Аджи Диас.

Лесоморье. Последний лампид



скачать книгу бесплатно

© Аджи Диас, 2017


ISBN 978-5-4483-7954-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть 1
День Богов Вуали

Глава 1

Над Реквиемом сгустились грозовые тучи, скрыв обычно грязно-коричневое местами зеленоватое небо. Тут же объявили нелетную погоду. Маяк Хаса, возвышающийся в центре города не справлялся со своей работой. Его света было недостаточно чтобы пробиться через столь густые образования.

Наступил долгожданный многими день Богов Вуали, или как говорили некоторые день Богов из-за Вуали, Дождивение, день Бога шестеренок. Кому как удобно.

Большинство горожан спокойно спали в своих постелях, свесившись с потолка, подключившись к блокам питания, зарывшись по глубже в горшках или спрятавшись в капсуле с чистой водой.

С запада из-за Вуали, из-за непробиваемой серо-зеленой стены вечных бурь, дули прохладные ветра, возвещающие о приходе штормов, традиционных в это время года. Каждый знал, что с наступлением непогоды лучше за стены Реквиема не выходить.

А что там вообще можно делать? На западе раскинулось бескрайнее полное ужасов и тайн Лесоморье, за ней Вуаль, на востоке располагалась пустыня Монкум, также таящая в себе не мало опасностей. Нет, добропорядочному горожанину там делать нечего. Только лесоходцы, караванщики и собиратели хлама могли позволить себе безрассудно рисковать собой. Хотя получаемая прибыль стоила того… но об этом позже.

Сейчас, все наше внимание должно быть обращено на темный переулок в Тракте, в тихом районе, между высокими старыми домами. Хотя в Реквиеме все дома были старыми. Наш взор должен обратиться к кирпичным стенам, мусорным бакам и мелким насекомым копающимся в отбросах.

Кто-то закричал. Звонко. Пронзительно. Пугающе. Так кричат, когда действительно боятся чего-то. Кто знает осознала ли молодая девушка, что этот крик станет последним в ее жизни?

Убийство в Реквиеме дело не редкое. Местные банды иногда выходили из-под контроля, защищая свои владения, раз или два в неделю случались пьяные поножовщины, раз или два в год объявлялся какой-нибудь сумасшедший убийца, рыскающий по ночам. Словом, обстановка в Реквиеме царила такая же, как и в любом крупном городе Старого мира. В нем имелись свои злодеи и герои, свои святые и безумцы, простые граждане и крупные воротилы.


– Опять эта тварь вышла на охоту. – выплюнул комиссар Форстан, глядя на труп девушки. Его фасеточные глаза прекрасно видели в скудном освещении ламп ликторов. Девушку убили несколько часов назад. Ее кожа побледнела, в глазах застыл ужас, а синее платье испачкалось в алой луже крови. Никаких синяков, ссадин или порезов Форстан не обнаружил. Он видел все детали одновременно и почему-то чувствовал себя невероятно беспомощным.

Таинственное дело. Уже пятая жертва за два месяца. И всегда одно и то же: молодая девушка, подворотня, лужа крови, хлынувшая у жертвы между ног и отсутствие внутренних органов.

И никаких повреждений, никаких видимых следов насилия. Органы словно испарялись.

– Твою мать. – заскрипел жвалами комиссар. Шестерка ликторов и несколько констеблей покорно ждали поручений. – Пакуйте. И поосторожнее. Не попадитесь кому-нибудь на глаза. Если народ узнает, мэр с нас кожу спустит. Приступайте.

Поднявшись на тонкие ноги, комиссар по-человечески почесал свою коричневую голову, убрал назад подрагивающие от волнения усики и огляделся вокруг. Никогда прежде жук с подобным не встречался. Конечно, он с рождения привык что окружающий мир каждый день выкидывает разные причудливые странности. Но каждый раз встретившись с чем-то незнакомым и нелогичным, Форстан понимал насколько мало он знает о мире. От подобных мыслей он больше впадал в депрессию. Помогали только сигареты. Жук стал шарить в карманах своего длинного пальто одновременно всеми четырьмя руками. Наконец одна из нащупала мятую пачку, а другая зажигалку.

– Эй, иди сюда. – подозвал Форстан ближайшего ликтора и закурил сигарету. Долговязый конструкт с большим красным фоторецептором повернул к нему голову. – Вызовите Эр Бошманса. Это пора прекратить.


Уже который вечер Кель Эр Бошманс мерил шагами свой кабинет словно бы ожидая что-то.

– Никто не придет. – в очередной раз сказала Ван Тролль, расположившаяся в большом кресле у камина. Девушка отчаянно пыталась делать вид что курит старинную трубку, сдерживала кашель и выпускала скудные кольца дыма. – Давай поиграем в карты. Или пойдем в паб. Сегодня у Рува выступает новая группа. Я со скуки умираю. Хватит уже отказываться от дел.

– Нет. – отрезал Эр Бошманс, чья лампочная голова вот-вот должна была лопнуть от возбуждения. – Прошло десять дней. Он уже должен был кого-то убить.

– Я слышу нотки возмущения? – уточнила Ван Тролль, затянулась слишком сильно и начала кашлять.

Как бы она не старалась подражать своему кумиру, выходило у нее с трудом. Курить она не умела, как и пить или играть в азартные игры. На любовном поприще было тоже пусто. Кому может понравится невысокая, пухлощекая задира со скверным характером и странной любовью к мужским нарядам? Так думала сама Лета Ван Тролль, но как обычно не унывала. Именно в этом Эр Бошманс видел ее силу, в ее оптимизме, упорстве и твердолобости. Если Ван Тролль что-то задумала, то отговорить ее не смог бы никто. Ни сам Эр Бошманс, ни законы, ни опасность.

– Конечно я возмущен. – признался сыщик, остановившись перед настенным зеркалом. – Это неправильно заставлять меня ждать.

Серый костюм-тройка, запонки, красный галстук и новая вытянутая лампочка вместо головы. Вот что из себя представлял последний в мире лампид.

– Так возьмем другое дело. – предложила напарница.

– Исключено. – ответил Эр Бошманс поправляя галстук, затянутый вокруг темного патрона, заменявшего ему шею. – Убийца поманил меня. Оказал знаки внимания. Дал надежду. А я должен сидеть и ждать позволения мэра, пока они додумаются что…

– Ты говоришь о четырех трупах, которым не достает органов. – напомнила Ван Тролль. – А звучит это почему-то как переживания девицы из-за холодности ее кавалера. Успокойся. Не будет свидания. Флирт закончился. Все. Найдем тебе другого парня.

– Не смешно.

– Тем более мопс обещал в прошлый раз, что ни за что не подпустить нас к подобным делам.

– Он передумает.

– «Я скорее утоплюсь, чем попрошу вас о помощи!» – прогнусавила Ван Тролль, пытаясь сымитировать голос мэра.

– Ха! Я бы на это посмотрел. Но наш низкорослый друг на это никогда не пойдет. Он слишком боится своей жены.

– Ладно. Пойду я. – объявила девушка, поставила трубку на журнальный столик и встала. – А ты жди своего свидания.

Ростом Ван Тролль была куда меньше лампида и с трудом доставала ему до плеч, хотя и старалась компенсировать это ношением старого потрепанного цилиндра, на манер своего любимого книжного персонажа. Она вообще любила носить мужские одежды: брюки, жилеты, костюмы, галстуки и просторные пальто.

– Ты никуда не пойдешь. – запретил Эр Бошманс, скрестив пальцы у лампы. – Это должно произойти совсем скоро. Мне не хочется потом искать тебя по барам…

– Э, когда такое было? – возмутилась Ван Тролль и только собиралась подойти, как вдруг прозвенел дверной звонок.

Оба сыщика замерли словно преступники застигнутые на месте преступления.

Дзин-дзин.

– Это ничего не значит. – буркнула Ван Тролль.

– Наконец-то. – выдохнул в ответ Эр Бошманс.

– Наверное просто ошиблись дверью.

Дзин-Дзин.

– Может быть поспорим? – предложил лампид.

– Не-а.

– Тогда будь добра, открой дверь.

– Коттон откроет. – фыркнула девушка.

Спустя полминуты появилась госпожа Коттон и была она не одна.

– Полиция пришла. – вежливым женским голосом объявила она, служившая у сыщиков уборщицей, охранником, поваром и по совместительству являющаяся приземистым конструктом с бледно-розовым корпусом, комично большими желтыми фоторецепторами и хлипкими манипуляторами.

– Господин Эр Бошманс. – пропыхтел молодой констебль. – Вы знаете зачем я здесь.

– Безусловно. – протянул лампид.

Будь у Эр Бошманса голова, а точнее человеческое лицо, он бы наверняка сейчас улыбался во все зубы. С этой же улыбкой он бы вошел в морг, который располагался на юге города, в том же Тракте.

Свидание наконец состоится, думал лампид.

Сыщиков без проблем пропустили к жертве. Мрачный Форстан молча встретил гостей и также молча провел их к останкам девушки.

Полутораметровый, прямоходящий жук в длинном пальто, думал, что бог-скарабей проклял его, ибо из всего роя именно Форстана, отправили служить в полицию. Остальные его братья и сестра коим не было счета, день и ночь трудились в Инсектариуме и не были обременены его невзгодами и мрачными мыслями. Как же Форстан им теперь завидовал.

Эр Бошманс обходил голое тело девушки, лежавшее на столе то с одной, то, с другой. Он молчал. Видимо еще не наступило время шуток об утоплении мэра. Тем временем Ван Тролль изо всех старалась представить себе, как выглядел бы Эр Бошманс будь он человеком. Какие были бы у него глаза? Синие или карие? Большие или совсем узкие? А какой нос? Длинный, с горбинкой или картошкой? А прическа? Был бы он лысым как Бальтазар Мьевиль или обросшим как Сеттум Ван Тролль? На кого из книжных героев походил бы лампид? Этого она никогда не узнает. Лампид мог только сменить свою лампу, на другие аксессуары: на лампочку другой формы ил цвета, на большой будильник, клетку с птицей, патефон или на что-нибудь огнестрельное. Лишь самому Эр Бошмансу была ясна эта странная мода на – как однажды выразилась Ван Тролль – «голова-заменители».

– Угу. Понятно. Это магия. – заключил Эр Бошманс выпрямившись после долгого «разглядывания» углубления на животе жертвы. Мало кто мог понять, как вообще лампид может видеть без глаз. Четыре маленьких камеры, расположенные на патроне, обеспечивали ему обзор в триста шестьдесят градусов. Там же располагались небольшие динамики, через которые разговаривал лампид. – Очень странная магия. И… мне кажется портализм. Никаких внешних повреждении. Ее кишки просто исчезли. Испарились. Пуф!

– Кто-то хотел телепортировать девушку, но смог утащить только ее внутренности? – хмыкнула Ван Тролль, шагнув ближе.

– Не совсем. – буркнул в ответ Форстан. – У каждой из жертв пропали различные органы. У первой печень и почки. У второй – легкие. У третьей – яичники. У четвертой – сердце.

– Кто-то собирает коллекцию?

– Гребанный псих. – устало бросил Форстан, достал из кармана пальто сигареты и закурил.

– Почему это псих? – удивился Эр Бошманс. – Почему подозреваемый? Почему никто никогда не считает, что убийца женщина?..

– Ой только не начинай свою старую песню. – отмахнулась Ван Тролль и устало вздохнула. В последнее время почти при каждом их расследовании напарник почему-то подозревал именно женщину. Видел какую-то преступницу, злодейку, коварную и безумную. И почти каждый раз ошибался. Связано это было с одним прошлогодним делом о котором Эр Бошманс старался не вспоминать. Что-то про воровку, которую лампид не смог поймать.

Или же он просто состарился и все схемы съели вирусы, подумала Ван Тролль. Или чем он там думает?

– Не время для твоего феминизма. – выдохнул Форстан. – Дело серьезное. Пресса знает только о первой жертве. Информацию об остальных мы тщательно скрываем.

– Похвально комиссар. – голос Эр Бошманса источал сарказм. – Бережете душевный покой горожан Реквиема и пост нашего мэра?

– Он не в курсе что я вызвал тебя.

– Не боишься, что тебя уволят?

– Нет. Буду только рад ранней пенсии.

– Ты же ведь не так стар. – Ван Тролль нравился вечно хмурый, усталый комиссар, который просто выполнял свою работу, а не выпячивал свое социальное положение как другие. – Что же будет делать полиция Реквиема без тебя?

– Мне уже шесть лет, из них четыре года я на этой должности. – ответил жук. – По меркам моего народа я старше тебя в двое. И поверь мне, мэру будет только легче, когда меня заменят.

– Не унывай комиссар. – Эр Бошманс хлопнул Форстана по сутулой спине. – Найдем мы твоего собирателя женских внутренностей. А потом через годик отправишься на пенсию, купишь дом на берегу Лесоморья, будешь разводить гусениц, пить дождевую воду или нектар. А вокруг будут порхать карадийские мушки с блестящими крыльями и черийские пчелки с пышными усиками. М? Мечта же! Подумай какие в постели.

– Боюсь, что те и другие предпочтут меня сожрать, а не заниматься бесполезными попытками произвести совместное потомство и радоваться, что ничего не получилось.

– Это он про секс. – пояснил Эр Бошманс напарнице. – Не унывай. Все будет хорошо. Кстати можешь не докладывать мэру. Мы попытаемся не попадаться никому на глаза.

– Поздно. Ему наверняка уже доложили.

– Ну. – пожал плечами лампид. – Я уверен, ты найдешь нужные слова. Бывай.

Сыщики вышли на улицу и направились к машине Эр Бошманса.

Старая колымага, собранная из самых различных представителей паромобилестроения Старого мира, имела длинный корпус, большие колеса и скрипучие двери, покрытые ржавчиной. Кажется, в Реквиеме абсолютно все имело свою степень ржавчины. Сам город на берегу Лесоморья был когда-то построен из разных подручных средств, оставшихся от Старого мира. Конец света, случившийся почти век назад, приостановил свой ход, кардинально изменив весь мир. Цивилизации исчезли, города ушли под землю, гигантские леса покрыли десятки тысяч гектаров земли и появилась Вуаль. Наступило то, о чем еще двести лет назад писал Мир Дейл, литературный пророк из давно исчезнувшего Телоса. Но об этом позже…

– Итак. Куда мы едем? – спросила Ван Тролль.

– В паб. – ответил лампид, удивив напарницу.

– Только не говори, что мы будем праздновать начало нового дела?

– А почему бы и нет? – пожал плечами Эр Бошманс. – Поиски злодеев надо начинать с подаяния богине удачи.

– Хватит. Ты же ведь не веришь в Фортуну.

– Это не значит, что ее не существует.

Ван Тролль скрестила руки на груди и уставилась на проплывающий за окном город. Мешанина из труб, проводов, кирпича, бетона и железа. Кривые окна, деревянные и железные двери, крыши из черепицы, шифера и алюминия. Реквием спал и наверняка ему снился сон о его прошлой жизни, о временах, когда небо было чистым, а мир полнился чудесами.

Уже на подъезде к «Звезде» Ван Тролль недовольно поморщилась. Она не любила это место. Построенный в останках древнего фрегата, этот паб отличался от остальных, размером, вытянутой формой и богатой историей. Поговаривали что «Звезда» находилась на своем месте еще до начала Старой войны.

Эр Бошманс все-таки обманул напарницу. В паб они приехали, но праздновать ничего не стали, а обходя толпящихся пьяных посетителей, прошли к подсобке. Конструкты-официанты с трудом пробирались от столика к столику, старый бармен выкрикивал ругательства не успевая подавать напитки, а на сцене группа музыкантов играла очередную заводную песню.

Эр Бошманс постучался и вошел в комнату. Ван Тролль не стала следовать за напарником и осталась наслаждаться музыкой и видом пьяных рож. В маленькой комнатушке Тави итак не хватало воздуха, а рассиживаться и вести долгие беседы у Леты не имелось никакого желания. Целая куча жуков и виртиков праздновали наступления штормов, пили за здравие богов Вуали, за Бога шестеренок и просто радовались жизни. Другие посетители тоже не скучали, занятые картами и лицезрением парограмм красивыми танцовщицами. В толстых стеклянных цилиндрах, вихрящийся пар вырисовывался в соблазнительные женские фигуры, а пьяные мужчины самых разных рас, кидали в аппарат монеты, выбирая все новые танцы.

Одинокая лампочка свисала с потолка, рисуя своим тусклым светом страшные тени на лице мадам Тави. Причмокивая громадными губами, она разложила на столе карты.

– Здорово. – хмыкнул лампид, войдя в подсобку и сел напротив мадам Тави.

– Давно ты ко мне не наведывался торговец. – хмыкнула мадам Тави.

– Ну знаешь ли, дела, заботы.

– Я все вижу. – прошептала мадам Тави и сверкнула маленькими желтыми глазами.

Для внесения ясности, необходимо сказать, что мадам Тави не была человеком. Вообще в Реквиеме лишь половина жителей являлись представителями людского рода, а об остальных народах можно было бы написать целую книгу или даже несколько… Итак, мадам Тави являлась потомком прямоходящих ящеров из далекой страны под названием Крокволл. Она имела серо-зеленую чешуйчатую кожу, вытянутую вперед мору, испещренную морщинами и длинный хвост, терявшийся где-то под столом. Кто-то видел в мадам Тави ясновидящую, кто-то разодетую в платья и драгоценности шарлатанку, а для некоторых она являлась кладезем различных секретов и слухов. Эр Бошманс относил себя к третьим.

– Итак. – гадалка перевернула первую карту. – Смерть…

– Милая давай-ка без всего этого. – усмехнулся лампид. – Времени не так много. Где прячется Мавар Сайлас?

– ЧТО?! – глазки мадам Тави широко раскрылись. – Он же ведь мертв! Ты же сам убил его.

– В городе появился порталист. – ответил Эр Бошманс. – Он ворует у людей органы. Никто кроме Мавара на это не способен. Он был последним порталистом. А ты единственная кто знала его так же хорошо, как я.

– Нет, милый. – улыбнулась ящерица. – Я понятия не имею, о чем ты. Его разорвало на части. Можешь сходить в музей полиции. Там он и лежит в нескольких заспиртованных банках. Рука, печень, сердце и прочее. После такого человек, не может восстановиться.

– Он слишком хитрый чтобы просто взять и умереть. Наверняка он что-то задумал…

– Кель тебя совесть мучает? – перебила мадам Тави. – Или с годами ты становишься параноиком?

– Что?

– Ну. Ваше с ним прошлое…

– Даже не начинай. – Эр Бошманс встал со стула. – Если появится хоть один намек, хотя бы маленькая мысль, что ты помогаешь ему…

– Ты угрожаешь мне старик? – удивилась ящерица.

– Почему бы и нет? Ты ведь прекрасно знаешь на что, я способен.

Мадам Тави хотела что-то сказать, но издала лишь тихое шипение.


– Как прошел разговор? – спросила Ван Тролль, когда они вышли на улицу.

– Неплохо. – Эр Бошманс пожал плечами и заметив у машины бродягу, полез в карман жилета.

– Подайте на сангум. Подайте бедному… – говорил скрытый под грязными лохмотьями конструкт, вытянув длинный исхудавший манипулятор. От него так и разило машинным маслом и чем-то едким. Под глубоким капюшоном слабо моргал один единственный фоторецептор. Получив от лампида монету, конструкт раскланялся и поковылял дальше по улице. – Спасибо. Да хранит вас Бог шестеренок.

– А теперь едим куда? – осведомилась Ван Тролль, когда сыщики сели в машину.

– Что мы знаем? – вопросом ответил напарник. – Форстан поделился лишь информацией о жертвах. Все молодые девушки от двадцати, до двадцати четырех лет. Все являются людьми. У всех пропала лишь часть органов. Но почему не все? Почему бы не забрать с собой все? Значит убийце нужны были именно определенные органы.

– Что еще у них общего? – спросила Ван Тролль. – Возможно убийца знал их всех? Может был знаком лично? А может сами жертвы знали друг друга. Надо найти связь между ними.

– Этим мы займемся завтра. А сегодня… с днем Богов из-за Вуали!

Напарница закатила глаза и вздохнула.


Отправив напарницу спать, сам Эр Бошманс засел в кабинете. Его рабочий стол был завален бумагами из старых дел. Дел, которые он вел когда-то, вместе с другим напарником. «Дело крота-золотоискателя», «Дело деформанта с клеймом», «Вдова и живой муж», «Пес из болот» и многие прочие. Когда-то давно они были друзьями, семьей. Но вышедшие из-под контроля способности напарника и его категоричное видение мира сделало их с Эр Бошмансом заклятыми врагами. Конфликт на кону которого находилась безопасность Реквиема, окончился победой лампида. Но какой ценой? Он потерял лучшего друга. Запутавшегося, обезумевшего, но все-таки друга.

Будь у Эр Бошманса глаза он бы наверняка сейчас расплакался, глядя на старый снимок в своих руках. Лампид и улыбающийся подросток с прилизанными черными волосами. В тот день почти двадцать лет назад они начали свое сотрудничество.

– Вы не спите? – спросила вошедшая в комнату госпожа Коттон.

– Нет.

– Что вас беспокоит?

Лампид молчал. Конструкт подошел ближе и сфокусировал фоторецепторы на бумагах перед Эр Бошмансом.

– Сайлас Мавар. – заключила госпожа Коттон. – Он мертв.

– Ничто в нашем мире не может быть мертво окончательно.

– Только не люди которых разорвало взрывом.

Лампид ничего не ответил.

Глава 2

– Никогда не любила похороны. – призналась Ван Тролль, глядя на плачущую вдали женщину.

Ослабевшая от горя мать последней жертвы не могла спокойно стоять на ногах, так что несколько мужчин поддерживали ее за руки. Омраченное густыми тучами небо, обещало вот-вот разразится проливными дождями. Сгорбившийся под весом каменного круга на спине, старый священник читал молитву. Согласно старой традиции вся, родня умершей пришла на похороны во всем черном.

Вот и все. Конец который ждет всех. Песнопения, молитва, слезы, опускающийся в могилу гроб. А потом что? Плюс еще одно круглое надгробие коими полнилось старое кладбище.

– Они как-то быстро решили ее похоронить. – заговорила Ван Тролль после долгой паузы.

– Они прихожане Церкви Священного Круга. – пояснил Лампид. – Круг – земля, круг – солнце. Круговорот событий. Что есть начало, есть и конец. Восставший из земли, должен поскорее вернуться в нее.

– Из земли?

– Аксиома эволюции. – ответил лампид. – Первыми живыми существами были бактерии, и микробы что копошились в грязи или в воде. А потом уже появились первые молюски, рыбы и прочие.

Ван Тролль хмыкнула и достала трубку. Она в отличие от большинства не верила ни в каких богов. Ни в Богов Вуали, ни в Круг, ни в Бога-скарабея, ни в глубинных богов Лесоморья. Счетчик ее веры находился на нуле. А как собственно можно верить в истории, написанные неизвестно кем, неизвестно, когда? Как можно из-за этого спорить, доказывать и даже воевать? У таких людей по мнению Леты, счетчик логики показывал отметку «ноль». А логику Ван Тролль любила. Аргументы, факты, доводы, мотив, действие, следствие, последствие и так далее. Ее жутко нервировала привычка Эр Бошманса отмечать почти каждый религиозный праздник. День Висельника, Молитвение, Цветопад, День покаяния или День всех грешников. Лампид относился ко всем религиям с одинаковым почтением. Он не верил в них, но все-таки поздравлял знакомых с праздниками, захаживал к ним в гости, дарил подарки и выпивал с ними.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное