Чингиз Абдуллаев.

Его подлинная страсть



скачать книгу бесплатно

– Вы отказываетесь? – мрачно спросил Зорин.

– Нет. Но вы не ответили на мой вопрос. Мы можем полететь туда с Вейдеманисом? Или, как говорилось в одном известном романе, «на мальчика у нас кредита не отпущено. Можете взять его за свой счет в каюту».

Зорин улыбнулся. Поправил галстук.

– Ценю ваше чувство юмора. Я тоже люблю этот роман. «Двенадцать стульев» всегда были моей настольной книгой. Но «мальчика» брать с собой действительно нельзя. Даже за ваш счет. Мы платим такие деньги за секретность вашего расследования. Документы слишком важны, чтобы о них кто-то узнал. Даже ваш друг и напарник. Полагаю, что вы должны правильно понимать наши мотивы.

– Предположим, – кивнул Дронго, – и вы не можете даже сообщить, кому именно принадлежит эта вилла?

– Зачем? Вы считаете, что подобное знание что-то изменит? Я могу назвать вам любую французскую фамилию. Или русскую. Какая разница, кто именно владелец виллы? Я достаточно ценю и уважаю вас как профессионала, чтобы вас обманывать. Главное – найти нужные документы, которые там пропали.

– Мне кажется, вы несколько путаетесь, – заметил Дронго, – нужно найти вора или документы? Или вообще не нужно искать ни того, ни другого? Может, там понадобится искать нечто другое?

– Понимаю, о чем вы, – усмехнулся Зорин, – но в данном случае найти вора означает найти пропавшие документы. Никакой путаницы, мы рассчитываем на ваши опыт и знания.

– И когда я должен дать ответ?

– Прямо сейчас.

Дронго молчал, избегая взгляда Вейдеманиса, который ждал его решения.

– Ваш гонорар будет составлять сто тысяч долларов, – сообщил Зорин, чтобы эксперт отбросил свои сомнения.

– Вы считаете, что это главный аргумент? – усмехнулся эксперт.

– Нет. С вами – нет. Вы достаточно обеспеченный человек, чтобы отказаться от любого гонорара. Но это еще и интересная работа.

Дронго взглянул на Эдгара. Тот улыбался.

– Билет лежит у вас в кармане. – Эксперт не спрашивал, он утверждал.

Зорин достал из внутреннего кармана пиджака билет.

– Распечатка с электронного билета. На утренний рейс в Париж, – пояснил он, – и еще банковская карточка. На ней сто тысяч долларов. Это аванс и ваши командировочные. Можете тратить сколько хотите. Карточка на предъявителя. Код для снятия наличных денег пятнадцать, пятнадцать. Легко запоминается. Завтра в аэропорту имени Шарля де Голля в Париже вас будет встречать человек, который знает вас в лицо. Он отвезет вас на виллу.

Дронго взглянул на лист бумаги, на котором был распечатан его билет. Рядом лежала кредитная карточка. Поразительно, что билет был выписан на его паспорт. Этому адвокату удалось неведомым образом узнать даже номер его документа. Дронго усмехнулся.

– Вы опасный человек, господин Зорин. Масса загадок, которые я должен еще попытаться разгадать. И никаких подсказок, кроме денег и билета.

– Вы согласны? – вместо ответа спросил гость.

– Да, я полечу. В конце концов, это даже интересно.

– Спасибо. – Зорин сразу поднялся.

Прошел к дверям. Обернулся. – Хочу предупредить вас. «Мальчика в каюте» быть не должно ни при каких обстоятельствах. Мы легко проверим, кто именно с вами полетит. Вы меня понимаете? Никаких исключений.

– Что и требовалось доказать, – прокомментировал Дронго. – До свидания, господин Зорин. Странно, что вы не хотите подписывать никаких документов и рискуете такими суммами, отдавая их малознакомому человеку.

– Не прибедняйтесь, – посоветовал Зорин, открывая дверь, – вы известный человек. Иначе я бы сюда вообще не пришел. До свидания.

Он ушел, и они снова не подали друг другу руки. Дронго закрыл дверь, вернулся вместе с Эдгаром в гостиную, посмотрел на билет и кредитную карточку на предъявителя.

– Что ты об этом думаешь? – спросил он у Вейдеманиса.

– Если ловушка, то слишком дорогая, – заметил Вейдеманис, – и сумма очень большая.

– На билете указан номер моего паспорта, по которому я живу в Италии, – показал Дронго. – Такая осведомленность может быть только у очень хорошей спецслужбы. Если работает ФСБ или ЦРУ. Возможно, английская или израильская разведки. Но самое поразительное не в том, что они узнали номер моего паспорта. Они ведь могли распечатать билет без указания моих документов. Достаточно номера билета и моей фамилии, а данные моего паспорта могли быть в самом билете. Но они не удалили этих данных, прекрасно сознавая, что я обязательно обращу на это внимание. Значит, они понимают, что я догадаюсь о связях этого адвоката, который так легко швыряет кредитными картами со стотысячными кредитами. И не опасаются этого.

– Кажется, такого расследования и такого загадочного дела еще не было в твоей карьере, – согласился Вейдеманис. – Откуда взялся этот адвокат?

– Сейчас посмотрим по Интернету, – предложил Дронго, усаживаясь за компьютер и начиная поиск на фамилию Зорин. Там были известный писатель и известный журналист. Третьей шла фамилия с инициалами их гостя. Дронго с удовлетворенным видом кивнул.

– Вот, пожалуйста. Михаил Александрович Зорин, профессор и доктор наук. Ему шестьдесят четыре. Он защитил докторскую еще в советское время. Уже около сорока лет работает адвокатом. Преподает в МГУ и еще в Московском государственном университете международных отношений. Там он проработал около четырнадцати лет. Очень солидный стаж. Женат. Имеет дочь, которая проживает с мужем и двумя детьми в Лос-Анджелесе. Член нескольких консультативных советов, в том числе и внешнеполитических ассоциаций. Какая колоритная фигура! Свободно владеет пятью языками. Для обычного адвоката очень солидная биография. Но здесь есть одна особенность. Не указан ни один его судебный процесс, в котором он бы принимал участие. Известный адвокат, доктор наук – и ни одного упоминания о судебных процессах. Или так тоже бывает?

– Не знаю, – Вейдеманис покачал головой, – не нравится мне ни этот гость, ни его дело.

Вместо ответа Дронго достал телефон и стал набирать чей-то номер.

– Кому звонишь? – спросил Эдгар.

– Кому-нибудь из известных адвокатов, – пояснил Дронго. – Резнику или Падве. У нас много знакомых. Или позвоню Плавнику, он лучше других знает всех известных адвокатов в Москве.

Услышав знакомый голос, он поздоровался:

– Здравствуйте, Иосиф Борисович.

– Добрый вечер, господин эксперт, – ответил Плавник, – рад слышать ваш голос. Есть какое-то конкретное дело или позвонили только потому, что решили вспомнить старика?

– Каюсь, – рассмеялся Дронго, – звоню, как всегда, по конкретному делу.

– Нужна моя помощь? – понял адвокат.

– Да. Если можно. – Он перевел телефон на громкую связь, чтобы их мог услышать Эдгар.

– Можете излагать, – весело проговорил Плавник.

– Вы знаете адвоката Михаила Александровича Зорина?

Наступило молчание.

– Алло, Иосиф Борисович, вы все еще на связи? Вы меня слышите?

– Я вас слышу, – раздался в ответ глухой голос Плавника. – Откуда вы его знаете?

– Он только что был у меня дома.

– Зачем?

– Просит помочь в расследовании одного дела.

– И вы согласились?

– Пока нет, – ответил Дронго, покосившись на стоящего рядом Эдгара, который одобрительно кивнул.

– И не соглашайтесь, – решительно произнес Плавник, – я бы на вашем месте сразу отказался. Если, конечно, вам важен мой совет.

– Я могу узнать почему?

– Конечно, можете. Он очень странный человек. Я бы даже сказал, загадочный. Большой офис в центре Москвы – и ни одного дела, которое бы он вел как адвокат. Ни одного известного дела. Все говорят, что он работает с какими-то зарубежными клиентами, но никто не знает подробностей. Очень богат, невероятные связи, весьма коммуникабельный тип. И полная загадка для адвокатского сообщества. Вы знаете, что сейчас все юристы пошли в большую политику. Астахов стал заниматься защитой детей, Барщевский представляет интересы президента в высших судебных инстанциях. В общем, все находят себе применение. А наш знакомый Зорин является членом нескольких консультативных советов, о деятельности которых никто ничего не знает. Хотя сам Зорин фигура более чем знаковая – преподает в МГУ и МГУМО, читает курс гражданского права. Но я бы не советовал с ним связываться. Его имя окружено какой-то нехорошей тайной. Я не думаю, что он осведомитель наших доблестных органов, но почти наверняка имеет связь с какой-нибудь интересной организацией в других странах. И поразительнее всего, что на это закрывают глаза наши доморощенные чекисты.

– Вы его не любите, – понял Дронго.

– Не люблю, – признался Иосиф Борисович, – если есть тайна, значит, ему есть что скрывать. А это всегда вызывает некоторое отторжение. Возможно, он действительно связан с какими-то организациями, которые действуют в других странах. Но подробностей никто не знает. Хотя я с ним несколько раз встречался, он производит впечатление умного, энергичного и знающего человека, а такие бывают гораздо опаснее.

– Понятно. Спасибо за информацию, – поблагодарил адвоката Дронго.

– И никогда не упоминайте, что вы разговаривали со мной о нем, – попросил Плавник.

– Это я знаю, – сказал Дронго, – однажды я обратился к моему знакомому руководителю Союза российских нотариусов и в беседе с другим человеком сослался на него. Он перезвонил мне в Париж и объяснил, как неправильно я поступил. С тех пор я стараюсь никогда не упоминать ничьих имен, даже если выяснится, что он ваш самый лучший друг. Такой вот урок на всю жизнь.

– Так лучше, – согласился Иосиф Борисович, – в Москве свои строгие правила. Здесь каждый обрабатывает свою делянку. Даже если она очень маленькая. Лезть в чужую – себе дороже.

– Спасибо, – поблагодарил собеседника Дронго, – вы мне очень помогли.

Он убрал телефон, взглянул на Вейдеманиса:

– Все слышал?

– Тебе нужно отказаться. Ты уже сам понял, что это непонятное дело, связанное с какими-то тайнами. Хотя, зная твой характер, я боюсь, что Иосиф Борисович оказал «медвежью услугу». Теперь ты никогда не откажешься от расследования этого дела, именно потому, что оно связано с какими-то секретами.

– У него было слишком много информации, – задумался Дронго. – Он знал номер моего зарубежного паспорта, наши мобильные телефоны, мой городской и даже не скрывал, что осведомлен о твоем присутствии в моей квартире.

– Полетишь в Париж? – понял Вейдеманис.

– Придется.

– Тогда я полечу с тобой.

– Нельзя. Они наверняка проверят список пассажиров моего самолета, и твоя запоминающаяся фамилия не должна в нем оказаться. Это было одним из условий Зорина.

– Тогда полетишь один?

– Нежелательно. Поэтому нужно срочно найти Леонида Кружкова. Пусть едет в аэропорт и берет билет на утренний рейс во Франкфурт. Проверить все самолеты, вылетающие из Москвы, они просто не смогут. А оттуда он может прилететь в Париж и встретить меня завтра в аэропорту, понаблюдав за теми, кто будет меня встречать. Заодно узнает номер их машины и, возможно, сумеет установить, куда именно я поеду.

– Правильно, – согласился Вейдеманис, доставая телефон, – сейчас позвоню Леониду. Пусть прямо сейчас берет билет по Интернету и едет в аэропорт. Кажется, утренний рейс в шесть часов. Так будет правильно. Небольшая страховка. В этом мире слишком много влиятельных людей, которые тебя не очень любят.

– Надеюсь, что любящих меня все-таки больше, – заметил Дронго.

– Неизмеримо больше, – улыбнулся Эдгар, – но они не смогут быть в парижском аэропорту, когда ты завтра там приземлишься.

Глава третья

Самолет вылетел точно по расписанию. Дронго сидел в салоне бизнес-класса, недовольно морщась. Он попросил девушку при оформлении дать ему место в проходе, но похоже, что она все перепутала и умудрилась оформить ему место у окна. Непонятно, как она могла перепутать, ведь у него не было с собой багажа, кроме чемоданчика. И обращался он к ней на русском языке, хотя слово «коридор» было понятно и на других языках.

Он не любил смотреть вниз, когда лайнер отрывался от земли. Закрывать иллюминатор при взлете не разрешалось ни в одной компании мира, и поэтому он просто отвернулся, чтобы не видеть, как они взлетают над городом. Когда самолет уже набрал высоту, эксперт обратился к пузатому господину лет пятидесяти, уже задремавшему в соседнем кресле. Незнакомец был похож на иностранца.

– Вы говорите по-английски? – спросил Дронго.

– Я из Канады, – сообщил гость, – конечно, говорю.

– Мы не могли бы поменяться местами? – предложил эксперт. – Я вижу, что вы спите, а я не люблю сидеть у окна.

– С удовольствием, – даже обрадовался канадец, – я вообще собирался спать, чтобы меня не беспокоили, и просил оформить мне место у окна. Но они почему-то все перепутали.

– Как и в случае со мной, – улыбнулся Дронго.

Они поднялись и поменялись местами. Дальше полет проходил спокойно. Он пообедал, читая газеты. Довольно просторный салон «Аэробуса 310», который летал из Москвы в Париж, был заполнен. На этом рейсе билеты бизнес-класса обычно раскупались так же быстро, как и билеты экономкласса, настолько популярным был рейс в столицу Франции.

Дважды поднимаясь и проходя по салону, Дронго пытался вычислить, кто именно из находившихся здесь пассажиров сопровождает его во время этого рейса. Он понимал, что если неизвестная организация Зорина купила ему билет на рейс в Париж и требовала абсолютной секретности, то почти наверняка вместе с ним должен полететь еще кто-то из сопровождающих, чтобы убедиться в том, что эксперт будет один.

Но вычислить возможного наблюдателя оказалось сложнее, чем он думал. Дронго прошел в первый раз и ничего не обнаружил. Каждый из сидевших пассажиров был занят своим делом. Эксперт был достаточно опытным человеком, чтобы искать среди пассажиров мрачного неразговорчивого громилу или маловыразительного топтуна, которые могли его сопровождать. Он прекрасно понимал, что наблюдающий за ним человек может оказаться милой старушкой или мирно спящим индусом с головным убором сикха на голове, который проснулся при его приближении. Если неизвестная организация смогла узнать номер его итальянского телефона, то она вполне могла организовать наблюдение за ним на этом рейсе.

Но внешних признаков наблюдения ему не удалось обнаружить, несмотря на его опыт и наблюдательность. После обеда он поднялся и прошел второй раз. Салон был большой, по два кресла в три ряда, и некоторые пассажиры даже следили за его перемещениями. Но вычислить конкретного наблюдателя было сложно. Он неожиданно подумал, что, возможно, теряет некоторые профессиональные навыки, ибо не сумел вычислить возможного наблюдателя. Уже позже, когда он узнает правду, она поразит его своей тщательной продуманностью и неожиданным решением, к которому он оказался не совсем готовым.

Проходя второй раз по салону, он обратил внимание на семейную пару пожилых афроамериканцев, расположившуюся в конце салона, в среднем ряду. При этом оба не дремали, а читали газеты и смотрели фильм, который демонстрировался на их индивидуальных экранах. Обоим было немногим больше шестидесяти. «Более идеальной пары для наблюдения сложно было найти, – подумал Дронго. – Психологически все точно рассчитано. В то время как все спят, они продолжают смотреть фильм и читать газеты. Конечно, это не говорит против этой пары, но проверить просто необходимо». Он улыбнулся женщине, которая взглянула на него из-под очков, и прошел дальше, в салон экономического класса, задержавшись у туалета, находившегося между салонами. Красный сигнал указывал, что кабина в данный момент была занята.

– Вы из бизнес-класса? – спросила проходившая мимо стюардесса. – Пройдите туда. Туалеты этого салона находятся в начале самолета.

– Я должен подождать здесь своего знакомого, – улыбнулся Дронго, – он как раз в салоне экономкласса.

– Здесь ждать нельзя, – предупредила стюардесса. Ей было лет сорок. Рыхлое, располневшее лицо, небольшие глаза. – Вы можете подождать его в своем салоне.

– Тогда я просто воспользуюсь туалетом, – ответил Дронго, увидев, как из туалета выходит высокий мужчина, и ступил в кабину.

Стюардесса не успела его остановить, и эксперт закрыл за собой дверь. Через несколько секунд он открыл дверь. Стюардессы уже рядом не было. Дронго вышел из туалета, прошел в другой туалет, находившийся у другого борта, и увидел, как из салона выглядывает пожилая афроамериканка. Блеснули ее очки. Она искала его у правого борта, где он был минуту назад. Дронго усмехнулся. Теперь сомнений не было. Очень толково организованное наблюдение. Пара внимательных глаз двух людей, которые могут подстраховывать друг друга. Супружеская пара афроамериканцев, которая находится в салоне бизнес-класса и летит вместе с ним в Париж. Если выбирать наблюдателей, то эта семейная пара будет последними людьми, которых он может подозревать. «Очень неплохо придумано», – подумал Дронго, возвращаясь на свое место. Когда самолет пошел на посадку, он еще раз обернулся, посмотрев туда, где находилась эта пара. Теперь он понял, почему его посадили у окна. На регистрационной стойке ничего не перепутали. Его место изначально было у окна, чтобы он не мог ни с кем общаться, кроме этого упитанного канадца, которого тоже, очевидно, подбирали с таким расчетом, чтобы Дронго не мог ни с кем говорить, кроме своего соседа. Подозревать канадца было глупо, он наверняка не мог быть наблюдателем, хотя и такой вариант не исключался. Место в салоне было выбрано заранее, понял Дронго, еще при покупке билета.

Самолет приземлился в аэропорту, пассажиры, дружно поднявшись, поспешили к выходу. На пограничном контроле Дронго предъявил свой паспорт, в котором проставили отметку, и пошел к выходу. Большого багажа у него не было, только небольшой чемодан, который разрешали брать с собой в салон. Он обернулся и усмехнулся. Как и следовало ожидать, у темнокожих афроамериканцев, которые были с ним в самолете, тоже не было никакого багажа. Оба шли к выходу с небольшими сумками.

Дронго прошел мимо таможенников, которым ему нечего было предъявлять, и вышел в аэропортовскую зону для прилета гостей. Несколько человек встречающих наблюдали за ним. Он посмотрел по сторонам, пока никого не видно. Возможно, что именно эти афроамериканцы и должны его куда-то отвезти. Или здесь будет кто-то другой.

К нему шагнул невысокий мужчина лет сорока пяти с круглым лицом, носом пуговкой и веселыми, подвижными глазами.

– Здравствуйте, господин эксперт, – сказал он по-английски, – я Гюстав Лебопен. Рад приветствовать вас в Париже.

Он протянул свою небольшую ладошку. Пожал ее. Дронго возвышался над ним сантиметров на тридцать. Это было довольно смешное зрелище. Дронго еще раз обернулся. Темнокожая пара следила за ним, уже выйдя в зал прилета. Лебопен показал на выход.

– Я оставил свою машину там. Пройдемте, господин эксперт.

Дронго поискал глазами Кружкова, который должен был уже два с половиной часа назад прибыть в Париж. Но его нигде не было. Возможно, он не хотел, чтобы его преждевременно заметили. Дронго включил свой телефон и обнаружил сообщение, состоящее из одной цифры «7», что означало прибытие Кружкова в Париж. Вместе со своим встречающим они вышли из аэропорта, подошли к стоянке автомобилей. Это был синий седан «Пежо» четыреста шестой модели. Дронго закинул свой чемодан в багажник, и они уселись на переднем сиденье машины. Мсье Лебопен подвинул свое кресло близко к рулю, чтобы ему было удобно доставать до педалей автомобиля. И они, выехав со стоянки, направились в центр города.

Уже когда он сел в машину, пришло очередное сообщение. На этот раз там были две цифры, две четверки, что означало наблюдение Кружкова за их машиной. Очевидно, Леониду удалось найти подходящий автомобиль в аэропорту и теперь он незаметно следовал за ними по трассе.

– Вы раньше бывали в Париже? – спросил Лебопен.

– Да, много раз. Я очень люблю ваш город.

– Я его тоже люблю, – улыбнулся Лебопен, – я здесь родился сорок пять лет назад, как раз во время студенческих демонстраций в городе. Можете себе представить, что тогда настоящие уличные бои шли в Латинском квартале, рядом с которым жила моя семья?

– Были студенческие демонстрации и протесты, – кивнул Дронго, – я читал об этом. Мне тогда было тоже немного лет.

– В результате Шарль де Голль проиграл референдум и как гордый человек покинул свой пост, – вспомнил Лебопен, – говорили, что тогда именно студенты свалили несокрушимого идола Пятой республики. А мои родители были студентами. Мать до сих пор вспоминает это романтическое время. Она считает те годы самыми лучшими в своей жизни. Хотя я думаю, что это больше связано с моим рождением. Я был ее первенцем.

– Возможно, – улыбнулся Дронго, – у любой женщины главное событие в жизни – это рождение ее первенца, когда она становится матерью. Говорят, что потом бывает гораздо легче рожать и проще относиться к своим детям.

– Вы тоже первенец? – уточнил Лебопен взглянув на панель зеркала заднего обзора, где высвечивались цифры электронных часов.

– Да, – кивнул Дронго, – хотя моя мать не была такой молодой, как ваша. Она еще жива?

– В прекрасном здравии, – улыбнулся Лебопен, – хотя ей уже шестьдесят пять.

– Желаю ей долгого здоровья, – сказал эксперт.

– А ваша мать?

– К сожалению, нет. Я ведь немного старше вас. И, как я уже сказал, она рожала меня, когда ей было за тридцать. Она ушла в прошлом году.

– Соболезную.

– Принимаю соболезнования. Куда мы едем?

– В Париж, – улыбнулся Лебопен.

– Это я уже вижу по указателям. А более конкретный адрес нельзя узнать?

– Конечно, можно. Мы едем к Северному вокзалу.

– Понятно. Неужели вилла, о которой мне говорили, находится в десятом округе, где расположен Северный вокзал? Или в соседних восемнадцатом и девятнадцатом, тоже не самых лучших в городе?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4