Адам Эпштейн.

Круг Героев



скачать книгу бесплатно

Берни, Розелле, Филлис и Джеку – моим бабушкам и дедушкам. Где бы то ни было – здесь или в Завтрашней Жизни, – вы и есть мой Круг Героев.

А. Дж. Э.


Моему сыну Райдеру. Ты – лучшее из моих приключений.

Э. Дж.

Adam Jay Epstein & Andrew Jacobson

THE FAMILIARS: CIRCLE OF HEROES

Copyright © 2012 by Adam Jay Epstein and Andrew Jacobson

Illustrations copyright © 2012 by Greg Call


Перевод с английского Александры Сагаловой

Иллюстрация на обложке Питера Чана и Кей Аседеры

Иллюстрации в тексте Грега Колла


© А. Сагалова, перевод, 2017

© Издание на русском языке. ООО «Издательская Группа "Азбука-Аттикус"», 2017

Издательство АЗБУКА®



1
1
Бегство

Элдвин отпрянул от ужасного смрада, волной накатившего на восточную стену Бриджтауэра. Полная луна бросала отблеск на зловещее шествие; голые черепа, выпирающие ребра, копыта и лапы – все купалось в резком желтом свете. Мертвые животные, огромные и совсем крошечные, от слонов-исполинов до тараканов, неумолимо надвигались на город.

У другого фамильяра при виде всей этой жути, может, лапы и подкосились бы. Но только не у Элдвина. Он твердо стоял на крыше таверны «У башни» и переглядывался с другим столь же бесстрашным фамильяром – своей подругой, голубой сойкой Скайлар. А вот Гилберт, третий их товарищ, похоже, чувствовал себя не так уверенно.

– Мы идем туда, где хорошо. На болото с комарами, – нараспев бормотал лягух, изо всех сил пытаясь одолеть панику. – Я так и вижу цветок кувшинки, весь кишащий вкусными букашками…

– Мертвая армия не знает усталости, голода и страха, – произнесла Скайлар. Прозвучало довольно-таки пугающе.

– А как вообще можно убить того, кто уже мертв? – спросил Элдвин.

Ему никто не ответил.

– Будь со мной моя магия, я бы вышвырнул их всех назад, в Завтрашнюю Жизнь! – погрозил Джек, верный Элдвина.

– Нет у тебя никакой магии, скажи спасибо Паксахаре, – напомнила младшему брату Марианна. – И ни у кого из людей нет. Даже у королевы Лоранеллы.

Элдвин смотрел на мертвую армию. Бараньи скелеты, вытянувшись шеренгой, громили рогами городскую стену. Полуистлевшие медведи вцеплялись когтями в бойницы и расшатывали камни, пытаясь сделать отверстия пошире.

– Так они быстро доберутся до Резного Камня, – сказал Далтон, старший из волшебников-учеников.

Элдвин перевел взгляд со стен на городскую площадь. Прямо перед зданием суда виднелся испещренный руническими символами камень, а возле него застыли воины королевы Лоранеллы. Таких камней, поставленных еще в древние времена, в Огромии было три.

И каждый из них обладал способностью призвать Скитающуюся Цитадель. Но не просто так, а при одном условии: вокруг камня должны собраться в круг семь животных. И не каких-нибудь, а волшебных – наследников тех, кого называли Первыми Столпами.

Их-то и собирались разыскать Элдвин с друзьями. А для этого им понадобилась помощь Гримслейда – знаменитого на всю Огромию охотника.

Бараньи скелеты не ослабляли натиска. Мощная стена пока держалась, но кое-где начала сдавать – в каменной кладке уже появились небольшие проломы.

– Пока Паксахара скрывается в Цитадели, ее мертвяки никуда не денутся. Кого им бояться? Да и Паксахаре тоже, – заметил Далтон. – Скайлар, давай карту.

Голубая сойка запустила коготь в кожаную сумочку, выудила свернутый в трубочку пергамент, разложила его на крыше и аккуратно разгладила крылом.

– Нам нужно разыскать нескольких животных. Поэтому мы вас и позвали, – сказал Джек Гримслейду.

– Мангуста, оранжевую жабу, росомаху, королевскую кобру, собаку породы бладхаунд и конь-огня, – уточнила Скайлар.

– Некоторых мы знаем, где искать, но не всех, – продолжил Джек.

– Нам известно про обезьяну-ревуна, живущую в Сплит-Ривере, – подхватил Далтон. – И еще про бладхаунда из Сумрачных холмов. А с остальными пятью нам понадобится ваша помощь.

– Что ревун забыл в Сплит-Ривере? – проворчал Гримслейд. – В последнее время их брата там днем с огнем не сыщешь. Сидят себе на ветках в Лесу-под-Лесом и знай колотят в барабаны.

– Эта обезьяна – фамильяр одного из учеников нашего прежнего наставника, – пояснила Марианна. – Они вместе защищают Сплит-Ривер уже много лет.

Скайлар и Гилберт много рассказывали о Банши и Галлеоне. Галлеон слал им в Каменный Ручей письма, где расписывал свои приключения, – Элдвину даже доводилось заглядывать краем глаза в эти послания.

– Значит, подберем ревуна и собаку и двинем на север, к Бездноватому каньону, – предложил Гримслейд. – Там водятся мангусты и королевские кобры, они прячутся в расселинах гор Кайласы. Я их уже выслеживал с Ольфаксовой мордой. Дайте-ка мне это ваше перышко.

Охотник потянулся к сумочке Скайлар и попытался схватить Писаруса. Но не успел он сжать кулак, как перепуганное перо выпрыгнуло из его руки, скользнуло через карту и спряталось за спиной у Гилберта. Из Гилбертова бутонного рюкзачка показались нос и уши Тенька. Щенок призрачной гончей, записавший Гилберта к себе в хозяева, свирепо загавкал на Гримслейда.

– Все хорошо, – заверил лягух Тенька и Писаруса. – Он теперь за нас.

Писарус осторожно высунулся из-за спины Гилберта и медленно-медленно вернулся к карте. Повинуясь указаниям охотника, волшебное перо принялось прокладывать маршрут от Сумрачных холмов к Бездноватому каньону.

– Значит, мангуста и кобру найдем в расселинах Кайласы, – продолжал Гримслейд. – А с остальными вот эта штуковина управится.

Он показал на пристегнутый к поясу волчий нос. Элдвину такие были известны не понаслышке. Ольфаксова морда-ищейка, фирменный товар пещерных шаманов из Сталагмоса. Темная магия к вашим услугам: и выследит добычу, и сцапает. Всего-то несколько недель назад Элдвин бегал от этой самой Ольфаксовой морды. И надо же, как все повернулось: теперь Гримслейд из главного Элдвинова кошмара превратился в союзника.

– Можно, я тоже скажу? – вмешалась Марианна. – Давайте росомах оставим напоследок. Они в сговоре с Паксахарой. Росомаха нам без боя не сдастся.

– Если зверь мертв, ему не до боев, – пожал плечами Гримслейд.

– Мы, наверное, не совсем ясно выразились, – поспешил уточнить Далтон. – Все животные нужны нам живыми.

– Ну тогда еще приплатить придется! – прорычал охотник.

Послышался громкий треск. Пока фамильяры и их верные совещались с Гримслейдом, бараньи скелеты трудились не покладая рогов. Небольшие отверстия в восточной стене превратились в огромные провалы. Авангард Воинства Мертвецов уже стал просачиваться внутрь.

– Плохо дело – тут и в лужу не смотри, – пробормотал Гилберт, чьим волшебным даром было видеть будущее на поверхности воды.

Через весь город донесся громкий звон колоколов из храма Солнца. Элдвин не раз слышал этот звон – всегда такой безмятежный, он возвещал восход. А теперь колокол звонил яростно, неистово; он предупреждал жителей Бриджтауэра о грозящей им беде. И, слыша предостережение, люди спешили укрыться в домах и лавках.

– Пойдемте-ка, – позвал Гримслейд. – Пора и честь знать.

Все устремились за охотником; Гримслейд первым спрыгнул в чердачный люк и очутился на лестнице. Пара мгновений – и вот они уже снова внизу, в таверне «У башни». Там болталось только несколько совсем уж завзятых выпивох, из тех, что умрут с кружкой эля в руке. Гримслейд вытащил монету из холщового мешочка, только что полученного в уплату, и кинул на столик, где еще недавно сидел. Двое воинов королевы, сопровождавшие юных волшебников и фамильяров, заняли места слева и справа от них. Выйдя из таверны, Гримслейд повел своих спутников кривым переулком к главной улице. Повсюду слышался стук и скрежет: люди торопливо закрывали ставни и баррикадировали двери мебелью потяжелее.

Вот и главная улица: пойдешь по ней на запад – придешь к зданию суда, пойдешь на восток – придешь к городским воротам. Входить в город и выходить из него положено через ворота, да это и самый короткий путь. Но сейчас пойти коротким путем означало бы отправиться прямо к Воинству Мертвецов.

– Я знаю, как выбраться из города, – сказал Элдвин Джеку. – Давайте все за мной.

Джек перевел остальным спутникам-людям его слова, и Элдвин побежал впереди. Уже не впервые он мысленно возвращался в тот день, когда началось его приключение. Тогда он, обычный бродячий кот, удирал от Гримслейда. А теперь удирать приходилось не от Гримслейда, а вместе с ним. Уносить лапы и ноги, пока Паксахарины мертвецы не перекрыли наглухо все выходы.

Откуда-то сверху раздавался жуткий гогот – все ближе и ближе. Элдвин глянул вверх через плечо. Двое шимпанзе-зомби скакали по навесам открытого рынка. Воины Лоранеллы обнажили мечи.

– Бегите! – приказал один из них. – Мы сами разберемся.

Фамильяры, их верные и Гримслейд помчались дальше. Элдвин чувствовал у себя на шее отцовское ожерелье из шепчущих раковин – с каждым шагом оно легонько подпрыгивало и касалось его шерсти. Кот обернулся на бегу – двое воинов доблестно сражались с жуткими мертвецами. Элдвин вел всю компанию вдоль улицы с лавками, где торговали медной утварью, мечами и прочим кованым и литым добром. Вечернюю тьму разгоняли фонари: на столбах высотой по пояс горели свечи в стеклянных сосудах. Элдвин и его спутники шмыгнули в переулок, загроможденный кучами мусора, и остановились – Джеку и Марианне нужно было передохнуть.

Из-за мусорной кучи показалась тощая крыса.

– Ой нет, к нам не суйся! – заверещала она при виде Элдвина. – Знаю я тебя, ты только беду накличешь!

В этот миг в переулке возник Гримслейд.

– А… а он-то т-т-тут з-з-зачем? – пролепетала насмерть перепуганная крыса.

– Это не то, что ты думаешь. – Элдвин изо всех сил старался говорить уверенно. – Он теперь за нас.

– Гримслейд?! Элдвин кивнул.

– Ха! – фыркнула крыса. – Такое и во сне не приснится.

И вдруг ближайшая стена проломилась. Через дыру, раскидывая камни, ввалился медведь-мертвец. В боку у него зияла огромная дыра, и оттуда во все стороны хлестал желудочный сок. Намерения у медведя были явно не мирные.

– Элдвин, будь другом, вали отсюда, а?

С этими словами крыса исчезла под грудой обломков, предоставив всем остальным разбираться с восставшим мертвецом.

Джек выхватил из кучи мусора недоделанный меч и отважно кинулся на медведя. Грузный зверь легко сбил его с ног и уже поднял костистую лапу, чтобы придавить противника.

Увидев, что его верный в опасности, Элдвин не стал мешкать. Он сосредоточился на ближайшем столбе и поднял со стальной подставки стеклянный сосуд со свечой. Сосуд на мгновение завис в воздухе, а потом Элдвин усилием мысли метнул его прямо в дырявый медвежий бок. Огонь соприкоснулся с едким желудочным соком, и – бах! – зомби взорвался изнутри. Во все стороны полетели клочья шерсти и липкие ошметки. Гилберта закидало этой гадостью с головы до пят.

Тенек высунул морду из рюкзачка и слизнул с лягушачьей ладони противную слизь.

– Фу-у, Тенек, – скривился Гилберт. – Такое даже я есть не стал бы.

Элдвин вскарабкался по обломкам стены и повел своих спутников дальше. Они очутились на совсем темной улице; бродяги из народа перекати-поле валялись на земле, потягивая пойло прямо из бутылок.

– Может, с мертвяками-то проще было бы? – пробормотала Марианна. Кажется, она даже не совсем шутила.

– Если котяра хочет метнуться через Помойные рынки, то тут он не прав, – обратился Гримслейд к Джеку, кивая на железную дверь. – Нижние ворота раньше полуночи не открывают.



Элдвин обернулся к мальчику:

– Скажи ему: я не только благодаря везению каждый раз от него ускользал.

Элдвин сдвинул кучку подгнившего сена, и под ней обнаружился потайной ход, ведущий вниз. Фамильяры проскользнули легко, верные кое-как протиснулись, а Гримслейду пришлось снять плащ, иначе широченные плечи не пролезали. Все очутились в кромешной темноте. Элдвин покосился на Скайлар: уж она-то должна что-нибудь придумать. Сойка тут же наколдовала иллюзию факела. Он горел неярким, но ровным пламенем. А ведь Скайлар за время похода здорово продвинулась в своем мастерстве, подумал кот.

Глаза Элдвина быстро привыкли к полумраку. Фамильяры и их спутники двигались вдоль каменного туннеля; по дну тек медленный ручеек сточных вод. Черно-белый кот возглавлял процессию; по щиколотку в грязи они бежали вниз по коридору – туда, где проход, расширяясь, превращался в подземную рыночную площадь.

Вся пещера была залита каким-то потусторонним светом – это пламя десятков свечей отражалось от покрытых плесенью стен. В сточных водах плавали крепкие, скрепленные меж собой доски – что-то вроде мостиков между каменными островками, на которых расположились шаманы и закутанные в плащи торговцы. Некоторые словно не слышали тревожного звона, едва доносившегося из храма Солнца, и упрямо продолжали стоять где стояли, а кое-кто, наоборот, спешно паковал свое запрещенное добро.

Пещерный шаман, продававший большущих волосатых пауков и маленьких иглоногих, при виде фамильяров грозно замахал кинжалом.

Гримслейд выступил вперед, протягивая пустые ладони:

– Мы просто идем мимо.

Торговец нехотя опустил оружие, но стоило свету упасть на Гилберта, все еще облепленного медвежьими останками, как торговец тут же завопил:

– Лягушка-зомби! – И, снова выхватив оружие, с криком: – Клинок отравлен! – он метнул свой нож в лягуха.

От смертельного удара Гилберта спас Элдвин. Кинжал, остановленный силой мысли, мгновение повисел в воздухе и шлепнулся в грязь.

Пока Элдвин возился с клинком, шаман живо побросал свои пожитки в джутовый мешок и вспрыгнул на небольшой плот.

– Есть узкий проход на север, он ведет во внешний ров, – сообщил Элдвин.

Внезапно раздался женский вопль – это закричала собиравшая свой товар торговка в капюшоне. Вокруг ее шеи обвилась мертвая змея. Элдвин поднял взгляд: змеи так и сыпались через узкие щели в потолке, падали прямо на людей или между ними и без промедления кидались в бой.

Рыночная площадь мигом превратилась в поле битвы. Торговцы пытались защититься своим запрещенным товаром. Змеи валились сверху, просачивались сквозь стены, а фамильяры вместе с верными и Гримслейдом удирали без оглядки, прыгая по деревянным мосткам.

Какой-то торговец на глазах у Элдвина осушил пузырек с желтой жидкостью. Все волоски на теле человека встали дыбом, а с кончиков пальцев посыпались искры.

Торговец схватил мертвую змею, и она изжарилась в его ладонях. Вторую он пинком отшвырнул назад.

– Сок буреягод – мощная штука, – покивала Скайлар. – Но побочные эффекты уж очень неаппетитные.

Только она это сказала, как в желудке торговца раздалось что-то вроде гулкого раската грома.

– Я бы от такой бури держался подальше, – заметил Элдвин.

– Вот и у меня так бывает после молочаевых букашек, – добавил Гилберт.

Нужно было пробиться к причалу у северного прохода. На бегу Далтону подвернулось склизкое бревно; мальчик не удержался и шлепнулся в воду. Он встал на колени, но подняться на ноги не успел – змея-зомби намертво вцепилась ему в икру. И в бок вцепилась бы, не отшвырни ее Гримслейд кованым сапогом.

Марианна протянула Далтону руку и рывком помогла ему встать. Они помчались дальше мимо сражающихся. Какой-то торговец напустил на змей свое хитроумное приспособление с вращающимися ножами – под их ударами черепа и позвонки рептилий, мешаясь с костным мозгом, превращались в кашу.

На миг показалось, что живые берут верх над мертвыми. Но воины Паксахары все так же сыпались и вползали через потолок и стены, и Элдвин понимал, что битва проиграна.

Наконец они добрались до причала с пришвартованной вместительной лодкой. Скайлар тут же принялась клевать веревки, а Далтон – развязывать узлы. Последний швартов упал в воду, и сойка со своим верным присоединились к друзьям в лодке. Гримслейд, обернувшись, выпустил напоследок три стрелы в змеиные скелеты, устремившиеся в погоню за фамильярами и их спутниками.

Деревянное суденышко заскользило по северному проходу. Бойня, учиненная Восставшими Мертвецами, осталась позади, можно было перевести дух. Правда, по сточной трубе быстро не поплаваешь: весла вязли в липкой жиже, а мрак разгонял только наколдованный Скайлар факел.

– Если так пойдет, мертвяки в два счета расколотят первый камень, – вздохнул Джек.

– Ну, у королевы все-таки очень храбрые воины, – отозвался Далтон. Он оторвал лоскут от рукава и теперь перематывал им раненую ногу. – Правда, в сражениях вроде этого от храбрости толку мало.

Им навстречу, покачиваясь, выплыло несколько запечатанных склянок. В каждой из них сидел паук – все разные. Элдвин сразу сообразил, что это товар того самого типа, который махал кинжалом, а потом смылся подобру-поздорову. Вряд ли он бросил бы на произвол судьбы своих бесценных пауков. Наверняка с торговцем стряслось что-то ужасное.

Гилберт языком подтянул к себе склянку с шипастым розовым пауком.

– Гилберт, не сходи с ума, – предупредил Элдвин.

– Ну а что? – пожал плечами лягух. – Есть-то мне рано или поздно захочется.

Лодка вдруг встала, упершись килем во что-то, скрытое во тьме. Все налегли на весла – не помогло. Их судно застряло намертво.

– Что там? – спросил Джек.

– Придется проверить. – Гримслейд неохотно стащил с себя куртку, снял пояс и арбалет.

Охотник спрыгнул за борт. Вода доходила ему до пояса. Поднатужившись, Гримслейд попытался сдвинуть лодку с места. Суденышко тронулось и заскользило вперед. Охотник приготовился запрыгнуть обратно, но не тут-то было – на глазах у изумленных фамильяров и детей неведомая сила утянула его под воду!

Элдвин, Скайлар, Гилберт и их верные, как один, застыли в молчании. Темная вода тоже безмолвствовала. И вдруг охотник вынырнул на поверхность, судорожно глотая ртом воздух. За ним гнался огромный, больше лодки, крокодил-зомби, и на его зубах болтались обрывки одежды, явно принадлежавшей Гримслейду. Далтон схватил арбалет и выпустил стрелу прямо в полусгнившее тело. Крокодилу, впрочем, это никак не повредило. Он нырнул, уволакивая за собой Гримслейда. Охотник снова скрылся под водой.

Элдвин отважно сунул голову и лапы в воду, но без толку. Гримслейда и зомби как не бывало. И только Элдвин собрался вынырнуть, как раздался голос Гримслейда. Далекий, но такой отчетливый; слова как будто прозвучали у Элдвина прямо над ухом: «Рановато мне в Завтрашнюю Жизнь».

Элдвин стал вертеть головой, силясь понять, откуда же доносится голос, но тут Джек втянул его назад в лодку.

– Мы уже ничем ему не поможем, – сказал мальчик. – Надо уходить.



Истлевшая голова с оглушительным всплеском вынырнула. Зомби кинулся к лодке и отхватил кусок деревянной кормы. Далтон, Джек и Марианна принялись грести как ненормальные. Они работали веслами без остановки, пока лодка не вошла в небольшое отверстие в городской стене. Клоака осталась позади; впереди тянулся ров, защищавший северную стену города. Элдвин напоследок всмотрелся во мрак. И к собственному удивлению, почувствовал, что ему жалко Гримслейда. Жалко того, кто недавно был его злейшим врагом.

Фамильяры и дети благополучно сошли на берег в густых зарослях. Город остался на той стороне рва. Далтон со Скайлар на плече выбрался первым; в одной руке мальчик сжимал пояс Гримслейда и его кожаный кошелек, а в другой – арбалет. Остальные последовали за ним; едва ступив на сушу, вся компания бегом припустила в ближайший лес.

Только там, под сенью высоких деревьев, Элдвин, Скайлар, Гилберт и их верные решились перевести дух и расселись на поваленных стволах и замшелых валунах.

Их короткую передышку прервал чудовищный треск и грохот. Обернувшись на шум, Элдвин увидел, как дрогнула и пала стена Бриджтауэра. Мертвые воины Паксахары протопали по грудам кирпичей и потоком хлынули в город.

– Теперь их не остановить, – прошептал Далтон.

А Элдвин смотрел в сторону городского суда и гадал, долго ли еще простоит Резной Камень.

2
За алебастровой стеной

– Надо держаться подальше от большой дороги, – рассуждал Далтон. Перед ним была разложена карта Писаруса, и мальчик водил пальцем от Бриджтауэра к Сплит-Риверу.

Элдвин краем глаза видел, что Скайлар неодобрительно качает головой и топорщит перышки.

– Далтон прав, – поддержала мальчика Марианна. – Мы можем все время идти вдоль Эбса. Судя по письмам, Галлеон и Банши живут в каком-то трактире под названием «Золотая чаша».

Больше сдерживаться Скайлар не могла.

– Нет, – решительно произнесла она. – Это слишком далеко и слишком опасно. Без магии вам в этом походе делать нечего. Сама королева Лоранелла так сказала. Она отпустила вас только в Бриджтауэр. И то лишь в сопровождении воинов.

– Мы в состоянии о себе позаботиться, – возразил Далтон.

– Вы же видели, что сталось с теми воинами, – настаивала сойка.

– И с Гримслейдом, – добавил Элдвин.

– Предлагаешь нам вернуться в Бронзхэвен? – спросил Далтон.

– Нет, – покачала головой Скайлар, – туда вам самим не добраться.

– Меня так просто не возьмешь, – не сдавался мальчик. – Даже без магии.

Скайлар окинула выразительным взглядом окровавленную повязку на ноге своего верного. Далтон хоть и держался молодцом, все же кривился от боли.

– Отсюда несколько часов пути до Каменного Ручья, – сказала сойка. – Вы сможете укрыться в погребе Кальстаффа. Тамошние алебастровые стены защитят вас от врагов.

Как обычно, возражать Скайлар было трудно, поэтому Далтон в конце концов уступил. Было решено, что фамильяры проводят своих верных до Каменного Ручья и только потом отправятся на поиски семерых наследников Первых Столпов.

Они шагали через Аридифийские равнины. Элдвин смотрел на ночное небо и вспоминал, как три звезды кружились и приплясывали над верхушками деревьев, предвещая, что трое из Каменного Ручья станут спасителями Огромии. Сначала он отказывался верить: как это так, он, обычный бродячий кот, – и вдруг один из Троих? Но со временем он принял Пророчество и научился верить в собственные волшебные силы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное