Александр Абрамов.

Воскресение Христово видевше. Беседы на воскресные евангельские чтения / 2017



скачать книгу бесплатно

Рекомендовано к публикации Издательским советом Русской Православной Церкви

ИС Р16-614-0542


© Издательский дом «Никея», 2017

* * *

От автора

Недавно в одной аудитории мне был задан вопрос: «Нужно ли причащаться и исповедоваться для того, чтобы вести христианскую жизнь? Или достаточно просто читать Евангелие и святых отцов?» Меня изумила как постановка вопроса, так и слово «просто» применительно к Евангелию. Может ли быть легким постижение того, что требует перемены всей твоей жизни?

Священное Писание – не просто текст, не просто сложная и многослойная мысль, высказанная в определенный исторический период. Это всегдашний призыв к покаянию и обновлению. Евангелие нельзя пробежать глазами, с ним нельзя «познакомиться». Его можно только прожить. Так сделали ученики Христовы – простые люди, ставшие апостолами и изменившие тот мир, в котором мы живем.

Все богословие Церкви концентрируется вокруг темы Воскресения Христова. Всякое воскресное богослужение у нас – пасхальное, а сам воскресный день мы называем «малой» Пасхой и им начинаем неделю.

В предлагаемой вашему вниманию книге содержится попытка совместно с читателем поразмышлять над страницами воскресных евангельских чтений календарного года. Эти чтения различны: здесь и повествования о чудесах Спасителя, и Его притчи, и прямое изложение учения Христова. Объединяет их одно: Церковь, ставя воскресный день в начало каждой недели как день Господень, предлагает за богослужением те отрывки Священного Писания, которые позволяют наилучшим образом приблизиться к вхождению в тайну Воскресения.

Когда человек готовится к путешествию, он изучает маршрут, думает о том, что ему нужно с собой взять. Церковь ежевоскресно, предлагая евангельские чтения – необязательно прямо связанные с Пасхой, – собирает нас в путешествие к Горнему Иерусалиму. Христос наполняет наш духовный рюкзак теми вещами, которые в этом путешествии незаменимы. Они и обезопасят нас, и научат, и помогут не сбиться с пути.

Мы с вами будем на страницах этой книги путешествовать по текстам воскресных евангельских зачал, которые станут нашим компасом, нашим путеводителем. Мы постараемся нащупать главное: о чем говорит нам Церковь языком святых евангелистов. Это путешествие не может быть легким. Оно заставит нас задавать вопросы и священному тексту, и самим себе, и окружающему миру, но это всегда будет опыт восхождения от Пасхи «малой» к Пасхе Вечной. Опыт приближения к тому, что судил нам Господь, – к Бого– и самопознанию.

Не желая утруждать читателя богослужебными подробностями, скажу о том, в каком порядке расположены евангельские чтения в этом издании. Они приведены нормативно, то есть в соответствии с рядовыми чтениями евангельского столпа, как это рекомендует указатель Богослужебного Евангелия, именуемый «Сказание, еже како на всяк день должно есть чести Евангелие седмиц всего лета».

Так называемые приступки и отступки, то есть случаи, когда рядовые воскресные евангельские чтения опускаются или повторяются, не учитываются.


Автор выражает благодарность за помощь в подготовке этой книги священнику Сергию Андриянову, Ксении Толоконниковой, Елене Агафоновой, Валентине и Никите Евсеевым, Юлии Ивановой.

1 января
Неделя 28-я по Пятидесятнице

Он же сказал ему: один человек сделал большой ужин и звал многих, и когда наступило время ужина, послал раба своего сказать званым: идите, ибо уже все готово. И начали все, как бы сговорившись, извиняться. Первый сказал ему: я купил землю и мне нужно пойти посмотреть ее; прошу тебя, извини меня. Другой сказал: я купил пять пар волов и иду испытать их; прошу тебя, извини меня. Третий сказал: я женился и потому не могу прийти. И, возвратившись, раб тот донес о сем господину своему. Тогда, разгневавшись, хозяин дома сказал рабу своему: пойди скорее по улицам и переулкам города и приведи сюда нищих, увечных, хромых и слепых. И сказал раб: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место. Господин сказал рабу: пойди по дорогам и изгородям и убеди прийти, чтобы наполнился дом мой. Ибо сказываю вам, что никто из тех званых не вкусит моего ужина, ибо много званых, но мало избранных.

Лк. 14: 16–24


Приглашает домовладыка – конечно, это образ Господа – на свой пир разных людей, которые по каким-то причинам ему известны и симпатичны. И каждый отговаривается теми или иными очень простыми бытовыми вещами. И тогда хозяин гневается.

Природу Божественного гнева мы понимаем совершенно неправильно. Вот подумаем: ну а что человек разгневался? Пригласил массу людей, часть из них не пришла, не смогла прийти. Казалось бы, с точки зрения совсем обыденной как раз очень хорошо: меньше тратиться, меньше готовить, хлопотать… А домовладыка разгневался. На кого он разгневался? На тех, кто не пришел? Но об этом ни слова не сказано. Ничего не говорится о том, что он их наказал или отлучил в дальнейшем от общения с собой. Это «разгневался» эквивалентно «огорчился, расстроился», потому что хозяин хотел своим приглашением доставить радость приглашенным. А они эту радость променяли на мелочи, совершенно никчемные дела.

Гнев Божий не направлен прямо на человека, это не гнев, испепеляющий грешника. Это гнев огорчения, гнев горя. Господь человека милует.

Когда мы говорим: «Прислал мне Господь скорби, наказал меня Господь, я здесь и сейчас так страдаю, потому что попустил Христос», – мы совершаем тяжкий грех: кощунство. Потому что нет никаких попущений Божиих. Мы сами навлекли на себя беды и тут же свалили их на Христа: «Вот, попустил нам Господь страдания».

Как милосердный и зовущий на трапезу Господь может попускать злое, испепелять, уничтожать? Это не бог языческих пантеонов, который взбеленился и наслал смерть; не понравилось ему что-то – взял, повернулся, ушел из жизни человека. Христос от человека неотлучен до той поры, пока он сам не выставляет Его за дверь.

Но есть еще одна вещь, более важная, имеющая отношение к каждому из нас ежесекундно. Когда те, кого позвали, не пришли, владыка дома посылает своих слуг на улицы, по дорогам, далеко и близко и приглашает различных людей – нищих, слепых, увечных. И они откликаются. И раб докладывает своему господину: господин! исполнено, как приказал ты, и еще есть место.

Это место для каждого из нас. Место еще есть! Многих позвали, многие откликнулись, но есть еще место на этой трапезе. И мы не отринуты. Не заперли дверь на ключ перед нами, не сказали тех страшных слов, которые прозвучат в Евангелии: идите от Меня, проклятые. Мы не проклятые, мы те, для кого держат место. Нам нельзя проигнорировать это приглашение. Вернее, мы все можем сделать, но то место, которое держит для нас Господь на Своей трапезе, – это счастливейшее место. Здесь, на земле, мы получаем его через принадлежность к Церкви, там, в Царствии Небесном, – в общении с Богом.

Все, что мы делаем, мы должны делать, ощущая, что место есть и мы не брошены. И не должны отговариваться незнанием, занятостью, делами и прочими важностями, которых, с нашей точки зрения, миллион, но которые ничего не стоят по сравнению с тем приглашением, которое делает нам Христос.

8 января
Неделя 29-я по Пятидесятнице

И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас. Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога, и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин. Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника? И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя.

Лк. 17: 12–19


Самый поверхностный слой этой притчи выглядит так, что она о благодарности. О том, что Бог нечто вам дал и исцелил, а вы не возвращаетесь воздать Ему славу. И такое сплошь и рядом происходит. Я очень хорошо помню по нашему храму, как одна семейная пара, длительно бывшая бездетной, приходила к иконе Божией Матери Феодоровской. Мы несколько лет служили молебны. И вот Бог дал им дитя – а они тут же исчезли. И пришли совсем недавно, метеором, на одну из служб. Я их спрашиваю: «Что же вы не приходите?» – «Ну, вот сейчас у нас ребенок появился, очень много забот и трудностей». – «Но позвольте: когда не было детей, у вас было намного больше трудностей, страданий, мучений. А сейчас у вас есть ребенок, ваша семья полна. Несомненно, с медицинской точки зрения никаких бы детей у вас не было. Но дал вам Бог. Что же вы?» – «Ну, мы как-нибудь придем…»

Итак, это, конечно, о благодарности. Но не только; на самом деле это повествование о значительно более важных вещах, чем просто о благодарности. Оно о том, что христианин может и должен делать именно как христианин. Вот, например, мы с вами, я так надеюсь, никого не убиваем. Но ведь так мы поступаем не потому, что христиане, а просто потому, что нам не с руки убивать, нам претит это, нам страшно, в нас живет какое-то нравственное чувство. Но нравственное чувство «не убивать» является общим для человеческого рода. Что же удивительного в том, что мы не убиваем, что тут особенного, христианского?

И вот если с этой точки посмотреть на свою жизнь: а что мы делаем не вообще, как просто условно хорошие люди, а именно как христиане, ради Христа? В чем христианство наше? В чем вот это наше самарянство, которое позволяет прийти, вернуться к Богу и воздать Ему славу?

Мы поднаторели в том, чтобы говорить о Христе. Мы можем многих научить, многим рассказать, какими им следует быть. Но всякий раз, как огниво о кремень, мы сталкиваемся с острой для себя ситуацией: как сердце велит нам действовать? Как христианам или как людям, склонным к ситуационному реагированию: на нас напали – надо в глаз, нас обвинили – мы вспыхнули, немощь малейшая пришла – все, уже нет никакой жизни. Те девять не то чтобы позабыли или не захотели воздать славу Богу – они вовсе не подумали об этом: дело сделано, Бог помог. Иисусом Наставником они Его называют. Наставник, старший товарищ, учитель, более опытный знаток духовной жизни был здесь, и наша проблема решена.

А вот Его-то проблема решена или нет, Иисуса Наставника – Того, Кто все это делал из бескорыстного чувства? Бескорыстное чувство в то же самое время совершенно не исключает надежды на человеческую взаимность, на то, что вам скажут «спасибо». Один ныне покойный владыка говорил: «Никогда не забывай, что, при всей строгости православной аскетики, доброе слово и кошке приятно». А тут не кошка – Господь!

Я себе задаю вопрос: а что ты делаешь ради Христа не просто как условно воспитанный человек, имеющий некоторое образование, а именно как христианин? И если все свести к сухому остатку – окажется очень мало. Очень важно, чтобы то, что мы делаем для Бога, мы делали не просто как люди среди людей, но как христиане в нехристианском мире. Нечего греха таить: никакое у нас не христианское общество, никакая не православная страна. У нас малое количество христиан среди религиозно безразличного общества. Но эта малая закваска, если она жива, способна, по слову апостольскому, переквасить, изменить весь мир.

Ты должен отдавать себе отчет, что всякое твое действие и бездействие будет трактоваться миром как поведение христианина: «Вот так поступают ваши христиане». В детективных фильмах американского производства говорится: «Все, что вы скажете, будет использовано против вас». Так и есть. Все, что вы скажете, и все, что вы сделаете, будет использовано безрелигиозным миром против вас. Поэтому всякое ваше действие и бездействие, всякое ваше слово и молчание должно быть Христа ради. И если вы где-то провалились, ошиблись, это будет вменено не только в ваш лично грех, что само собой разумеется, но удар будет обращен против Христа. «Христиане таковы! Христиане плохие!» – этот голос раздается с момента возникновения Христова учения. И так будет длиться до тех пор, пока мир стоит. Но от нас не должно исходить то, что ударит по Христу. Это как если бы девять прокаженных не просто не вернулись поблагодарить Бога, но еще и вернулись бы с хулой и привели бы с собой толпу смеющихся и надмевающихся. Мы этого с вами не можем допустить, если мы Бога любим. Поэтому наша единственная миссия, которая, несомненно, нам по плечу и важнее любой другой, – быть добрыми людьми Христа ради.

15 января
Неделя 30-я по Пятидесятнице

И спросил Его некто из начальствующих: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Иисус сказал ему: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог; знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою. Он же сказал: все это сохранил я от юности моей. Услышав это, Иисус сказал ему: еще одного недостает тебе: все, что имеешь, продай и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах, и приходи, следуй за Мною. Он же, услышав сие, опечалился, потому что был очень богат. Иисус, видя, что он опечалился, сказал: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие. Слышавшие сие сказали: кто же может спастись? Но Он сказал: невозможное человекам возможно Богу.

Лк. 18: 18–27


Обращает на себя внимание вот что: Христос как будто провоцирует этого богатого человека. Он начинает говорить ему о Десятословии, о заповедях и напоминает их: «Ты же знаешь заповеди: не прелюбодействуй, не убивай, не кради, не лжесвидетельствуй, почитай отца твоего и матерь твою». И когда тот отвечает, Иисус говорит: «Все продай и раздай нищим. И у тебя будет на небесах сокровище. И тогда иди за Мной».

А что, Христос не знал уже в тот момент, когда вопрошающий подошел к Нему, что тот богат? Не мог с самого начала сказать: «Ты богат. Оставляй все свое сокровище, раздавай его нищим и иди за Мной»? Почему Он напоминает ему заповеди, в которых и жил Его собеседник? И только потом, как будто дразня его, касается темы, которая больше всего интересовала этого человека.

Тот огорчается, потому что был очень богат и не хотел с этим богатством расставаться. Христос не утешает его, а говорит еще сильнее: как трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие! ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие.

Дело не в богатстве как таковом. Христос не осуждает богатство. Он не сказал: «Невозможно имеющему богатство войти в Царствие Божие», – потому что это было бы вне Божией справедливости, которая милосердна. Он говорит: трудно имеющим богатство войти в Царствие Божие. Трудно имеющим какую-то привязанность земную, преобладающую над привязанностью небесной, войти в Царствие Божие. Но то, что невозможно человеку, возможно Богу – когда человек свою привязанность, влюбленность, сердечность отдает Христу.

Святые отцы дружно толкуют этот евангельский отрывок таким образом, что человек приходит к Богу со всякими своими соображениями, размышлениями, предрассудками, с предвзятым отношением. Человек уже сам для себя все решил, сам все знает и в Боге-то не нуждается для того, чтобы спасение получить. Он сам знает, как спасаться. И отвечает Христу довольно высокомерно: все это сохранил я от юности моей.

А Христос ему говорит: стоп! Вот то, чем ты, как думаешь, богат, надо оставить. Надо учиться жить заново, думать заново, ходить заново. Ходить «стопочка в стопочку» – идти ко Мне. И тогда то, что нам кажется недосягаемым и невозможным – мы же видим свою греховность, – то, что кажется невероятным, вдруг становится возможным.

Не случайно этот разговор начинается с приветствия: некто из начальствующих обращается к Иисусу с вопросом: Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную? А Иисус отвечает: что ты называешь Меня благим? никто не благ, как только один Бог.

Вот мы очень любим давать друг другу разного рода величания, мы любим то, что Писание называет преждеседания на сонмищах. Христос в абсолютной простоте все эти разговоры останавливает: никто не благ, как только один Бог, – и подразумевает, ни слова об этом не говоря: «Если ты называешь Меня благим Учителем, то Я и есть Бог. Но ты реши: ты считаешь Меня благим Учителем, Богом? Если нет, тогда почему ты называешь Меня благим? Только Господь может быть благим».

Для нас в этом содержится напоминание о необходимости духовной осторожности, духовной трезвости: никто не благ, только Бог. Ни к кому не нужно относиться с почитанием, которое только Богу принадлежит. Мы бываем очень привязаны к тому или иному священнослужителю, мы бываем очень привязаны к тому или иному чтению, или нам может нравиться стиль той или иной проповеди. И наше умиление совершенно очевидно и ясно, но никто не благ, токмо Бог. И поэтому слагай в сердце то, чему нас учат, и воздавай благодарность тому, кто нас учит, – тем людям, через которых преподается нам учение Христово. Но, помня слова благословен грядый во имя Господне, будем знать, что всегда за этими людьми, если им что-то удается сделать, если их слово достигает нашего сердца, стоит Сам Христос, Которому и подобает слава и поклонение.

22 января
Неделя 31-я по Пятидесятнице

Когда же подходил Он к Иерихону, один слепой сидел у дороги, прося милостыни, и, услышав, что мимо него проходит народ, спросил: что это такое? Ему сказали, что Иисус Назорей идет. Тогда он закричал: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. Шедшие впереди заставляли его молчать; но он еще громче кричал: Сын Давидов! помилуй меня. Иисус, остановившись, велел привести его к Себе: и, когда тот подошел к Нему, спросил его: чего ты хочешь от Меня? Он сказал: Господи! чтобы мне прозреть. Иисус сказал ему: прозри! вера твоя спасла тебя. И он тотчас прозрел и пошел за Ним, славя Бога; и весь народ, видя это, воздал хвалу Богу.

Лк. 18: 35–43


В этом евангельском отрывке удивительным образом, прикровенно, скрыто содержатся ответы на вопросы, что нам сейчас с вами нужно делать и что является самым главным в нашем делании.

Итак, евангелист Лука рассказывает, как некий слепец услышал о том, что мимо будет проходить Иисус. И когда Тот миновал слепца, этот человек, который не видел Христа, обратился к Нему торжественно и величественно: Иисус, Сын Давидов! помилуй меня. И повторял это, хотя его пытались унять, заставляли молчать. Христос исцелил слепого, сказав ему: вера твоя спасла тебя.

Слепец – человек, погруженный в темноту. Люди, которые слепы, реагируют на внешний мир особенным образом. У них, как считают доктора, обостряется слух, обостряется обоняние; они способны, прикасаясь к предметам, руками почувствовать их лучше, чем люди, наделенные полноценным зрением. Но они живут в абсолютной темноте. И так жил иерихонский слепой, сидевший у дороги и просивший милостыни. Но это не была темнота греха, потому что проходящего мимо Иисуса он смог назвать Сыном Давидовым, Сыном царевым, по большому счету – Сыном Божиим.

И слепец, крича вслед Иисусу, что Он – Сын Давидов, кричал не об исцелении своем. Хотя что было бы естественней в этой ситуации, чем попросить об исцелении Этого Человека, рядом с Которым, как уже известно, происходят необычные события – люди, возможно, не решались назвать их чудесами. Однако слепец в первую очередь просит не об исцелении. Он говорит: помилуй меня. Тогда Христос спрашивает: чего ты хочешь? И отвечает слепец: Господи! да прозрю.

Вот в этой темноте – темноте не греха, а поисков Бога – слепец узнает Христа как своего Учителя и своего Бога. И когда он говорит: Господи! да прозрю, – он просит не о том только, чтобы телесные глаза его видели, но чтобы его духовное зрение, которое уже оказалось острее, чем у людей зрячих, не пропало. Чтобы он видел больше и дальше, чем видит сейчас. В ответ на это Христос исцеляет его телесную немощь. И отказывается от авторства этого исцеления: «Тебя спасла твоя вера». Бог говорит, что Он лишь откликнулся на веру, которая была в человеке. И так естественно, что Он пришел на помощь. Важно, что о слепом сказано: он пошел за Христом. Для нас с вами, для людей, живущих сейчас, пусть это повествование ни в коем случае не будет еще одним случаем исцеления, еще одним чудотворением Христа. Это рассказ о том, как человек, лишенный зрения, не имеющий возможности кормиться своим трудом, вычеркнутый из активной жизни, почувствовал Бога. О том, как громко, как настырно даже – хотя его заставляли молчать – звал Его. А Бог на это ответил ему любовью. Не абстрактными словами «я тебя люблю», а прикосновением и исцелением.

Так вот и наша задача сейчас даже не поверить в Бога, а Бога среди всех событий, нас окружающих, узнать, почувствовать. У нас так много дел, мы все время куда-то торопимся, спешим, мы не договариваем слова, недодумываем мысли, недомаливаем молитву, все время что-то недоделываем. А Христос среди всех этих «недо» находится рядом. И надо узнать Его в этих обстоятельствах и сказать: «Господь мой и Бог мой! Ты меня помилуй и сделай так, чтобы я прозрел, чтобы в моей жизни больше не было вот этих «недо», чтобы я все делал сполна, чтобы жизнь была полной чашей и чтобы эта чаша была Чашей Христовой, которую я принимаю и не прошу, чтобы она проходила мимо меня».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4