Ада Тагильцева.

Неслучайные случайности



скачать книгу бесплатно

Сотрудники ценят её за преданность компании и умение правильно организовать рабочий процесс. Она хорошо ориентируется в материальном мире, и создала удобные условия работы для своих подчиненных. Несмотря на свойственную ей объективность, Марине постоянно приходится прилагать усилия для того, чтобы прислушиваться к мнению тех, кто от нее зависит. Она старается сдерживать свою эмоциональность, но в критических случаях способна на вспышки гнева, после которых испытывает крайнее чувство стыда и недовольства собой. За авторитарность сотрудники за глаза прозвали её «Железной леди», что не уменьшило их уважения.

На окружающих Марина производит впечатление общительной, хорошо воспитанной, без тени фамильярности, и соблюдающей приличия дамы, с правильной речью и хорошим самообладанием. Никто из посторонних не видел её без безупречного маникюра и небрежно одетой. Несмотря на приверженность классическому стилю, Марине нравится вносить в свой внешний вид какую-нибудь изюминку в виде оригинальной вещицы, полностью соответствующей выбранному имиджу. Благодаря своему умению подолгу носить вещи, которые выглядят как новые, хотя и не соответствуют последним модным тенденциям, ей удается укладываться в те средства, которые она зарабатывает. Никто даже не догадывается, что эта, внешне уверенная в себе и постоянно находящаяся среди людей дама, настолько закомплексована. Почему-то её красивая, но несчастная мать, с детства ласково называла её «страхотой», что привело к постоянно ощущаемому чувству глубочайшего одиночества, несмотря на большой круг общения. В силу закомплексованности ей всегда казалось, что она не интересует мужчин как женщина, а скорее как «свой парень» и дружбу с мужчинами воспринимает как само собой разумеющееся, не всегда ценя эти отношения. Ей кажется, что мужчин отталкивает её чрезмерная независимость, порой кажущаяся недоступность и интеллект, и что они подспудно ощущают её желание выйти замуж, что заставляет их держать с ней определённую дистанцию. После возвращения с учёбы в Ленинграде, случайно встретилась с Илюшей, с которым приятельствовала после школы, и возобновила дружеские отношения, не прекращающиеся вплоть до его смерти. Несмотря на полное отсутствие, какого – либо полового влечения с её стороны, её злило, что Илюше она интересна только как личность. Это сильно задевало её женское естество, и порой угнетали его ежедневные посещения. Ей было жаль своего времени, поскольку для Илюши было важно видеть в её лице лишь понимающего собеседника и иметь возможность проверить на ней правильность собственных суждений.

Только четыре года спустя после создания компаний, когда были преодолены трудности становления и публичные скандалы, и возникло ощущение некоторой стабильности, Марина сочла возможным откликнуться на предложение старого знакомого из областного центра поехать на профильный семинар, на остров Родос. Единственно, что ее беспокоило – выбор сыном невесты, с которой он жил в соседнем городе. Уговоры семьи не помогли, и Марина не видела возможности предотвратить этот брак.

Перед отъездом она познакомилась, насколько ей позволяло время, с маршрутом и историей Родоса, и довольно быстро оформила загранпаспорт.

Николай Котов, физик в прошлом, а в настоящем – довольно опытный и успешный бизнесмен, не боящийся открывать новые виды деятельности, решил попробовать себя в турбизнесе, вернее, хотел помочь своему повзрослевшему сыну, ровеснику сына Марины, войти в этот бизнес.

Сложившийся за последние десятилетия российский менталитет, «обязывал» старшее поколение обеспечить жизненный старт своим детям. Не последнюю роль в этом сыграла массовая безработица девяностых и только что произошедшая смена формаций. Многие родители буквально понимали свои обязанности – кормить, поить и одевать своих недорослей до самой смерти. Расчет Котова был безошибочен. Поездка под маркой семинара по обмену опытом дала возможность его участникам использовать средства своих компаний. Выбор места был великолепен и позволял Николаю быть пионером в открытии этого маршрута для своего региона. Разработка новых маршрутов в турбизнесе требует немалых средств, времени и опыта. У него всё получилось, кроме организации чартерного рейса. Раньше россияне посещали, в основном, Афины, что было редкостью для простого советского интеллигента.

Вначале девяностых бизнес можно было начать с трехрублевого капитала и шариковой ручки, стартовые условия были примерно одинаковы, хотя, тот, кто начинал раньше, получил свои преимущества. Нужно было обладать лишь некоторой наглостью, смелостью и держать нос «по – ветру». Для интеллектуальных видов деятельности было необходимо непрерывное дополнительное обучение. Время требовало готовности принять новые правила игры. Марине удалось заинтересовать своей деятельностью власть имущих, которые помогли административным ресурсом.

В стране более или менее начала налаживаться нормальная жизнь, правда далеко не для всех, и, как оказалось, за счет иностранных кредитов, но продолжались задержки с выплатой заработной платы и пенсий, счёт которых шёл на миллионы «деревянных» рублей, росла безработица, и углубилось расслоение общества. Но уже не столь откровенно действовали бандиты, полки в магазинах заполнялись импортными продуктами и промтоварами. На улицах, расположившись прямо на каких-то ящиках, торговали «челночницы», привозящие товар из Турции, для которых это было единственным средством выживания. Бизнес развивался отнюдь не за счет развития промышленности, а благодаря спекуляциям, в том числе и ценными бумагами.

Само по себе развитие рынка ценных бумаг является положительной тенденцией, но не в той ситуации, которая сложилась в стране. Бурная торговля акциями вновь созданных акционерных обществ, не стоящих бумаги, на которых они печатались, создание финансовых пирамид, самой значительной из которых, являлась созданная государством – рынок ГКО, не способствовали развитию экономики. Для всех уже стал очевидным бандитский характер приватизации, приведший к полному краху ожидания населения на восстановление промышленности. Очень волновала россиян и вакханалия в верхнем эшелоне власти. Мощная индустриальная держава разваливалась на глазах. Одно за другим банкротились предприятия, на которых царила полная разруха, основные средства разворовывались или продавались за копейки. На фоне всеобщей нищеты появились очень богатые люди – олигархи. Во власти возник термин – «семья», которая практически управляла страной, поскольку президент, избранный на второй срок, по состоянию здоровья был не в состоянии самостоятельно заниматься государственными делами. «Семибанкирщина» и реформаторы от власти окончательно разрушали экономику страны.


Самолет отправлялся ранним утром и Котов заехал по дороге в аэропорт за Мариной к её сыну, куда она приехала накануне. До этого она пару раз виделась со своей будущей невесткой у себя дома, когда Олег привозил её домой. Анна не понравилась ни Марине, ни её матери. Это не было женской ревностью к будущей невестке. Олег знакомил их со всеми своими девушками, но только к Анне и ещё к одной девушке они испытывали стойкую неприязнь. Мало того, они считали, что Олегу просто необходимо жениться в его двадцать пять лет и хотели видеть рядом с ним любящую и заботливую жену. Марина с мамой часто обращали его внимание на ту или иную подружку, но Олег отшучивался,

– Я столько не выпью.

Увидев Анну в первый раз, у Марины едва не вырвалось,

– Сколько же ты выпил?

Перед ней предстала девушка в жёваном трико и несвежей блузе с герпесом на верхней губе. Но насторожил её не столько внешний вид, поскольку понятно, что у студентки не может хватать денег на красивую одежду, сколько её внешняя и внутренняя нечистоплотность. За вежливым обращением, проскальзывали лицемерие и лживость. Тем не менее, к Новому году Марина купила Анне красивое платье. Её очень покоробило, когда войдя на другое утро в гостиную, Марина увидела нарядное платье валяющимся на полу.

Приехав к сыну накануне перед отправкой на Родос, она вновь была шокирована, на этот раз грязным постельным бельём, которое Анна постелила для неё. Оказалось, что у них нет ни одного чистого комплекта, а ванная завалена грязным бельём. Пришлось Анне заняться стиркой простыни, которую она высушила утюгом. Холодильник был пуст. Ранее Марина не была у них и не представляла себе, какая плохая хозяйка её будущая невестка.


На фоне происходящего в стране, Марине едва ли не идеальным казалось государственное устройство Ордена Иоаннитов, который владел Родосом двести тринадцать лет. Причиной того, что госпитальеры покинули остров, явилась создавшаяся геополитическая обстановка вокруг острова. Столь малое государство, находящееся во враждебном окружении, не в состоянии продержаться сколь угодно долго без наличия посторонней сдерживающей силы, которой для Родоса была павшая позднее Византия. Жизнеспособность государственного устройства Ордена доказывает и то, что после изгнания, Орден возродился на острове Мальта, как Мальтийский, просуществовав там еще двести шестьдесят восемь лет, где одержал свои крупнейшие победы над исламом, и достиг «зенита» в своих воинских свершениях, хотя в дальнейшем и пришел к своему упадку. Впрочем, крах Мальтийского ордена был предопределен и распрями внутри Ордена, когда главной целью стало обогащение верхушки, а не благоденствие государства.

В самолете Николай сказал Марине, – Я специально приурочил наш тур к Пасхе. Дополнительные выходные позволяют нам «убить двух зайцев» – успеть отдохнуть на море и раньше вернуться к работе. Сегодня суббота, и мы «с корабля попадем на бал».

– Как это? – спросила она.

– Нам обещано присутствие на греческой пасхальной службе в митрополичьем соборе Родоса – Благовещенской церкви, ответил Николай.

– Здорово. Знаешь, в силу своего атеизма, я никогда не была на службе дома. В церковь ходила, скорее больше, как в музей, хотя, моя прабабушка была кержачкой, пока не вышла замуж «убёгом». Дед был довольно набожным, но церковь не посещал – однажды засёк попа при каком-то непотребстве. За стол не садился, не перекрестившись. Бабушка иногда называла его «спасённой душой». Я не помню, что бы она когда-нибудь переступила порог церкви, хотя всех своих внучек тайно окрестила, пригласив священника на дом. Тётя была активной коммунисткой и работала в Горсовете. Ей бы не поздоровилось, если бы властям стало известно о факте крещения детей. Наверное, я ещё не доросла до правильного восприятия Бога. Меня несколько удивляет так внезапно возросший в стране интерес к религии, – откликнулась Марина. – Думаю, что это вызвано отсутствием национальной идеи. Еще недавно, как ты помнишь, у нас был Моральный кодекс строителей коммунизма, – продолжил Николай.

– Полностью повторяющий десять библейских заповедей. Одиннадцатая, правда, гласила, что будущее поколение будет жить при коммунизме. Впрочем, большинство никак не связывало библейские заповеди с содержанием Кодекса, что неудивительно для страны, где религия вот уже восемьдесят лет практически объявлена «персоной нон грата», – проговорила Марина.

– Никто не смог придумать ничего более значительного библейских заповедей, которым скоро исполнится два тысячелетия. С молоком матери была впитана идея патриотизма и гордости за свою отчизну. А чем нам гордиться сейчас? Разрухой? – спросил Котов.

– С одной стороны, наверное, это не плохо. Начали восстанавливаться храмы и небольшие церквушки. Даже создали воскресную телепередачу, где пытаются «сеять доброе и вечное». Вроде как, церковь озабочена плачевным демографическим состоянием народа, чудовищным уровнем алкоголизма и наркомании, развратом и насилием на телеэкранах. Однако ханжеством отдает мода политиков ставить свечки в церкви перед телевизионными камерами. Как-то странно, что вчера все поголовно были атеистами, а сегодня – «лбы разбивают» на церковных службах. Вот и строительство храма Христа Спасителя скоро закончится, где ровно наполовину разворован бюджет, и, который станет парадной цитаделью Русской Православной Церкви. По – моему, – продолжила Марина, – церковнослужители живут в том же обществе, что и мы, и также больны, как и общество. Нередки случаи, когда священники от имени Патриархии претендуют на ту, или иную недвижимость, сулящую финансовую выгоду, и не всегда речь идет о возвращении храмов. Буквально перед отъездом стало известно о «табачном скандале». – Читал? – спросила Марина.

– О чем это? – поинтересовался он.

– Не ручаюсь за достоверность, поскольку по Инету трудно отделить «зёрна от плевел». Но «нет дыма без огня» и я вполне допускаю, что митрополит Кирилл в прошлом году заработал на продаже сигарет, полученных в качестве гуманитарной помощи, порядка семидесяти шести миллионов долларов. Население получило – по кило чечевицы на рыло, с которой не знало что делать, как у нас во время войны – с кофе в изобилии, продававшемся в магазинах. В очередях тётки рассказывали, какая из зёрен получается отменная каша, если их всю ночь томить в русской печи, – со злостью ответила она.

Николай рассмеялся, – Все хотят кушать, и не только хлеб. На хлеб совсем неплохо намазать маслица и икорки положить.

Философское отношение Николая к окружающему миру позволяло ему проще, во всяком случае, внешне, относиться ко всему происходящему, благодаря образованию, семье, интересной работе, которую он поменял на бизнес, когда стало очевидным, что страна круто меняет курс. Он не был лишен известного любопытства, и, будучи интеллигентом, как впрочем, многие, живо интересовался политикой. В это время, встретившись, знакомые начинали разговор уже не о последних новинках литературы, а о политических скандалах и проблемах.


После оформления таможенных деклараций и паспортного контроля в Москве, группа полетела в Грецию. Марину очень удивили простота и скорость прохождения таможенного контроля, где заполненные декларации никто не проверял. В самолете, летящем на Родос, Николай и Марина продолжили свою беседу.

– Если честно, меня больше волнует ситуация в Чечне, – начал Котов. – Мне кажется, что кто-то в Москве экономически очень заинтересован в этой войне. Я считаю, что война закончилась полным поражением, и ещё долго будет дорого стоить России. Чеченским бандитам развязали руки, и Чечня фактически вышла из состава России. Судебная система Ичкерии основана на шариате, и не входит в систему российского правосудия, на ее территории не действует Российская милиция. Вооруженные силы Ичкерии не подчиняются ни президенту, ни министру обороны России.

– Это очень похоже на Портсмутский мир девятьсот пятого года, оформивший поражение России в войне с Японией, но думаю, – ответила Марина, – что это ещё не конец. Границы фактически открыты и через Чечню могут пойти наёмники, чтобы откусить весь Кавказ от России. И это снова будет война. А ещё меня беспокоят и наши дебильные, без учета реалий, реформы, которые приведут население к еще большему обнищанию. Складывается ощущение, что «младореформаторы» выполняют заказ Запада по полному и окончательному развалу страны. Очень показательны их непрекращающиеся выступления по телевизору. Один призыв бывшего министра финансов: «Надо делиться» чего стоит – верх цинизма. Другой сообщает, что накопленный госдолг никто не собирается отдавать, сюр какой-то.

– Господи, как надоел бардак в стране, – воскликнул Котов, – Давай лучше выпьем за нашу поездку и там хоть немного отдохнем от этого дерьма.

– Перед отъездом я нашла устав иоаннитов с тремя основными принципами: бедности, целомудрия и послушания. Рыцари принимали три обета, но очень сомневаюсь, что они им следовали. В конечном итоге их целью были власть и богатство. Целомудренность рыцарей простиралась только на дам высшего света и, вообще, весь рыцарский период сильно идеализирован, – сказала Марина Николаю.

Николай хмыкнул, – Тебе бы, конечно, хотелось сказки. В наше, несколько более цивилизованное время, мы далеки от идеала, а что говорить о средневековье. Из всех обетов соблюдался только один – послушание. Без этого немыслимы военные победы. А, вообще, мне нравится период рыцарства…


Группа туристов, сформированная Котовым, в основном состояла, из достаточно образованных, приятных в общении и уверенных в себе молодых людей, объединенных работой на недавно зародившемся фондовом рынке. Несмотря на относительную молодость, они уже были достаточно обеспечены, а некоторые имели недвижимость за рубежом и приобрели привычки «новых русских». Только три человека, включая Марину и Котова, были значительно старше остальных. Скорее всего, это объяснялось тем, что их поколению было труднее адаптироваться к новым реалиям. Марине было далеко до их благосостояния. Уж слишком она была законопослушной. Она не вела двойной бухгалтерии, не использовала денежных средств своей брокерской компании для спекуляции ценными бумагами, поскольку это было запрещено законом. При действующем в то время налогообложении, когда больше 90 процентов выручки уходили на налоги, работая «по чистому» невозможно было даже платить достойную зарплату себе и сотрудникам. Несмотря на это, она подвергалась жёсткому прессингу, как со стороны бандитов, так и со стороны ОБЭП. Даже если бы она умела и хотела давать взятки, на них у неё не было средств. В областном центре, где подобных финансовых компаний было значительно больше, легче было уходить от налогов и многочисленных проверок. Почти все, кроме Марины, были из областного центра и хорошо знали друг друга. С некоторыми она была шапочно знакома по совместной учёбе или семинарам, однако как ни странно, её знали многие. Краем уха Марина слышала, что о ней ходят какие-то легенды, но, не зная ничего конкретного, не придавала им никакого значения.

В Шереметьево к группе присоединились туристы из Москвы, не имеющие отношения к семинару. С ними летел и, не очень известный в провинции, певец Влад Сташевский со свитой. Марина толком так и не поняла, кто его финансирует и подозревала, что он был приглашен Котовым.


«Боинг» идет на посадку. Под иллюминаторами раскинулся прекрасный остров, северная часть которого, напоминала очертания фюзеляжа самолета с короткими крыльями, освещённый ослепительным солнцем. В аэропорту Родоса, после, весьма формального, паспортного контроля их группу встретили два гида.

– Здравствуйте, мы с мужем приветствуем вас на греческом острове Родос, где будем с вами до вашего отъезда, – сказала гид, – меня зовут Мария, а моего мужа – Грегор. Вы можете обращаться к нам по любым вопросам, и мы с удовольствием поможем вам.

Греки по национальности, всю свою сознательную жизнь лет с семи они провели в Советском Союзе, где жили и учились в специнтернате в Иваново, созданном в конце тридцатых годов. Первыми воспитанниками в нём были дети участников Гражданской войны, сражавшихся на стороне испанской Народной армии, вывезенные вместе с золотым запасом страны из воюющей с фалангистами Испании. Греческих детей, чьи родители – коммунисты погибли при фашистском перевороте в Греции в 1968 году, так же вывозили в Союз и предоставляли им идеальные условия, значительно лучшие, чем советским сиротам. Через шесть лет террористическая военно-фашистская диктатура Греции пала, но им, несовершеннолетним, некуда и незачем было возвращаться на родину. После школы наши гиды окончили институт и поженились. Возможно, они так бы и остались в Союзе, если бы не его распад и кошмар революции. Несколько лет жизни на родине, при которой в конце девяностых они не испытывали особых экономических проблем, не уменьшили их эйфории. Мария взахлёб рассказывала русским туристам, о том, как им здорово живется на родине, что благодаря членству Греции в Общем рынке греки имеют возможность получать бесплатное образование в Европе. Марина в её словах не услышала ни грана благодарности к Советскому Союзу, который подарил ей и её собратьям не только бесплатное воспитание и образование, но и саму жизнь.

– Как коротка человеческая память, – подумала Марина, переглянувшись с Котовым.


По дороге из аэропорта в гостиницу, Мария коротко коснулась истории Греции,

– Вы прибыли в юго-восточную часть Эгейского моря, в которой у юго-западного побережья Турции расположился четвертый по величине остров Греции архипелага Южные Спорады – Родос, являющийся одним из центров эгейской культуры. Площадь острова с преимущественно горным рельефом составляет 1400 квадратных метров. Он относится к группе двенадцати Додеканесских островов. Длина Родоса составляет 78 километров, максимальная ширина – 38, с протяженностью береговой линии – 220 километров. Административным центром Додеканеса является город Родос.

Согласно мифу, остров Родос поднялся из глубин моря по воле Зевса в дар богу Солнца – Гелиосу. Родос был заселен еще в эпоху неолита. Ахейцы создали на острове мощную державу в 1400 году до нашей эры. Благодаря своему выгодному географическому положению и торговле, остров достиг процветания. Берег имеет несколько удобных гаваней, а сам остров отличается здоровым климатом и вечно ясным небом. И дня не проходит без того, чтобы солнце не освещало остров, который был богат природными ресурсами: мрамором, особым видом чистого мела, корабельным лесом, вином, черными смоквами и чрезвычайно приятной на вкус рыбой елоф. Родос был посвящен Гелиосу, который почитался там вместе со своей дочерью Электрионой; кроме того, там был распространен культ Зевса Атабирия и героев Геракла и Тлеполема. Миф называет первыми древнейшими обитателями острова тельхинов (тюленей), которым Рея отдала на воспитание младенца Посейдона. За бесчестье сыновей



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8