Ая эН.

Уровень Альфа



скачать книгу бесплатно


В серии «Мутангелы» вышли книги:

1. Уровень Пи

2. Уровень Дельта

3. Уровень Альфа



Есть, е-е-есть предел совершенству!


Внимание!


Инструкции, данные между строк в этой книге, не представляют ни малейшей опасности для любого, кто является человеком, только человеком, и никем, кроме человека.


Всех остальных мутангелов, а особенно инфилоперов (даже если они не помнят, кто они такие, и считают себя обыкновенными людьми), Мебби Клейн просит при прочтении соблюдать все необходимые меры предосторожности. Помните, что человек отвечает только за свою жизнь, а мутангелы в ответе за все происходящее.


Везде далее: Диди = дополнительная информация для инфилоперов.

Глава 1
В гости к ангелам


Это случилось за час до конца света на Земле мутантов: в дверь постучали.

Стояла глубокая зимняя ночь. Маленький элитный дачный поселок был почти полностью погружен во тьму. Только на втором этаже особняка магнатов Кэшлоу горело зеленоватым мягким светом единственное окошко небольшой спальни. В этом зеленом свете сидели Дюшка Клюшкин, самый последний человек на Земле-11, и его лучший друг супермутант Ризенгри Шортэндлонг. Мальчишкам ни капельки не хотелось спать. Им так много нужно было рассказать друг другу, что просто ужас! Еще бы. Ведь с того момента, когда Риз стал заменять Дюшку в школе и дома, обманывая всех вокруг, произошло очень много событий.

– Дюшка, ты – настоящий герой! – говорил Ризи. – Реально, без балды! Оказывается, быть обыкновенным человеком – это такой мрак. Тут чешется, там болит, с одного боку жарко, с другого ноет… Входить приходится только в двери, есть – только натуральную пищу. Я еле выдержал, честное слово! Неужели ты всю жизнь так живешь?

Дюшка всю жизнь так жил. Никакой другой жизни у него никогда не было, поэтому оценить весь ужас своего состояния он не мог: сравнивать было не с чем. В ответ на слова Риза Клюшкин только вскинул брови и едва заметно повел плечами:

– Теперь ты понимаешь, почему я хотел добраться до биореактора и стать мутантом, как все?

О да, теперь Ризенгри понимал. И считал, что ничего еще не потеряно. На этот раз они отправятся к реактору вдвоем.

– Нам сразу надо было вдвоем бежать, – сказал Ризи. – А мы вели себя, как дети неразумные. Сбежали бы – и всех делов. Угнали бы самолет. Или еще как… Ладно, чего теперь обсуждать старое. Давай подумаем, что делать дальше.

Ребята стали строить планы на будущее. Теперь все должно было пойти как по маслу.

И вот как раз тут по маслу не пошло. И вот как раз тут в дверь постучали.

– Это, наверное, Ирочка, мама Рино Слунса, – прошептал Дюшка. – Пришла нас в постели загонять. Все взрослые просто повернуты на режиме!

– Входите, не заперто! – крикнул Риз.

Дверь открылась, но в комнату вошла вовсе не Ирочка.

– Здравствуйте, – нахмурился Риз.

– Вы кто? – изумился Дюшка.

Вошедший был довольно высоким, отлично сложенным юношей с пронзительными светлыми глазами и темной кожей цвета спелых маслин. На нем были самые обыкновенные мягкие брюки и яркий модный пуловер. Он вошел в комнату, словно к себе домой, улыбнулся Дюшке и кивнул Ризу как старому знакомому.

– Бес, ты его знаешь? – спросил Дюшка.

Дюшка Клюшкин называл Риза Бесом еще с тех времен, когда Ризенгри Шортэндлонг скрывался от всех, прикидываясь не супермутантом, а обычным мутантом второго порядка, Венькой Бесовым. Бесов – значит Бес; кличка приклеилась мгновенно и даже теперь отлепляться от Риза не желала.

Вошедший окинул взглядом комнату, снял со стены одну из маленьких картин, висевших на стенке справа от двери, и стал ее рассматривать, вертя в руках.

– Бес, кто это?

– Это один из сотрудников секретного института, – объяснил Ризенгри. – Я его в школе для особо одаренных видел.

«Нас вычислили, и теперь сбежать будет гораздо труднее!» – хотел еще добавить Ризи, но смолчал.

– Меня зовут Дима Чахлык, и я не совсем сотрудник института, – наконец счел нужным представиться темнокожий юноша. – Я наблюдатель.

Дима водворил картину на место и добавил:

– Я наблюдатель со стороны ангелов.

Дюшка и Риз молча переглянулись.

– То есть вы – ангел? – не веря своим собственным ушам, уточнил Дюшка.

Дима смиренно склонил голову вместо ответа. Дюшка взглянул на Риза. Но на лице его друга не было ни единой эмоции, и нельзя было понять, что он думает по поводу внезапного вторжения ангела. Дюшка перевел взгляд обратно на незваного гостя.

– У ангелов крылья должны быть, – неуверенно произнес Дюшка.

Дима молча выпростал из-под пуловера два мощных белых крыла. Было неясно, то ли они проросли сквозь одежду, то ли… Второй версии у Дюшки не возникло.

– А почему вы черный? – спросил Дюшка. – Ангелы вроде как белые…

Дима пожал плечами – крылья при этом тоже сделали небольшой взмах – и мигом осветлил кожу, став таким же, как все обычные северные мутанты первого и второго порядков. Кроме того, теперь вокруг Димы Чахлыка было отчетливо видно сияние, особенно над головой. Дюшка опять скосил глаза в сторону Ризи, ища поддержки. И опять ее не нашел: Ризенгри сидел, почти не шевелясь. На Диму он не смотрел, думал о чем-то своем.

– Подумаешь! – храбро сказал Дюшка. – Мой друг тоже умеет менять внешность. Так что это еще не доказательство того, что вы – ангел.

А про сияние он ничего не сказал, словно никакого света над Димой не было. Дюшка сам не знал, отчего в нем проснулся дух противоречия. Он не мог разобраться в себе и не хотел разбираться. А просто хотел, чтобы этот парень с крыльями сейчас бы улыбнулся и сказал: «Ну да, ребята, никакой я не ангел. Я – просто супермутант, такой же, как Ризи Шортэндлонг. А вовсе не ангел. Ангелов не бывает». В этот момент Дюшка Клюшкин отчаянно хотел, чтобы никаких ангелов в природе не существовало.

– Бес, скажи, это же не доказательство – поменять внешность?

Дима опять пожал плечами, поднял руку и описал в воздухе круг открытой ладонью. В тот же момент травяной газон, растущий на окне, и искусственная лужайка перед комнатным фонтаном в противоположном углу комнаты пустили ростки. Побеги бодрым темпом взметнулись по стенам к потолку, превратив комнату в зеленую беседку. Вся эта красота так же мгновенно покрылась роскошными цветами. Цветы источали восхитительный аромат, а их сердцевинки искрились, словно светлячки. Вот теперь Дюшка и Ризи были окончательно поражены. Дюшка так обалдел, что просто не знал, что сказать и как себя вести. Он стоял столбиком посреди живого сверкающего чуда и молчал. Ризи оглядывал комнату спокойнее, но и на его лице читалось явное одобрение и восхищение мастерством ангела.

Цветы внезапно свернулись, превратились в шарики. Шарики один за другим стали отрываться от веток и парить в воздухе. А потом по очереди начали лопаться и осыпать комнату блестящим дождем, похожим на конфетти.

Все исчезло так же стремительно, как возникло. Перед Дюшкой и Ризом вновь стоял темнокожий юноша без крыльев и сияний. В комнату вошел второй молодой человек, которого Ризи видел впервые в жизни.

– Познакомьтесь, – сказал Дима. – Это мой лучший друг Рон. Рональд Э-Ли-Ли-Доу. Тоже ангел.

– Рон? – Ризенгри непроизвольно вскочил со своего места: вот уж кого он не ожидал сейчас встретить… – Вы тот самый Рон, который меня в детстве нянчил?

Рон кивнул.

– Круто! – сказал Ризи, оглядывая Рона с ног до головы. – Клюшка, прикинь, этот ангел меня в детстве в пеленки заворачивал, а я сквозь них проваливался. Правда, прикол? Мне сеструха рассказывала, а уж она-то врать не будет, она сама ангел…

– Как это «проваливался»? – не понял Дюшка.

Спрашивал он почти механически. На самом деле все это время Дюшка слушал и смотрел, как говорится, вполуха и вполглаза. Клюшкин пялился на ангелов, а в его голове свербила одна простая мысль: «Ангелы существуют. Ангелы существуют. Ангелы, муточерт возьми, реально существуют! Вот ведь суслик!» Ризи между тем принялся рассказывать что-то о своем тяжелом детстве. Или легком. Дюшка не слышал и не слушал. «Значит, не только мутанты за мной подсматривали, – думал Дюшка. – Значит, ангелы тоже». Значит, они видели, как он таскал крем из бабушкиной косметички, неуклюже впервые в жизни поцеловал Варю Воронину, плакал из-за того, что не родился мутантом. А еще Дюшке вдруг вспомнилось, как однажды, давно, он нечаянно смачно чихнул за столом, прямо над папиной тарелкой. В этот момент рядом никого не было. Папа вошел чуть позже, сел на свое место и принялся обедать. Так всю тарелку и съел. Неужели и это ангелы видели? Нет! Не надо! Только не это! Но он же не знал тогда, что…

Дюшка посмотрел на Диму, тщетно пытаясь скрыть охватившее его смущение и почти отчаяние. Может, эти ангелы, нянчившие Ризи, никогда не следили за Дюшкой? Может, им и вовсе плевать на какого-то там Клюшкина? Ну пусть им будет плевать, ну пожалуйста! Пусть Дима даже и не смотрит в его сторону, а?

Дима Чахлык и не думал смотреть в сторону Дюшки и замечать его чувства. Дима внимательно слушал Ризи и Рона, которые продолжали разговор о детстве супермутанта. Дюшка облегченно вздохнул. Хотя настоящего облегчения так и не наступило.

– Ребята, у нас очень мало времени, – сказал Дима, прерывая бурные воспоминания. – Давайте поговорим потом. Риз и Дюшка! Сейчас мы с Роном собираемся поместить вас вот в эти штуки. Это капсулы для переноса между мирами. Вы согласны отправиться в путешествие?

– Это совсем не страшно, вы ровным счетом ничего не почувствуете, – добавил Рон.

В какой же момент в комнате оказались два странных синих яйца с откидными крышками? Да, ангелы действительно способны творить настоящие чудеса! Дюшка постарался выкинуть из головы все глупости и гадости, которые он совершал и о которых в принципе могли знать ангелы. Леший с ним, с прошлым. Хоть сейчас бы в грязь лицом не ударить.

– Да я и не боюсь, в общем-то, – демонстративно пожал плечами Дюшка, делая шаг по направлению к камере. – А куда садиться надо? И куда мы потом попадем?

Рон принялся показывать Дюшке камеру, объясняя по ходу дела, как она устроена. Камера переноса между мирами была устроена из сиденья, в котором можно было находиться в полулежачем состоянии, и нескольких оболочек, вращающихся друг в друге. Дюшка с помощью Рона влез в камеру и устроился на сиденье. Внутри оказалось уютно. Крышка медленно закрылась. Ризенгри наблюдал за их действиями издали. Сам он, похоже, не собирался залезать ни в какую камеру.

– Где моя сестра? – спросил Риз. – Почему Дженифер не прилетела вместе с вами?

– Она не может сейчас здесь появиться, – спокойно объяснил Дима.

Дима не стал вдаваться в подробности, сообщать о том, что Джен ушла в океан, что ее больше нет. Но Риза волновало не отсутствие сестры как таковое. Просто сестра его стопроцентно не обманула бы. А вручать свою любимую жизнь этим лихим молодчикам Ризенгри Шортэндлонгу вовсе не хотелось.

– Куда вы собираетесь нас отправить?

Дима с Роном переглянулись.

– К нам в гости. И в другие миры.

– Так к вам в гости или в другие миры?

– Ризи, почему ты не хочешь просто нам довериться? – спросил Дима. – Ты же понимаешь, что мы, ангелы, никому еще не причинили никакого вреда и…

– Джен говорила, что я никогда не смогу попасть к вам. Ни-ког-да. Никогда – это никогда. Значит, или она мне врала раньше, или вы врете теперь. Почему же я должен вам доверять?

Дима и Рон опять переглянулись.

– Мы тебе не врем, и Джен тоже не врала, – сухо сказал Дима. – Дюшка попадет к нам в гости. Ты, такой, какой ты сейчас, к нам попасть не можешь. Но ты можешь побывать в других мирах, в других реальностях.

– А если я не хочу в другие миры? – Риз стоял на своем.

– Твой мир меньше чем через час разлетится на куски, а потом замрет, – объяснил Рон. – На нем никому не выжить. Мы спасаем тебя. Пытаемся спасти. Всеми силами. У нас мало времени. Просто поверь нам и сядь в камеру переноса.

Риз встал, но подошел не к капсуле, а к окну. За окном была черная ночь. Даже фонарь во дворе дачи Кэшлоу не горел.

– Кого еще вы спасаете? – спросил Риз. – В смысле, кого еще спасают ангелы? И за какие конкретно заслуги?

Ответом Ризу было красноречивое молчание. Риз отвернулся от окна, посмотрел в глаза Диме, затем в глаза Рону. По его лицу блуждала презрительная усмешка. Лучи над его головой, которые могли видеть только ангелы, состояли из злости, наглости и ощущения бесконечной внутренней силы.

– А если я не хочу, чтобы вы меня спасали? – спросил Риз. – Вот просто не хочу – и все?

Вместо ответа Дима поднял руку и слегка качнул указательным пальцем. И Ризенгри Шортэндлонг оказался в синем яйце. Он не мог двигаться, но не ощущал этого. Да и вообще ничего не ощущал. Время для него остановилось, как в глубоком сне без сновидений. Крышка второй камеры также закрылась.


Вне того, что можно увидеть.

Вне того, что можно услышать.

Вне того, что можно почувствовать или представить.

Вне того, что можно описать словами людей, хрюками мутантов и инфошарами ангелов.

Вне всего, не похожее ни на что, не вызывающее никаких ассоциаций.

Мебби Клейн прокладывал путь, завихряя пространство. Оно привычно пузырилось, запоминая его действия, повторяя движения. Все вновь было спокойно и хорошо.

– Стоп! – скомандовала вдруг Янанна. – Опять суслик. Опять заклинило.

Варя Воронина остановилась. Она и сама почувствовала: тонкая черно-прозрачная ниточка, соединяющая ее с Ризенгри, а мир уровня Пи с Землей-11, опять замерла.

После того как Варя внезапно влюбилась в Клюшкина и исчезла, по счастливой случайности держась в этот момент за руку супермутанта, у мутангелов-инфилоперов уровня Пи появилась возможность построить уникальную сокращалку. Но строительство сокращалки такой сложности – дело долгое. Когда нить заклинило в прошлый раз, Варя очень расстроилась, а Янанна не очень. Варя тогда подумала, что ей никогда больше не вернуться домой. А Янанна подумала, что Ризенгри отчего-то лишился своих способностей, и если это временное явление, все еще может быть хорошо. Конечно, Янанна не могла предположить, что ангелы временно превратили Ризи в обычного человека.

– Может быть, он просто испугался и сам остановил нить, – сказала она тогда.

– Разве супермутант может чего-то испугаться? – спросила Варя.

– Кто знает, кто знает… Он может осторожничать. Или, может, он решил проверить, что будет, если он остановит нить. Да мало ли… Давай ждать.

Они стали ждать.

Тщательное изучение нити показало, что она сначала была целая, единая, но потом разделилась. И теперь там, на том конце, как бы состоит из четырех ниточек, причем две нитки прикреплены жестко, третья – почти жестко к чему-то маленькому и пушистому, а четвертая, основная – к супермутанту Ризенгри Шортэндлонгу, который то ли сам застопорил процесс, то ли потерял свои способности.

Янанна оказалась права – вчера ночью нить Ризи опять стала тянуться. Мебби Клейн (Мебби Янанна Варя Клейн – как-то так) обрадовался и немедленно занялся делом. Но спустя три с половиной часа (по мутантскому времени) нить опять заклинило.

– Опять он осторожничает! – вздохнула Варя. – Придется снова ждать, да?

– Да…

– Долго?

– Не зна…

А дальше было как в старом анекдоте про двух гусениц, переползающих дорогу. «Ой, вдруг нас раз-да…» – «Да не разда…» Не успела Янанна завершить фразу, как нить Ризенгри оборвалась. Это произошло в тот момент, когда ангелы захлопнули крышку капсулы переноса между мирами. Догадаться об этом Янанна не могла.

– Это все? – холодея от ужаса, прошептала Варя. – Все?

– У нас еще есть три неподвижные ниточки, – покачала головой Янанна. – Кто знает, может, со временем они изменят свои свойства и…

И вновь Янанна оказалась права: прошло не более часа, и три нити стали подвижными, как резинки в гигантской космической рогатке. Они немедленно выстрелили чем-то куда-то и оборвались.

– Вот теперь все, – подвела итог Янанна. – Никакой связи с Землей-11 у нас больше нет.

– Это конец… – Звук так и не смог сорваться с сухих Вариных губ, но Янанна ее поняла.


Это был конец. Самый настоящий конец света на Земле-11, который ангелы предотвращать не стали. Нет-нет, не подумайте ничего плохого! Планета Дюшки Клюшкина не взорвалась, не была поглощена водами потопа или извержениями магмы из недр взбунтовавшихся вулканов, а жуткие отравляющие газы не обрекли выживших на медленную, мучительную смерть. Все произошло совсем не так. А вот как…


Диди. Далее будет описан один из сценариев «конца света», который сами ангелы называют «мягкой остановкой». Таким образом миры обычно как бы замораживают, оставляя в законсервированном состоянии до лучших времен, когда станет понятно, что же делать с уродами, которые довели свою планету до плачевного состояния, несовместимого с дальнейшей жизнью. Если вы не инфилопер и/или не собираетесь становиться мутангелом, вам не обязательно это читать, можете спокойно переходить к следующей главе.

* * *

Мир вздрогнул и разлетелся на кусочки, но… только теоретически. Практически все они остались на месте, между ними лишь наметились границы, словно трещинки. Всего таких «кусочков» было несколько десятков тысяч, то есть это были такие довольно большие кусищи-локации, некоторые из которых вмещали крупные города, а то и пять-шесть городов. На этом первый этап конца света в режиме мягкой остановки был завершен. Это самый сложный этап. Дело в том, что границы локаций невозможно точно просчитать заранее, ведь остановить жизнь нужно одновременно на всей планете, да так, чтобы ни один мутант, кысыбрыс или мутокротик при этом не пострадал, случайно оказавшись на границе локаций.

Второй этап конца света называется «сканирование». Он длится гораздо дольше разделения на локации, почти полторы секунды. Особо чувствительные мутанты третьего порядка в этот момент могут ощутить дискомфорт и напрячься. Но испугаться по-настоящему никто не успевает, потому что сразу после сканирования начинается третий этап – отключка.

Отключка – самый долгий этап. Он может растягиваться на несколько часов, а иногда и дней, хотя все живые существа усыпляются мгновенно. Но ведь мало усыпить людей или мутантов. Надо аккуратно остановить автомобили, по возможности припарковав их у обочин, довезти поезда до станций, а корабли – до ближайших портов, посадить самолеты. Многие технологические процессы на заводах и фабриках также требуют медленной, спокойной остановки. На этапе отключки ангелы не затрагивают природные процессы: так же текут реки, идут снега, дуют ветры. Правда, уже на этом этапе начинается работа с морскими глубинами и вулканами – как на дне океанов, так и на суше.

После того как все остановлено, стартуют пленочные работы. Это процесс полностью автоматический, начинается от верхних границ в каждой локации отдельно и проходит в два приема. Все биологические объекты (включая, например, продукты в холодильниках) укутываются нанопленкой одного типа, образуя как бы коконы. Эту пленку можно увидеть невооруженным глазом, но не везде: на коже она почти незаметна, а вот на волосах видна; запленоного слоникотюба от обычного нипочем не отличишь, а вот коконы на покусодонтах видны уже с расстояния в один метр. Пленка эта достаточно эластичная, ее можно ухватить двумя пальцами и потянуть. Срок консервации биоматериалов, упакованных таким образом, – несколько миллионов лет. Все остальные объекты, небиологические, покрываются пленкой другого типа, это скорее похоже на напыление, а не на сплошной покров. Чтобы узнать, есть на предмете напыление или нет, нужно перейти в тонкое состояние (если ты ангел) или воспользоваться специальным прибором. Просто так эти пленки не видны и не ощутимы.

На предпоследнем этапе останавливаются воды и воздушные течения. Полностью их останавливать недопустимо, все эти процессы переводят в так называемый контролируемый кругооборот.

И последний этап – проверка. Этот этап не завершается никогда и носит перманентный характер. Первую проверку проводят все бригады ангелов-консерваторов сразу после завершения собственно конца света. Вторую – неполным составом – спустя три дня. Для последующих проверок обычно бывает достаточно нескольких специалистов.

Бывают ли случаи смертельного исхода при мягком конце света? Да, бывают. Кто-то может угодить в трещину при взрыве мира и разделе его на куски-локации, кого-то могут не слишком тщательно укутать нанопленкой… Однако это не имеет никакого значения: люди или мутанты в остановленных мирах не просто спят, они спят вечным сном, и будить их никто не собирается. Именно поэтому любая остановка мира однозначно называется концом света, а все спящие на ней считаются (и являются) умершими. И никаких иллюзий.




скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6