А. Усович.

Пепел и пыль. История о храбрых воинах и принятых ими решениях, которые влекут за собой самые неожиданные последствия



скачать книгу бесплатно

– Господи, нет, конечно! – восклицает Марк, качая головой.

Но на губах Бена почему-то улыбка. Честное слово, этот парень выглядит так, словно ему только дай повод кого-нибудь убить!

– Мы не можем уйти без тебя, – произносит он, продолжая скалиться.

– В смысле? – переспрашиваю я.

– В том, что у нас к тебе важный разговор, – отвечает за него Марк. Он присаживается на край моей кровати, осторожно отодвигая для этого ногу Дани, и устраивает свои сцепленные в замок руки на коленях. – Дело в том, что ты другая… Господи, как всё это глупо… Я же говорил, нужно было заранее написать какую-нибудь речь!

Бен издаёт смешок, больше похожий на лай осипшей собаки. Марк бросает на него укоризненный взгляд, на что тот лишь закатывает глаза, отмахивается и, развернувшись в удивительно ровной стойке, отходит к моему письменному столу.

– Помнишь все эти легенды? – спрашивает Марк. Я киваю. – Они не врут. На территории нашего города действительно есть точка разлома, в которой миры пересекаются друг с другом… Она называется призмой.

Я прищуриваюсь.

– Пересекаются миры? – уточняю я, будто не расслышала. Марк кивает. – В смысле, наш и ещё какой-то?

– На данный момент их четыре. Раз в определённый отрезок времени призма меняется, закрывая проход в один мир и открывая в другой. Так разные формы жизни могут путешествовать. И люди в том числе.

– Не думаю, что конкретно сейчас Ярославе будет это интересно, – подаёт голос Бен.

– Откуда ты знаешь, как меня зовут? – интересуюсь я, отлипая от двери.

Бен разворачивается ко мне лицом. У него в руках моя радужная пружинка Слинки.

– А вот. Секрет, – отвечает он.

И принимается играться с пружинкой. Суровость на его лице теперь оттенена искренним детским восторгом.

– Вы что, ещё и следили за мной? – мои щёки пылают.

Тот парень на остановке, вспоминаю я. Теперь в моём воспоминании он – один в один Бен. Интересно, как давно эти психи держат меня под прицелом?

– Не волнуйся, – голос Марка всё такой же спокойный. – Ничего противозаконного мы не делали.

Его слова меня совсем не успокаивают.

– Слушайте, парни, – начинаю я, – понятия не имею, кто вы, что вам надо и на каких наркотиках вы сидите. А ещё не знаю ни про какие там разломы, так что лучше вам валить по-хорошему туда, откуда вы пришли, и забрать с собой эту гигантскую дверь.

Бен снова хмыкает, при этом не отрывая взгляд от пружинки. Марк елозит на месте, вытирает ладони о джинсы и встаёт на выдохе.

– Ярослава, тебе правда нужно пойти с нами, – просит, даже почти что умоляет он. – Ты – страж. Так же, как я и Бен. В общем, сотни лет назад, когда разлом…

– О Господи, – восклицает Бен, словно он уже слушал эту историю как минимум двадцать раз, и двадцать первый точно не выдержит. Парень кидает пружинку обратно на стол, скрещивает руки на груди и обращает на меня всю мощь своего взгляда. – Там, – он кивает на дверь, – куча крутых штук, типа магии и классного оружия, и, если повезёт, можно будет глянуть на то, как оборотни превращаются в волков или лис.

Я тебе лично покажу парня, который горит как факел и ему хоть бы хны, только пошли уже, а то я за последние два дня спал всего четыре часа и уже почти не соображаю.

Секунда – ровно столько мне требуется для того, чтобы принять решение.

– Ладно, – киваю я.

– Серьёзно? – Марк качает головой. – Вот так просто?

– Чувак, ну я же говорил тебе уже миллион раз – никому не интересны факты из истории, которые ты, к тому же, неправильно рассказываешь. Для этого посылали бы хранителей, а не нас с тобой.

– Ну да, – кивает Марк. – Завлечь, а не надоесть. Ясно.

– Зануда, – Бен тычет пальцем в его дутый жилет. Затем оборачивается на меня. – А ты, коротышка, давай, переодевайся.

– Я не коротышка, – отзываюсь я.

Ростом, конечно, не вышла, но и этому придурку задирать себя не позволю.

Пячусь к шкафу с одеждой, не спуская взгляд с Бена и Марка. Они, в свою очередь, показательно отворачиваются (наверное, чтобы убедить меня, что не собираются подсматривать). Бен снова хватает со стола пружинку. В этот раз он крепко сжимает её в руке, подносит к лицу Марка и выстреливает её ему в нос. Тот морщится и отодвигает руку Бена.

– Ведёшь себя ужасно, – слышу я голос Марка.

Копошусь в вещах, а сама пытаюсь разобраться в самой себе. Что творю? С чего это вдруг решила согласиться? Нет, не поверила – с разумом у меня ещё всё в порядке. Но и зрение никогда не подводило, а потому как можно объяснить появившуюся из ниоткуда дверь, которой раньше никогда в моей комнате не было?

– Скажи это ещё раз, – отзывается Бен.

Одежду я особо не выбираю: джинсы после стирки ещё не высохли, поэтому остаются только лосины. К ним как обычно – длинный свитер. В конце концов, не на приём к английской королеве же они меня зовут.

– Я не хочу повышать на тебя голос, – говорит Марк. – Пожалуйста, прекрати.

– Пожалуйста, прекрати, – передразнивает его Бен.

Он еле сдерживается, чтобы не засмеяться в голос.

Повернувшись, я застаю их за тем же занятием: Бен настойчиво лезет Марку в лицо моей пружинкой, Марк, в свою очередь, с невероятным упорством делает вид, будто ему всё равно.

Как маленькие, честное слово.

– Всё, – говорю я, приглаживая волосы на макушке.

– Отлично, – первым оборачивается Бен. Он перекидывает мою пружинку из одной руки в другую. – Пошлите быстрее, пока капитан ещё на месте. А то потом я снова буду единственным, кому прилетит по шее.

– Только возьмём с собой моего брата, – я киваю на Даню.

В нашем дуэте именно он умный и рассудительный, тогда как я мастер неправильных решений и удивительно глупых косяков.

– Исключено, – резко заявляет Бен, как мне кажется, даже не успев переварить моё предложение.

– Но без него не пойду.

Бен выгибает свои густые брови. Ничего не ответив, он поворачивает голову на Марка и смотрит так, словно говорит ему: «Ну давай, у тебя есть ещё одна возможность убедить её при помощи своих занудных речей!».

– Нам правда нельзя брать с собой твоего брата, – мягко произносит Марк.

– Почему?

– Не положено по уставу, – отвечает за него Бен.

Он косится в сторону двери, ведущей чёрт пойми куда.

– Люди могут посещать штаб только после официального разрешения.

– Но я…

– Если твой брат не страж, доброволец или, на крайний случай, меченый заключённый, его нахождение в штабе система посчитает нарушением, – отчеканивает Бен. – Думаешь, она станет разбираться, брат он твой или потенциальная угроза, прежде чем уничтожит?

Я поджимаю губы. Звучит довольно угрожающе, и, несмотря на то, что я всё ещё не до конца уверена, что не сплю, это работает:

– Ладно, – киваю я.

Бен облегчённо выдыхает. Хватается за ручку двери и тянет её на себя, открывая нараспашку. Теперь я хорошо вижу помещение, которое до этого от меня скрывали. Непроизвольно, делаю несколько шагов чуть ближе к порогу, когда кто-то грубо толкает меня в спину, подгоняя.

Перестарались. Я падаю вперёд точно на пол из красивого мозаичного паркета, едва успевая вытянуть перед собой руки для страховки.

Новенькая. Глава 2

Я не падаю: спасибо Марку, который успевает схватить меня за свитер, собирая его на спине, и дёрнуть назад.

– Ты в порядке? – он же любезно спрашивает, когда я выпрямляюсь.

Киваю в ответ, поправляю свитер. Бен беззлобно хихикает. В его руках всё ещё моя пружинка. Я хочу накричать на Бена за то, что толкнул меня, но всё моё внимание в секунду достаётся комнате, в которой мы теперь находимся. Это большое помещение с красными каменными стенами. Шторы, на вид тяжёлые, плотно задвинуты, а источником жёлтого света оказываются маленькие настенные светильники, развешанные по всему периметру. Комната разделена на две зоны: справа обычная гостиная, где стоят два здоровенных дивана точно друг напротив друга, между ними пёстрый ковер и журнальный столик. Чуть позади, буквально в двух шагах, камин с таким количеством фотографий на деревянных полках, что для новых уже попросту нет места. А слева библиотека. Только теперь замечаю, какие высокие тут потолки: книжные стеллажи идут до самого конца, поэтому здесь имеется деревянная лестница, ведущая наверх на второй и третий книжные уровни. По бокам стеллажей струятся лианы, цвет листьев которых находится между зелёным и красным, словно кто-то неаккуратно смешал акварельные краски.

В воздухе витает запах пыли и мокрого кирпича. Странно, но он приятно одурманивает.

– Наша гостиная, – говорит Марк.

Он закрывает дверь, через которую мы сюда попали. На моих глазах она превращается в каменную стену, сливаясь с обстановкой.

– Мрак, – только и выдаю я.

– Это только вершина айсберга, – утверждает кто-то.

Оборачиваюсь и вижу мужчину, вошедшего сюда через межкомнатную арку. Он высокий, атлетически сложенный, его коротко подстриженные русые волосы совсем недавно тронула седина. Одет он не в камуфляж, как Бен, но и не в яркое, как Марк. Вместо этого на мужчине строгий чёрный костюм «тройка», чёрная рубашка с одной расстёгнутой пуговицей. На шее вяло болтается бабочка.

– Парни, – говорит он, кивая Марку и Бену. Тембр мягкий, приятный. – И прекрасная юная леди. Добро пожаловать в штаб стражей.

– Здрасте, – произношу я.

– Меня зовут Дмитрий, – произносит он, подходя ближе.

Протягивает руку, я жму её. Моя ладонь влажная от волнения, его – сухая и холодная. Не лучшая комбинация, поэтому я поскорее возвращаю свою руку обратно и прячу её за спину, попутно вытирая о свитер.

– Ярослава, – представляюсь я.

– Очень приятно, – улыбается мужчина в ответ. – Меня принято называть капитаном, но…

– Капитан, поднять паруса! – шепчет Бен, хихикая.

Дмитрий бросает в его сторону недовольный взгляд. Свет падает так, что в какой-то момент его глаза из тёмно-серых становятся почти чёрными.

– Андрей, – произносит Дмитрий таким тоном, что кровь стынет в жилах. – Я недоволен твоими результатами по предотвращению конфликта с фейри.

– Почему это?

– Потому что два человека видели, как ты сносишь голову работнику супермаркета. Какое у нас самое главное правило?

– Капитан, я…

– Андрей?

Бен закатывает глаза. Косится на меня, словно его больше бесит не то, что его отчитывают, а то, что это делают перед незнакомым человеком.

– Конфиденциальность, капитан, – сквозь зубы произносит он.

Дмитрий удовлетворённо кивает.

– За это ты завтра будешь помогать на кухне.

– Но…

– Я всё сказал.

Бен долго и шумно выдыхает. Обходя Дмитрия, он плетётся прочь из гостиной, но задерживается в дверном проёме, чтобы показать ему средний палец.

– Меня принято называть капитаном, – повторяет Дмитрий, – но ты пока можешь называть меня по имени.

Я прокручиваю в голове разговор, которому стала случайной свидетельницей:

– А кто такие фейри?

– Некоторые из них хорошие, но остальные – противные т… существа, – Марк морщится. Похоже, грубость даётся ему с трудом. – Тот, которого убил Бен, вызывал галлюцинации у покупателей в супермаркете. Было даже несколько летальных исходов. Если останешься, я познакомлю тебя с Виолой – она тебе подробнее обо всём расскажет.

Марк хлопает меня по плечу, словно мы старинные друзья, и уходит вслед за Беном, оставляя нас с Дмитрием наедине.

Внезапно я понимаю, что мне жутко хочется спать.

– Какова вероятность, что я не сошла с ума? – спрашиваю я. Приходится прикрыть рот, чтобы скрыть зевок.

Дмитрий идёт к дивану, попутно касаясь пальцами стопки бумаг на журнальном столике.

– А ты как думаешь? – вопросом на вопрос отвечает он, присаживаясь.

Прежде чем полностью опуститься, Дмитрий расстёгивает пуговицу на пиджаке и встряхивает его подол.

– Ну, – я скребу в затылке. – Все фильмы: фантастика, фэнтези… Со стороны человечества было бы самонадеянно предполагать, что хотя бы частичка из этого не является правдой.

Дмитрий приподнимает одну бровь. Спустя пару секунд, к ней присоединяется вторая.

– Итак?

– Итак, либо я сплю, либо всё это взаправду. Но, честно признаюсь, – я складываю руки на груди, – мне трудно сказать, какой вариант меня бы больше устроил.

Дмитрий качает головой.

– Ты не спишь. А это правда. Знаю, понять и принять сложно. А ещё знаю, что у тебя много вопросов. – Он откидывается на спинку дивана, кладёт ногу на ногу и легко улыбается. – Я тут именно для этого. Спрашивай.

С чего бы начать?

– Авария, – наконец произношу я. Сколько времени мы провели в молчании? Секунду? Минуты? – Я видела аварию сегодня днём, но подруга, бывшая со мной, сказала, что у меня, вероятно, глюки… Ваша работа?

– Это называется активизацией, – спокойно произносит Дмитрий. Он хлопает по дивану рядом с собой, приглашая меня присесть. Я слушаюсь, но выбираю место на диване напротив. – Процесс, запускающийся в мозгу в определённое время. Никто не знает, почему у одних это случается в шестнадцать, а у других – в двадцать. Тем не менее, никогда после двадцати пяти.

– И что это значит?

– В тебе просыпается магическая энергия, которую ты получила вместе с генами от своих родителей. Иными словами, это похоже на болезнь, которая ждёт подходящего момента, чтобы выйти из стадии ремиссии. Именно это и будет означать, что ты готова стать стражем.

Я смущаюсь, но даже не потому, что тут говорят о магии. Дело в том, что Ярослава Романова – обычная девчонка. У неё нет суперспособностей, она не ходит в школу для одарённых детей и вообще едва понимает, для чего встаёт по утрам, когда каждый день – лишь повторение предыдущего.

Я – тень человека. Подросток. Пластилин в руках противного мальчишки, который то и делает, что лепит из него всякие бессмысленные штуки.

– Узнаю этот взгляд, – произносит Дмитрий, привлекая моё внимание.

– А?

– «Почему я», верно?

Я пожимаю плечами.

– Каждый из нас был для чего-то рождён, – продолжает Дмитрий. – Если твоё имя есть в писании Авеля, значит, твои родители когда-то были стражами. Это у тебя в крови. Они подарили тебе возможность, теперь тебе осталось только решить, воспользоваться ею или нет.

– Вы знаете их?

– Кого?

– Моих родителей.

– Да, – Дмитрий кивает. – Твой отец был стражем, Тамара – нет. Но она обо всём знала и относилась к работе твоего отца… неоднозначно. Скептически, если хочешь. В прочем, как и все нормальные люди, которые хоть раз столкнулись с чем-то необъяснимым с точки зрения науки или религии.

Дмитрий наклоняется вперёд, упирается локтями в колени и кладёт подбородок на сцепленные в замок руки.

– Уже лет четырнадцать не видел её, – продолжает он как-то отстранённо. – Как она? Всё ещё работает в детдоме? – Я киваю. Дмитрий растягивает губы в полуулыбке. – Вдвоём живёте?

– Втроём.

Секунда – мужчина меняется в лице. Хмурит брови, отводит взгляд куда-то мне за спину.

– Тамара вышла замуж?

Я отрицательно качаю головой, потом задумываюсь. Неужели, это ревность в его глазах? Между Дмитрием и мамой что-то было?

– Она усыновила одного мальчика.

– О, – Дмитрий качает головой. Снова расслабляется. – Хорошо, – произносит на выдохе.

– Так, значит, магия реальна? – спрашиваю я, меняя тему.

– Да.

– И какую роль во всём этом играют стражи?

Дмитрий заметно веселеет. Он встаёт с места и обходит диван, явно направляясь в сторону библиотеки. Не доходя до книжных стеллажей пару шагов, он оборачивается через плечо:

– Хочешь увидеть карту?

– Карту?

– Да. Призму миров.

Дмитрий протягивает руку в мою сторону и манит пальцем. Я встаю и плетусь к нему, по пути цепляясь взглядами за все предметы вокруг.

– У тебя будет ещё время, чтобы осмотреться, – подгоняет Дмитрий. – Если захочешь остаться, конечно. Насильно тут никого не держат.

Когда я подхожу ближе, он хватает меня за кисть и подводит к книгам. Теперь я вижу, что книг на русском или английском тут почти нет. В основном, на корешках изображены какие-то символы, линии, круги, лишь издалека напоминающие буквы.

– Что это за язык? – спрашиваю я, пальцем свободной руки тыча в первую попавшуюся книжку.

– Язык огненного народа, – небрежно бросает Дмитрий, будто бы я спросила у него, какой фильм он смотрел на прошлой неделе. – Прости, – тут же добавляет он, оторвав глаза от книг. Сейчас, когда мы стоим рядом, я чувствую терпкий запах его одеколона. – Привычка. Представляю, как забавно всё выглядит с твоей стороны. Огненный народ – это фениксы.

– Фениксы, – зачарованно повторяю я.

Поймав мой взгляд, Дмитрий улыбается. Широко, искренне.

– Ты очень похожа на папу.

Я пожимаю плечами.

– Мама не любит говорить о нём.

Дмитрий дёргает бровью. Он снова поворачивается к книгам и быстро пробегает пальцами по их корешкам в поисках какой-то одной. Та, что он искал: тонкая, но длинная, в потёртом синем переплёте. Книга без имени. Единственное, что красуется на её обложке – рисунок двух ромбов, один в другом.

Он протягивает её мне, но я медлю.

– Она не укусит, – мягко произносит Дмитрий. – Открой.

Он отпускает вторую мою руку, и только тогда я принимаю протянутую им книгу.

Странно, но она тяжелее, чем выглядит.

– Что это? – спрашиваю я, открывая первую страницу.

Листаю дальше. Тут нет слов ни на одном из языков, лишь рисунки. Дмитрий не отвечает. Вместо этого он снимает пиджак и бросает его на ступени позади меня. Подворачивает рукава рубашки и хватается за книгу с другой стороны.

Секунду ничего не происходит. Затем я вижу какие-то символы, появляющиеся и тут же исчезающие на коже предплечья Дмитрия. Мне не удаётся их разглядеть, они сменяют друг друга слишком быстро. В то же мгновение, как исчезает последний символ, книга в моих руках начинает дрожать. Я отпускаю её, Дмитрий – тоже. Вижу, как её страницы перелистываются и путаются сами по себе.

Теперь вместо книги передо мной настоящая карта, буквально парящая в воздухе.

– Старый мост? – спрашиваю я.

– И да, и нет, – Дмитрий легко взмахивает рукой.

Бумага поворачивается перпендикулярно полу, слоится, делится на части, каждая из которых принимает своё особое положение вокруг основной карты.

– Призма миров имеет четыре стороны. Каждая из них – портал между нашим и параллельным миром. Раньше их было больше, но некоторые пришлось закрывать вручную.

Я не могу оторвать взгляд от парящей бумаги. Подхожу ближе, внимательно вглядываюсь в изображения. Теперь вижу и надписи на русском: каждая из карт подписана чернилами бордового цвета.

– Огненные земли, – вслух читаю я, скользя взглядом по названиям. – Волшебные земли. Ликаония. Проклятые земли.

– Четыре мира. Одновременно и похожи на наш, и настолько различны, что ты себе даже представить не можешь.

– И люди не знают о них?

В ответ Дмитрий хмыкает. Я с трудом отрываю взгляд от карт и поднимаю его на мужчину. Дмитрий стоит рядом, сложив руки на груди.

– Слава, люди, может, и умны, но не настолько, чтобы адекватно реагировать на оборотней, ведьм или нимф. Некоторым из них, чтобы сойти с ума, хватает и веры в Бога. Ты спрашивала о роли стражей во всём этом… Так вот, мы оберегаем людей от правды, которая способна их убить.

Дмитрий касается ближайшей к нему части бумаги, и она тут же меняется местами с центральной. Теперь перед нами карта Проклятых земель. Из всех она самая большая и самая пёстрая.

– Каждая область принадлежит отдельному народу, – говорит Дмитрий. – Синий – водному, жёлтый – горному, зелёный – лесному. Поселения сирен помечены чёрными треугольниками.

– Они тут везде.

– Сирены очень любят захватывать чужие территории, особенно прибрежные. Но это не наша забота: всё, что происходит в другом мире и не касается человеческого, стражей беспокоить не должно. – Дмитрий обводит указательным пальцем место на карте, где изображено самое большое скопление чёрных треугольников. – Из всех народов Проклятых земель именно сирены доставляют больше всего проблем, когда попадают в наш мир.

– Например?

– В основном разбои, похищения. Они насилуют мужчин, чтобы обеспечить себя потомством, и…

Я морщусь.

– Предлагаю оставить такие подробности на следующий раз.

Дмитрий кивает и щёлкает пальцами. Карта складывается. Снова превратившись в книгу, она не успевает упасть на пол, потому что мужчина вовремя её подхватывает.

– То есть, ты думаешь, что ещё вернёшься?

– А есть те, кто отказываются? – вопросом на вопрос отвечаю я.

Дмитрий пожимает плечами и идёт обратно к стеллажам, где возвращает книгу на своё законное место.

– Таких больше, чем ты думаешь.

Замолчав, мужчина выходит из комнаты. Я смотрю ему вслед, не зная, стоит ли идти за ним.

– Слава? – доносится из коридора.

Тогда я нагоняю Дмитрия, но не встаю рядом, а иду чуть позади. Мы в коридоре. Он крохотный, потому как почти сразу справа от меня идёт другое помещение, скрывающееся за двустворчатой дверью. Но мы идём к большой деревянной лестнице.

– Тихо тут у вас, – шепчу я. – Все спят?

– Стражи никогда не спят. Ну, то есть, кто-то спит, а кто-то дежурит. Команда «Альфа» сегодня на сутках. Это Бен, Виола и Марк, – после небольшой паузы поясняет Дмитрий.

– А куда мы идём? И где я вообще нахожусь? – Вопросы начинают бесконтрольно сыпаться из меня как конфеты из сломанного автомата. – Штаб, кажется, да? Он хоть в городе? Домой, надеюсь, меня потом тоже через портал отправят? Ночью идти по улицам не хочется… Кстати, завтра в школу. Мы долго ещё?

Резко остановившись, Дмитрий оборачивается на меня всем корпусом. Я жду, что он вспыхнет или одарит меня каким-нибудь тяжёлым взглядом, от которого захочется заткнуться на ближайшую сотню лет, но вместо этого он лишь улыбается и прикладывает палец к губам.

– Слава, – шепчет он. – На полтона тише. Некоторые из ребят сегодня вернулись с заданий, и сейчас нуждаются в отдыхе. До подъёма и так осталось чуть больше трёх часов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное