А. Мухутдинов.

Политический красный крест



скачать книгу бесплатно

© Мухутдинов А. А., 2015

© Художественное оформление, верстка ООО «БОС», 2015

Введение

Проблемы истории общественных организаций и объединений давно привлекают внимание историков, юристов, социологов. Вряд ли будет верным объяснять это лишь тем, что общественные организации составляют вместе с политическими партиями и другими социальными институтами политическую систему государства и потому требуют пристального изучения. Здесь необходимо помнить, что определение общественной организации только как составной части политической системы общества не должно являться самоцелью. В конечном итоге общественные организации призваны реализовывать добровольное волеизъявление людей, объединяющихся в организации, создавать независимое свободное пространство для проявления потребностей личности в такой консервативной среде, которой является государство.

Сегодня есть ряд причин и обстоятельств, которые вызывают особый интерес к истории общественных организаций. Одним из факторов является кризис нравственно-этических ценностей и идеалов в постсоветском обществе. В СССР был очевиден приоритет общественных коллективных ценностей. Отказ от них трактовался как подрыв основ советской государственности. И в то же время сложилась такая парадоксальная ситуация, когда опыт независимой от государства деятельности общественных организаций был утрачен, когда все они должны были служить только «приводными ремнями» государственной машины.

История общественных организаций первой четверти XX века интересует современного исследователя и с практической точки зрения. Это связано с изменениями общественно-политической структуры государства. Статья 30 ныне действующей Конституции РФ [1] декларирует право каждого гражданина на создание общественных организаций, а также «свободу деятельности общественных объединений».

Практической реализацией данной статьи стал Федеральный закон «Об общественных объединениях» [2]. По сравнению с нормативно-правовыми актами, регулировавшими возникновение и деятельность общественных организаций на протяжении предшествующих десятилетий, данный закон является самым демократичным.

Проблема правовой защищенности личности от необоснованных посягательств государства актуальна для Российской Федерации и сегодня. В этом плане несомненный интерес представляет история создания и деятельности Московского общества помощи политзаключенным.

Первой оформленной организацией такого рода, получившей название «Красный Крест» (КК), было «Общество Красного Креста» Народной воли, созданное в 1881 г. Ю. Н. Богдановичем и И. В. Калюжным… В 1882 г. был создан заграничный отдел КК, во главе которого стояли П. Л. Лавров и В. И. Засулич. Он просуществовал до 1884 года.

Чем было вызвано появление Московского общества помощи политзаключенным? Насколько деятельность Политического Красного Креста (ПКК) была независима от государства? Какими были взаимоотношения внутри этой организации?

Рассмотрение всех этих вопросов побудило нас к объяснению причин, которые возродили Политический Красный Крест в Советской России.

В отечественной историографии общественным организациям посвящено немало исследований.

Приступая к работе, мы столкнулись с отсутствием исследовательских работ, напрямую касающихся темы нашего диссертационного сочинения.

Воспользовавшись библиографическим справочником, составленным профессором, доктором исторических наук Т. П. Коржихиной «Общественные организации в СССР.

Материалы к источниковедению и историографии» [3], охватывающим период с 1917 по 1990 г., а также указателем «Московские и ленинградские издатели и издательства 20-х годов», мы столкнулись с отсутствием информации по интересующей нас теме. Поэтому автор вынужден был обратиться к научно-исследовательской литературе, посвященной иным смежным историческим сюжетам, но в какой-то мере затрагивающей темы, близкие к предмету нашего исследования.

Первые работы, касающиеся общественных организаций и объединений, были предприняты в 1922 г., главным образом юристами, в связи с принятием законодательства об общественных организациях и объединениях. В журнале «Власть Советов» за 1922 г. появились статьи, посвященные данной теме.

В статье Г. Португалова [4] была дана правовая оценка законодательства об обществах и союзах 1922 года. Согласно ей, советское законодательство отличается от всех других тем, что в законодательствах зарубежных стран обычно требуется непротиворечие закону, а в Советской России – содействие заданиям социалистического строительства. Автор отслеживает детали правовых гарантий существования обществ и союзов.

Работа Я. Принцева «К проведению в жизнь декрета „Об обществах и объединениях“» [5] разъясняет, как следует понимать содержание декрета. «Все, что противоречит диктатуре пролетариата и беднейшего крестьянства в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и водворения социализма, – все является нарушением конституции и не может быть терпимо, с чьей бы стороны ни исходили попытки нарушения этих основных задач. И эту мысль необходимо усвоить и твердо помнить всем органам наркомата внутренних дел при проведении декрета от 3 августа» [5, с. 16]. На наш взгляд, в этом кратком абзаце содержится емкая информация о том, каким было отношение властей к общественным организациям.

В 1923 году вышла книга Б. Ф. Мовчановского «Общества, союзы и собрания» [6]. Данная работа представляет собой учебное пособие по курсу правоведения, в нем растолковываются основные положения декрета и проводятся определения «общество», «союз», «собрание».

Исследования, целью которых было изучение истории общественных организаций, их становление, развитие, и взаимоотношения с государственными структурами, стали появляться только в 60-х годах.

Работы А. И. Лукьянова и Б. М. Лазарева «Советское государство и общественные организации» [7], вышедшие в то время, касались только юридической стороны взаимоотношений государства и общественных организаций. В целом эта часть литературы содержит обширный фактографический материал по истории кооперативных, профессиональных, комсомольских и добровольных организаций, но страдает однобоким партийным подходом к оценке роли и места общественных организаций в государстве. Основная мысль, характерная для всех вышеперечисленных работ, чаще всего выражается в том, что «общественные организации и государственные учреждения выполняют одну задачу построения коммунистического общества» [8, с. 3], и что советский человек не хочет оставаться вне общественных организаций, а также в том, что «общественные организации выполняют ответственные задачи, поставленные партией» [8, с. 17].

Таким образом, мы согласны с мнением профессора Т. П. Коржихиной, что об общественных организациях периода 1917–1936 гг. «лишь изредка появляется литература, порой очень локальная, иногда юбилейного характера, посвященная отдельным обществам» [9, с. 8], а уж об общих работах говорить не приходится. Поэтому «представить развитие исследований по этой проблематике как процесс невозможно» [9, с. 47].

Для более детального понимания исследуемых нами проблем, мы обратились к книге голландского историка Марка Янсена «Суд без суда. 1922 год, показательный процесс социалистов-революционеров», изданной в Москве в 1993 году и проливающей свет на то, каким было сопротивление правящему режиму Советской России 20-х годов, как известные русские адвокаты, члены Политического Красного Креста, пытались противостоять огульным, необоснованным обвинениям.

Еще одним монографическим исследованием, но уже принадлежащим отечественному автору, стал двухтомник, выдержавший четыре издания, своего рода исторический бестселлер 70-х годов – книга Д. Л. Голинкова «Крушение антисоветского подполья в СССР». Несмотря на то, что написана она была с явной пропагандистской целью, о чем свидетельствуют названия глав: «Полный разгром белогвардейщины», «Последние удары чрезвычайных комиссий…» и «Ликвидация остатков организованной контрреволюции», тем не менее автор, в прошлом чекист, следователь по особо важным делам Прокуратуры СССР, имевший доступ в архивы органов государственной безопасности, материалы которых доступны не всем профессиональным историкам, опирался на солидную фактическую базу, часть которой использовалась и в нашей работе: по Кронштадскому мятежу, «антоновщине» и др.

В нашем исследовании использованы статьи профессора Историко-архивного института Т. П. Коржихиной, в частности: «Документы добровольных обществ переходного периода от капитализма к социализму в СССР (1917–1936). Состояние и потребности исследований» [10, с. 173–181], «Законодательные источники по истории общественных организаций СССР (1917–1936 гг.) [11, c. 221–248], „Народный комиссар торговли и промышленности В. П. Ногин“» [12].

Биографические сведения о руководителях ПКК приходилось извлекать из различной справочной литературы. ОЕ. П. Пешковой имеется небольшая статья в пятом томе Краткой литературной энциклопедии, о Н. К. Муравьеве – в биографическом словаре «Политические деятели России. 1917», огосударственных деятелях России – в Советской исторической энциклопедии, в энциклопедическом словаре Гранат «Деятели СССР и революционного движения России» и др.

Исходя из скудности историографии темы, мы обратились к исследованиям политической и социально-экономической ситуации в Советской России периода 1917–1922 гг.

К числу таковых относится учебник французскою исследователя Н. Верта «История советского государства», рекомендованный Комитетом по высшей школе Миннауки РСФСР для студентов высших учебных заведений России. Точка зрения Верта любопытна тем, что представляет собой взгляд со стороны, свободный от тех идеологических штампов, к которым мы уже привыкли. В настоящей работе мы пользовались вторым изданием данной монографии, которое выгодно отличается от первого тем, что в работе над ним принимали участие известные российские историки: В. С. Лельчук, В. В. Шелохаев, А. К. Соколов, А. Н. Пономарев и другие. Нами были использованы фактические данные, приводимые в учебнике, характеризующие государственную политику в области общественных отношений и методы, какими она осуществлялась.

К числу работ, использованных нами при написании диссертационного сочинения, относится учебник «Советское государство и его учреждения: ноябрь 1917 г. – декабрь 1991 г.» профессора Т. П. Коржихиной. В качестве справочного материала о государственном устройстве Советской России периода 1917–1922 гг., о становлении системы управления и руководителях органов власти были привлечены сведения, содержащиеся в этом учебнике.

Учитывался также материал глав книг «Политическая история. Россия – СССР – Российская Федерация. Власть и реформы. Oт самодержавной к советской России» [13], касающийся гражданской войны, «военного коммунизма», этапов становления красного террора, отношения большевиков к политическим оппонентам. Особенный интерес вызвало освещение процесса административного принуждения и применения репрессивно-карательных мер по отношению к рабочим и крестьянам, по лозунгам которых и совершалась Октябрьская революция.

Становление революционной судебной системы раскрыто в монографии В. П. Портнова, М. М. Славина «Становление правосудия Советской России (1917–1922 гг.), которая вышла в Москве в 1990 году. Некоторые сведения о Советской судебной системе мы получили из работы американского ученого Ю. Хаски [14] об адвокатуре в первые годы Советской власти. Информация о высылке за пределы РСФСР большой группы отечественной интеллигенции, среди которой находились активные члены Московского ПКК, почерпнута из монографии В. Д. Тополянского [15], статьи В. А. Волкова и М. В. Куликовой, опубликованной в сборнике „Культурное наследие российской эмиграции“» [16].

Указанное состояние историографии определило задачи первой главы настоящего исследования:

– изучение и анализ причин создания Московского общества помощи политзаключенным;

– этапы его становления и развития;

– исследование механизма правовой защиты политических заключенных, осуществляемой обществом в рассматриваемый период.

История Московского общества помощи политзаключенных базируется на изучении ряда источников, как опубликованных, так и неопубликованных.

Опубликованные источники можно дифференцировать по следующим группам.

Первая группа – это законодательные и нормативные акты. Одним из первых правовых актов, направленных на ограничение свободы слова (нас интересует этот сюжет, так как он связан с правами личности), был Декрет СНК «О печати» [17], заверявший, что «как только новый порядок упрочится, всякие административные воздействия будут прекращены, для нее (прессы – авт.) будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом» [17]. В декрете подчеркивался его временный характер: он будет отменен особым указом «по наступлении нормальных условий общественной жизни» [18]. Однако, как нам известно, прежнее status quo восстановлено не было.

Жесткие методы большевиков были выражены в законах, направленных против давних политических противников – партии кадетов [19].

Постановление СНК «О красном терроре» [20], где говорилось о необходимости террора для сохранения власти большевиками; Положение «О Всероссийской и местных чрезвычайных комиссиях по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности» [21], утвержденное ВЦИК, по которому ВЧК являлась прямым правительственным органом и ей предоставлялись широкие права в отношении расправы с гражданами, дают некоторое представление о том, каким образом большевики в хаосе гражданской войны сохранили в своих руках государственную власть.

По роду своей деятельности ПКК приходилось тесно взаимодействовать с органами госбезопасности и внутренних дел, поэтому мы не могли обойти вниманием законодательные акты, относящиеся к данным структурам: постановление СНК об образовании ВЧК по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем [22] от 7 (20) декабря 1917 г. и другие [23]. Нас интересовало также, что представляла собой система судоустройства и судопроизводства того времени. Декрет о суде № 1 от 11 (24) ноября 1917 г. [24], № 2 от 1918 г. [25], положение о революционных трибуналах [26] периода гражданской войны отразили особенности переходного периода в стране и позволили составить представление о сущности и об изменениях в судебной системе.

Здесь необходимо сделать пояснения. Учитывая, что до 1922 года законодательная база, обеспечивавшая «правоположение обществ и союзов», не была разработана, а фактический опыт работы госструктур с общественными объединениями был к тому времени уже накоплен, мы в нашем исследовании опирались прежде всего на источники, имеющие опосредованное отношение к рассматриваемой теме.

В Конституции РСФСР 1918 года, в статье 19 было записано: «В целях обеспечения за трудящимися действительной свободы союзов Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика, сломив экономическую и политическую власть имущих классов и этим устранив все препятствия, которые до сих пор мешали в буржуазном обществе рабочим и крестьянам пользоваться свободой организации и действия, оказывает рабочим и беднейшим крестьянам всяческое содействие, материальное и иное, для их объединения в организации» [27].

По окончании гражданской войны разрешительный порядок оформления общественных организаций большевики заменили на регистрационный, который оговаривался декретами ВЦИК от 12 июня 1922 г «О порядке созыва съездом и всероссийских совещаний различных союзов и объединений и о регистрации этих организаций» и от 3 августа 1922 г. «О порядке утверждения и регистрации обществ и союзов, не преследующих цели извлечения прибыли и порядке надзора за ними». Дополнением этих декретов стали инструкции от 10 августа 1922 г. «По регистрации обществ, союзов и объединений» и «По выдаче разрешений на созыв съездов и собраний различных организаций, союзов и объединений» [28, ст. 622, 623.].

Эти нормативные акты касаются вопросов деятельности общественных организаций и объединений. Они дают представление о правовых нормах, регулирующих возникновение и деятельность обществ, о том, каким образом государство влияло на все стороны деятельности данного общества.

Тесно связаны с законодательными источниками работы В. И. Ленина и партийные документы. Они позволяют уяснить отношение главы РКП(б) и правительства, членов правящей партии к политическим оппонентам, характеризуют взаимоотношения внутри партии, содержат сведения о функциях и полномочиях государственных органов Записка Ф. Э. Дзержинского с проектом декрета о борьбе с контрреволюционерами и саботажниками [29, с. 156–158], декрет «Социалистическое отечество в опасности!» [29, с. 357–358], документы X съезда PKП(6) [30] были использованы нами в работе.

Третья группа опубликованных источников немногочисленна. Это отдельные публикации и сборники документов. Среди них следует отметить публикацию С. И. Голотика «Первые правозащитные организации Российской Федерации в 20-е годы» в журнале «Отечественная история» [31], посвященную истории Московского общества помощи политзаключенным; тематические подборки документов, опубликованные в историко-публицистическом журнале «Родина» и его приложении «Источник» «возвратившиеся из тюрьмы, отделались легко» (как большевики «фильтровали» флотских офицеров); «Химчистка» по-тамбовски; «Всех их вон из России»; «Столь успешное втирание очков всему свету» и др.), где содержалась информация о потенциальных пользователях услугами ПКК, а также сборник документов по истории вооруженной борьбы крестьянства с политикой продразверстки – «Крестьянское восстание в Тамбовском губернии в 1919–1921 гг. („Антоновщина“): „Документы и материалы“». (Тамбов, 1994).

Кроме упомянутых, нами были использованы продолжающиеся документальные издания, подготовленные документальные издания, подготовленные к печати Институтом мировой литературы им. Горького Российской Академии наук, содержание которых соприкасается с деятельностью ПКК; тт. 9 и 13 «Архива А. М. Горького», вышедшие соответственно в 1966 г. и 1971 г. и содержащие письма А М. Горького к Е. П. Пешковой и к сыну – М. А. Пешкову: одни из серии одноименных сборников – «Горьковские чтения 1964–1965», «Летопись жизни и творчества А. М. Горького». Т. 1; а также материалы печатного органа ИМЛИ – «Литературного наследства», опубликованные в 90-м [32] и 95-м [33] томах этого издания.

Автором исследования привлекались материалы периодической печати 1920-х годов. В качестве исторического источника использовалс] журнал «Власть Советов», за 1918–1922 гг., официальный орган наркомата внутренних дел, а также печатный орган наркомата юстиции – журнал «Пролетарская революция и право» за 1918 г., где публиковались официальные материалы, разъяснения по правовым вопросам, различные статьи на актуальные темы, а также материалы корреспондентов с мест, формой которых «не нужно стесняться» [34].

Особое место среди источников занимают воспоминания людей, так или иначе соприкасавшихся с ПКК – членов и подопечных: Б. К. Зайцева [35], А. Л. Толстой [36], О. Е. Черновой-Колбасиной и др. В работе использованы размышления о судьбе Советской России, изложенные в книге И. З. Штейнберга «Нравственный лик революции», изданной в 1923 году в Берлине, источника, всесторонне раскрывающего деятельность ПКК.

Особенность этих мемуаров состоит в том, что подавляющее большинство из них было опубликовано на Западе. Мы не можем выделить среди них ни одного источника, всесторонне раскрывающего деятельность ПКК. Как правило, они малоинформативны, зачатую содержат только описание событий, происходивших в том время, не раскрывают роли организации, ее структуры и форм деятельности. В нашем распоряжении имеются только фрагментарные воспоминания участников тех событий, к которым имел отношение ПКК. Самая первая публикация была сделана в 1922 году в Берлине. Здесь вышел сборник воспоминаний и статей – «Кремль за решеткой. Подпольная Россия», где от имени анонимного автора рассказывалось о голодовке членов партии эсеров в Бутырской тюрьме в 1919 году и о том, какое участие принял в их судьбе Политический Красный Крест. Воспоминание члена партии эсеров О. Е. Черновой-Колбасиной, связанные с пребыванием в местах заключения, были опубликованы в том же году в Париже [37].

Из свидетельств непосредственных членов ПКК опубликованы только небольшие по объему воспоминания Берты Борисовны Меринг. Под заглавием «Политический Красный Крест в Бутырской тюрьме» они вышли в свет в Нью-йорке в 1989 году [38].

Воспоминания о члене Комитета ПКК М. Л. Винавере, были опубликованы в 1977 году его знакомой С. С. Дубновой-Эрлих (в свое время участвовала в «Бунде», супруга члена Исполкома Петросовета Г. М. Эрлиха) в диссидентском издании «Хроника защиты прав в СССР» [39].

Мемуары П. Н. Малянтовича, одного из учредителей ПКК, опубликованные в сборнике «От первого лица» и в основном касающиеся событий октября 1917 года, тем не менее дают личностную характеристику самому автору и необходимы для «ощущения эпохи». Сборник был издан в Москве в 1990 году. Первое издание мемуаров П. Н. Малянтовича [40] было осуществлено еще в 1956 году в сборнике «Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Воспоминания активных участников революции», подготовленном к печати Институтом истории партии при Ленинградском обкоме КПСС – филиалом Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. Среди активных участников революции П. Н. Малянтович был единственным представителем «по ту сторону баррикад». Его мемуары были опубликованы в качестве приложения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3