Аделина Кандикова.

Макс Хайт. Сабэн



скачать книгу бесплатно

Глава 1. Условие.


Ребята зашли на кухню. София налила себе стакан воды и, сев за стол, поставила его перед собой. Александр приземлился напротив неё и пытался заглянуть в глаза, но подруга отводила взгляд. Тишина резала уши и Макс решился её нарушить.

– Может, мы сможем найти решение, которое устроит всех? – наконец спросил он, облокотившись на дверной проём.

– Такого решения не существует! – всплеснул руками Бурый. – Ты хочешь остаться здесь, чтобы найти Лидию и убить её. София хочет остаться здесь, чтобы Лидия одумалась и вернулась к нам. А я и Константин хотим, чтобы мы вернулись на базу и тренировали Нейтральных, последняя партия которых, кстати, прибыла в ВКЗ ещё вчера. И, честно говоря, я не понимаю, почему мы всё ещё не там!

Орлан передёрнуло от этих слов. Она только что закончила беседу со своим дядей по связи и то, что он приводил достаточно весомые доводы к их возвращению в ряды Венторской Коалиции Защиты, ей явно не понравилось.

– Мы должны остаться здесь. – отрезала она тоном, не позволяющим дискуссий. – На базе полно других людей, способных их обучить. Даже если не брать Разона с Леалом, любой из юношеского отряда справится с этой задачей не хуже нас.

– Но они слушают только нас. – аккуратно, чтобы не вызвать гнева, напомнил Хайт.

– Лидия может одуматься. – София сжала руки в кулаки и с ещё большим рвением уставилась на воду в стакане.

– Да не одумается она! – взорвался Александр и, ударив по столу, вскочил на ноги. – Не одумается. Она с Авареном, а мы теряем время, пока Макс пытается её найти!

Хайт, как ни странно, был согласен с Качком. Хоть он и горел желанием собственноручно придушить Вист и до этого момента всячески поддерживал идею Орлан найти её (естественно, в своих интересах), но сейчас подросток был целиком и полностью на стороне Бурого.

– Она ещё не знает с кем она. – прорычала Уникум в ответ. – Две недели прошло, а Земля здравствует. Защита базы Венторской Коалиции Защиты работает исправно. Аджено не знает о переходе Нейтральных на нашу базу. Где хоть одно доказательство, что она предала нас!?

– Она убила наших друзей и стащила части моста между Землёй и Сабэном! – моментально отреагировал Макс. – Это ли не доказательство!? Она убила Полину и Беззита.

– Знаешь Хайт, – после секундного замешательства осипшим голосом прошептал Александр. – Я был бы тебе очень признателен, если бы ты перестал постоянно вспоминать это.

Макс вскипел:

– А это правда жизни и от неё никуда не деться. Она убила их!

София подлетела со стула и прижала друга к стене. Подросток больно ударился головой и поморщился. Девушка встряхнула его и, несмотря на то, что была ниже него ростом, посмотрела на мальчика свысока.

– Перестань вспоминать, как они умерли и кто их убил. – велела она. – Лучше вспомни, каково чувствовать это! Вспомни эти эмоции, потому что за злобой ты потерял всё. Ты пытаешься возненавидеть Лидию за то, что она сделала больно нам, но у тебя этого никогда не получится.

Ты снова пытаешься закрыть свои чувства нашими, но мы не желаем ей смерти, так перестань и ты это делать!

Бурый подошёл сзади к Орлан и ценой неслабых усилий заставил её отпустить Хайта. Он приобнял её за плечи и вывел в зал, напоследок кинув свирепый взгляд на ещё не пришедшего в себя подростка.

Полгода практики Софии по контролю злости как не бывало. Она постоянно спорила и ругалась с Максом по поводу Лидии. Смерть Беззита будто заставила её снова вернуть себе характер взбалмошного бойца, а не рассудительного стратега. Она продолжала подкидывать гениальные идеи по тактике боя, раз за разом подтверждая статус Уникума, но что-то было не так. Девушка будто потеряла инстинкт самосохранения, или же наоборот, приобрела желание защищать всех подряд и Хайту это не нравилось. Особенно то, что она защищает Вист.

Александр, вроде, не очень изменился после гибели Полины, но почему-то во время споров по поводу того, что делать с Лидией всегда поддерживал Орлан. Разница лишь в том, что он в отличие от Уникума был уверен, что их бывшая подруга встала на сторону своего деда. Мальчик злился на друзей за это и не мог их понять. Вист убила тех, кого они любили, но они всё равно продолжали защищать её не только от смерти, а даже от малейших упрёков и оскорблений в её сторону.

Макс съехал вниз по стене и несколько минут сидел, опустив голову между колен. «Надо подняться и решить вопрос с возвращением на базу» – убеждал он себя, но ему было стыдно показаться друзьям на глаза. Ведь София права, Хайт всем сердцем любит Лидию и отдал бы всё на свете, чтобы эта история с убийствами была дурным сном… Но это была реальность, и умом подросток прекрасно понимал, что такое не прощают.

Спрятав свои чувства глубоко внутрь, забив их в самый тёмный уголок сознания, он твёрдо встал на ноги, как будто никогда не сомневался в своём хладнокровии. Хайт замер у дверного проёма, услышав своё имя в разговоре Александра и Софии за стеной. Он не хотел подслушивать, но его тело будто оцепенело от этих слов.

– Макс не должен помнить, что Лидия их убила. – нервно шептала Орлан. – Он любит её и не должен желать ей смерти за то, что она сделала. Он же не понимает, что с ней убьёт и себя!

– Да, – успокаивающим тоном отвечал ей Качок. – но, я думаю, он собирается помнить. Мы понимаем, о чем идёт речь, а он нет. И не поймёт, пока не почувствует. Так что мы просто сделаем всё возможное, чтобы ни при каких обстоятельствах не дать ему испытать это. Я тебе обещаю. И его отцу посмертно обещал… Но, София, сейчас он делает не то, что должен. Нам надо быть на базе. Личные чувства, это прекрасно, но за Максом полсотни тысяч Нейтральных и ещё около трёхсот тысяч людей, заключивших коалицию с Вентором. Мы нужны там хотя бы на сутки, прошу тебя… – на секунду повисла тишина и мальчик услышал, как тяжело выдохнула София.

– Но мы вернёмся сюда. Обязательно! – суровым тоном потребовала Уникум.

– Конечно! – воскликнул Бурый. – Ну всё, иди сюда. И не переживай, мы найдём её.

Оцепенение прошло, и Хайт не знал, что думать. Обидные ли это были слова или просто мысли вслух. Неужели друзья и правда думают, что он не понимает, на что идёт? Что он не понимает, что будет чувствовать, когда ему придётся убить Лидию?

Подросток вошёл в зал с задумчивым выражением лица. Александр обнимал Орлан, сидя на старом потрёпанном диване. Услышав шаги Макса, Уникум развернулась и улыбнулась другу.

– Мы идём завтра утром. – сообщила она. – Но, пожалуйста, попробуй её ещё поискать сегодня.

– Хорошо. – кивнул подросток и прошёл мимо друзей на второй этаж к своей комнате.

Искать Лидию оказалось задачей не из лёгких. Хайт последнюю неделю раз по пять-шесть ежедневно пытался её отыскать тем способом, что они придумали ещё в Единогласном, но всё безрезультатно. Вист очень хорошо закрывала своё сознание и Макс не имел ни малейшей возможности определить её местоположение даже примерно. Но он не сдавался. Ведь не может же она вечно держать защиту, на такое необходимо очень много сил, которыми, по воспоминаниям подростка, Лидия не обладала.

Мальчик не очень-то хотел уходить из этого дома. Ему нравилось жить тут вместе с друзьями, особенно когда никто не спорил. Такой бы жизни он, возможно, хотел для себя. Чьё это раньше было жилище, они не знали, но дом находился во вполне приемлемом состоянии. В Сабэне мародёров не было, так что все вещи, включая шкафы, холодильник, посуду и даже статуэтки, были на месте, лишь в немного потрёпанном состоянии. Электричество распространялось по Сабэну без проводов и абсолютно бесплатно, так же, как вода, и другие необходимые коммуникации. Единственная проблема была с пропитанием, но до настоящего момента ребята неплохо с ней справлялись.

Макс убеждал себя, что после окончания войны они ещё какое-то время будут жить так, и только эта мысль заставляла его собирать сумку без угрызений совести. Он старался не думать, что битва может быть проиграна или, что ещё хуже, будет выиграна, но ценой жизней его настоящих друзей.

Запихав всё необходимое в рюкзак, Хайт плюхнулся на пыльную и скрипучую кровать. Подросток был полон намерения отыскать предательницу и, по пути на базу Венторской Коалиции Защиты, пока не видит София, убить. Потом ещё какое-то время искать её с помощью своих способностей для вида, чтобы друзья его не покалечили, а после главной битвы сказать, что она погибла на поле боя. Идеальный план. Но для его исполнения следует хорошенько постараться.

«В красном городе чёрное дерево» – раз за разом прокручивал у себя в голове мальчик. Торопиться ему некуда, сейчас куда важнее качество, а не скорость. Начали появляться круги подсознания – наилучшая часть во время погружения в себя, по мнению Макса.

Яркая красная вспышка залила всё доселе темное пространство, начали появляться бледные серые пятна, вытесняя кровавый цвет. На полотне появились тёмно-зелёные разводы и так снова и снова разными красками, различными формами… Подготовка к разговору со своим подсознанием – невероятная возможность для Полифасентов и Омнисцентов понять, насколько красив их внутренний мир. Но при этом этот процесс очень опасен, можно заглядеться на эту красоту и потеряться в глубинах себя, путешествуя всю оставшуюся жизнь по цветным лабиринтам.

К счастью, подросток умел в совершенстве контролировать своё подсознание – этому его научил его прапрадед. После шестого круга Хайт решил, что связь налажена достаточно прочно и он выскочил из цветных кругов в идеально белую комнату. В самом центре находилась чёрная материя с довольно яркими голубыми прожилками – это и есть подсознание Макса. С каждым погружением в себя эта материя принимала более отчётливую форму, но пока ещё нельзя было точно сказать, что же эта за форма.

За последние несколько дней мальчик столько времени проводил в этой комнате, что уже чувствовал себя в своём подсознании, как дома (что было, с его точки зрения, весьма забавно). Он прошёл к одному из углов и уселся на идеально белый пол, прямо напротив чёрно-голубой материи.

– Найди мне Лидию Вист. – уверенно попросил Хайт.


***

Подросток открыл глаза. За окном уже было темно. Сколько времени он опять потратил напрасно? Часа три точно. Макс ни на дюйм не приблизился к определению местоположения Лидии и оттого был страшно зол. Не на себя, не на товарищей, а на какие-то абстрактные вещи. Спустившись с лестницы, он со всей дури влупил ногой по полуспущенному футбольному мячу.

– Хочешь сыграть? – спросил Александр, поймав снаряд, и Хайт дёрнулся. В темноте мальчик не заметил, что его друг тоже был в зале.

– Нет, просто хочу кого-нибудь отпинать! – честно признался он и бухнулся в рядом стоящее кресло.

– Ох, как я тебя понимаю. – с глупейшей улыбкой потянулся Качок и откинулся на спинку дивана. – Ничего, дня через два появимся на базе, и там, пока будем нейтральных тренировать, так напинаемся…

Макс был готов хоть сейчас броситься в поединок. У него даже мелькнула мысль предложить Бурому провести тренировочный бой, но он вовремя опомнился, и решил не рисковать. Всё-таки ползти до базы Венторской Коалиции Защиты со сломанными конечностями не хотелось. А в том, что Александр ему чего-нибудь сломает, если поймает кураж, сомнений не было.

– Где София? – поинтересовался Хайт.

– Пошла спать. – ответил Бурый. – После того, как ты ушёл, она тут ещё полчаса бухтела на тебя, Константина, Нейтральных… Даже мне подзатыльник отвесила за то, что попытался вступиться за юношеский отряд ВКЗ.

– А им-то за что досталось?

– Она говорит, что они недостаточно подготовлены. – покачал головой Качок. – Мол, что ещё не могут в полной мере использовать свои способности. Вот я ей и сказал, что тоже пока не могу полностью переменяться, а она лишь ответила: «Это другое дело» и продолжила свою тираду. Чем «другое», я так и не понял.

Мальчик вспомнил, как месяц назад на задании Александр распугивал волков в лесу, чтобы они с раненой Орлан на руках могли спокойно пройти к Кубу. Тогда Бурый был совершенно неуправляемый, сам не свой, голос, как у демона из фильмов ужасов.

– Уникум думает, что ты более сильный Полифасент, чем другие, даже несмотря на то, что ты не чистокровный. – пояснил товарищу Макс. – Когда она узнала, что я учил тебя проникать в подсознание без прохождения кругов, то так разозлилась… Что-то в твоих способностях её пугает.

– М-да… – протянул Качок. – Знаешь, если даже её это пугает, то меня это, по идее, должно пугать в три раза сильнее. Но чего-то ни фига! Не оправдание это.

На несколько минут повисла пауза, но она не была неловкой. Каждый думал о своём и ребятам было вполне комфортно в тишине. Хайт прокрутил у себя в голове пару воспоминаний в надежде найти ещё какую-нибудь зацепку для того, чтобы обосновать опасения Софии, но так и не нашёл.

– А ты чего не пошёл спать? – нехотя нарушил молчание подросток.

– Задумался.

– О чём же?

– О том, что мы с тобой должны быть благодарны нашей жизни.

Вот такой ответ выбил Макса из колеи. За что можно быть благодарным жизни, когда она складывается так!? Мальчик попытался встать на место друга и всё равно не нашёл причин. Его в детстве забрали от родителей, и он пережил тиранно-воспитательный лагерь. Потом его несколько лет обманывал Аварен в Колледже Единогласный. А ещё человек, которого он считал другом, его предал и убил его любимую девушку.

– За что мы можем быть ей благодарны!? – не выдержал Хайт.

– Если шрамы украшают мужчин, то жизнь сделала всё, чтобы мы стали красивыми. И физически, и морально. – пожал плечами Качок. Подросток в ответ с пренебрежением фыркнул в темноту и спросил:

– А София-то тогда причем?

Ответа не последовало. Но, конечно, если исходить из такой теории, то у них не судьба, а самая заботливая фея-крёстная. Но что делать с тем, что какой бы момент из жизни за последний год не вспомнил – на стену лезть хочется? В каждом воспоминании либо те, кто умер, либо те, кто предал.

– А вообще – то, знаешь что, Бурый? Иногда твой оптимизм убивает! – усмехнулся Макс.

– Так это же здорово, разве нет? – Александр мечтательно закрыл глаза. – Скольких Аваренских прихвостней он мне поможет убить в битве…

– В первую очередь он убьёт тебя, если будешь слишком самоуверен. – раздался голос с лестницы. София, накинув чёрную кофту поверх футболки на несколько размеров больше, чем ей было необходимо, спускалась к товарищам. – Поэтому, если хочешь убивать других, а не себя, постарайся мыслить более приземлённо.

– Ты же спишь? – удивился Бурый, освобождая для подруги место на диване.

– Ага, уснёшь тут с вами… – протянула девушка и присела на подлокотник. – Макс, как?

Хайт понял, о чём спрашивает подруга, и отрицательно покачал головой. Ему бы очень хотелось принести хоть какие-то позитивные вести, но увы, их у него не было. Да даже если бы и были, в вечер перед возвращением на базу ВКЗ, он по любому бы промолчал, чтобы привести свой план по уничтожению предателя в действие. Орлан зажмурилась, и как будто через силу произнесла:

– Макс, извини меня, пожалуйста, за все эти перебранки из-за Лидии. – «Ондатра в джунглях!» – присвистнул Качок, а Уникум продолжила. – Я вела себя неправильно по отношению к тебе. Мы пытались объяснить тебе то, что ты понять не в силах. Поэтому, я прекращаю все споры на этот счёт – ищи Лидию, чтобы убить…

– София!.. – предостерегающе перебил её Александр, но девушка резким жестом остановила его.

– Я уверена – ты найдёшь её. Выследишь… Но когда ты будешь видеть её так же близко, как и меня сейчас, ты не сможешь этого сделать! И ты начнёшь убеждать меня, бить кулаком в грудь, что не спасуешь, но я знаю, что если она и погибнет, то не от твоей руки. Как бы там ни было, я перестаю мешать тебе в твоей «миссии». Единственное, что прошу, не обсуждай свои планы на этот счёт при мне – у меня, всё-таки, нервы не железные, а калечить друга не хочется.

Мальчик прокручивал у себя в голове слова подруги. Ему не верилось, что это говорит она! Условие было вполне выполнимое, но подростку очень хотелось пуститься в полемику на счёт того, что он не сможет убить Вист. Слабый голосок разума удерживал его от этой дурной затеи.

– Спасибо. – с чувством поблагодарил Хайт и позволил себе избитую фразу. – Время покажет.

– Да, покажет… – согласилась Орлан и, поднявшись с подлокотника, похлопала Макса по плечу. – Спокойной ночи, мальчики!

Взлетев по лестнице, перескакивая через две ступеньки, София скрылась из виду. Бурый, с выпученными глазами и приоткрытым от удивления ртом, смотрел ей вслед. Он через силу перевёл взгляд на друга.

– Это вообще она была? – недоверчиво прошептал Качок.

– Думаю, да. – так же шёпотом отвечал подросток. – Условие с упоминанием «покалеченного друга» вполне в её стиле.

Глава 2. Это была Лидия.


«Да какого дьявола здесь происходит!?» – яростно подумал Макс. Ему снилась несусветная белиберда, которая, на первый взгляд, не несла смысловой нагрузки.

Это был главный минус частой работы со своим подсознанием – полностью осознанный сон. Ты запоминаешь каждую деталь и анализируешь происходящее ясным умом, и конечно же, ты мог бы изменить ход событий, как тебе вздумается… Но, чёрт побери, если ты Омнисцент, то твоё подсознание иногда через сны шлёт тебе сигналы, а если изменить сюжет – можно пропустить очень важную подсказку, которая, возможно, спасёт тебе жизнь в будущем.

Хайт собрался с силами и, усмирив гнев на своё воображение, снова продолжил ползти по колено в грязи по непонятной сельской дороге. Он точно на Земле – в Сабэне нет проводов, а тут они тянутся вдоль металлического сетчатого забора, по верху которого кругами лежала колючая проволока. Видимо, какой-то завод.

Всё было в серо-коричневых тонах, даже небо отдавало ржавой желтизной. Мальчик тряхнул головой и это движение резкой болью отдалось в виске. Он прижал руку к голове и почувствовал тёплую влагу – ну, конечно же! – кровь. У него пробит висок, теперь понятно, отчего так тяжело идти.

Макс добрался до отворотки. Всего пара метров до покорёженных временем ворот, ведущих на промышленную зону. Идти дальше или забраться в цеха? Ответ очевиден – истекая кровью, он далеко не уйдёт. Одним резким движением подросток сбил окончательно проржавевший замок, и цепь с хлюпаньем свалилась в лужу. Хайт сжался. Хоть вокруг и не было видно ни единой живой души, почему-то лишнего внимания к себе привлекать не хотелось.

На территории несколько корпусов, но его тянет почему-то в самый дальний. Лучше прислушаться, может именно там скрывается то, что он должен узнать. По мере приближения к цели у Макса начинало колоть в груди, с каждым метром всё сильнее и сильнее. Мальчик не мог определить, что это, сердце или лёгкие, но со временем он стал думать, что не сможет дойти. Весь сгорбившись, ведь боль не давала распрямиться, Хайт, задыхаясь, из последних сил опёрся на ручку двери…

Боли как не бывало. Идеально белое хранилище, в котором не менее сотни таких же светлых складских боксов. В небольшие окна под потолком с улицы лился идеально чистый холодный свет, что резал глаза. Пол из белого мрамора был, казалось, надраен до блеска – в нем можно было разглядеть своё отражение. Подросток, увидев себя, резко дёрнул руку к виску. Действительно, ни крови, ни раны как будто никогда и не существовало.

Что ж, это прекрасно, ведь у него есть чётко поставленная задача. В чём она заключается, Макс не помнил. Да это и не нужно. Он знает, что ему нужно пробраться к люку, который на другом конце корпуса. Мальчик сорвался с места и побежал к одному из проходов между боксами. Кроссовки предательски скрипели, но это было не важно. Ему нужно к люку – он всем сердцем хочет туда попасть!

Сделав пару шагов, Хайту пришлось резко затормозить. Буквально в нескольких проходах от него прошла миссис Тарбокс – старушка-горничная из колледжа Единогласный, принадлежащий АнтиВенторской Бригаде, в котором мальчик ещё относительно недавно учился. Она старательно протирала шваброй и без того скрипящие от чистоты полы.

У подростка сердце заколотилось в районе шеи. Он спрятался за рядом стоящий бокс и прислушался. Нет никакой реакции, значит, старушка его не заметила. Но что миссис Тарбокс делает здесь!? Это не земная база АВБ. Макс не знал, что именно это за складское помещение, но оно точно не принадлежит Аварену (хотя большие ангары вполне в его стиле).

Мальчик, выдохнув, выглянул из-за угла. Женщина уже ушла. Теперь главное как можно незаметнее пробраться к тому углу, где находится люк. Хоть миссис Тарбокс и убеждала Хайта чуть больше полугода назад, что «присягнула ему на верность» вместе с тысячами других членов АВБ, но Хайт знал, что эти клятвы, после того как он перешёл на сторону прапрадеда – пустой звук. Лучше не попадаться ей, а то шваброй отдубасит или ещё того хуже, поднимет панику и сюда сбегутся куча последователей шизанутого Аджено.

Он собрался с силами и, выбравшись из убежища, вдоль боксов начал пробираться к своей цели. Это одновременное знание и незнание происходящего раздражало. Вроде тебе и известно, что ищешь, что делаешь и для чего… Но это известно лишь той части тебя, которая остаётся в бессознательном – спящем – состоянии. А сознательная должна анализировать действия бессознательной. После такой каши в голове просыпаться за радость.

Как раздражал скрип кроссовок! Мальчику звук казался безумно громким, хотя, на самом деле, вряд ли его можно было расслышать. Он очень надеялся, что миссис Тарбокс, в силу своего возраста, не замечает предательский шум. Скорость, с которой подросток летел к люку, любому нормальному человеку показалась бы запредельной, но только не ему самому.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5