя Ван Тролль.

– А не могли бы рассказать о вашем соседе? – любезно попросил лампид. – Он, как нам известно, был женихом последней из убитых девушек.

– Это, да. Они обожали друг друга. – подтвердила старушка, сжав тонкие губы. – Гала так ждала его… В каком ужасном мире мы живем?

– Вы говорили что-то отцу Симонию о вине. – напомнила Ван Тролль.

– Ах, это… – старушка поджала снова губы. – Наш священник не хочет видеть очевидных вещей. Но вас это никак не касается.

– Почему это? – нахмурилась девушка. – Вы предупреждали священника о чем-то. Скажите нам, о чем?

– Не там вы ищите. – вид у бабки стал весьма и весьма таинственным. – Казад, как только услышал о смерти своей любимой напился до полусмерти, а потом устроил бардак у себя в квартире. – старушка нагнулась вперед и перешла на шепот. – Я слышала, как он кричит и плачет. Как проклинает кого-то.

– Кого же госпожа Таст? Не томите. – попросил Эр Бошманс, подыгрывая маленькому спектаклю престарелой женщины.

– Стены у нас не толстые, так что, если захотеть, можно все услышать. Но я-то, не такая. – старуха скрестила руки на груди и цокнула языком. – Одно имя я расслышала очень хорошо. Имя прежнего работодателя Галы – Гафальт.

– Кого-кого?! – чуть зашипел Эр Бошманс.

– Т-с-с!

– Извините! Гала работала на того самого профессора Гафальта? – уточнил сыщик.

Старуха медленно кивнула.

– Тот самый профессор Гафальт. Вы наверняка о нем слышали.

– Подожди. – буркнула Ван Тролль, быстро спускающемуся по ступеням напарнику.

– Спасибо госпожа Таст. – крикнул Эр Бошманс откуда-то снизу.

Девушке удалось нагнать его только на улице.

– Куда ты торопишься?!

– Гафальт. Сумасшедший ученый. – пояснил Эр Бошманс чуть ли не бежавший к машине. – В прошлом он неоднократно подозревался в незаконных экспериментах, связанных с изучением киддерских техник.

– Каких техник?

– Воскрешение мертвецов.

– Как это?

– Когда-то на земле жил народ, поклонявшийся персонификации смерти. – ответил лампид. – Банально, но зато они могли воскрешать своих мертвецов целыми армиями. И наш друг Гафальт все мечтает повторить тот опыт. Я все откладывал его на потом, на сладкое. Ждал, когда он созреет…

– Тебе не кажется, что мы торопимся? Это слишком легко.

– Обычно самое простое решение, является правильным. Или ты снова подозреваешь отца Симония?

– Почему бы и нет? – развела руками Ван Тролль. – Он единственный кто знал всех жертв. А твой ученый знал только последнюю.

– Ну вот! А ты говорила слишком легко.


Дом профессора Гафальта находился в Санктусе, в восточном зажиточном районе, где обитали хорошо обеспеченные граждане Реквиема. И как полагается жилищу безумного ученого, выглядел дом мрачнее любого склепа: давно запущенный сад, поросший хищными сорняками, ржавые ворота с древними горгульями, заколоченные окна и ветхая черепичная крыша.

– Жутковато. – прокомментировала Ван Тролль, когда они прошли через скрипучие ворота.

– Ага. А сам Гафальт еще хуже. – ответил Эр Бошманс.

– Так, и чем же он знаменит?

– Тем, что лет пять назад вскапывал могилы в поисках свежих человеческих органов. Последний из рода богачей, наживших свое состояние не самым честным образом. Он мечтает возродить своих давно почивших предков.

– И почему его не изгнали? – поинтересовалась Ван Тролль.

– Деньги. Он слишком богат, чтобы мэр вышел против него.

У входа в дом, гостей встретил низковатый конструкт, вместо ног которого были широкие колеса, а корпус был комично тонким и вытянутым вверх.

– Назовитесь. – потребовала машина, моргая синими фоторецепторами, установленными на тонких антеннах.

– Кель Эр Бошманс и Лета Ван Тролль. – ответил лампид, шагнув вперед. – Нам необходимо поговорить с твоим хозяином.

– Сейчас профессор Гафальт занят. Он просил его не беспокоить. Все интересующие вопросы задайте мне. Я озвучу их профессору. В кратчайшие сроки вы получите на них ответы.

– «В кратчайшие сроки» это сколько? – осведомилась Ван Тролль.

– Когда профессор Гафальт решит нужным. – отчеканил конструкт.

– А когда он в последний раз отвечал на «озвученные» тобой вопросы?

– Три года, четыре месяца, одиннадцать дней назад.

– А на сколько вопросов он еще не ответил?

– Сто восемьдесят семь.

Ван Тролль фыркнула и обошла конструкта. Эр Бошманс пожал плечами и последовал за ней. Тяжелая входная дверь открылась с трудом. Что-то тяжелое подпирало ее, с другой стороны.

– Вот черт. – буркнула Ван Тролль, когда чуть не наступила на это «что-то».

– Вот черт. – повторил Эр Бошманс, узнав в лежавшем перед ними мужчине, профессора Мордина Гафальта.

Хотя узнать его в нынешнем состоянии было тяжело. Глаза, нос и губы отсутствовали. Клочки черных волос на изуродованном черепе и знаменитый клетчатый костюм, оставшийся еще от деда, говорили кем является этот бедолага.

Сыщики аккуратно обошли Гафальта.

– Это…

– Гафальт. – ответил лампид и указал на золотой значок с фамильным гербом на груди мужчины.

– Привет дружище. Что же с тобой случилось? – произнес Эр Бошманс сочувствующе.

Ответом ему стало бессвязное мычание. Бедняга задрожал всем телом и тут же поднес руки к израненному рту показывая, что хочет пить.

– Воды.

– Он что живой?! – вздрогнула напарница.

– Воды. – повторил лампид.

Ван Тролль тут же отправилась на поиски по дому. Везде царила пыль, гряз и бардак.

Действительно как в склепе, подумала девушка, входя в столовую.

– Держись профессор. Мы тебя подлечим. Держись. – говорил Эр Бошманс за долгие годы научившийся врать, так же как люди. В такие моменты ничего кроме успокаивающей лжи не приходило на ум.

Гафальт жадно стал пить из принесенного Ван Тролль кувшина, проливая воду на свою грязную рубашку, костюм и израненное лицо. Кажется, он много дней провел в таком состоянии. Часть ран загноилась, покрывшись мерзкими волдырями, в пустых глазницах копошились какие-то паразиты…

– Кто на такое способен? – прошептала Ван Тролль, прикрыв рот пальцами.

– И мне это интересно.


Комиссар Форстан со своими ликторами явился в течении получаса. Гафальта тут же усыпили мощными лекарствами и стали осматривать конструкты-медики, лаконично заметившие отсутствие некоторых органов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное