Чингиз Абдуллаев.

Его подлинная страсть



скачать книгу бесплатно

Лебопен искоса взглянул на Дронго.

– Вы действительно неплохо знаете наш город, – сказал он с уважением, – но мы едем на вокзал, а не на виллу. Там возьмем билеты и отправимся на поезде туда, где нас ждут.

– С Северного вокзала? – задумался Дронго. – Тогда все понятно. И вы ничего не хотите мне рассказать о предстоящей работе?

– Простите, господин эксперт, но я ничего не знаю, – пожал плечами Лебопен, – моя задача была встретить вас в аэропорту и привести на вокзал. – Он еще раз незаметно посмотрел на часы.

– Мне сказали, что вы будете знать меня в лицо. Разве раньше мы с вами встречались?

– Нет. Но мне подробно вас описали. Вас сложно с кем-то перепутать, при вашем росте и широких плечах и такой запоминающейся внешности. Я вас сразу узнал.

Он нетерпеливо просигналил впереди идущей машине, которая задерживала их проезд.

– Мы куда-то торопимся? – спросил Дронго, заметив, как Лебопен прибавил скорость.

– Можем опоздать на поезд, – пояснил тот. – Эти пробки на трассе всегда так нервируют.

– Понятно. И давно вы знаете господина Зорина, который меня сюда отправил?

– Простите, я не могу отвечать на ваши вопросы. Моя задача – встретить вас.

– И вы даже не знаете, кто именно поручил вас меня встретить и к кому я должен поехать? – усмехнулся Дронго.

– Разумеется, знаю. Но не уполномочен вам это сообщать. Вы должны меня правильно понять.

– Стараюсь, – сказал эксперт.

Машина въехала в город и направилась к Северному вокзалу. Когда они подъехали к нему, Лебопен припарковал машину на стоянке и предложил гостю пройти вместе с ним. На вокзале они поспешили по лестнице наверх. Лебопен посмотрел на наручные часы. Было заметно, как он нервничает.

– Мы отправляемся в Великобританию? – удивился Дронго. – Оттуда проход на посадку в поезда «Евростара».

– Вы задаете слишком много вопросов, – не выдержал Лебопен, – мы действительно идем на посадку в «Евростар». Надеюсь, у вас есть действующая английская виза?

– Я уверен, что ваши люди прекрасно осведомлены о том, что она у меня есть, – сообщил Дронго.

– Тогда никаких проблем, – Лебопен протянул билет, – вот ваш билет на поезд. Можете проходить границу и идти на посадку.

– Вы не пойдете со мной?

– Нет. Я должен был вас проводить только до поезда, – пояснил Лебопен.

– Спасибо. Это было очень любезно с вашей стороны. С кем я должен контактировать в Лондоне? Или меня опять будут встречать?

– Можете сразу взять такси и поехать в отель «Дорчестер», который находится…

– Я знаю, – кивнул Дронго, – на Парк Лейн. Чудесный отель.

– Лондон вы знаете так же хорошо, как и Париж, – сказал Лебопен, не скрывая своего интереса.

– Думаю, что так же. Может, даже лучше.

– У вас хорошая память. В «Дорчестере» вам заказан номер. На ваше имя. Покажите свой паспорт и дайте карточку. Номер забронирован на эту карточку. Можете не волноваться, вам оплатят все ваши расходы.

– А я не волнуюсь.

Я уже понял, что имею дело с обеспеченными господами.

Лебопен улыбнулся, протягивая на прощание руку. Дронго ответил на рукопожатие и направился к контролерам, проверявшим билеты. Затем прошел оба пограничных пункта, сначала европейский – для выхода из Шенгенской зоны, затем – для входа в Великобританию, заполнив таможенную декларацию на английском языке. До отправления поезда оставалось около двадцати минут, когда он послал сообщение Кружкову. Это была цифра «1», означавшая «Где ты?» Цифровые сообщения, которыми они обменивались с Вейдеманисом и Кружковым, были согласованы с ними еще много лет назад.

Объявили о посадке на поезд. Дронго посмотрел на телефон. Прошло уже несколько минут, но от Леонида Кружкова не было никаких сообщений. Это ему не понравилось. Он снова отправил сообщение, ожидая, когда ему ответят. И пошел на посадку в свой вагон. Его путешествие нравилось ему все меньше и меньше. Почему они сразу не сказали, что нужно лететь в Англию? Для чего нужны такая невероятная секретность и все эти переезды? Хотя на поезде ехать ему нравилось гораздо больше, чем лететь на самолете.

Он уселся на свое место и оглядел вагон. Наверняка и здесь должен быть свой наблюдатель. Ведь и этот билет ему взяли заранее, и Лебопен торопился успеть, чтобы посадить его именно на этот рейс. В вагоне было слишком много людей. Он решил, что не стоит никого вычислять. Все равно здесь, как в самолете, невозможно выйти, когда поезд войдет в тоннель под Ла-Маншем. Он позвонил Вейдеманису.

– Эдгар, я волнуюсь за Леонида, – сказал Дронго. – Меня уже посадили на поезд, который идет в Лондон, и я отправил ему два сообщения. Но пока не получил ответа.

– От него были сообщения?

– Да. Он подтвердил, что прибыл в Париж. Потом подтвердил, что взял машину и следует за нами. Но после того как мы прибыли на вокзал, от него не было никаких сообщений. Мы можем войти в тоннель, и тогда связь прервется. Поэтому будет правильно, если ты ему сейчас перезвонишь. А потом сообщишь мне, что там произошло.

Оба понимали, что Дронго не должен звонить Кружкову, которого могли вычислить по этому звонку. Если неизвестная организация смогла узнать так много информации и организовать переезд в Великобританию, то она вполне могла подключиться к телефону Дронго и выйти на Кружкова через его номер. Вейдеманис это тоже сознавал. На такой случай у них были несколько номеров, с одного из которых он и должен был позвонить Кружкову. Взять под контроль все телефоны неизвестная организация бы не смогла, даже если это было всевидящее око Агентства национальной безопасности США, располагающего особыми возможностями своих спутников. Ведь Вейдеманис мог звонить с разных телефонов, представляющих разных операторов мобильной связи, и в этом случае поиск еще более усложнялся.

Поезд тронулся. Почти сразу появились приветливые проводницы, предлагавшие напитки и еду. Дронго услышал трель своего телефона и сразу ответил:

– Слушаю.

– Его телефон отключен, – сообщил неутешительную весть Эдгар, – я звонил трижды. Похоже, у нас большие проблемы. Надеюсь, что с ним ничего не случилось.

– Мне тоже хочется надеяться, – сказал Дронго. – Я думаю, будет правильно, если мы задействуем план «Б». Ты все понял?

Этот план означал резервный вариант, по которому в Лондон должен был прилететь сам Вейдеманис. И конечно, лететь он должен был не прямым рейсом, а выбрать любую компанию, чтобы добраться с пересадками. Например, прилететь на той же «Люфтганзе» во Франкфурт и оттуда отправиться в Лондон. Или, выбрав КЛМ, приземлиться в Амстердаме, откуда можно было прилететь в столицу Великобритании. В этом случае неизвестные друзья Михаила Александровича Зорина могли контролировать всех пассажиров, прилетающих из Москвы в Лондон, но не смогли бы проверять всех авиапассажиров, летающих по Европе.

– Я все понял, – быстро произнес Вейдеманис, – я все сделаю.

Глава четвертая

Раньше поезда «Евростара» прибывали в южную часть Лондона, на вокзал Ватерлоо. Дронго помнил, как часто он курсировал между двумя столицами, предпочитая именно этот вид транспорта. Тогда поезда приходили на конечную станцию в английской столице, проходя буквально мимо домов, где была проложена железнодорожная колея. После того как построили еще один небольшой тоннель при подъезде к Лондону, выведя его к северо-востоку, время в пути сразу сократилось до двух часов, а поезда начали прибывать на станцию Кинг Кросс на севере города.

Когда поезд подходил к станции, Дронго еще раз набрал номер телефона Эдгара Вейдеманиса.

– Что-нибудь есть? – спросил он.

– Ничего, – мрачно ответил Эдгар, – похоже, что там произошли какие-то неприятности. У него всегда с собой есть запасная сим-карта, чтобы вставить в любой телефон и начать говорить. И вообще позвонить из Парижа можно из любой будки или купить за десять евро телефон и карточку, чтобы ими воспользоваться.

– Ты считаешь, что у него испортился телефон?

– Нет. Именно поэтому я так и волнуюсь, – пояснил Вейдеманис, – если будут какие-нибудь новости, я тебе сообщу.

– Договорились. – Дронго убрал телефон в карман.

Поезд пришел на станцию. Здесь уже не было пограничного контроля, так как всех пассажиров пропускали через него во Франции для удобства пассажиров. Дронго забрал свой чемодан и направился к выходу. У остановки такси была небольшая очередь. Он дождался своей машины, устроился в салоне и попросил отвезти его в «Дорчестер».

«Что случилось с Леней, – подумал Дронго, – неужели все настолько плохо, что он не может даже позвонить?»

В отеле ему сразу выдали ключи от номера, уже заказанного на его имя, и конверт. Получая ключи, Дронго решил уточнить:

– Когда был сделан заказ на мое имя в вашем отеле? Вы можете сказать точный день? Вчера или позавчера?

– Неделю назад, – посмотрел портье, – семь дней назад. У вас есть еще вопросы?

– Есть, – кивнул эксперт. – Кто именно заказал номер в отеле? Там есть имя?

– Конечно, – портье посмотрел и удивленно поднял брови, – это были вы. Заказ был сделан от вашего имени и на кредитную карточку, которую вы сейчас предъявили.

– Спасибо. – Разочарованный Дронго отошел от стойки портье. Получается, что кто-то, такой умный и предусмотрительный, еще за неделю до появления Зорина и разговора с ним заказал номер в таком дорогостоящем отеле. Чем больше Дронго узнавал подробностей о реальных заказчиках, тем более интересной становилась его возможная встреча с ними.

Раскрыв конверт, он обнаружил там небольшой мобильник с уже вставленной сим-картой. Убрав телефон в карман, Дронго забрал и конверт. И, покатив за собой чемоданчик, пошел в номер.

Распаковал вещи, отправился в ванную комнату принимать душ, когда зазвонил телефон. Тот самый, который был в конверте. Ругая себя за забывчивость – он обычно оставлял телефон рядом с собой, чтобы не вылезать из ванной, – Дронго выбежал из ванной комнаты и, не обращая внимания на струи воды, лившиеся с него и оставлявшие лужицы там, где он пробегал, поспешил к телефону.

– Я вас слушаю, – сказал он, заметив, что на дисплее не высветился номер звонившего.

– Добрый день, господин Дронго, – раздался громкий голос мужчины. «Слишком английский, – подумал Дронго. – Такой характерный аристократический английский, на каком говорят выпускники Итона или Кембриджа».

– Здравствуйте. С кем имею честь?

– Профессор Лоусон. Кевин Лоусон. Я преподаю в Итоне, – пояснил профессор, словно подслушав мысли гостя.

– Очень приятно, господин профессор. Спасибо за билеты и заказанный номер в этом отеле. Я что-то должен сделать?

– Нет, ничего. Отдыхайте. Ровно через час за вами заедет машина. Она будет ждать вас внизу.

– Хорошо. Спасибо. – Забрав телефон, он вернулся в ванную. И увидел свой мобильный телефон, который он на автомате принес в ванную комнату, перед тем как начать мыться. Усмехнувшись, Дронго положил второй мобильник рядом с первым и снова полез под душ.

В течение этого часа он еще дважды звонил Вейдеманису, чтобы узнать новости о Кружкове. Но его телефон молчал. Ровно через час Дронго ждал внизу, в холле, когда к зданию отеля подъехал серый БМВ седьмой модели. Из автомобиля вышел высокий седовласый мужчина, который приветливо кивнул эксперту. Они были почти одного роста. Незнакомец был гораздо старше Дронго. Он был в элегантных модных очках, твидовом пиджаке, светлых брюках, белой сорочке без галстука.

– Лоусон, – представился приехавший, – я рад приветствовать вас в Лондоне. Садитесь в машину, господин Дронго.

Вышедший из автомобиля водитель любезно открыл дверь. Вдвоем с Лоусоном они разместились на заднем сиденье. Водитель занял свое место, и машина тронулась.

– Вам уже сообщили, что мы рассчитываем на ваши знания и опыт, господин эксперт? – негромко сказал Лоусон.

– Мне рассказали какую-то забавную сказку о пропавших вещах на французской вилле, – пояснил Дронго. – Учитывая, что я уже в Великобритании и вряд ли вернусь сегодня во Францию, то я понимаю, что меня пригласили совсем по иному поводу, который я должен узнать именно сегодня.

– Возможно, – улыбнулся Лоусон, – но мы сейчас действительно точно не во Франции. Я могу задать вам один личный вопрос, который меня давно интересует?

– Связанный со мной?

– Да, именно с вами.

– Пожалуйста. Интересно, какие личные вопросы, связанные со мной, могут волновать профессора Итона? – не удержался от сарказма Дронго.

– Мне любопытно: почему вас так называют? Такой необычной кличкой. Можно было взять какое-нибудь символическое имя или другую кличку. А Дронго – это название птицы, насколько я знаю. И непонятно, почему вам нравится, когда вас так называют.

– Это произошло много лет назад, – пояснил эксперт, – тогда мне понравилась эта небольшая отважная птичка, которая смело защищала свое гнездо от хищников. И еще одна особенность – эта птичка умеет имитировать голоса других птиц, в том числе и хищных, таким необычным способом отпугивая незваных гостей от своего гнезда. И мне понравилось это слово. Ничего особенно загадочного в этом нет. Но я не думал, что оно станет таким популярным, простите за нескромность. И теперь слово Дронго станет синонимом сыщика, а не птицы. Хотя здесь тоже есть свои характерные особенности. Один из моих «заклятых друзей», очевидно недовольный моей персоной, написал, что Дронго как птица питается фекалиями. Возможно, он считал, что таким образом сможет обидеть меня сильнее других. Но это было всего лишь забавно.

– Надеюсь, вас не обидел мой вопрос?

– Конечно, нет. Меня действительно называют именем этой птицы, и я уже давно привык к подобному обращению. Оно пристало ко мне намертво, и некоторые даже знают меня по этой кличке, забывая о моем настоящем имени. Иногда это бывает даже полезно, когда не знают твоего настоящего имени, а легенда про сыщика Дронго не имеет ко мне никакого отношения.

– Судя по той информации, которую я знаю, вы один из самых успешных и узнаваемых сыщиков в мире, – сказал Лоусон. – На вашем счету столько раскрытых тяжких преступлений, запутанных интриг, разоблачений опасных маньяков! Один мой знакомый английский юрист сказал, что только за то, что вы нашли известного маньяка Ангела Боли, наводившего ужас на всю Европу, вас следовало бы причислить к категории выдающихся сыщиков двадцать первого века. Говорят, что вы сумели дважды найти в России еще более опасного маньяка, который занимал должность директора института архитектуры. Неужели это правда?

– К большому сожалению, да. Нам удалось его задержать, а он смог сбежать. Пришлось искать его во второй раз.

– И вы его снова нашли?

– Слишком поздно, – признался Дронго, – он уже успел к этому времени совершить очередное преступление.

– Значит, это правда, – удовлетворенно произнес Лоусон, – интересно разговаривать с человеком, о котором ходят подобные легенды.

– Они бывают не всегда точными и почти всегда преувеличенными, как и всякие легенды о живом человеке, – недовольно сказал Дронго. – А вы не хотите ввести меня в курс дела, рассказав, зачем меня сюда пригласили и почему я оказался в Лондоне?

– Вам все расскажут, – улыбнулся Лоусон, – не торопитесь.

– Меня волнует судьба моего помощника, – признался Дронго, – который не отвечает уже несколько часов. И я почти убежден, что его молчание так или иначе связано с вашей законспирированной организацией.

Лоусон нахмурился.

– Какого помощника? – спросил он. – Вы нарушили наше условие и взяли с собой помощника?

– Я не мог этого сделать хотя бы потому, что мой билет принес господин Зорин, а других билетов на этот рейс в Париж не было и мой помощник не мог оказаться со мной в одном лайнере, – пояснил Дронго. – Чтобы не волновать вас и выполнить условия нашего негласного договора, я предложил своему помощнику самому прилететь в Париж, чтобы помочь мне в случае необходимости. И боюсь, что ваши люди, обнаружив его, приняли меры не самого адекватного характера, что исключает мое сотрудничество с вами в случае его смерти.

– Это так принципиально? – сразу спросил Лоусон.

– Разумеется.

– А почему вы думаете, что именно мы виноваты в том, что ваш помощник молчит?

– Я не думаю, господин Лоусон. Я в этом уверен. Он встречал меня в аэропорту, хотя и не подходил ко мне близко и мы с ним не разговаривали по телефону. Затем он сопровождал нас до Северного вокзала Парижа, где неожиданно замолчал и исчез. Согласитесь, что у меня есть все основания подозревать именно вашу организацию в причастности к его исчезновению. Надеюсь, что не к устранению. Если его устранили, то вы можете предложить водителю повернуть обратно. Я не стану с вами работать ни при каких условиях. Даже если счет на моей кредитной карточке вырастет еще на один ноль.

– Вы сами виноваты, – убежденно произнес Лоусон, – вас предупреждали о недопустимости подобных действий.

– Каких именно? Я ничего не нарушил. Мой помощник не полетел со мной в Париж, как не прилетел туда и мой напарник Эдгар Вейдеманис. У меня в столице Франции масса знакомых, и кто-то из них мог меня встречать, на случай если ваш представитель не успеет меня встретить. Или вообще не узнает. Мой помощник не подходил ко мне, не разговаривал со мною, не пытался вступить в контакт. А потом приехал на вокзал, только для того, чтобы убедиться в моей безопасности. И неожиданно он пропадает. Согласитесь, что это не лучший способ начать сотрудничество.

Лоусон молчал. Он словно размышлял.

– Вы можете позвонить и проверить, где именно он находится, – предложил Дронго, – или, пока еще не поздно, повернуть обратно.

– Поздно, – сказал Лоусон, – мы уже едем.

– Надеюсь, «поздно» только в смысле дороги, а не возможного несчастья, которое с ним произошло?

– Этого я не могу вам сказать, – честно признался Лоусон. – Когда мы будем на месте, я постараюсь навести справки и выяснить, кому нужен был ваш помощник.

– Звонить отсюда невозможно?

– Безусловно. Никто не станет разговаривать со мной по телефону на столь щекотливую тему. Вы должны нас понимать.

– А вы должны понимать мое беспокойство за человека, с которым я работаю много лет. Хочу еще раз вас предупредить, что в случае смерти моего помощника любое наше сотрудничество будет исключено. Раз и навсегда. И я даже готов вернуть вам потраченные на билеты деньги. И самому оплатить свое проживание в «Дорчестере».

– Сильный ход, – задумчиво произнес Лоусон, – обещаю вам, что постараюсь все узнать. Мы скоро приедем. А вы пообещайте никому не рассказывать о своем помощнике, «случайно» оказавшемся в Париже. Договорились?

– У вас будет один час, – предупредил Дронго, – один час, пока я буду молчать. Если вы не сможете его найти, то ровно через час после начала наших переговоров я откажусь от всякого сотрудничества с вами.

– Не торопитесь, – неодобрительно сказал Лоусон, – возможно, это будет самое известное расследование в вашей жизни. И самое прибыльное. А вы так стремительно разрушаете наши отношения, которые еще даже не начались.

– Он не только мой помощник, – пояснил Дронго, – он был моим другом, как и Эдгар Вейдеманис, которому Зорин не разрешил со мной приехать.

– И тем не менее не торопитесь, – снова посоветовал Лоусон, – возможно, подобный шанс бывает один раз в жизни. И не у всех. А у одного человека из миллиона. Многие люди мечтали бы оказаться на вашем месте.

– Теперь вы говорите такими загадками, словно меня везут на знакомство с королевской семьей, – усмехнулся Дронго, продолжая внимательно наблюдать за выражением лица своего собеседника.

Тот криво улыбнулся, хотя рука непроизвольно дернулась.

– Почти, – сказал он, – там, куда мы едем, будут и особо уважаемые господа. Это я могу вам обещать. Они могут вас приятно удивить, если, конечно, захотят с вами общаться.

– Нам еще далеко ехать?

– Минут двадцать, – пояснил Лоусон. Несмотря на все предостережения Дронго, он так и не достал из кармана телефон, чтобы узнать, что именно случилось с Кружковым. Отсюда можно было сделать три вывода. В первом случае – он заранее знал о происшедшем в Париже инциденте и, возможно, также был осведомлен о физическом устранении Кружкова в Париже, что было самой неприятной версией из всех существующих. Во втором случае он был слишком ничтожен по своему статусу и занимал в таинственной организации незначительную должность. И наконец, третий вариант, возможно, самый реальный. Лоусон слышал о Кружкове, но сейчас не имеет права доставать свой телефон и в присутствии гостя выяснять подробности, связанные с молчанием Леонида. Секретность, которая окружала эту организацию, была настолько серьезной, что даже под угрозами эксперта разорвать их отношения Лоусон не имел права устраивать разборки в присутствии гостя, не посвященного в их тайны.

Дронго взглянул на указатели.

– Куда мы направляемся? – спросил он. – Мы уже выехали из Лондона.

– Да, – согласился Лоусон, – мы едем в графство Сюррей. Там как раз находится вилла, о которой говорил вам господин Зорин.

– И с которой украли какие-то документы или вещи хозяина? – Дронго был важен даже не сам ответ. Реакция собеседника, его поведение.

Но Лоусон промолчал. И это было хуже всего. Через двадцать минут они въехали в небольшой дачный поселок, окруженный высокими заборами и вековыми деревьями, некоторые из которых специально привозили сюда, чтобы посадить рядом с оградой, создавая не только живую изгородь на своей даче, но и места в тени, под которыми можно было ставить скамейки и отдыхать, наслаждаясь свежим ветром с востока или севера.

– Мы приехали, – сообщил водитель, останавливаясь перед большими воротами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4