Адель Нагая.

Искра. Небывалое. Любовный роман



скачать книгу бесплатно

…будет больно, дорогая, выбирай себе любое:

хочешь – спящего дракона, хочешь – бабочку в полете:

это тонкое искусство именуется любовью

О. РОДИОНОВА

© Адель Нагая, 2016


ISBN 978-5-4483-0912-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

По остывающей, укутанной вечерней пылью мостовой спешно простучали каблуки. От фонаря к фонарю, то укорачиваясь в пятнах света, то вытягиваясь в темноте, спешила сложная, многоугольная тень. Только ноги и голова выдавали в ней человека. Все же остальное, окруженное множеством раздутых пакетов, свисающих бесформенных сумок, торчащих из-под мышек свертков, было не опознаваемо. Изредка перегруженный багажом силуэт останавливался и поправлял прижатую к груди самую большую ношу: завернутую в розовое одеяло, мирно сопящую девочку лет двух.

– Такси не желаете? – ехидно крикнул притормозивший у обочины «бомбила».

Фигура остановилась, в очередной раз поправляя свой груз.

– Сколько до вокзала? – спросила она усталым женским голосом.

Водитель опустил стекло полностью и выглянул, оценивающе рассматривая потенциальную клиентку.

– Садись. За так довезу, – сказал он неожиданно добродушно.

Женщина решительно, насколько ей позволял груз, замотала головой и двинулась дальше. Водитель крикнул ей вдогонку:

– Да ладно вам! Все равно мне домой в ту сторону.

Женщина замедлила шаг, раздумывая.

– Дам триста рублей, – безапелляционно заявила она.

– Как хотите, – ухмыльнулся таксист-благотворитель, изворачиваясь, чтобы открыть заднюю дверцу, – и куда это вы среди ночи с ребенком и чемоданами?

– Убегаю. Не видно, что ли? – огрызнулась женщина, распределяя на сиденье свой багаж, прежде чем забраться в машину самой. Ребенка она из рук так и не выпустила, хотя ноша была явно тяжела.

– Видно-видно. Домой к маме, небось? – хохотнул водитель, но, заметив, что сверток в руках женщины завозился и захныкал, смутился и занялся коробкой передач.

– Я еще вернусь, – негромко произнесла женщина, еще сильнее прижимая к себе девочку. Ее голос заглушил шум мотора.


Гамак из беленого льна в кабинете придумала повесить новомодная декоратор, нанятая во время ремонта.

Он был против этой затеи. Все эти хипстерские замашки казались ему ребячеством. В его кабинете должны быть только предметы, воплощающие дисциплину, сосредоточенность и порядок. Никакого отдыха, никаких развлечений. Он даже не соглашался поначалу хранить здесь на полках художественную литературу: только книги по работе, специальные журналы и тому подобное.

Однако гамак оставили. Не по его воле, конечно. Его даже никто не спросил.

Мало того, этот гамак вечно был занят. Занят кое-кем, кому в его серьезном кабинете вообще было не место.

Гамак постоянно раскачивался, будто гипнотизирующий маятник. Из его недр пахло то текилой, то пивом. В нем слишком громко включали айпод, хрустели чипсами, а пол вокруг был вечно усеян крошками.

Хозяин кабинета постоянно твердил, что однажды выбросит эту грязную тряпку на помойку. В ответ на это он получал лишь равнодушный кивок: валяй, мол.

Но сегодня гамак пустовал. Такое случалось все чаще в последнее время, и, кажется, никого это особо не огорчало: в доме царили тишина, покой и порядок, как это и любил хозяин кабинета.

Правда, на этот раз гамак пустовал так долго, что забытый в нем сэндвич с тунцом начал невыносимо смердеть. Когда хозяин кабинета это обнаружил, то очень долго стоял над ненавистным предметом интерьера и думал, что неплохо было бы выбросить на помойку не только этот чертов гамак…

…Но и всю свою чертову жизнь.

И сбежать куда-нибудь, к чертовой матери.


Асфальт почти шипел от прикосновения раскаленных протекторов. Спортивный автомобиль разбудил дремлющий перекресток, ослепил его светом фар, обдал брызгами из лужи и оставил далеко позади.

Водитель одной рукой приобнял руль, второй рукой перебирал большое яблоко, наощупь отыскивая не надкусанный бок. Его мобильный надрывался рок-энд-ролльными ригтонами. Но водитель звонки игнорировал. Только раз, на очередное упрямое треньканье, он огрызнулся телефону:

– В пекло тебя!

И еще прибавил газу.

Машина выехала на набережную. Теперь по одному боку автомобиля скользило отражение серебристых барашков с реки и оранжевых сигнальные огней, а вторая сторона оставалась черной, погруженной в тень старых домов. Весь квартал выглядывал на улицу слепыми, пустыми окнами. Будто тут никто и не живет, город давно брошен, а этот одинокий лихач – единственный уцелевший. И потому он может творить сейчас все, что захочет: хоть вывернуть руль и вылететь через заграждение в холодную воду, хоть протаранить фонарный столб, хоть остановиться посреди улицы, выйти, сесть на капот и… доесть свое яблоко.

Но он помчится дальше, на автостраду, петлять между сонными грузовиками, сам не зная, куда его приведет ночная дорога. Еще один ночной беглец.

В любом большом городе каждую ночь случаются вот такие побеги.

Люди убегают от кого-то, от чего-то, порой даже от самих себя. В темноте, одни, подвергаясь риску, купаясь в адреналине и нахлынувшем к ночи отчаянии. Бегут просто ради побега. Ради того, чтобы встретить утро по-другому.

Однако побег не решит всех их бед. И рано или поздно им придется вернуться.

Часть первая, с типичным началом и банально воодушевляющим продолжением

Глава 1

Она решила сделать перерыв в крохотном сквере. Этот зеленый островок чудом уцелел среди нависших над ним гигантских, из стекла и камня, бизнес-центров, банков и прочих берлог современных добытчиков. На единственной свободной скамье, где не сидел бы какой-нибудь брокер с нотником или где газетчик не разложил бы свою унылую продукцию, присела молодая женщина. Она вытянула на дорожку ноги, облаченные в бежевую пару «лодочек» и привычным движением сорвала с носа очки, устало потерла переносицу и на несколько минут прикрыла глаза.

Почти все, что на ней сегодня было, Искра одолжила у подруги. И даже на всякий случай выучила названия брендов и в каких магазинах это продается. Мало ли… она уже знала что на собеседовании ее могут спросить о чем угодно и оценивать ее будут по самым неожиданным параметрам. Поэтому приходилось продумывать в буквальном смысле всё. Например, маникюр. Искре пришлось долго практиковаться в этом деле, чтобы казалось, что он был сделан в салоне, а не по инструкции из женского журнала. Педикюр она тоже делала сама, но в сильной спешке, поэтому в такую жару предпочла надеть закрытые туфли. В ее строгие очки на самом деле были вставлены обычные стекла, без диоптрий – глаза Искры в очках не нуждались, они были нужны для придания серьезности ее, как ей казалось, чересчур детскому лицу. Виной тому была, во-первых, легкая россыпь веснушек на щеках. Во-вторых, у нее были слишком большие, по ее мнению, глаза, а брови изгибались так сильно, что она вечно видела себя в зеркале слегка удивленной или, в лучшем случае, задумчивой. Хотя, когда она однажды сказала об этом своей подруге Анне, то та, фыркнув, заявила:

– С таким синим цветом, как у тебя, глаза просто обязаны быть большими. Это все равно что прозрачная юбка – слишком, только для тех, у кого нет шикарных трусов под нее. Да шучу я, не нормальные у тебя глаза! А в этих очках ты похожа на строгую училку из дорогой школы. Конечно, ты вечно удивляешься, когда смотришь на себя в зеркало! Я тоже удивляюсь, как это с такими данными ты могла стать такой неудачницей.

Что ж, именно за прямоту Искра ее и ценила. Да и обижаться тут было не на что: подруга повторяла ее собственные мысли. Действительно, неудачница.

Искра бродила в поисках работы уже не первую неделю. Предыдущие дни ушли на то, чтобы понять, что нет смысла звонить туда, где обещают работу, которая подойдет по знаку зодиака, или стабильный доход в Интернете, и что там, где «девушкам с красивой внешностью» обещают «высокий заработок и проживание» ей точно делать нечего. Каждое новое неудачное собеседование загоняло самооценку Искры все ниже и ниже под плинтус. Зато ежеутренняя газета с вакансиями просматривалась все быстрее и быстрее. А еще Искра поняла, что в джинсах и кофте из коллекции позапрошлого года ей в лучшем случае предложат работать где-нибудь на телефоне. Пришлось хорошенько поработать над внешним видом. Не без помощи подруги Анны, конечно. Недаром же та была стилистом. Свадебным стилистом, правда, но не суть важно: над Искрой она потрудилась знатно.

Получившийся у них образ ищущей работу деловой женщины казался таким типичным для делового квартала города, а поведение Искры таким невозмутимым и расслабленным, что никто бы не догадался, что она здесь – редкая гостья. Казалось, что она проходит тут каждый день и знает каждый уголок. Можно было предположить, что в ее сумке лежат аккуратные папки и скоросшиватели, что в ее ежедневнике сплошь и рядом какие-то деловые пометки, а в голове у нее одна за одной генерируются идеи, складываются цифры, проектируются дизайны.

Но это было не так. Когда-то, еще до рождения дочери, когда Искра работала офис-менеджером в одной солидной фирме, она вела себя так самым естественным образом, а сейчас у нее просто срабатывала мышечная память: ходить с важным видом, держать спину прямо, говорить ровным тоном, улыбаться – приветливо, но не заискивюще. Хотя внутри Искра вся тонула в собственных комплексах и понимала, что то, что она изображает – чистой воды фейк11
  Фейк – жарг., неол. любая подделка, выдаваемая за настоящую вещь


[Закрыть]
, отработанный методом проб и ошибок.

Сейчас, отдыхая после своего второго за день собеседования, Искра действительно генерировала в голове идеи и перебирала цифры. Но эти размышления не имели отношения к миру бизнеса – она просто пыталась прикинуть, долго ли еще она протянет в этом городе на ту смешную сумму, что у нее осталась, и гадала, у кого бы еще одолжить денег. Также она думала о дочке, о том, что очень тяжело засыпать одной в комнате, не слыша ее ровного дыхания в детской кроватке, что надо как можно скорее устроиться на работу и забрать малышку от бабушки, определить ее в садик… Затем она позволила себе несколько минут помечтать об уютной квартирке неподалеку и о вечерах, когда она будет забирать дочь из сада, идти с нею мимо вон того мороженщика и покупать ей эскимо, и о том, что, наконец, они заживут спокойно… Лицо девушки в этот момент смягчилось, губы растянулись в легкую улыбку, синие глаза ласково смотрели на все вокруг из полуопущенных век. Один прохожий, мужчина средних лет, который шел мимо и косился на нее, решительно шагнул было к ее скамейке, но именно в этот момент Искра отмахнулась от своих фантазий, напомнила себе, что ей еще очень много предстоит пахать ради этого, снова нахмурилась и стала неприступной. Мужчина на секунду замешкался, а затем выправил свою траекторию дальше по аллее. Искра этого даже не заметила, она снова думала о трудностях, которые ей предстоят.

На сегодня у нее был еще один вариант. Искра специально попросила назначить ей время под конец рабочего дня, так сказать, напоследок, так как отнесла эту вакансию к разряду труднодостижимых. Офис компании «Акамарачи», где требовался ассистент руководителя, располагался прямо в соседнем здании, и его зеркальные окна выходили на этот сквер. Подумав об этом, Искра поспешно убрала ноги с дорожки и, помедлив, перекрестила их и щелчком избавилась от невидимой соринки на чулке. Надеть чулки в такую жару ее заставила все та же подруга Анна. «Никто не набросится на тебя с домогательствами из-за каких-то чулок, – сказал она, – но немного соблазна не повредит». Искра вздохнула: соблазнить руководителя «Акамарачи» было бы очень даже неплохо. Вчера вечером, зайдя на их сайт, она долго любовалась светловолосым мужчиной в центре коллективной фотографии топ-менеджеров компании. По его осанке и надменному взгляду серых глаз было сразу понятно, что он тут главный. И, пожалуй, быть ассистентом при таком шикарном мужчине – это не работа, это просто каждодневный праздник, за который еще и неплохо платят, подумала тогда Искра. Затем она осознала, что присматривается, нет ли у него кольца на пальце, и срочно напомнила себе, что ей сейчас не до романтических фантазий, тем более таких нереальных. Впрочем, резюме она все-таки отправила, просто так. И забыла об этом, пока ее, как ни странно, не пригласили на собеседование.

Старенький телефон сипло пискнул напоминанием, что пора выдвигаться. Искра поспешно встала, надела очки и твердым шагом направилась вон из сквера, на шумную улицу, в сторону главного входа в здание.


Агентство «Акамарачи» было именно настолько пафосным, насколько может себе позволить лидер на своем рынке: две сотни высококвалифицированных специалистов трудились на этажах с первого по пятый высотного бизнес-центра, расположенного в самом центре столицы с арендной платой в несколько нулей за квадратный метр. Но при этом было заметно, что здесь стараются сделать так, чтобы помпезностью и громоздкостью не отпугнуть посетителей. Когда Искра поднималась по ступеням к огромным зеркальным дверям, то уже готовилась прилагать усилия по их открытию. Однако двери гостеприимно разъехались сами, как в супермаркете. Под ногами зашуршал мягкий ковер, заботливо постеленный на скользкие плиты, в холле играла приятная музыка, а из глубин здания пахло свежей выпечкой. Должно быть, где-то там был кафетерий.

– Чем могу помочь? – поинтересовался старушечий голос из-за стойки рецепшн. Искра едва не подпрыгнула на месте от неожиданности, потому что думала, что там никого нет. Выдохнув, она подошла, заглянула за стойку и обнаружила там пожилую женщину с вязанием на коленях. Это слегка ошарашило Искру. В такой серьезной компании она ожидала встретить на входе либо плечистого секьюрити с торчащим из-за уха проводком от микрофона, либо длинноногую секретаршу с экзотической внешностью, но никак не среднестатистическую бабульку с «дулькой» на затылке и в кофте домашней вязки. Искра тут же мысленно окрестила ее вахтершей.

– Я… мне, наверное, к… кадровику… в «Акамарачи» на собеседование. Искра мысленно отказалась от термина «HR-менеджер», прикинув, сколько старушке лет.

– Хьюман ресурсы на пятом этаже. Вторая дверь от лифта, – ответила старушка и тут же потеряла к Искре интерес, заговорив в телефонную трубку: – Маша, слесаря мне вызови, который раз прошу! – затем она обрушила трубку куда-то за стойку и горестно, как бы ни к кому не обращаясь, пожаловалась: стул проклятущий… ничего не видать.

Искра, которая уже сделала пару шагов по направлению к лифту, остановилась. Можно было, конечно, сделать вид, что она не слышала жалобы бедной женщины и идти своей дорогой. Однако Искре вспомнилась одна из прочитанных заумных статей с советами по поиску работы. Там рассказывалось о различных необычных испытаниях, которые работодатели подстраивают кандидатам, проверяя их порядочность, ответственность, человечность и прочие нужные качества. Пожалуй, старушка с опущенным сиденьем вполне могла быть такой вот проверкой.

– Так давайте я помогу, – предложила Искра. – Вам, наверное, кто-то отрегулировал высоту сиденья.

Старушка подозрительно посмотрела на Искру. Можно было подумать, что она решала, стоит ли одалживать этой незнакомой девице свою годовую пенсию. Причем решала долго, задумчиво поджимая губы и вздыхая. В это время Искра бросила взгляд на часы и сильно пожалела о своем предложении: время поджимало, а опоздать на собеседование – значит наполовину его провалить. Кроме того, версия об испытании таяла на глазах: никто в пустом холле за ними наблюдать не мог, да и старушка была весьма натурально медлительной и вредной, а может, и вовсе думала уже о другом, позабыв об Искре. То, что она выучила слово «хьюман ресурс», еще не значит, что с рассудком у нее полный порядок. Наконец, после долгого раздумья и сверления взглядом, вахтерша милостиво кивнула:

– Ну, помоги.

Девушка обошла стойку и подошла к бабульке, которая, как она и подозревала, восседала на обычном офисном кресле с максимально опущенным кем-то сиденьем. Возможно, кто-то из местных сотрудников решил мелко подшутить или отомстить за что-то старой гарпии.

– Э… вам придется встать, – извиняющимся тоном сказала Искра.

Старушка недовольно пожевала пустым ртом, осторожно освободила стул и встала рядом. Как выяснилось, росточком она была таким, что даже стоя, не могла бы углядеть что-то из-за своей стойки. Искра нырнула под кресло и принялась регулировать высоту.

– Так подойдет? – спросила она, выбравшись из-под кресла.

Вахтерша, не спеша, снова взобралась на стул и задумчиво покрутилась на нем в разные стороны.

– Высоковато, – с упреком сказала она Искре, – ноги висят.

Ругая себя на чем свет за то, что ввязалась в эту историю, Искра снова нырнула под стул. Просить старушку снова его освобождать она не стала, на это уйдет целая вечность. По идее, Искра уже две минуты как должна была собеседоваться, а вместо этого она, стоя чуть ли не на четвереньках, регулировала высоту стула какой-то вредной консьержке, которая и спасибо-то не скажет.

– А сейчас? – тоскливо поинтересовалась Искра. Она решила пока не вылезать из-под кресла, на случай если бабке снова что-то не понравится.

В ответ она услышала покашливание, которое явно издала не пожилая женщина. Искра поспешно выпрямилась, по дороге зацепив свою безупречную прическу за подлокотник. Пару секунд ушло на выпутывание и мысли о том, как бы здорово было сейчас просто телепортироваться на пятый этаж. Наконец она смогла как можно достойнее подняться и оглянуться.

– Пойдет, – милостиво ответила бабка, но Искра про нее уже забыла. Залившись румянцем, она смотрела на красавца-брюнета с мотоциклетным шлемом под мышкой. Он стоял сбоку от стойки так, что явно видел все, что вытворяла Искра, с самого невыгодного для нее ракурса. И, судя по одолевшему его кашлю, он изо всех сил старался подавить смех. Конечно, это был всего лишь какой-то курьер или клерк, судя по его взъерошенному виду и небритости, но от этого было еще обиднее. Искра мысленно прокляла свой альтруизм, подхватила брошенный на стойку портфель, обошла старушку с ее злополучным креслом и, поравнявшись с брюнетом, придала своему лицу непроницаемое выражение.

– Ну и славно, – сказала она ледяным голосом. Ответ она адресовала старушке, хотя смотрела на веселящегося парня. Тот мгновенно посерьезнел и по-армейски вытянулся. Глупый, невежественный мальчишка.

В полной тишине, не глядя больше ни на кого, Искра проследовала к лифту, про себя молясь, чтобы в нем было зеркало и чтобы она успела хоть что-то сделать с волосами.


HR-менеджер компании серьезная дама, в брючном костюме и с клатчем под мышкой, встретила Искру прямо у дверей лифта.

«Уже домой собралась», – поняла Искра с досадой и порадовалась тому, что видела фотографию этой дамы на сайте. Иначе они сейчас разминулись бы, Искра проторчала бы полчаса под закрытой дверью и ушла бы ни с чем. Но дама не пыталась уйти, она смотрела прямо на Искру и приветственно ей улыбалась. Видимо, ее опытный глаз сразу усмотрел в Искре соискателя.

– Искра Юрьевна? – осведомилась она и, получив кивок, пожала ей руку. – Меня зовут Ольга. Куда правильно ставить ударение в вашем имени? На «и» или на «а»?

– На «и», – ровным голосом ответила Искра и последовала в том направлении, куда жестом пригласила ее Ольга, – Я прошу прощения за опоздание, я понимаю, что оправдываться просто глупо, но у меня возникла заминка с вашей вахтершей…

– С кем? – озадаченно переспросила Ольга, но тут же улыбнулась снова. – А, ну да, бывает… пойдемте.

Но до кабинета они дойти не успели. Им преградил путь выскочивший из-за декоративного вазона ребенок. Мальчик лет четырех, чересчур бледный, слегка растрепанный, с блестящим потным лбом, казалось, провалился в это тихое и строгое заведение через какую-то дыру в пространстве с целью расколотить в этом коридоре всё ценное. Искра среагировала мгновенно: ловко отскочив с его дороги, она подхватила закачавшийся вазон и поставила его ровно. Ольга между тем, отчаянно скользя шпильками по полу, старалась удержать ребенка за плечи.

– Это мой племянник, – вымученно улыбнулась она Искре, когда мальчик наконец был остановлен и взят на руки. Искра с сочувствием проследила, как мальчик беспощадно чертит своими пыльными подошвами по ее брюкам. – Случился форс-мажор, и его не с кем было оставить. Вот, привезли мне… а я, знаете ли, вообще не была подготовлена сегодня…

– Понимаю… позвольте, – Искра машинально перехватила руку мальчика, который исподтишка старался дотянуться до электрического щитка на стене, и попробовала заинтересовать ребенка невинным вопросом: – Как тебя зовут?

В ответ ей был продемонстрировал на редкость длинный язык. Ольга смущенно рассмеялась.

– Знаете… – сказала она, – я как раз собиралась попросить кого-нибудь из сотрудниц, чтобы его отвели в кафе-мороженое. Правда, лучше им его увидеть уже после того, как согласятся.

– Пожалуй, это очень дальновидно, – согласилась Искра.

– Так что… будьте добры, побудьте с ним. Буквально минуту.

Искра растерялась и развела руками. Дурацкая ситуация. Разве может она отказать человеку, которому предстоит решить, получит она работу или нет? Мальчик перекочевал к ней на руки, но как только Ольга скрылась за углом, Искра поставила его на пол. Ребенок поглядел на нее снизу вверх, а потом неожиданно энергично наступил ей на ногу. Искра охнула от боли, а он уже помчался по коридору вслед за теткой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Поделиться ссылкой на выделенное